Почему уходят в монастырь?

Как женщине уйти в монастырь и стать монахиней

Бывает, от женщин всех возрастов можно услышать, что вот, мол, приняли они решение уйти в монастырь. Кто-то говорит это в шутку, кто-то серьёзно задумывается, как попасть в женский монастырь жить, а некоторые, особенно девушки, расставшись с любимым человеком и считая, что жизнь на этом кончилась, решают уйти в монастырь как бы назло всем. А также в околоцерковных кругах можно услышать истории о какой-либо нерадивой матери, ведущей аморальный образ жизни, которая бросила детей и ушла в монастырь, поживая там теперь в своё удовольствие на всём готовеньком.

Оглавление:

  • Необходимые качества
  • Как начать подготовку к монашеству
  • Поездка в монастырь
  • Что ждёт в монастыре
  • Отзывы

Но так ли просто попасть в обитель, и так ли беззаботна жизнь «на всём готовом»? Конечно же нет. Попасть в монастырь довольно сложно, ведь необходимо будет доказать не только себе, но и другим монахиням, что решение принято не спонтанно, что взвешены все доводы «за» и «против», что женщина готова к столь жизненно важному поступку. Лишь в старое время в монастырь можно было заточить без воли самого человека, а сейчас ему самостоятельно придётся пройти долгий трудный путь для того, чтобы принять монашеский постриг.

Пожалуй, всем полезно знать, во сколько начинаются службы в церкви.

Необходимые качества

Уйти в монастырь — что для этого нужно? Нужно многое, в первую очередь необходимо обладать рядом качеств, а именно:

  1. Искренне верить в Бога.
  2. Иметь смирение и большое терпение.
  3. Постоянно трудиться над собой, борясь с собственными страстями, греховными мыслями и пороками.
  4. Отказ от любых вредных привычек.
  5. Отказ от любых проявлений мирской суеты.
  6. Любовь к молитве.
  7. Любовь к ближнему и всему живому.

Кроме того, следует учитывать, что монахини постоянно заняты тяжёлым физическим трудом, зарабатывая себе на жизнь, поэтому очень желательно иметь крепкое физическое здоровье и выносливость. А ещё придётся соблюдать посты и стоять на службах, которые в монастыре длятся несколько часов подряд. Поэтому кроме физической, нужно обладать и духовной силой. Каждый человек предварительно должен решить для себя, сможет ли он выдержать такую жизнь, ведь снять с себя монашеский чин очень проблематично.

Как начать подготовку к монашеству

Итак, как уйти в монастырь женщине? Если решение принято твёрдо, можно начинать готовиться к монастырской жизни. Сначала необходимо начать жизнь воцерковлённого человека — регулярно бывать на службах в храме, исповедоваться, причащаться, соблюдать посты, стараться следовать заповедям. Можно, с благословения священника, прислуживать в храме — чистить подсвечники, мыть полы и окна, помогать в трапезной и исполнять любую другую порученную работу.

Необходимо будет решить все вопросы, связанные с мирскими делами — определить, кто будет смотреть за квартирой или домом (часто будущие монахини просто продают свою недвижимость и вкладывают средства в обустройство монастыря), решить любые юридические вопросы, пристроить домашних питомцев, если они есть, в надёжные руки. Далее необходимо поговорить со своим духовным наставником, рассказать о своём намерении. Священник поможет выбрать обитель и подготовиться к монашеской жизни. В обязательном порядке нужно получить благословение духовника на уход от жизни в миру.

Поездка в монастырь

Итак, подготовка завершена, благословение получено, обитель выбрана. Теперь следует поехать туда, чтобы поговорить с матушкой-настоятельницей. Она расскажет об особенностях жизни в выбранном монастыре, о традициях и условиях проживания. При себе следует иметь необходимые документы:

  • Паспорт.
  • Краткую автобиографию.
  • Свидетельство о браке или справку о смерти супруга (при наличии).
  • Прошение о принятии в обитель.

