Петр любимов сын Юрия любимова

Если короля играет свита, то и мужчину делают окружающие его женщины. Юрий Любимов был и талантлив и харизматичен. Возможно еще и поэтому его всегда окружали яркие и красивые спутницы.

ОЛЬГА КОВАЛЕВА

В конце 40-х годов Юрий Любимов женился на балерине Ольге Евгеньевне Ковалевой. Они вместе выступали в ансамбле НКВД. В 1949 году Ольга Евгеньевна родила Любимову сына Никиту. Но вскоре после рождения ребенка ушла от него к дирижеру Юрию Силантьеву.

— Родители познакомились в ансамбле НКВД, — рассказал нам сын Силантьева Егор. — Вместе с отцом служил и Юрий Петрович Любимов. Моя мама танцевала в этом ансамбле после окончания хореографическое училище Большого театра. После войны ансамбль НКВД расформировали. Любимов служил в театре им.Вахтангова. У них с мамой родился сын Никита — мой старший брат. Так что мама сидела с маленьким ребенком. А Юрий Петрович много снимался, играл на сцене. Он был очень популярным артистом, от поклонниц не было отбоя. Отчего они разошлись, мама не рассказывала. Просто в она взяла Никиту, и уехала с ним в Абхазию. А уже позже она вышла замуж за моего отца.

Кстати, старший сын режиссера Никита Любимов после школы поступил в духовную семинарию. Но не закончил ее. Он стал литератором, написал пьесу, которая в 80-х годах шла в театре на Таганке. Он по-прежнему очень религиозный человек. Много времени проводит в храме, а летом уезжает в деревню под Великими Луками, где у него дом. И живет там с женой и тремя детьми.

СЕСТРЫ ПАШКОВЫ

Еще до появления в жизни Юрия Любимова Людмилы Целиковской и Каталин Кунц, у него был бурный роман с актрисами, которые, как и Любимов, служили в театре Вахтангова. Сестры Пашковы — обе были красавицами, обе популярны, Галина, старшая из сестер, слыла конкуренткой самой Целиковской. Любимов якобы разрывался между Галиной и Ларисой… И по некоторым свидетельствам, был момент, когда они даже жили втроем.

Актеры Лариса Пашкова и Максим Греков в спектакле «Город на заре», 1957 г.Фото: РИА Новости

ФОТО: Кино-Театр.РУ

ЛЮДМИЛА ЦЕЛИКОВСКАЯ

С Целиковской Любимов познакомился в театральном училище имени Щукина. Она училась тогда на первом курсе, Любимов — на четвертом. Вместе они работали в Театре имени Вахтангова, в 1945 году снялись в фильме «Беспокойное хозяйство». А в начале 60-х стали жить в гражданском браке. Вместе они были более 15 лет. И расстались после того, как Любимов закрутил роман с венгерской переводчицей Каталин.

Фото: РИА Новости

В отличие от Каталин, предыдущая жена Юрия Любимова – блистательная красавица, кумир миллионов актриса Людмила Целиковская не считала Любимова гением. Она безусловно признавала его талант, но и понимала, что созданию театра на Таганке, его успеху, выбору репертуара, в значительной степени режиссер обязан именно ей.

Юрий Любимов у себя дома в 1957 г. Тогда ещё — актёр Театра им. Вахтангова.Фото: РИА Новости

Несмотря на кинообраз эдакой «попрыгуньи», очаровательной, но недалекой девушки, в жизни Людмила Васильевна была очень образованной женщиной. Много читала, прекрасно знала зарубежную литературу, у нее был хороший вкус, кроме того, она была известна на всю страну. Ее популярность служила «ключом-вездеходом» в самые высоки кабинеты. Как говорят, именно она познакомила Любимова с «правильным» кругом людей, советовала, какие книжки читать, находила для театра пьесы. Она руководила его интеллектуальным штабом. А он был гением коллективного разума, в совет театра на Таганке пригласил Бориса Можаева, Федора Абрамов, Андрея Вознесенского, академика Петра Капицу…

— Людмила Васильевна сочинила поэтическое представление «Товарищ, верь», поставленное на Таганке, — рассказал нам один из создателей театра его директор Николая Дупак. — Целиковская помогла Любимову стать Любимовым. Она знала, кому нужно позвонить в случае, когда над театром сгущались тучи. Чиновники реагировали на ее имя, когда им говорили, что «Людмила Целиковская очень просила помочь Юрию Любимову…»

ЕЛЕНА КОРНИЛОВА

Актрису театра на Таганке с Любимовым связывали долгие годы не только рабочих отношений.

— Наш роман с Юрием Петровичем длился 13 лет, — рассказывает Елена Корнилова. — Конечно, в основном у меня к нему была платоническая любовь, как к Учителю. Но Юрий Петрович был невероятный красавец, когда он выходил на сцену все актрисы театра попадали под магию его обаяния. Между мной и им как будто бы электрический разряд проходил. Это были 13 лет счастья и страданья одновременно. Он был несвободен, Я прекрасно знала его жену Людмилу Целиковскую. И очень виню себя за грехи молодости, не надо было обижать Людмилу Васильевну. Но я не могла противиться обаянию Любимова. Да и никто бы не смог. В театре была такая творческая атмосфера, что актеры пропадали там с утра и до ночи. Все сходили по Любимову с ума.

Мне кажется, Юрий Петрович был очень зависим от окружавших его волевых женщин. Ему не нужна была жена милая, а нужна была женщина с твердым характером. Целиковская была резковата, у нее был большой авторитет и талант. У Каталин тоже жесткий, боевой характер. Если бы не Каталин, наверное, Любимов не прожил бы такую долгую жизнь. Правда без нее эта жизнь могла быть духовно богаче. Возможно, я к Каталин необъективна, считаю, что она привила нелюбовь Любимова к актерам. С нее начались все беды и раздел театра.

КАТАЛИН КУНЦ

Любимов познакомился с венгерской журналисткой и переводчицей Каталин Кунц в 1976 году, когда театр на Таганке приехал в Венгрию на гастроли. Затем Каталин приехала в Москву как собственный корреспондент венгерского журнала «Фильм, театр и музыка». В 1978 году Любимов — ему тогда было 61 год — и 32-летняя Каталин поженились, а через год у них родился сын Пётр (сейчас ему 35 лет). Каталин не так давно вспоминала, что когда была беременна, она слушала фуги Баха и смотрела старые фильмы с участием высокого и стройного красавца Юрия Любимова. И в этой мело-кинематографичной атмосфере она мечтала, чтобы родился сын, похожий на ее необыкновенного мужа…

Многие обвиняли жену режиссера Каталин в том, что она установила в театре на Таганке диктатуру, сеяла раздор между актерами и Любимовым, явилась причиной скандалов и раскола в труппе. Но это одна точка зрения. Существует и другая. В разговоре со мной актер Таганки Иван Бортник сказал: «И что все накинулись на Катю? Она прекрасная жена. Если бы не Катя, Любимов бы не дожил до таких лет. Катя совершила подвиг».

Каталин Кунц в рабочем кабинете ЛюбимоваФото: РИА Новости

В этих словах есть правда. Лично я помню такой эпизод. Полтора года назад в Большом театре устроили открытую репетицию оперы «Князь Игорь» в постановке Любимова. Юрий Петрович вышел на сцену, как король: ухоженный, несмотря на свой солидный возраст, стильно одетый, с элегантной тросточкой в руках. Его цветущий вид совсем не вязался с тем обстоятельством, что за несколько месяцев до этой встречи Любимов впал в кому. Его жена Каталин наравне с врачами смогла вывести его из почти безнадежной ситуации. На протяжении почти сорока лет она всегда была рядом. Вот и на той репетиции стояла у Любимова за спиной. Она попросила журналистов близко не подходить к Юрию Петровичу и вообще на него… не дышать в прямом смысле слова. Говорили, что причиной его болезни был грипп. Поэтому надо было оберегать Любимова от микробов и вирусов. Во время короткого интервью она несколько раз протирала антисептиком микрофон и руки Любимову. И когда заметила в глазах мужа усталость, сразу оборвала ненасытных журналистов.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Многие обвиняют Каталин в резкости, в чрезмерном вмешательстве в дела мужа. Но с другой стороны, так защищать его, беречь его силы, здоровье, отсекать ненужные по ее мнению контакты может только очень любящая женщина. Каталин — жесткий человек, ее в театре боялись. Она гоняла и увольняла актеров, нередко называла их обидным словом «быдло». Но, как признают старожилы Таганки, такого порядка и дисциплины, как при ней, в театре никогда не было. Она лично ходила по фойе и гримеркам и платком протирала углы и стены – нет ли пыли. В театре была идеальная чистота, повсюду цветы, какие-то невероятные люстры, ковры — все было очень красиво, но… не вписывалось в эстетику «театра улиц».

