Плащаница Пресвятой Богородицы

Всенощное бдение

28 августа православная Церковь вспоминает Успение Пресвятой Богородицы. Этому празднику предшествует непродолжительный (2 недели), но строгий Успенский пост, во время которого прихожане готовят себя к встрече праздника.

Накануне вечером в храме святого Александра Невского служится всенощное бдение.

Пресвятая Богородица особо почитаема в русской православной Церкви. С Ее заступничеством связывают многие исторические события в жизни России. Вот почему во все Богородичные праздники, и в Успение особенно, бывает так много желающих причаститься. Перед началом всенощного бдения, а также по окончании его причастники исповедуются.

В начале всенощного бдения у входа в храм читаются литийные молитвы.

Затем проводится освящение хлебов, вина и елея. Священник кадит благодатные Божии дары.

Во время утрени всенощного бдения из алтаря на середину храма выносится плащаница Пресвятой Богородицы.

Плащаница Пресвятой Богородицы является одной из наиболее чтимых святынь православной Церкви.
Происхождение ее таково:

В Евангелие от Иоанна читаем:
При кресте Иисуса стояли Матерь Его, и сестра Матери Его Мария Клеопова, и Мария Магдалина.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя. И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.
После вознесения на небо Иисуса Христа, Пресвятая Дева оставалась, согласно завещанию Сына, на попечении святого Иоанна.

День кончины Пресвятой Богородицы был открыт Ей от Господа за три дня до Ее успения.
Неподалеку от Масличной горы Пресвятой Богородице явился архангел Гавриил с пальмовой ветвью в руках и возвестил Ей о времени Ее отшествия из здешнего мира.

В день Своего отшествия Пресвятая Богородица ободряла и укрепляла словами любви и благословения всех собравшихся. Подзывая к Себе каждого в отдельности, Она всех благословила, желая каждому вечного блаженства и творя к Богу молитву о них.

Приготовляя Себя к отшествию в мир горний, Пресвятая Дева завещала, чтобы тело Ее было погребено в Гефсимании, между гробами Ее праведных родителей и Ее обручника — святого Иосифа.
В час отшествия на небо необычайный свет озарил дом, и Господь Иисус Христос, с сонмом ангелов и святых, снизошел к одру Богоматери и принял пречистую душу Ее в Свои руки

Положив тело Богородицы, по завещанию Ее, в пещеру, апостолы закрыли вход в нее большим камнем. На третий день после погребения Богоматери по просьбе апостола Фомы, не присутствовавшего при кончине Богородицы, апостолы открыли пещеру. Но, отвалив камень от гроба, они увидели, что тела Пресвятой Богородицы уже не было в гробнице, а там лежали только Ее ризы, от которых разливалось чудесное благоухание.
В тот же день вечером, верующие были утешены явлением Богородицы, Которую увидели стоящей на воздухе в окружении Ангелов.

Плащаница Богородицы является символом тех риз, которые апостолы нашли в гробнице Пресвятой Богородицы.
Богослужения в праздник Успения Пресвятой Богородицы у плащаницы проводятся с земными поклонами, а саму плащаницу, как великую святыню, крестным ходом обносят вокруг храма.

Наше земное восприятие отшествия человека в мир духовный характеризуется глубокой печалью. Эта печаль обусловлена нашим опытным знанием земной жизни и неопределенным представлением о жизни в духовном мире. Да и сам уход человека из земной жизни часто бывает мучительно тяжелым. Не случайно во время Богослужения мы повторяем вслед за священником слова ектеньи:
Христианския кончины живота нашего, безболезнены, непостыдны, мирны, и добраго ответа на страшнем судищи Христове, просим.
В праздник Успения Пресвятой Богородицы настроение многих прихожан включает и нашу земную печаль, и радость осознания помощи Господа в переходе в мир горний, помощи, на которую надеются все православные люди.

Вся внешняя обстановка крестного хода — и невысокое уже августовское солнце и первые опавшие листья под ногами и негромкие песнопения создают особое настроение у его участников. У людей, впервые участвующих в Успенском крестном ходе, это настроение светлой печали.

Во все время крестного хода хор и прихожане негромко поют Трисвятое:
Святый Боже, Святый Крепкий, Свтый Бессмертный, помилуй нас

Под размеренные удары колокола крестный ход, завершив обход храма, подходит к входу в храм.

Прихожане входят в храм, склоняясь под покровом плащаницы Пресвятой Богородицы.

В этом входе большой символический смысл. Прихожане как бы принимают покровительство Пресвятой Богородицы и ее заступничество перед силами небесными.

Плащаница вносится в храм и размещается на его середине.

Плащаница украшается венком из цветов. В этом также воспоминание о погребении Пресвятой Богородицы.

Заключительная часть всенощного бдения — елеопомазание.

Прихожане, совершив земные поклоны, прикладываются к плащанице

Священник крестообразно помазует лоб прихожан освященным елеем.
Так завершается всенощное бдение накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы.