Следует знать, что постриг разрешается только лицам, достигшим тридцати лет. Если у женщины есть несовершеннолетние дети, необходимо будет предъявить свидетельство об установлении опеки над ними ответственных лиц (иногда могут потребовать и характеристики на опекунов). Необходимо знать, что в этом случае духовник может не дать благословения на монастырскую жизнь и настоятельница посоветует оставаться в миру и воспитывать своих детей. Остаться в обители, имея в миру несовершеннолетнего ребёнка, можно лишь в исключительных случаях. Это же касается и ситуации, когда у женщины есть престарелые родители, нуждающиеся в уходе.

Обязательного внесения денежных средств не потребуется, но можно принести добровольное пожертвование.

Что ждёт в монастыре

Сразу по приходу в обитель принять постриг невозможно. Обычно устанавливается испытательный срок от трёх до пяти лет. В это время женщина присмотрится к монастырской жизни и сможет понять, готова ли она окончательно оставить мир и остаться в обители. Перед тем как принять постриг, женщина проходит несколько этапов монастырской жизни.

  1. Трудница. На этом этапе женщина выполняет любую физическую работу, которую ей поручают. Это довольно сложный период, ведь придётся и мыть помещения, и стирать, и готовить, и работать на огороде или скотном дворе — работы в монастырях всегда предостаточно. Время, свободное от работы, посвящается молитвам. Трудницей женщина будет оставаться примерно три года. Обычно в этот период человек определяется, сможет ли до конца своих дней жить в монастыре.
  2. Послушница. Если первый период пройден успешно, трудности женщину не сломали и она по-прежнему намерена оставаться в монастыре, необходимо написать прошение игуменье. Если трудница зарекомендовала себя хорошо, её переведут в послушницы — лицо, которое готовится к принятию пострига. Послушница надевает чёрный подрясник -это говорит о том, что она на шаг ближе к своей цели. В этот период послушница постоянным трудом и смирением подтверждает готовность окончательно отказаться от мирской суеты. Срок пребывания в послушницах определяется индивидуально для каждого человека. На этом этапе ещё можно уйти из монастыря, если пришло понимание о неверности своего выбора.
  3. Монахиня. Когда обе начальные стадии пройдены, а желание стать монахиней укрепилось, настоятельница подаёт прошение архиерею, после чего женщина принимает постриг. При этом необходимо принять несколько серьёзных обетов, полностью отказаться от мирской жизни и принять новое имя. В православной обители принимаются следующие аскетические обеты:

  • Послушание. Монахиня не имеет воли собственной, она полностью подчиняется настоятельнице, духовнику и даже другим монахиням. Женщине навсегда следует забыть о собственном мнении, желаниях, своеволии.
  • Безбрачие (девство). Монахини не ведут половую жизнь, не заводят семью и детей.
  • Нестяжание. У монахини не должно быть частной собственности.
  • Молитва. Монахиня молится беспрерывно, вслух или в мыслях.

Вот и все ответы на вопросы, как уйти в монастырь, что для этого нужно. Если женщину не напугали предстоящие трудности, желание служить Богу и ближнему по-прежнему сильно, а уход в монастырь — дело решённое, возможно, это и есть её путь, ведь, как говорят опытные священники, в монастырь принимают не люди, а сам Господь.

Отзывы

Вот некоторые отзывы, опубликованные в газете «Православная вера».

Я принята трудницей в эту обитель и весьма довольна своим положением. Пусть приходится много трудиться (мне дано послушание в прачечной) и молиться, но мне нравится такая жизнь. Здесь спокойно, тихо, благостно. Я начинаю совсем забывать о жизни, которая была у меня в миру. Если будет воля Господа, хотела бы принять постриг и остаться здесь навсегда.

Елизавета, 57 лет, Пермский Успенский женский монастырь

Моя кузина приняла постриг около трёх лет назад. С этого времени я её не видела, она постоянно проживает в монастыре в городе Гороховец и никуда не отлучается. Правда, было от неё письмо, где она коротко написала, что молится о всех нас, здорова. Я не очень понимаю, почему она приняла такое решение, ведь всё было у неё в жизни хорошо — достаток, детки выросли, помогали ей. Думаю, не очень-то в обители сладко, эта жизнь точно не для меня. Но это её выбор и его надо уважать, уходить или нет — личное дело каждого.