Брак Любимова с Каталин был похож на идеальный союз, точно выстроенную жизненную программу, когда жена создает все условия для работы и успеха мужа, печется о его здоровье, продлевает ему жизнь. А он является не только кумиром и Гением, но и кормильцем.

ИНТЕРВЬЮ

Юрий Любимов в последнем интервью: «Я радуюсь. Проснулся — уже хорошо»

Первый канал в память о Юрии Любимове поменял сетку вещания, чтобы показать проект Константина Эрнста «Неоконченное интервью». Беседа руководителя телеканала и худрука Театра на Таганке, действительно, должна была быть больше, полнее. Но, из-за болезни Юрия Петровича состоялось всего две встречи. Тем не менее, на ней Любимов рассказал Эрнсту уникальные факты о своем детстве, о военной и послевоенной поре, о политических деятелях, с которыми ему приходилось общаться в то время и о сложностях, которые приходилось преодолевать российскому театру. Мы приводим фрагменты этой беседы

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ФОТОГАЛЕРЕЮ «В Москве простились с Юрием Любимовым»

Уроки жизни Юрия Любимова: Талант — как шарм у женщины, его не купишь

Основатель Театра на Таганке ушел из жизни на 98-м году жизни. «КП» собрала выдержки из его интервью разных лет

Нужно свое дело делать и иногда проявлять толерантность. Это не лучшее свойство, но мир так устроен, что надо уметь маневрировать, дабы избежать удара кулака. Но если уж бьют — надо отвечать (

ВОСПОМИНАНИЯ АКТЕРОВ ТАГАНКИ

Виктор Шуляковский: Для Любимова работа была – все. Он умер, когда перестал ставить спектакли

Как отозвалась эта утрата в сердцах тех, кто многие годы работал, создавал, творил под началом мастера, актеры Театра на Таганке рассказали в эфире радио «Комсомольская правда».

— Чистопородный гений театральный. Конечно, характер у него был трудный, тут ничего нельзя сказать. Но он был творческий человек. Для него работа – всё. Видите, почему он тяжело заболел и умер именно тогда, когда он перестал постоянно трудиться

Юрий Любимов — биография, информация, личная жизнь

Юрий Любимов

Юрий Петрович Любимов. Родился 30 сентября 1917 года в Ярославле — умер 5 октября 2014 года в Москве. Советский и российский театральный режиссёр, актёр и педагог. Народный артист Российской Федерации (1992).

Юрий Любимов родился 17 (30 по новому стилю) сентября 1917 года в Ярославле.

Отец — Любимов Пётр Захарович, окончил реальное коммерческое училище, был купцом, имел магазин в Охотном ряду в Москве. При советской власти был поражен в правах.

Мать — учительница младших классов.

Старший брат — Давид.

Дед по матери был цыганом. «Меня однажды привели в театр «Ромэн». И вот когда они начали свои дела — я весь заходился!», — вспоминал Любимов.

В 1922 году семья переехала в Москву. В 1924 году Юрий Любимов был на похоронах Ленина. Ребёнком видел самого Станиславского в роли Фамусова во МХАТе, в спектакле «Горе от ума». Когда он был еще маленьким родителей арестовали.

В 1934 году был принят в студию при МХАТе 2-м, на сцене которого в 1935 году сыграл свою первую роль в спектакле «Мольба о жизни».

В 1936 году МХАТ 2-й был закрыт, и Любимов перевёлся в Театральное училище имени Б. В. Щукина при Театре им. Вахтангова, которое окончил в 1939 году.

Участвовал в Советско-финской войне. В период с 1941 по 1945 год в составе Ансамбля песни и пляски НКВД выступал непосредственно на линии фронта. Имел награды: Медаль «За оборону Ленинграда» (1943 год), Медаль «За оборону Москвы» (1944 год), Медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945 год), Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1946 год), Медаль «В память 800-летия Москвы» (1947 год).

В 1946 году Любимов был принят в труппу Театра им. Вахтангова. Здесь же в 1959 году он дебютировал как режиссёр, поставив пьесу А. Галича «Много ли человеку надо». С 1953 года преподавал в училище имени Щукина.

Юрий Любимов в молодости

В 1952 году ему была присуждена Сталинская премия второй степени за роль Тятина в спектакле «Егор Булычов и другие» М. Горького (Государственный академический театр имени Е. Вахтангова).

В 1954 получил звание Заслуженный артист РСФСР.

В 1963 году силами студентов курса А. А. Орочко поставил спектакль «Добрый человек из Сезуана» по пьесе Бертольта Брехта «Добрый человек из Сычуани», исполнители которого в 1964 году составили ядро труппы Театра на Таганке.

Бескомпромиссные постановки Любимова получили большую известность не только в СССР, но и во всём мире, а его театр назвали «островом свободы в несвободной стране».

Спектакль по роману Достоевского «Преступление и наказание», показанный в 1983 в Лондоне, был удостоен премии Evening Standard.

Во время спектаклей режиссёр часто сидел в зале и, манипулируя включённым трёхцветным фонариком в руках, делал подсказки актёрам и поддерживал динамику их игры.

Как режиссёр Любимов много работал и в оперном театре. Первой постановкой стала опера итальянского авангардиста Луиджи Ноно «Под жарким солнцем любви» в «Ла Скала» в 1975 году. Также поставил оперы «Дон Жуан» В. А. Моцарта, «Саламбо» М. Мусоргского, «Енуфа» Л. Яначека, «Леди Макбет Мценского уезда» Д. Шостаковича, «Пиковая дама» П. Чайковского (в редакции Альфреда Шнитке), «Любовь к трём апельсинам» С. Прокофьева, «Набукко» Д. Верди и др.

Эмиграция Юрия Любимова

В 1980-е годы, после смерти Владимира Высоцкого, обстановка вокруг театра накалилась. Власти запретили спектакль, посвящённый памяти артиста. Были запрещены также следующая постановка Юрия Любимова — пушкинский «Борис Годунов» (1982 год), репетиции булгаковского «Театрального романа» (1983 год).

Несмотря на свои заслуги, в 1984 году Юрий Петрович Любимов был лишён гражданства СССР. Это произошло после публикации в газете «Times» в 1984 году интервью Любимова Брайану Эпплъярду (Bryan Appleyard), в котором режиссёр высказывал свою критическую позицию по поводу культурной политики в СССР.

В момент лишения гражданства Любимов находился в Лондоне. Решение было принято заочно, оформлено в виде Указа Президиума Верховного Совета СССР, за подписью Черненко. Так его «предательски, за спиной, освободили от должности художественного руководителя», а после этого лишили советского гражданства. Имя Любимова было снято со всех афиш и программ Театра на Таганке, и даже упоминание о нём было поставлено под запрет. Вместо него художественным руководителем Театра на Таганке был назначен Анатолий Эфрос.

В своих записках к сыну Юрий Любимов писал: «1984 г., 16 июля. В этот день, Петя, стал я человеком без гражданства. Пришла итальянская полиция. Сообщила, что звонил советский консул Турина, настойчиво просил позвонить. Сухо, твёрдо довёл до моего сведения Указ о лишении гражданства СССР. Потребовал встречи и сдачи паспорта. Оставлю как сувенир, а потом посмотрим, что будет через год-два. Спросил, кем же вы меня сделали: грузином, таджиком, французом. Я как был русским, так и остался. Совсем распоясались после смерти Андропова. «В России нет Закона, есть столб, а на столбе корона. А. С. Пушкин». Вот и закончилась двадцатилетняя борьба с обалдевшим советским правительством».