Литургия

Утром 28 августа на литургию в праздник Успения Пресвятой Богородицы всегда приходит много прихожан, даже если эта служба приходится на рабочий день.

Среди прихожан много детей.

На литургии проводится каждение храма, читаются книги Священного писания.

Прихожане участвуют в совместных молитвах.

На литургии отец Андрей обратился к прихожанам с проповедью, в которой рассказал о значении праздника.

Великий вход со Святыми Дарами предваряет причащение прихожан.

Перед принятием Святых Христовых Таин прихожане совершают земные поклоны перед плащаницей Богородицы.

Все прихожане перед причащением прикладываются к плащанице Богородицы.

Первыми перед амвоном для причащения выстраиваются дети.

Священник выносит Святую Чашу и читает молитву причащения

Первыми причащаются дети.

Обычно маленьких детей причащают на руках у пап или мам. В некоторых многодетных семьях старшие дети помогают в причащении младших сестренок и братишек.

После того как все дети завершают причащение, к Святой Чаше подходят взрослые прихожане.

В праздник Успения Пресвятой Богородицы много причастников всех возрастов.

Завершающая часть литургии — отпуст.

На отпусте прихожане перед подходом ко кресту прикладываются к плащанице Богородицы.

Богородичная плащаница

Историю праздника Успения на христианском Востоке можно проследить по памятникам начиная с VII в. В праздничном Евангелии, писанном в 715 г., уже находим указание на этот праздник. На VII Вселенском Соборе Константин, епископ Констанции, упоминает о праздновании Успения 15 августа.
По-видимому, в VIII в. появляются песнопения в честь праздника. Св. Андрей Критский составил канон, ныне не употребляемый, но по Евергетидскому Уставу XII в. полагавшийся на предпразднство Успения. Возможно, впоследствии этот канон был вытеснен канонами свв. Косьмы Маиумского и Иоанна Дамаскина. Кроме этих трех песнописцев, службу праздника обогатили своими творениями Анатолий, епископ Солунский (IX в.), Герман, Патриарх Константинопольский (+740), св. Феофан Начертанный (IX в.), император Лев Мудрый (+911). Последним, в частности, написана стихира, которая ныне следует после чтения Евангелия, с надписанием «Византиево». Св. Феофан составил также канон, певшийся по Евергетидскому Уставу, на Бдении праздника. Имеется предположение, полностью, однако, не подтвержденное, что кондак и икос принадлежат св. Роману Сладкопевцу (VI в.).
Одним из древних памятников с полным чином богослужения на Успение является Устав Великой церкви Святой Софии в Константинополе, отражающий практику IX в. Празднование начиналось с исхождения из храма на площадь для совершения литии. Пелся тропарь, глас 8-й: «Блажим Тя, вси роди…» (ныне это ипакои). На вечерне полагались те же три паримии, что и ныне. По окончании чтения начиналось торжественное пение тропаря, глас 1-й: «В рождестве девство сохранила еси…». После просительной ектений и чтения следовала особая панихида, чина которой не сохранилось. На утрене и входе Литургии — вышеуказанные тропари. Прокимен, Апостол и Евангелие на Литургии — те же, что и теперь. Только второй аллилуарий не «Клятся Господь Давиду…», а «Помяни сонм Твой…». На трапезе полагалось обильное утешение, в том числе и виноград.
В древнейшем кратком Уставе Константинопольского Студийского монастыря, восходящем к св. Феодору Студиту, указывается на отсутствие кафизм на утрене, что есть признак праздника, а также — на распространение праздника за пределы одного дня. Евергетидский Устав, отражающий практику XII в., имеет уже предпразднство и попразднство нынешней продолжительности, то есть до 23 августа, восемь дней. Служба в предпразднство и попразднство не отличалась особой торжественностью: Октоих не оставлялся.
Интересно, что бдение по Евергетидскому Уставу состояло не из вечерни, которая совершалась всегда отдельно, а из панихиды и утрени. Панихида эта сохранилась и в нашей богослужебной практике: она предшествует пасхальной утрене, имея точно такой же состав, какой имела по Евергетидскому и современным ему Уставам, то есть состоя из Трисвятого, псалма 50-го, канона, другого Трисвятого и ектений. На панихиде пелся канон св. Феофана, глас 2-й: «Во глубине постла…», ныне у нас не употребляющийся. Ему предшествовал дневной канон гласа: Октоих не оставлялся. На утрене, после обычных кафизм, Евергетидский Устав назначал в качестве третьей кафизмы непорочны (псалом 117-й) с «аллилуариями гласа», то есть особенными припевами к этому псалму. Величаний и избранных псалмов еще не было — вместо них была особая кафизма. Каноны праздника исполнялись первый на 8 с ирмосами, второй — на 6 без ирмосов. На хвалитех стихир полагалось больше, чем ныне, а именно 6. На Литургии пелись особые антифоны, что теперь является отличительной особенностью только Господских праздников.
«Рукописи славянского Студийского Устава (ХII-ХIII вв.), а также греческие тексты Иерусалимского Устава имеют некоторые расхождения с нынешним Типиконом; это касается в основном «обмена» песнопениями между частями всенощного бдения или между днем праздника и днями предпразднства и попразднства.» (6;42)