Людмила Николаевна, г. Нефтеюганск

Мне было 19 лет, когда я поссорилась с мамой и сбежала в Екатеринбург, Ново-Тихвинский женский монастырь. Мне предложили поработать в качестве трудницы. Я не выдержала и неделю! В монастыре ужасный график — подъем в 5 утра, молитва, потом работа в огороде и на кухне, снова служба, я с ног валилась к вечеру. Через пять дней вернулась домой и помирилась с мамой. Девушки, в монастыре очень сложно, не предпрнимайте необдуманных шагов, жизнь в обители — далеко не для всех.

Нина, г. Алапаевск

Жизнь в монастыре. Часть 2

(Окончание. Начало опубликовано по ).

Неравноправие

Степень суровости монастырских правил различна для всех. Заходишь, например, с утра в трапезную. На завтрак ни у кого благословления нет! Видишь целый стол с яствами, оставшимися после обеда и ужина. Сидят и о чем-то весело разговаривают монахини, послушницы, работники кухни. Замолкают при твоем появлении. Ешь вместе с ними. А на следующий день выслушиваешь от монахини Ефремы упреки: “Как ты могла покинуть участок и пойти в трапезную! На это ни у кого благословления нет. Да, монахини и работники сидят. Но они так уж…”. Получается, что им можно, а мне нельзя! Или ты обязана ходить на вечернюю службу, даже если ноги отнимаются от усталости. А вот трудница Наталья, которая в монастыре моет посуду, их вообще может не посещать. Она сирота, всю жизнь скитается по монастырям. Ее в Пустыни жалеют.

У одной из монахинь в монастыре живет мама. Сама она — келарь (в мирском понимании — заведующая столовой). Мама, живущая в Пустыни уже несколько месяцев, помогает дочери в трапезной. У женщины нет четких обязанностей, нет послушаний. Всё, что она делает, совершается добровольно. Монахини иногда приходят в кельи друг другу без благословления. Они не ложатся спать в четко установленный срок, предпочитая общаться друг с другом. Почему же к новичку-труднице относятся столь сурово?

На все эти вопросы есть вполне обоснованные ответы. Почему существует неравноправие? Во-первых, ты в монастыре недавно. К тебе присматриваются, как и в любом коллективе. Во-вторых, пришла ты из ниоткуда, без благословления духовного отца. Это монахинь очень настораживает. В-третьих, неофита, как выяснится позже, проверяют на прочность. Одна из монахинь призналась: “Тебя специально послали заниматься тяжелым физическим трудом. Хотели проверить: выдержишь или нет. Все, кто начинают свой путь в монастыре, проходят через это. Потом отправят на другой участок работ, например шить рясы. Ты в монастыре должна уметь всё”.

Монахи: кто они?

— А вы сами давно в монастыре? — спрашиваю монахиню Ефрему.

— Таких вопросов монахам не задают. Но расскажу. Здесь я 12 лет. Сама из Сочи. Бывший геолог. Есть сын и внук. С родными почти не общаюсь.

Родные в монастыре — особая тема.

Монахиня Мария: “Я сама из Москвы. С 18 лет хотела стать монахиней. Духовный отец сказал: “Закончи институт”. Закончила. Заявила матери: “Хочу в монастырь!”. Мама не поняла: “Ты же — нормальная девушка!”. Потом — семейные скандалы и ссоры. Мама отняла паспорт, религиозную литературу, заперла дома, пыталась устроить на работу. Я вставала на колени: “Отпусти!”. Она стала ездить со мной в качестве паломника по монастырям. Мы стали понимать друг друга. Как-то звоню уже отсюда: “Мама, меня завтра стригут в иноки”. Мама: “Ну что ж, это твой путь”.

Монахиня Онуфрия: “Хотела стать монахиней с 16 лет, поселиться в Дивеевский женский монастырь. Потом подруга пришла в этот монастырь и “потянула” меня сюда. Я уехала сюда вместе с мамой и сестрой-близнецом. Теперь вся наша семья — монахини”.

Отец Дмитрий (служит в монастыре): “Уйти в монастырь можно только с благословения близких”.