После лишения гражданства он работал в Израиле, США, Англии, Скандинавии, Франции, Италии, Германии. Ставил как драматические, так и оперные спектакли. В том числе, в Ковент-Гардене, Ла Скала и Гранд-опера. Рядом с режиссёром была его жена Каталин Любимова (Кунц), венгерская журналистка и переводчица, и их общий сын Петя. Каталин моложе Ю. П. Любимова на тридцать лет, и их знакомство — случайность. И несмотря на предыдущие романы, сам Любимов предпочитает говорить только об одной женщине в своей жизни — о Каталин (Кате).

Запад с радостью принял Ю. Любимова — Израиль предоставил ему своё гражданство, ему доступны знаменитые и лучшие театральные сцены, его постановки пользуются большим успехом.

«Мы облагодетельствованы его изгнанием!» — заявил Запад в ответ на изгнание Любимова. В вынужденной эмиграции режиссёр провёл долгих семь лет. «Как бродяга мотался по Европе», — скажет он позже. Но и Европа, и США, и Япония были в восторге от решения советских властей: его спектакль «Преступление и наказание» в Австрии, Англии, США и Италии был удостоен высших театральных премий, по приглашению Ингмара Бергмана в Стокгольмском Королевском драматическом театре он поставил «Пир во время чумы» и «Мастера и Маргариту», а «Бесы» очень долго и успешно гастролировали по всему миру.

Причиной опалы была гражданская позиция Любимова, которой тот не скрывал, но поводом последующего изгнания, судя по всему, стала роль Любимова в организации похорон Владимира Высоцкого. В дни Летней Олимпиады 1980 года Москва была закрытым городом, и власти старались тихо и незаметно похоронить артиста: «Видимо, их мышление было таково, что как такого типа провозить мимо Кремля на Ваганьковское кладбище. Поэтому они — раз, и в туннель юркнули. Стали выламывать его портрет, который выходит на втором этаже, поливочные машины стали смывать цветы, которые люди берегли зонтиками, потому что была страшная жара… И вот эта толпа огромная, которая вела себя просто идеально, начала кричать на всю площадь: «Фашисты! Фашисты!». Этот кадр обошёл весь мир, и это, конечно, они затаили. Как бы я был виновник, а потом моя жизнь, конечно, стала совсем невыносимой».

Любимов многое сделал для становления творческой личности Высоцкого. В своей книге «Владимир, или Прерванный полёт» Марина Влади пишет: «Твои отношения с Любимовым углубляются из года в год. Он становится тебе немного отцом, которого у тебя никогда по-настоящему не было. Ты восхищаешься им и побаиваешься его. Он любит тебя, как талантливого сына, с которым, правда, хлопот не оберёшься. Вы дополняете друг друга в работе, и смотреть репетиции становится для меня настоящим наслаждением».

Высоцкий Любимову посвятил несколько песен, в том числе — «Ещё не вечер», «Як — истребитель» и «Юрию Петровичу Любимову с любовью в 60 его лет от Владимира Высоцкого», с известным рефреном: Скажи ещё спасибо, что живой.

Возвращение Юрия Любимова

В мае 1988 года Любимов приехал в Москву, его встретили как победителя.

23 мая 1989 года ему вернули советское гражданство, а его имя вновь появилось на афишах Таганки в качестве художественного руководителя. Им были восстановлены запрещённые ранее спектакли «Борис Годунов», «Владимир Высоцкий», «Живой».

Однако когда режиссёр решил вернуться навсегда, к нему вдруг охладели, и началось предъявление счётов. В театре на Таганке вспыхнул острый конфликт, и последовал раскол, в результате чего отделилась часть труппы под руководством Николая Губенко. Впоследствии они образовали новый театр — «Содружество актёров Таганки», и разместились в новом здании Театра на Таганке. Любимов вместе с оставшимися актёрами и сотрудниками театра создал новую команду Театра на Таганке и продолжил работу в старом здании на Земляном Валу.

В 1992 году Любимов удостоен звания народного артиста Российской Федерации.

Любимов — сторонник контрактной системы и жёсткой дисциплины в театре. По его убеждению, качество хорошего режиссёра — беречь талантливых актёров, применять к ним индивидуальный подход; а актёр должен либо выполнять требования режиссёра, либо уходить, не нарушая дисциплину в театре.

7 декабря 2010 года, на вручении премии «Звезда Театрала», Любимов впервые объявил о своём желании уйти в отставку с поста художественного руководителя Театра на Таганке. Своё решение он объяснил конфликтом с Департаментом культуры Москвы.

В июне 2011 года на гастролях в Чехии актёры театра прилюдно потребовали от Любимова отдать им гонорар за сыгранный спектакль. Желание актёров обидело режиссёра и побудило его подать заявление об отставке.

6 июля 2011 года Департамент культуры Москвы сообщил об освобождении Любимова от должности художественного руководителя и директора Театра на Таганке по собственному желанию. Главный режиссёр покинул Театр на Таганке 16 июля, не попрощавшись с актёрами. За ним последовали два актёра театра: Дмитрий Межевич и Алла Смирдан, а также несколько административных работников.

После этого Любимов сообщил о своих творческих планах: поставить оперу «Кармен» и спектакль «Бесы».

В 2012 году 94-летний Любимов в театре им. Вахтангова представил 4-часовую эпическую постановку «Бесов» Фёдора Достоевского, которая, по мнению критиков, в его полувековой режиссёрской карьере открыла новую страницу.

Смерть Юрия Любимова

23 октября 2012 года стало известно, что Любимов находится в московской городской клинической больнице № 23 с сердечным приступом. За медицинской помощью он обратился ещё 12 октября. Тогда он жаловался на одышку, недомогание и боли в сердце.

Несмотря на проведённый курс интенсивной терапии, 30 октября режиссёр впал в кому. Вечером 31 октября режиссёр вышел из комы и 26 ноября выписался из больницы после полутора месяцев лечения.

На декабрь 2012 года была запланирована премьера оперы Александра Бородина «Князь Игорь» в Большом театре в постановке Любимова, однако из-за болезни режиссёра дата премьеры была перенесена на июнь 2013 года.

Премьера оперы «Князь Игорь» в постановке Любимова на исторической сцене Большого театра состоялась 8 июня 2013 года. Билеты на все представления были проданы задолго до премьеры, интерес был великий, а зал аплодировал стоя. Как отмечали критики, «виден стиль Любимова: лаконичный, чёткий»: постановка значительно отличается от прежних версий (её назвали «Любимовским князем Игорем»), сокращена на 1,5 часа и совпадает с видением самого Бородина.

С середины июня 2013 года режиссёр отдыхал, проходил восстановительный курс, давал мастер-классы и готовился к новому оперному проекту в Италии, близ Болоньи, где и отметил своё 96-летие.

20 мая 2014 года в театре «Новая опера» состоялась премьера оперы-буфф «Школа жён» по комедии Мольера в постановке Любимова (музыка Владимира Мартынова).

2 октября 2014 года режиссёр был срочно госпитализирован в Городскую клиническую больницу им. С. П. Боткина в тяжёлом состоянии с диагнозом «сердечная недостаточность».

Юрий Петрович Любимов скончался 5 октября 2014 года в 11:40, во сне, на 98-м году жизни.

8 октября 2014 года в театре им. Е. Вахтангова прошла церемония прощания с режиссёром. Похоронен Юрий Любимов на Донском кладбище.

Юрий Любимов (документальный фильм)

Рост Юрия Любимова: 170 сантиметров.

Личная жизнь Юрия Любимова:

Первый раз женился в студенческие годы на своей однокурснице. Но брак быстро распался.

Вторая жена — Ольга Евгеньевна Ковалева, балерина. Они вместе выступали в ансамбле НКВД. В браке родился сын Никита. После нескольких лет совместной жизни Ольга забрала сына и ушла от Любимова к его другу — известному советскому дирижеру Юрию Силантьеву (в свое время они вместе работали в ансамбле НКВД).

Старший сын режиссера Никита Любимов после школы поступил в духовную семинарию, но не закончил ее. Стал литератором, написал пьесу, которая в 1980-х годах шла в театре на Таганке. Очень религиозный человек. Имеет дом в деревне под Великими Луками. Женат. Трое детей.

Юрий Любимов со второй женой Ольгой

У Юрия Любимова был бурный роман с актрисами Галиной и Ларисой Пашковыми, которые вместе с ним служили в театре Вахтангова. Ходили слухи, что они якобы жили втроем.