На Руси праздник Успения стал почитаться сразу после принятия Православия. Множество городов — Киев, Ростов Великий, Владимир, Москва и другие — издревле украшались храмами в честь Успения. В древнейших богослужебных Минеях, переписанных на Руси в конце XI — начале XII в., уже находим песнопения из Успенской службы.
Главной особенностью богослужения было надгробное пение на утрене. Праздничная икона ставилась посреди церкви, перед ней — священники и диаконы в полном облачении. Всем молящимся раздавались свечи. Настоятель начинал каждение храма, и запевался тропарь: «Блажим Тя, вси роди…», после чего следовало пение трех статей 17-й кафизмы.
Начиная с XVII в. надгробное пение совершалось перед столом в виде гробницы, на который полагалась икона праздника. После великого славословия выносилась Плащаница и возлагалась на гробницу поверх иконы. Следовало пение 17-й кафизмы. После чтения утреннего Евангелия Богородице Плащаница вскрывалась, икона полагалась сверху, и к ней все прикладывались.
По Уставу Свято-Троицкой Сергиевой Лавры от 1645 г., надгробное пение совершалось на праздничной утрене после 6-й песни канона.
В 1845 г. Святителю Филарету было прислано Митрополитом Фаворским (впоследствии Патриархом Антиохийским) Иерофеем Иерусалимское последование на Успение Пресвятой Богородицы. Перевод этого последования был осуществлен проф. М.С. Холмогоровым и тщательно пересмотрен и исправлен самим Святителем Филаретом, глубоким знатоком греческого и церковно-славянского языков. «Мне хотелось соединить словенский вид речи с ясностию, потому я иногда переменял порядок слов и немногие слова употреблял несколько новые, вместо более древних, темных или обоюдных для нынешнего понятия» (6;42), — писал Святитель Филарет преподобному Антонию о своей редакции текста Иерусалимского последования 28 октября 1846 г.
Песнопения этой службы Погребения Божией Матери подобны песнопениям Великой Субботы. На православном Востоке в древнее время существовал и другой чин, не подражательный. Его песнопения отличаются богатством богословского содержания, в них раскрывается духовное значение праздника Успения Пресвятой Богородицы. Но в Русской Церкви получил распространение чин, составленный по подобию службы Великой Субботы.
В 1872 г. Иерусалимский чин празднования Успения, отредактированный святителем Филаретом, был напечатан Синодальной типографией под названием «Похвалы, или священное последование на святое преставление Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, поемое в седьмый надесять день месяца августа, каждогодне, в ските Гефсимании, а в Лавре отправляемое пятнадцатаго августа». В 1913 г. вышло 2-е издание.
В России чин Погребения Божией Матери, сопровождаемый чтением 17-й кафизмы с похвалами, был известен издревле. Сохранились Уставы XV в., предписывавшие непременно совершать подобное празднование, если в обители был Успенский храм, в том числе в Троице-Сергиевой обители. Эта служба имела широкое распространение уже в XVI в. и, таким образом, является благочестивым обычаем, принятым многовековой литургической жизнью Церкви.
Однако в современной редакции действующего в Русской Церкви Типикона самого этого чинопоследования и необходимых уставных указаний нет. По этому поводу существует следующее авторитетное высказывание Митрополита (впоследствии Патриарха) Сергия (Старогородского): «В последнее время входит в широкое употребление чин Погребения Божией Матери, соединяемый с службой Успения. По установившемуся (по-видимому, с XV-XVI вв., так как более древних рукописей этого чина нет) обычаю, чин совершается в Иерусалиме, при гробнице Божией Матери, накануне праздника Успения утром. В других Церквах Востока этот чин соединяется со службой праздника. Однако в Уставе Великой (Константинопольской) церкви под 15 августа читаем примечание: «Тотчас после катавасии 9-й песни в некоторых местах, где этот праздник совершается с особой торжественностью, существует обыкновение, как бы для большей славы и чести Богородицы, петь так называемые Похвалы Богоматери — по подражанию поемых на утрене Великой Субботы. Великая церковь, осуждающая всякие новшества и искажения, открыто отвергает это и строго воспрещает, хотя бы это и делалось ради чести Богоматери». В Русской же Церкви чин Погребения Богоматери в виде одних только похвальных статей, то есть тропарей в соединении с 17-й кафизмой, издавна (но с какого времени неизвестно) совершался вместе с праздничной службой в Киево-Печерской Лавре и в Костромском Богоявленском монастыре. В Гефсиманском скиту, близ Троице-Сергиевой Лавры, со времени Святителя Филарета весь чин Погребения совершался на 3-й день праздника. Принимая приведенное суждение об этом предмете, не в смысле осуждения самого чина, а ради соединения его со службой праздника, можно было бы допустить совершение его, как в Гефсиманском скиту, на 3-й день праздника» (6;43).Умолчание Типикона об этой службе не полагает особых препятствий к ее совершению.