Паломница – трудница — поиск духовного отца — вступление в сестринский корпус (с разрешения игуменьи) – послушничество – иночество — монашество. Это почти обязательная процедура вступления в монахини. Но бывают и исключения.

Монахиня Онуфрия поясняет: “Можно всю жизнь прожить в монастыре трудницей, а можно сразу стать монахиней. Главное — собственное внутренее ощущение, сила веры”.

С мирской точки зрения, всех монахинь монастыря можно разделить на три категории. Первая — молодые насельницы. Обычно это девушки 18-25 лет. С малых лет они посещают храмы и монастыри. При достижении совершеннолетия будущие монахини находят духовных отцов и принимают постриг.

Почему они покидают мирскую жизнь — вопрос сложный. Это тайна монашества. Молодые монахини — самый опасный для Пустыни контингент. Они легче могут впасть в искушения. Есть случаи, когда молодые монахини уходили из монастыря, выходили замуж и переставали посещать храм. Поэтому Священный Синод Русской православной церкви принял решение, что постриг могут принимать женщины, достигшие 30-летия.

Нужно понимать, что уход в монастырь — шаг очень смелый и крайне решительный. Человек меняет свою жизнь в корне, иногда не подозревая, что ждет его за оградой Пустыни. Монахиню может начать “ломать” спустя даже 10 лет немирской жизни. Это становится настоящей личной трагедией: женщина ожидает от монашества чего-то определенного, а получает совсем иное.

Уход из Пустыни — дело незапрещенное. “Наши ворота открыты, — говорит игуменья Георгия, — но что же делать, если ты дал клятву перед Богом?”

Вторая категория монахинь — люди, которые пришли в Пустынь после жизненной трагедии. Например, заболели или вели неправильный образ жизни и решили исправиться. Таких монахинь много: бывшие осужденные, женщины легкого поведения и т. п. Они — одни из самых религиозных. Никто из них не рассказывает о своем непростом прошлом и никто не задает лишних вопросов. И так все понятно, без слов.

Третья категория — пожилые монахини. Они принимают постриг на закате жизни. Некоторые становятся схимонахами (т. е. теми, кто не выполняет послушаний и только молится в своей одинокой келье). Престарелые монахини самые спокойные. Но и они иногда не выдерживают искушений. 70-летняя соседка по келье уехала из Пустыни в другой монастырь (оптинское подворье) без объяснения причин.

Полномочия насельниц Пустыни крайне регламентированы. Мать Мария отвечает за ризницу, мать Амвросия – за келарь в трапезной, мать Пелагия заведует складом, мать Онуфрия отвечает за “гостиничное хозяйство”, мать Иосафа — главный “рыбак”, мать Домна — монастырский врач. Монах должен уметь всё. Но в Пустыни никто не вторгается на “чужую” территорию, не выполняет чужих функций.

Монахини ведут правильный образ жизни. Они не выпивают, не курят, соблюдают посты (почти 240 дней в году). Местное население полагает, что насельницы перебираются на другую сторону озера и пускаются во все тяжкие. Это не так. Монахиням (которые, правда, позволяют себе купаться в рясах в Святом озере) попросту некогда заниматся распутством. Они работают по 6 дней в неделю. Если нет дел, они молятся, читают акафисты, выполняют другие послушания (например, одна из монахинь перед выходом из кельи должна 300 раз прочитать Иисусову молитву).

В воскресенье — длительная служба до часу дня. Воскресным вечером монахини спят перед тяжелой трудовой неделей.

Праздники, конечно, случаются: Пасха, например, или День Петра и Павла. В праздничные дни работать запрещено, но и выходить за территорию Пустыни не разрешается. (“Чтобы не искушаться”, — рассказывают насельницы). В праздники прибывают паломники. Им разрешено находиться в монастыре только три дня. Хотя есть исключения. Людей, которые давно ездят в Пустынь, монахини принимают как родных. Им позволено находиться в Пустыни даже несколько недель. (Зачастую паломники вызывают раздражение. Ощущаешь, что к ним относятся чуть ли не радушнее, чем к тебе, с ними не так суровы.)