В течение 1959-1975 годов состоял в фактическом браке с актрисой Людмилой Целиковской. Они вместе играли на сцене Вахтанговского театра, в 1945 году снялись в фильме «Беспокойное хозяйство». В начале 1960-х стали жить в гражданском браке. Вместе были более 15 лет.

Людмила Целиковская не считала Любимова гением, хотя и признавала его талант. В то же время она была уверена (и не без оснований), что созданию театра на Таганке и его успеху режиссер в значительной степени обязан именно ей.

Юрий Любимов и Людмила Целиковская

Будучи в гражданском браке с Целиковской, Любимов имел романы с другими женщинами. Так, он состоял в отношениях с Еленой Корниловой. Сама она позже рассказывала: «Наш роман с Юрием Петровичем длился 13 лет. Конечно, в основном у меня к нему была платоническая любовь, как к Учителю. Но Юрий Петрович был невероятный красавец, когда он выходил на сцену все актрисы театра попадали под магию его обаяния. Между мной и им как будто бы электрический разряд проходил. Это были 13 лет счастья и страданья одновременно. Он был несвободен, Я прекрасно знала его жену Людмилу Целиковскую. И очень виню себя за грехи молодости, не надо было обижать Людмилу Васильевну. Но я не могла противиться обаянию Любимова. Да и никто бы не смог. В театре была такая творческая атмосфера, что актеры пропадали там с утра и до ночи. Все сходили по Любимову с ума».

В 1978 году женой Любимова стала Каталин (Катарин) Кунц (1946 г.р.), венгерская журналистка и переводчица. Они познакомились в 1976 году, когда театр на Таганке приехал в Венгрию на гастроли. Затем Каталин приехала в Москву как собственный корреспондент венгерского журнала «Фильм, театр и музыка». Поженились в Венгрии в 1978 году. Вместе прожили более тридцати лет.

В 62 года Юрий Петрович стал отцом — 25 сентября 1979 года в Будапеште родился их сын Пётр.

Многие обвиняли Каталин в том, что она установила в театре на Таганке диктатуру, сеяла раздор между актерами и Любимовым, была причиной скандалов и раскола в труппе.

Юрий Любимов и Каталин Кунц

Фильмография Юрия Любимова:

1941 — Цветные киноновеллы — Принц (новелла «Свинопас»);
1945 — Поединок — Сотрудник внешнего наблюдения госбезопасности у гостиницы «Москва»;
1945 — Дни и ночи — Миша Масленников;
1946 — Беспокойное хозяйство — Французский лётчик Лярошель;
1946 — Голубые дороги — Веткун;
1947 — Робинзон Крузо — Пятница;
1948 — Мичурин — Переводчик;
1948 — Мальчик с окраины — Костя;
1948 — Три встречи — Рудников;
1949 — Кубанские казаки — Андрей;
1951 — Белинский — Фролов;
1951 — Прощай, Америка! — Блейк (корреспондент);
1952 — Композитор Глинка — Даргомыжский;
1956 — На подмостках сцены — Граф Зефиров;
1958 — Город зажигает огни — Алексей Иванович Бойков, фронтовик-капитан, декан факультета института;
1958 — Человек с планеты Земля — Пётр Петрович Бабурин;
1963 — Каин XVIII — Премьер-министр;
1970 — Хуторок в степи — Пётр Петрович Бачей

Телеспектакли Юрия Любимова:

1955 — «Много шума из ничего» У. Шекспира — Бенедикт;
1973 — «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» по М. Булгакову; режиссёр А. Эфрос — Мольер и Сганарель

Театральные роли Юрия Любимова:

МХАТ 2-й:

1935 — «Мольба о жизни» Ж. Деваль (реж. И. Берсенев) — Мальчик у Парикмахера (студенческая работа)

Государственный академический театр имени Е. Вахтангова:

Берлинская академия искусств:

1995 — «Горе от ума» А. Грибоедова (театральный проект А. Шипенко, реж. А. Шмидт) — Фамусов

Театр на Таганке:

1998 — «Шарашка» по роману А. Солженицына «В круге первом»; режиссёр Ю. Любимов — Сталин, Автор

Режиссерские театральные работы Юрия Любимова:

Государственный академический театр имени Е. Вахтангова:

1959 — «Много ли человеку надо» А. Галича;
2012 — «Бесы» по Ф. М. Достоевскому

Театр на Таганке:

Театр «Ла Скала»:

Штатсопер, Бонн, Германия:

1987 — «Евгений Онегин» П. Чайковского;
1993 — «Енуфа» Л. Яначека;
1996 — «Пиковая дама» П. Чайковского;
1997 — «Набукко» Дж. Верди

Другие театры:

последнее обновление информации: 17.03.2020

Юрий Любимов и Каталин Кунц: гениальный отец «Таганки» и «злой гений», подаривший ему почти 40 лет счастья


Юрий Любимов и Каталин Кунц. / Фото: www.rtr-vesti.ru

Юрий Любимов был женат четыре раза, при этом отличался частой сменой привязанностей и симпатий. Однако с 1976 года и до конца его дней рядом с ним была венгерская журналистка Каталин Кунц. Ее обвиняли в чрезмерном влиянии на супруга, в попытках рассорить режиссера с актерами театра на Таганке, скандальности и неуживчивости. Но при этом никто не сомневался в том, что для Юрия Любимова она стала идеальной супругой, благодаря которой он дожил до весьма преклонных лет.

Внезапная любовь


Юрий Любимов. / Фото: www.movieassets.com

Первая их встреча произошла в 1976 году в Будапеште, куда театр на Таганке вместе с режиссером приехал на гастроли с двумя своими лучшими спектаклями: «Десять дней, которые потрясли мир» и «Гамлет» с Высоцким в главной роли.

Каталин Кунц. / Фото: www.kpcdn.net

Каталин, как сотрудница Общества советско-венгерской дружбы, везде сопровождала знаменитого режиссера в качестве переводчика и личного помощника. По ее воспоминаниям, страсть их накрыла с первой же минуты знакомства. Невероятное мужское обаяние Любимова просто потрясло Каталин. Но она была замужем, а он – женат. И они оба были настолько загружены работой, что время у них было только на обмен пылкими взглядами, да редкие встречи вне чужих глаз.

Юрий Любимов. / Фото: www.inserprud.ru

Режиссер бывал в гостях у девушки, в которую тоже влюбился почти мгновенно. Во время ужина рядом был муж, который все понимал, но надеялся, что с отъездом Любимова у супруги все пройдет. Нужно лишь пережить это, как простуду. Не прошло.
После отъезда Любимова Каталин стала ждать его звонков, замирая у телефона. Каждая новая встреча была, как удар молнии. Им обоим пришлось осознать тот факт, что они теперь не в состоянии жить друг без друга.

Неприветливая Москва


В театре на Таганке, в кабинете Юрия Петровича Любимова. Слева направо: Николай Дупак, Каталин Любимова-Кунц, Владимир Высоцкий, Юрий Любимов и Борис Можаев. / Фото: www.bookz.ru

Она приехала в Москву в 1978 году в качестве корреспондента журнала «Фильм, театр, музыка». Нельзя сказать, что столица приняла ее с распростертыми объятиями. Ей звонили, угрожали, требовали оставить Любимова в покое и вообще убраться из города. Но любовь придавала Каталин сил, а Любимову – вдохновения. Они расписались в 1978 году в Будапеште, через год у них родился сын Петр.

Юрий Любимов и Каталин Кунц с сыном. / Фото: www.liveinternet.ru

Бытовало мнение, что Каталин стала невольной причиной изгнания Юрия Любимова из страны и лишения его гражданства. Однако все началось тогда, когда Любимов поднял шум вокруг смерти Владимира Высоцкого. Это по его настоянию похороны народного любимца прошли со всеми приличествующими почестями. А потом запретили постановку Любимова в память о Высоцком, за ней были запрещены «Борис Годунов» и «Театральные танцы» по Булгакову.

Юрий Любимов и Каталин Кунц с сыном. / Фото: www.mk.ru

В то время его постоянно вызывали на проработку в ЦК, в Министерство культуры. И каждый раз она терпеливо ждала его под подъездами учреждений. В машине с врачом, потому что состояние его после подобных посещений было удручающим.
Поводом же стало интервью режиссера лондонской «Таймс». Из вполне невинных ответов раздули дело до антисоветской пропаганды, и фактически запретили въезд на Родину.