Еженедельно монахини обязаны исповедоваться и причаститься. Перед причастием — обязательный трехдневный пост. Во время постных дней монахини стараются не разговаривать. Каждая из них этот трудный момент переносит по-разному. “В постные дни у нас случаются конфликты, — рассказывает мать Мария. — В это время наиболее велики искушения. Многие монахини не выдерживают и срываются”.

Взаимоотношения с местным населением и монахинями — вопрос неоднозначный. Храм Пустыни регулярно посещают прихожане. Монахини ходят в гости к больным и немощным верующим. Насельницы скупают у местных грибы и ягоды для собственных нужд. Для тех, кто в Бога не верит, путь на монастырскую территорию практически закрыт. Монахини могут рассказать много неприятных историй о неверующих, живущих в поселке. Местное население, по словам насельниц Пустыни, занимается воровством. “Утащить” способны всё: и лопату с монастырского участка, и икону из храма.

Кроме того, некоторые жители, по мнению монахинь, “промышляют” колдовством. Напротив церковного алтаря в цветнике мать Ефрема регулярно откапывает мертвых куриц. Птица, умерщвленная перед стенами храма, считается мракобесием. Священники, служащие в Пустыни, отказываются причащать и исповедовать “колдунов”.

За оградой

Почему же ты покидаешь монастырь после трех месяцев пребывания? Понимаешь, что ты — человек все-таки мирской (хотя бы пока). Ты оказался не готов к неожиданному повороту судьбы. Монастырь — это очень тяжело, это не для всех. В конце концов вести себя праведно можно и в миру!

Что оставляешь за оградой Пустыни? Частичку себя — прошлого. С чем идешь в мир? С осознанием того, что жизнь — прекрасная вещь, в ней можно совершить множество хороших, добрых дел.

И еще. Приходишь к выводу: ты можешь или упасть, или подняться. Но в любом случае, наверху и на дне, надо оставаться человеком!

Забрали в армию — БИ-2

«Забрали в армию» – антивоенная песня группы «Би-2» из альбома «#16плюс». Авторы – Лева Би-2, Шура Би-2 и Ян Николенко. Композиция стала третьим синглом с пластинки. На неё также снят видеоклип, премьера которого состоялась в сентябре 2014 года.

История и трактовка песни

Изначально музыканты планировали сделать третьим синглом с альбома «#16плюс» композицию «Блюз 16+». Однако, в последний момент они изменили свои намерения. Песня «Би-2» «Забрали в армию» была представлена слушателям в августе 2014 года, а её премьера состоялась в рамках программы «Чартова дюжина», что выходит на волнах «Нашего радио».

Релиз сингла совпал с усугублением кризиса на Украине и началом карательной операции Киева на Донбассе. Не исключено, что именно они послужили поводом к написанию песни. Ряд украинских СМИ использовал композицию в свою пользу, позиционируя ею как антивоенную и проукраинскую. Между тем, ехать с гастролями на Украину в рамках тура «#16плюс» группа отказалась, объяснив это тем, что в стране идёт война и ездить туда с песнями в такой момент безнравственно.

Сами музыканты никаких комментариев по поводу непосредственно песни не давали, предоставив почву для размышлений самим слушателям. В сопроводительном тексте к видеоклипу группа лишь пожелала поклонникам, чтобы их друзья всегда оставались друзьями. Произведение не стоит воспринимать в контексте лишь одного конфликта, вылившегося в гражданскую войну.

Официальный клип

Официальный клип «Би-2» «Забрали в армию» был представлен публике 24 сентября 2014 года. Сняла его режиссёр Ирина Миронова, неоднократно сотрудничавшая с коллективом и ранее. Благодаря вниманию СМИ и актуальности поднятой в песне темы клип довольно быстро набрал более двух миллионов просмотров.

Би-2 – Забрали в армию – текст

Я воспитывал чувства в монастыре,
Постигал Заратустру и Пуанкаре,
Но внезапно святые сменились в Раю
На зачистку святилищ

Забрали в армию.

Я, признаться, не думал, что может быть так:
Кто вчера был мне другом – сегодня мой враг.
Мы в прощальных объятиях стоим на краю,
Ведь в друг друга стрелять нас

Забрали в армию.