Неукротимая Катерина


С Петром и Анной Капица Юрий и его жена Каталин (крайняя слева) познакомились на премьере «Доброго человека из Сезуана». / Фото: из личного архива Юрия Любимова

Он часто называл ее неукротимой Катериной. Каталин действительно производила впечатление урагана в своем стремлении облегчить жизнь супруга и избавить его от людей, которые, как она считала, вредят ему и плохо влияют на состояние его здоровья.

Юрий Любимов и Каталин Кунц. / Фото: www.24smi.org

Они много колесили по миру, и везде она пыталась создать ему комфортные условия для жизни и творчества. Приезжая в новую страну, она бросалась на поиски таких же вещей, которые были в их предыдущем жилище. Ей казалось, что она создает хотя бы видимость постоянства, которым и не пахло в жизни.

Юрий Любимов с сыном. / Фото: www.itogi.ru

Она считала своим долгом обеспечить своему гениальному супругу надежный тыл. Иногда выдержка и хладнокровие отказывали ей. Взрывная и очень ревнивая по натуре, она с трудом выносила постоянное присутствие красивых женщин в окружении режиссера. Они всегда появлялись с ним рядом, в надежде получить роль или завоевать сердце кумира. Бывало, она просто не обращала на них внимания, а бывало, просила импресарио избавить Любимова и себя от присутствия некоторых, особенно надоедливых особ.

Возвращение


Юрий Любимов и Каталин Кунц. / Фото: www.ria.ru

Они поселились в Иерусалиме, куда Юрия Любимова пригласили в качестве режиссера театра «Габима». Их обоих просто обезоружил теплый прием, который оказали им в Израиле. О режиссере и его семье трогательно заботились, стараясь создать необходимые условия для работы. А затем его стали звать в Россию. Разве мог он не поехать на родину? А потом он остался в Москве, в надежде на то, что его талант и опыт помогут восстановить былую славу театра на Таганке. Правда, условий для этого специально никто не создавал, и Каталин стала метаться между мужем и 8-летний сыном, который оставался за рубежом.


Юрий Любимов и Каталин Кунц. / Фото: www.masterphoto.ru

Когда она прилетела в Москву на 80-летие супруга, то была шокирована тем, в каких условиях ему приходится работать, была поражена отсутствием возле него действительно преданных людей. Позже она приняла решение приехать в Москву и помогать ему. Ее обвиняли и называли злым гением, а она просто трудилась без усталости и пощады к самой себе. И хотела, чтобы все остальные трудились с такой же самоотдачей. Если она не получала того, что хотела, то делала все, чтоб избавиться от необязательных и ненадежных людей.

Юрий Любимов и Каталин Кунц. / Фото: www.upmonitor.ru

Она до последнего дня была рядом с мужем. А на вопрос, откуда у нее столько сил, чтобы справляться со всеми трудностями, отвечала, что она просто очень любит своего мужа.
Он скончался 5 октября 2014 года. Его вдова с момента смерти супруга возглавляет Фонд развития театрального искусства Ю.П. Любимова.


Гениальность режиссера Юрия Любимова стала основой его мужского обаяния. Марина Зудина тоже когда-то оказалась под влиянием необыкновенного таланта Олега Табакова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Немного о жизни Юрия Петровича Любимова

Юрий Петрович Любимов родился 30 сентября 1917 года в Ярославле. Как он сам скажет позднее, «за несколько дней до революции все-таки я успел проскочить» (Юрий Любимов. Рассказы старого трепача. М., Новости, 2001. Далее: «Рассказы…». С. 87).

Дед по отцовской линии, Захар Петрович Любимов, был из крепостных крестьян. Получив свободу в 1861 году, он создал крепкое хозяйство в деревне Абрамово под Ярославлем. Там же, в Абрамове, содержал маслодельный завод. Захар Петрович был набожным человеком, служил старостой в деревенской церкви и пользовался большим уважением у земляков. Любимов вспоминал: «У него был великолепный сад, его руками сделанный. Дом стоял — хороший сруб в два этажа, крытая железом крыша, хорошо прокрашенная. Мы любили по ней бегать, а дед гонял. … Дед оставался главой семьи. Все садились за стол, и только с разрешения деда, после молитвы, все начинали есть. И отец деда всегда называл на “вы”, так же, как я отца всю жизнь: “папа, вы”… Дед носил окладистую бороду, имел иконописное лицо и мне всегда напоминал Николая Чудотворца» («Рассказы…» С.87).

Когда Захару Петровичу было 86 лет, а его жене Агафье Никифоровне – 84, их обоих выгнали из дома как «кулаков» и «лишенцев» (т.е. лишенных избирательных прав), конфисковали все имущество. Юрий Петрович вспоминал: «Я хорошо помню трагическую участь деда, как его глубоким стариком выгнали из дома, и он ничего не понял, он думал, что это просто хулиганье, бандиты пришли его грабить. Он был сильный старик, стал их прогонять из своего дома, взял коромысло, ему было восемьдесят шесть лет. Они его выкинули на снег, и с ним был инсульт. С трудом его все-таки родственники отходили, посадили в поезд, и он приехал с бабушкой в Москву. Отец в это время сидел, и встречал деда на вокзале я, мальчишкой совсем. Сколько мне было? Лет 11 — коллективизация начиналась, 29-й — 28-й годы — 10–11 лет. И я помогал носить вещи деду, он плохо ходил после удара, рука не работала, и я до сих пор помню, как за то, что я ему помог перетаскать на третий этаж все их нехитрые пожитки, он дал мне большой серебряный рубль. Я был удивлен и пролепетал: “Что вы, дедушка!” Дед наставительно произнес: “За всякий труд надо платить. Вот они не платят, и ничего у них не получится. Запомни, внучек”» («Рассказы…» С.86).

В Москве Захар Петрович прожил недолго. Его большой, добротный дом, тот самый, по крыше которого мальчишкой бегал Юрий Петрович, впоследствии перевезли из Абрамова в город Данилов, где он стоит по сей день.

«Мой другой дед — по линии матери, — вспоминал Юрий Петрович, — был чистый цыган, но оседлый. Он очень любил лошадей и на выезд держал двух лошадей всегда. Просто из любви к лошадям, хотя не был богат» («Рассказы…» С.91). Семья жила в Рыбинске. Будущая мать Юрия Петровича Анна Александровна Бородашкина (ок. 1890 г.р.) вышла замуж за Петра Захаровича Любимова (род. 15.02.1891 г.), одного из сыновей Захара Петровича.


Петр Захарович окончил коммерческое училище и стал купцом. Его отец, Захар Петрович был недоволен браком сына из-за цыганского происхождения невестки. У Анны Александровны и Петра Захаровича родилось четверо детей: Ирина (умерла в раннем детстве), Давид, Наталья и Юрий.

В 1922 году семья Любимовых переехала в Москву. Отец Любимова держал магазин в Охотном ряду. Юрий Петрович писал: «Папа работал в какой-то шотландской компании, которая торговала рыбой. Рыба, икра, сельдь. Потом у папы в Охотном ряду был магазин. С купцом Головкиным. Соления: огурцы, грибы, сельдь — все мочености: яблоки моченые, арбузы, всевозможные капусты — магазин солений…. Очень чисто все. Это где сейчас гостиница “Москва”. … Это сперва был магазин их вместе: “Головкин и Любимов”. … Я помню, что у отца были большие склады, огромные бочки-дошники, где солили капусту, и как сидели эти бабы, а мы ребятишки все туда бегали есть кочерыжки. Когда капусты разгар, засаливали на всю зиму эти огромные кадки» («Рассказы…» С. 94 – 95).

Мать Юрия Петровича работала учительницей младших классов. На будущего актера и режиссера она оказывала большое влияние: приучала его к книгам и музыке — точнее, как он говорит, «пыталась» обучать игре на фортепьяно. Петр Захарович тоже был не чужд книжной образованности. «Очень любил историю. От него осталась библиотека прекрасная. Там и Карамзин, и Соловьев, и Костомаров, — вспоминал Юрий Петрович. —И много других хороших книг. Отец любил их читать и приучал и нас читать. Нам не всегда хотелось, но что-то, даже Карамзина, я помню» («Рассказы…» С.94).

Петр Захарович водил детей в Художественный театр, в отдельную ложу. «Пожалуй, самое сильное мое первое театральное впечатление, — писал Юрий Петрович, — это когда папа привел нас во МХАТ смотреть “Синюю птицу” Метерлинка.

Папа привел меня, старшего брата Давида и Наташу. Почему мне это запомнилось очень? Я был ребенком, Наташа совсем маленькая, и я помню, как там появился Огонь и начал махать языками пламени; там же персонажи все такие — Пес, Кот, Огонь, Ночь — и так далее. Там летали такие птицы. И она испугалась и под стул полезла, а старший брат стал ее успокаивать: “Что ты, это же глупости”, — но она все равно забилась под стул и плакала. Мне тоже было страшно, но я сидел и делал вид, что я не боюсь. Я как старший смотрел спокойно, и я ее, позоря, вытаскивал из-под стула.

Мне запомнилось: вся атмосфера, как папа привез, в ложу посадил нас, все это чинно, капельдинеры — это совершенно другой мир, который сейчас потерян.

Он водил и в Большой, и в Художественный театр нас, детей. … Потом еще один спектакль я до сих пор помню. Когда я видел, как Станиславский играл “Горе от ума” — Фамусова. Там играл и Качалов — целая плеяда блистательных старых мастеров — Москвин, Качалов, Лужский, Репетилова. И важно, что я все помню детально: полукруглая печь дровяная, вокруг нее диван красного дерева, и Станиславский в сцене со Скалозубом просил его:

— Сюда, сюда садитесь, вам тут удобней. — И залезал на диван и открывал отдушничек — оттуда, казалось, вырывался жар. И меня поразило, какое все было натуральное: настоящая медная заслонка, которая открывалась, оттуда тепло шло» («Рассказы…» С.100 – 101).

Старший брат Давид имел большой талант к живописи, это тоже повлияло на будущего режиссера: «Он водил меня на этюды, приучил всматриваться в природу, я полюбил ее красоты, свет и тень, цвета, как они меняются, солнце и так далее. … Он… выбирал красивые пейзажи и всегда обращал внимание мое: “Смотри, какой красивый свет!”» («Рассказы…» С.108). Юрий Петрович считал, что именно благодаря брату в дальнейшем всегда сам ставил свет в театре, хотя обычно это делает специальный человек, режиссер по свету. Давид Петрович всю жизнь много работал, стал начальником Главного управления полиграфической промышленности и культтоваров Мосгорисполкома.

В первый раз отца Любимова арестовали в 1926 году (всего арестов было два). Юрий Петрович вспоминал: «Когда мама сказала мне, что папу арестовали, — это я помню, потому что мне стало нехорошо, и я упал в обморок. И мама очень строго сказала: “Встань! Мальчик не может так себя вести!”. Потом арестовали и маму, и отослали ее в Рыбинск – по месту рождения» («Рассказы…» С.104). Старшему Давиду в тот момент было 13 лет, Юре – 9, Наташе – 5. «Держали совет, кому маме передачу везти в Рыбинск… Брат хотел; я говорю, нельзя, тебя тоже возьмут. Наташка маленькая. Поехал я. Сала достали, сахару, буханку черного хлеба, белье теплое. Помню только, долго стучал я в ворота, меня не пускали, отгоняли. Потом сжалились, открыли ворота и повели к следователю. Помню, стол с зеленым сукном, красивый, наверно, отобрали у кого-нибудь, лампу под зеленым абажуром, как у декабристов, и молодого ладного военного с малиновыми петлицами на воротнике перепоясанной гимнастерки хорошего габардина. “Ну что, мать приехал выручать, боишься? Вот и скажи ей, чтобы все отдавала”. Привели мать, она громко заплакала и бросилась обнимать меня. Я утешал и все приговаривал: мама, не надо, не смей при них плакать. На что тип заявил: “У-у-у! Гаденыш”» («Рассказы…» С.60).

Юрий Петрович объяснял: «У отца хотели забрать деньги — это еще был период не политический. … А мать взяли, чтоб повлиять на отца, мол, “дети остались одни — раскошеливайтесь, тогда вернем мать”. Отец был гордый, сильный, он ничего не говорил им, и у него не было таких денег. Тогда мать не выдержала, конечно, и, когда они приехали к ней, отдала все свои драгоценности: серьги, кольца и так далее — она боялась, что мы останемся одни. Я помню, отец пришел из тюрьмы очень худой, по стенке он шел, но первые слова были очень строгие: “Зачем ты все отдала этим мерзавцам, Анна! Это же жулье, шпана”. После этого, по-моему, отца еще трогали. Но в общем, они удостоверились, что таких денег, которые они требовали, у него не было. Они требовали какие-то баснословные суммы» («Рассказы…» С.104 – 105).

Дети «лишенцев» тоже считались неблагонадежными. По воспоминаниям сестры Юрия Петровича, их старшего брата Давида выгнали из комсомола и отняли паспорт, якобы за то, что скрыл, чем занимался отец. Давид написал письмо Сталину, и паспорт вернули. Юрий Петрович был младше, поэтому пострадал меньше. Тем не менее, чтобы лучше вписаться в советский социум и иметь рабочую биографию, закончив семилетку, он отправился в ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества), где готовились квалифицированные рабочие для предприятий. Рабочий стаж в трудовой книжке шел с четырнадцати лет.

Учился Любимов на Таганке, где располагалась тюрьма. Театр драмы и комедии, который Юрий Петрович возглавил спустя несколько десятилетий, был построен тут лишь в 1946 году, когда сломали тюрьму. Место было опасное, и однажды Юрия Петровича сильно избили. В этот же период он занимался в хореографической школе, где учили по методу Айседоры Дункан

По окончании ФЗУ Любимов получил высокий разряд и собирался поступать в Энергетический институт, чтобы стать инженером-электриком. Но планы резко поменялись, когда он прочитал объявление в газете о том, что Второй МХАТ объявляет набор в свою студию. На вступительных испытаниях Любимов читал речь Олеши на Первом съезде писателей. Позднее рассказывал, как хохотали экзаменаторы и как он серьезно и мрачно сказал: «Ничего смешного тут нет», а когда они стали смеяться еще больше, добавил: «Мне жаль вас». Как потом не увидел себя в списках, хотя поступил, но не верил, что его примут. Сестра Наталья Петровна вспоминала, что слышала по радио: «бывший электромонтер оказался настолько способным, что он попал в Училище Второго Художественного Театра» («Рассказы…» С.119). В 1935 году Юрий Петрович впервые сыграл на сцене – это была эпизодическая роль помощника парикмахера в спектакле И. Берсенева «Мольба о жизни» по пьесе Ж.Деваля.

Юрий Петрович поступил во Второй МХАТ в 1934 году, а в 1936-м театр закрыли. В том же году Любимов стал студентом училища при Театре им. Евг. Вахтангова. Его первые роли в студенческие годы: Клавдио в «Много шума из ничего», связист в пьесе М. Погодина «Человек с ружьем» (реж. Рубен Симонов), слуга Феликс в «Соломенной шляпке» (реж. А.Тутышкин), наконец Любимов участвовал в знаменитой постановке Евгения Вахтангова «Принцесса Турандот» по сказке К. Гоцци (постановка 1922 года). Этот спектакль молодого актера поразил. «…о том, что это другая эстетика , я тогда не думал, – писал Юрий Петрович. – Меня поражало это внутренне… меня все интересовало: вроде все не так, как в жизни, как в нормальных театрах, а почему-то публике нравится и мне нравится» («Рассказы…» С.157-158).

Как-то после спектакля «Человек с ружьем» к Любимову подошелВсеволод Эмильевич Мейерхольд и сказал: «Молодой человек, вы хорошо двигаетесь.Запомните, тело не менее выразительно, чем слово» («Рассказы…» С.158). И пригласил его к себе на репетиции. Юрий Любимов успел побывать на нескольких репетициях Мейерхольда, посмотреть, как она ставил «Бориса Годунова».