Над рекою пылает взорванный мост,
Нам победу над слабым бросают, как кость
В долгих поисках правды верим вранью
Дальше думать не надо

Забрали в армию.

Другие песни БИ-2

  • Три сантиметра над землёй
  • Компромисс
  • Хипстер
  • Девушки
  • Шамбала

Православие и Мир Яндекс.Дзен

Монашество формально не входит в число церковных Таинств, но по сути им и является: в постриге человек дает обеты и меняется, вплоть до смены имени. В какой-то степени (очень осторожно) монашество можно назвать вторым Крещением. К сожалению, как некоторые крестятся без осознания истинного смысла этого Таинства, так и монашество зачастую понимают в корне неверно.

1. «Монахи спасутся вероятнее, чем миряне»

Наивное и совершенно ошибочное представление, будто монашество само по себе делает человека ближе к Царствию Небесному. Известная история об Александрийском сапожнике, который простым семейным благочестием преуспел в стяжании спасения больше, чем монах-пустынник, свидетельствует, что миряне ничем не греховнее монахов. Монашество – это образ жизни и, так сказать, нацеленность на спасение.

А вот судимы за свои грехи монахи будут гораздо сильнее, чем миряне. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на иллюстрацию к «Лествице» преподобного Иоанна: лестница, по которой карабкаются монахи, а их ангелы пытаются поддерживать, а бесы – столкнуть вниз. Чем выше заберешься – тем сильнее падение.

2. В монашество – за карьерой?

Как ни странной, есть люди, которые стремятся сделать в монашестве церковную карьеру. Мужчины хотят стать настоятелями, а затем архиереями, женщины – игумениями. Не будем считать их обыкновенными честолюбцами: чаще всего в таких случаях искатель монашества надеется принести пользу Церкви, построить что-то новое, сломать несовершенные порядки и так далее.

В чем ошибка?

Во-первых, жизнь церковного карьериста просто невероятна скучна – ни рыба, ни мясо, ни вкуса, ни запаха. Либо человек становится плохим монахом, нарушающим обеты; либо он становится монахом подневольным, вынужденным жить совершенно не близкой ему жизнью в ожидании заветного епископства. Митрополит Иларион (Алфеев) пишет более жестко: «Нередко такие люди уже в зрелом возрасте оказываются перед ситуацией, когда понимают, что их желание недостижимо, что они «выпали из обоймы» или так и не вошли в ту «обойму», которая поставляет кадры для архиерейского служения. И наступает страшнейший кризис. Человек понимает, что он погубил свою жизнь, лишившись многого ради иллюзии».

Во-вторых, Церковь не нужно спасать, в ней нужно спасаться. То есть пытаться защитить Церковь как свою религиозную общину, преодолевать какие-то трудности – вполне достойное дело. Но делать это надо на своем месте, не рваться куда-то. Это и есть то самое христианское смирение, без которого спастись невозможно.

3. Монах по послушанию

Принимать судьбоносные решения по послушанию – нельзя! Пожалуй, ничего нельзя добавить к словам «отца современного монашества» святителя Игнатия (Брянчанинова):

«Прекрасно ваше желание – находиться в полном послушании у опытного наставника. Но этот подвиг не дан нашему времени. Его нет не только посреди мира христианского, нет даже в монастырях. Умерщвление разума и воли не может быть совершаемо человеком душевным, хотя бы и добрым и благочестивым. Для этого необходим духоносный отец, только перед духоносцем может быть явна душа ученика, только он может усмотреть, откуда и куда направляются душевные движения наставляемого им. …

…В этом смысле завещавает и апостол: не делайтесь рабами человеков (Кор. 7, 23). Он повелевает самое служение господам совершать духовно, а не в характер человекоугодников, но в характере рабов Христовых, творя волю Божию в наружном служении человекам (Ефес. 6, 6). У людей ли я ныне ищу благоволения, — говорит, — или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Не знаете ли, кому отдаём себя как рабы в послушание — человеку плотского мудрования или Богу — кому как рабы отдаёмся в послушание: или греху и плотскому мудрованию в смерть, или в послушание правде Божией и во спасение (Рим 6, 1)».