В армию Юрий Петрович попал еще в 1940 году, во время финских событий. Служил вжелезнодорожных конвойных войсках, на себе испытал суровость армейской дисциплины: побывал в карцере, куда отправляли за малейшее ослушание, пятнадцать суток просидел на губе, то есть в армейской тюрьме. Через полгода Сергей Иосифович Юткевич, с 1939 года занимавший должность главного режиссера ансамбля песни и пляски НКВД, отбирал к себе в Ансамбль актеров и, в том числе, взял Ю. Любимова, которого знал до войны как яркого, талантливого артиста. Подчинялся Ансамбль лично наркому внутренних дел Берии. Ансамбль выступал и перед Сталиным, но вообще-то создан он был для выступлений на передовой, и Берия, выслуживаясь перед главнокомандующим, не берег ансамбль – посылал его на очень опасные участки. «Войну я встретил на границе, – вспоминал Любимов. – Нас с ансамблем послали обслуживать границу, мы приехали с составом своим и с этим же последним составом, уже под бомбежкой немцев, мы возвращались» («Рассказы…» С.171). Ансамбль часто отступал последним, почти на виду у немцев. Он побывал и в осажденном Ленинграде, и в разбитом Сталинграде.

В Ансамбле Любимов попал в замечательную творческую среду. «Команда была немыслимая, просто фантастическая» («Рассказы…» С.168), – рассказывал он. Режиссировали программы Ансамбля Сергей Юткевич, Рубен Симонов, Николай Охлопков (каждый – свою программу), сценарии и репризы писали Николай Эрдман и Михаил Вольпин. За Любимовым был конферанс; однако он не только вел программы, но и играл во всех интермедиях Эрдмана.Танцы ставил Касьян Голейзовский. В выступлениях танцоров участвовал Асаф Мессерер.Музыку писал Дмитрий Шостакович. Сотрудничал с Ансамблем и Карэн Хачатурян. Здесь был даже свой завлит – ИванДобровольский.Руководил Ансамблем Михаил Тарханов. С актерами работали также Владимир Белокуров и Валентина Мартьянова – «мои учители мастерству актера», – говорил о них Любимов.

После войны Любимов вернулся в театр им. Евг. Вахтангова и стал ведущим актером труппы. Первая роль – Олег Кошевой в «Молодой гвардии» Фадеева. За роль Тятина в спектакле по пьесе М.Горького «Егор Булычев и другие» получил Сталинскую премию. Вообще играл много. «По 25 спектаклей в месяц, по 30 спектаклей в месяц. И все огромные роли. Я играл Бенедикта, Сирано, “Два веронца”. Один день – Бенедикта, другой – Сирано, третий день – Шубина, четвертый день – Кошевого Олега, пятый день – Треплева в “Чайке”.Иногда меня по ночам судороги сводили от перенапряжения» («Рассказы…» С.193).Параллельно еще снимался в кино – дебютировал в 1941-м, в главной роли принца-свинопаса у режиссера А. Мачерета. Сергей Эйзенштейн собирался снимать его в «Иване Грозном», Александр Довженко предполагал дать одну из главных ролей в «Тарасе Бульбе» – роль Андрия. Эти планы не осуществились, но в фильмах Довженко Любимов все-таки дважды участвовал: это были «Мичурин» (1949) и «Прощай, Америка» (1950). Кроме того, Любимов играл в фильмах А. Столпера, М. Жарова, А. Андриевского, И. Пырьева, А. Птушко, В. Пудовкина, С. Юткевича, Г. Александрова, Г. Козинцева и др.

В 1954 году Ю.П. Любимов получил звание заслуженного артиста РСФСР.

Юрий Петрович признавался, что в бытность свою актером не придавал те атру политического значения. Правда, однажды, будучи еще совсем молодым человеком и к тому же председателем молодежной секции Всероссийского театрального общества,на одном из совещаний он заявил, что «наши театры все подстрижены, как английский газон» – и немедленно потерял свой пост председателя.

О том, что Любимов испытывал некоторую неудовлетворенность своим положением и классической манерой игры, говорит, например, то, что уже будучи зрелым артистом, он два года ходил на семинар к режиссеру, педагогу и некогда ближайшему ученику Станиславского Михаилу Николаевичу Кедрову. Там досконально изучал метод Станиславского, который для советской сцены стал каноническим. Начало преподавательской деятельности Любимов объяснял неудовлетворенностью своего положения: «…последние годы, когда я играл, я почувствовал, что тупею, что мне очень не нравится, как я работаю. Я стал ощущать, что очень плохо обучен своему ремеслу. Ну и, может быть, это самомнение, мне стало казаться, что я все-таки могу помочь молодым своим коллегам — кто хочет заниматься этой профессией — все-таки на своем опыте я понял просчеты какие-то в образовании — в актерском, специальном. Хотя у меня были хорошие очень педагоги: Мартьянова, Белокуров, Чебан, Бирман, Гиацинтова, Тарханов, Толчанов, Захава, Щукин» («Рассказы…» С.204).

Так Любимов впервые оказался в роли режиссера. В 1959 году на сцене Театра им. Евг. Вахтангова он поставил спектакль по пьесе А.Галича «Много ли человеку надо». А в 1963-м со студентами третьего курса Щукинского училища сделал «Доброго человека из Сезуана» по пьесе Б.Брехта. После спектакля случился скандал. Прежде всего из-за зонгов, которые исполнялись в спектакле и которые, по мнению ректора училища Б.Захавы, могли вызвать ассоциации с советской действительностью. Но резонанс от этой постановки был огромен. Непривычная для советской сцены драматургия, практически полное отсутствие декораций, и крайне необычная манера игры артистов вызвали бурное обсуждение в прессе. За этим последовало и вовсе небывалое – Любимову предложили возглавить Московский театр драмы и комедии (в дальнейшем он стал для зрителей просто Театром на Таганке), а молодые вахтанговцы пополнили труппу этого театра. Старый новый театр открылся премьерой того же брехтовского «Доброго человека», произошло это 23 апреля 1964 года.

С этого момента начался совершенно новый период в жизни Любимова – покинув театр Вахтанкгова, где он добился больших серьезных высот, Юрий Петрович все начинал с белого листа. В афишах нового театра рядом с фамилией Любимова не указывались его регалии – ни звание заслуженного артиста РСФСР, ни Сталинская премия. Если не считать роли Сталина, которую Юрий Петрович сыграл в собственном спектакле «Шарашка» (1998), к актерской работе он обратился еще в 1973 году, когда А. Эфрос ставил телеспектакль «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» по пьесе М. Булгакова «Кабала святош» и на главную роль пригласил Юрия Любимова. Не случайно, конечно. Не только потому, что Любимов – блестящий актер. В этой вещи Булгакова много автобиографического; страдания Мольера, который борется за свои пьесы и за труппу, во многом похожи на то, что пережил Булгаков. Но и художественный руководитель Театра на Таганке к этому моменту уже успел испытать на себе, каково это – бесконечно отстаивать судьбу своих работ, да и театра в целом.

Мало сказать, что Театр на Таганке под руководством Любимова был необычен. Это была совершенно новая эстетика – режиссер по-своему воспринял принципы брехтовской драматургии, заимствовал некоторые элементы площадного театра, большое внимание уделял гармоничному соединению литературного, зрительного и звукового рядов, а в качестве литературной основы брал произведения, которые редко переносятся на сцену: стихи и прозу. При этом Юрий Петрович постепенно нащупывал свой собственный метод и стиль, которые отличали его театр. Но, несмотря на смелые эстетические эксперименты, на поиски новой выразительности, многие и часто небезосновательно находили в его постановках политические аллюзии. Неслучайно у Таганки то и дело возникали проблемы с властями. Провести спектакль через цензуру зачастую получалось с огромным трудом (иногда помощь ему оказывали члены Художественного совета театра), а иногда и вовсе не получалось. Так, спектакль «Живой», поставленный в 1968 году, смогли показать зрителю лишь в 1989-м, спустя 21 год. Закрыли «Берегите ваши лица» (1970) по стихам А. Вознесенского – В. Высоцкий спел здесь свою знаменитую «Охоту на волков», и этого оказалось достаточно.