Действительно, мы не можем прозреть, насколько стоящий перед нами старец «духоносен». Даже лучший из старцев может оказаться в прелести, просто ошибиться, не понять человека. Поэтому советы мудрых священников стоит слушать, но относиться к ним трезво. Самые опытные духовники – только люди.

4. В монастырь – от несчастной любви!

«Я больше никого не полюблю!» — рыдает двадцатилетняя девушка или сорокалетняя женщина после разрыва с сердечным другом или даже мужем. И уходит трудиться в удаленной обители.

Хорошо, если в монастыре настоятель/ница с опытом, и послушание затянется на несколько лет – а там и героиня остынет. Плохо, если в монастыре ее примут с распростертыми объятиями, через два месяца она напишет прошение на постриг, которое тут же будет исполнено – чтобы помочь сестре справиться со страстями.

Еще через несколько месяцев или недель в сердце начинающей монахини утихнет любовный ураган, и она с ужасом задастся вопросом: «Кто я? Что я здесь делаю?!» — в лучшем случае, она уйдет из монастыря. В худшем – загонит себя в тяжелейшую депрессию или иное психическое расстройство.

5. «О, как прекрасно монашество!»

У меня нет образования, не сложились крепкие социальные и дружеские связи, семьи тоже нет, работа нелюбимая… А может у меня даже есть образование, друзья и любимая работа, но — о! Длинные одежды! Четки до полу! Струящаяся с клобука наметка! Ночные бдения и скромные труды! Как это прекрасно, не сравнить с этим уродливым миром.

А попробую-ка я себя в монастыре!

Нет, дорогой друг. Так в монастырь не уходят. В миру тоже красиво и прекрасно. И труды могут быть не менее скромные, и молитва не менее глубокая. А в монашестве могут быть послушания на коровнике, в канцелярии, в трапезной – физически или интеллектуально тяжелые, скучные, раздражающие, лишающие не то что молитвы – обычного здоровья.

Единственный смысл монашества – желание полностью и безоговорочно посвятить себя Христу. Страх, что в суете дней отдалишься от Него, и радость от того, что можешь быть рядом с Ним.