Наибольшего накала противостояние театра и лично Любимова властям достигло в начале 1980-х годов. Сам Юрий Петрович объяснял причины опалы, в которую он попал, похоронами Владимира Высоцкого, когда во время проходившей в Москве летней Олимпиады 1980-го с актером и поэтом пришли проститься десятки, если не сотни тысяч людей. В интервью, данном на радио «Свобода», Любимов вспоминал: «Они хотели его тихо, быстро похоронить… а получилась довольно для них неприятная картина. Когда они наврали, сказали, что привезут гроб, чтобы проститься с ним, а очередь шла от Кремля… Видимо, их мышление было таково, что как такого типа провозить мимо Кремля на Ваганьковское кладбище. Поэтому они — раз, и в туннель юркнули. Стали выламывать его портрет, который выходит на втором этаже, поливочные машины стали смывать с асфальта цветы, которые люди берегли зонтиками, потому что была страшная жара… И вот эта толпа огромная, которая вела себя просто идеально, начала кричать на всю площадь: “Фашисты! Фашисты!”. Этот кадр обошел весь мир, и они, конечно, затаили».

И действительно, у театра и лично у Юрия Петровича начались серьезные неприятности. Спектакль «Владимир Высоцкий» (1881), посвященный памяти поэта, фактически запретили – при Андропове разрешили играть его только дважды в году: на день рождения поэта и актера и в годовщину его смерти, а потом и эта «милость» была отменена. Во время одного из обсуждений спектакля на заседании Худсовета Юрий Петрович сказал: «Я бы лицемерил, если бы сказал, что легко покину эти стены и уйду. Но я твердо решил для себя: если этого спектакля не будет, я не считаю возможным придти в театр и начать репетиции другого спектакля» (Стенограмма расширенного заседания Художественного совета от 31 октября 1981 года, посвященного обсуждению репетиции поэтического представления «Владимир Высоцкий». Архив Театра на Таганке). И все-таки он взялся за постановку «Бориса Годунова». Но и «Борис Годунов» был запрещен – было это в 1982 году. Появилась новая идея: инсценировать роман Чингиза Айтматова «И дольше века длится день…»; Любимов уже и художника для этого спектакля в Киеве нашел, Даниила Лидера. Еще он репетировал «Театральный роман» по М. Булгакову. Но репетиции приостановили, вызвали в ЦК партии и сообщили, что его ждет рабочий контракт в Англии, и это вопрос решенный.

В Лондоне, как это и предписывал контракт, режиссер ставил «Преступление и наказание» по Ф. М. Достоевскому. И тут произошло следующее: в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 года над Сахалином советской стороной был сбит южнокорейский пассажирский самолет с 269 пассажирами на борту. Это был мировой скандал. Лондонская газета «Таймс» обратилась к русскому режиссеру за комментариями. Естественно, комментарии были резкими и советским властям понравиться не могли. Реакции долго ждать не пришлось: сотруднику советского посольства Павлу Филатову поручили поговорить с режиссером. На премьере «Преступления и наказания», 5 сентября 1983 года, он произнес ту фразу, которая теперь хорошо известна: «Смотрите, Юрий Петрович! Было преступление, как бы наказание не случилось!». В устах официального лица это выглядело как угроза.

16 июля 1984 года бывший художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов был лишен советского гражданства. Кроме того, он был исключен из партии и смещен с поста главного режиссера Театра на Таганке. На афишах спектаклей Театра на Таганке имя художественного руководителя больше не значилось. А в издании 1984 года о Театре им. Евг. Вахтангова на старой фотографии, запечатлевшей эпизод из спектакля «Иркутская история», у фигуры Ю. Любимова оказалась голова другого известного актера. Позднее в своих записках, адресованных сыну Петру, говоря о событиях 1984 года, Любимов вспомнит знаменитый роман Джорджа Оруэлла: «Действительно, для меня год Орвела : выгнали из России, лишили всего, родных, друзей, Театра на Таганке – к сожалению, часто думаю обо всем этом, трудно отрешиться. Да и не выйдет у них ничего» («Рассказы…», С. 36).

Еще до вынужденной эмиграции Любимов поставил за границей восемь спектаклей: четыре в миланском Ла Скала: «Под жарким солнцем любви»Л. Ноно (1975), «Бориса Годунова» (1979), «Хованщину» М. Мусоргского (1981) и «Страсти по Матфею» Баха (1985). Кроме того, им были поставлены «Четыре грубияна» Э. Вольфа-Феррари (Мюнхен, Штаатсопер, 1982), «Дон Джованни» В. Моцарта (Будапешт, Национальная Опера, 1982), «Саламбо» М. Мусоргского (Неаполь, Театр Сан Карло, 1983) и «Лулу» А. Берга (Турин, Театр Реджио, 1983). Вместе со Шнитке, Боровским и Рождественским Любимов готовил в парижской Гранд-Опера постановку «Пиковой дамы» П. И. Чайковского, но из-за опубликованного в «Правде» публичного доноса, в котором работа с оперой Чайковского называлась «разрушением великого наследия русской культуры», окончить ее так и не удалось. Позднее Любимов все-таки поставил «Пиковую даму» в Карлсруэ (1990), Бонне (1996) и, наконец, Москве (1997).

Эмиграция Любимова продлилась до 1988 года, и все это время он продолжал ставить спектакли в самых разных театрах мира: в Европе, Японии и США. Это были и драматические спектакли, и оперы – в шутку он даже назвал себя нашим «оперуполномоченным» за границей.

В Москву Юрий Петрович вернулся в мае 1988 года, а в 1989-м ему вернули гражданство. Он вновь возглавил Театр на Таганке и первым делом восстановил ранее запрещенные спектакли: «Борис Годунов» (1988), «Владимир Высоцкий» (1989) и «Живой» (1989). Поставил вещи, работу над которыми начал, но не завершил из-за запрета: «Самоубийца» (1990), «Театральный роман» (2000). Восстановил старые спектакли театра – «Доброго человека из Сезуана» и «Тартюфа».

Более чем за два десятилетия работы в театре после возращения Юрий Любимов поставил множество новых спектаклей, многие из которых стали знаменитыми. И это несмотря на то, что в театре ему пришлось пережить серьезную драму, которая завершилась расколом театра. Случилось это в 1992 году, когда часть труппы во главе с Н. Н. Губенко ушла, предварительно обвинив Любимова в том, что он хочет «приватизировать» театр. Так некоторые участники труппы интерпретировали намерение режиссера перевести артистов на контрактную основу. Возникшее в результате отделения «Содружество актеров Таганки» заняло новое здание театра, которое строилось с расчетом на эстетику режиссера и составляло одно целое со старым зданием. И Любимов, и Боровский – оба принимали самое активное участие в строительстве нового театрального здания, причем не только на этапе обсуждения проекта. Любимов вспоминал: «…восемь лет строили новый театр. И я …бегал на это строитель­ство инесколько часов в день вынужден был проводить как прораб»(«Рассказы…», С. 299).

У Любимова и оставшихся с ним актеров оказалась только маленькая старая сцена. Но главное, конечно, это то моральное потрясение, которое испытал Любимов. 6 января 1994 года Любимов отправил письмо на имя президента Бориса Ельцина, в котором писал: «В течение полугода Театр на Таганке не имеет возможности играть для москвичей. Театр разорен, закрыт. Мне 76 лет, из коих 71 я живу в Москве. Я глубоко оскорблен, и мой разум отказывается это принять и понять. Пока я не получу возможность работать в созданном театре, которому 23 апреля 1994 г. будет 30 лет, ни о каком продолжении работы в моем родном городе не может быть и речи…» (Архив Театра на Таганке). Немало переживаний выпало и на долю актеров. Такие раны долго не затягиваются, потому говорить о происшедшем тогда и сегодня можно только очень скупо.

Спустя 19 лет, летом 2011 года, Любимов оставил театр, созданный им 47 лет назад. Произошло это из-за конфликта с артистами театра. В следующие годы он поставил «Бесы» в театре им. Евг. Вахтангова (2012) и оперу «Князь Игорь» в Большом театре (2013), оперу-буфф «Школа жен» по комедии Мольера в театре «Новая опера» (совместно с И. Ушаковым, 2014).

Юрий Любимов ушел из жизни 5 октября 2014 года.

Архивные документы, воспоминания, письма зрителей, рассказы о спектаклях, фотографии, выкладываемые на этом сайте, посвященном жизни и творчеству Ю.П. Любимова, будут все более и более раскрывать его личность.

О жизненном и творческом пути Юрия Петровича Любимова смотрите также: https://fondlubimova.com/o-yurii-lyubimove/biografiya-yuriya-lyubimova/