Здравствуйте. Пожалуйста, помогите мне разобраться. То, что со мной произошло, изменило меня, но мне страшно вспоминать об этом. Даже мимолётное воспоминание приводит в ужас. Я пыталась поделиться с родными… Теперь об этом не упоминаю. Всё началось в прошлом году. Я училась в Пензе, приехала на выходные домой. Когда я вошла в комнату, сразу посмотрела на икону Богородицы, а потом меня сильно потянуло в храм. Я сказала родным, что на следующий день пойду в храм и была крайне удивлена, когда они стали убеждать меня не идти. Они всегда были за то, чтобы мы с сестрой ходили на службу. Я не поддалась, это показалось мне странным, и пошла. Я была удивлена тем, что в этот день была служба перед иконой Богородицы. Но это не единый случай! Я легла спать, видела обычный сон и вдруг картинка меняется: я оказываюсь в храме перед иконой Св. Пантелеймона. Утром я рассказала сон бабушке. Сон оказался вещим. Этот день был днем св. Пантелеймона (возможно, я неправильно выразилась). Потом началось это. Это произошло дома, мы легли спать, я тоже. Уснула, но то, что произошло, было слишком реально. Я оказалась в комнате, где мы спали, где-то между полом и потолком. В комнате было светло и стерильно: не было штор, цветов. А передо мной — они. Они не стояли на полу, а, казалось, были на таком же уровне, как и я. Два существа, имевшие форму человека, но без ног, одежды, лиц. Тени. Я не видела лица, но чувствовала, что они переговариваются, ухмыляются. Меня охватил ужас, который даже описать не могу. Я чувствовала, что волосы у корней встали. Заставляла себя проснуться, но не могла. Один прыгнул на меня, я почувствовала сильный разряд тока в грудь и резко проснулась. Меня трясло, прошиб пот, бегали мурашки, слезы текли ручьём и покалывало в груди. Я не хотела повтора. Словами, скорее от испытанного ужаса, произнесла молитву и закрыла глаза. Опять эта комната и он, уже один. Наверное, прошли секунды, я не успела опомниться и он тоже… Снова разряд, снова неприятное ощущение в груди, слезы.
После этого заметила за собой привычку трясти ногой, начали ломить кости (мне 21 год), чаще стало посещать уныние, отчаяние, лень. Я как будто изменилась.
Потом повторилось снова — я тоже была дома, легли спать. А я как будто сплю и не сплю. Снова слишком реально. Я почувствовала себя снова между полом и потолком, прошла через зал, где спала мама, но я ее (маму) не почувствовала, как будто ее там и не было. Прошла мимо бабушкиной спальни: она там. Я зашла в ванную комнату, там было светло и… меня снова охватил тот ужас, снова попытки проснуться, молитвы от ужаса, которые как мне казалось были не искренни. И моя рука, которая против моей воли хлопала это существо не дотрагиваясь до него. Оно было маленьким черным клубочком, без лица, частей тела, но я чувствовала, и внутренне видела, что оно улыбалось. Какая то льстивая улыбка. Я чувствовала исходившую от него ненависть. Похоже хлопки ему надоели, я чувствовала, что злость его растет и он готовится прыгнуть. Меня захлестнуло отчаяние. Он прыгнул, я проснулась от сильного разряда в лицо, словно током ударило. Лицо покалывало, пот и слезы градом. Истерика. После этого отчаяние похоже стало моим спутником, стали посещать и мысли об убийстве родного человека, священника, о самоубийстве. Когда я бывала дома, прятала ножи от самой себя, я чувствовала, что схожу с ума. Я люблю свою семью и не хочу причинять им боли. Но тогда я боялась саму себя. И знала, что надо что-то делать, мне нужна была помощь. Кончать с собой мне мешало чувство запрета, что мне нельзя это делать, получу по заслугам. Я стала воровкой, лгуньей и обленилась вконец, знала только, что спать и есть, и кости к тому же ломили, места ногам не находила. Пошла в храм. Стала подходить к нему, что-то мешает, не дает пройти, словно отталкивает. Дорога к храму вела через небольшое кладбище. Я посмотрела на могилку. И поняла, что в ней только тело, мясо. А раньше побаивалась мертвецов. Поняла, что это как бабочка освобождается, оставляя свой кокон на земле и улетая, так и душа, оставляя тело, устремляется в положенное ей место. Я перекрестилась, «Господи помилуй» и смогла пройти дальше к храму, преграды больше не было. В храме не могла спокойно стоять: левое плечо словно кто тисками сцепил, как будто кость выворачивают. Не выдержала вышла из храма. Плечо как будто и не болело. Зашла в избушку, купила свечку и вернулась в храм. Плечо опять схватило. Прошла, поставила свечки, и поставила свечку Прс. Матроне со словами «Ты знаешь, чем помочь, помоги…» После службы собралась домой. Я хотела доехать на автобусе, у меня было 50 руб. Стала спускаться на остановку, стоит человек с протянутой рукой. Меня потянуло отдать эти деньги ему, но я прошла мимо. Это желание стало сильнее, «они ему нужнее». Я вернулась, положила денежку ему в руку, а сама пошла пешком. Я до дома дошла налегке, ноги как будто и не болели. Чувствовала, что это Матронушка мне помогла. Пришла и легла, голова все к подушке клонилась, но я не хотела спать. Только прикрыла глаза и сразу их открыла… В голове громко прозвучал голос женский, очень приятный, добрый. Он произнес только одну фразу о помощи, что-то типа «чем еще помочь» или что-то другое, я в своем тогдашнем состоянии уловила слово»помочь». Я хотела написать о своих переживаниях на бумаге, только начну и чувствую, что нельзя. Порвала.
После я еще в два храма сходила. Я хотела знать, что мне делать, нужна была помощь опытного человека. Хотела сходить к психологу, она еще директор воскресной школы при храме, может поможет. Не получилось, то я откладывала, то ее не было. Пошла в храм, там в ячейке стояли книжечки для продажи. Зрение у меня плохое, название читать не стала, потянулась за одной. «Православная исповедь». Я чувствовала, что это ответ на мой вопрос о том, что мне делать. Приехала домой, сходила в храм, исповедалась, но не причастилась. Я забыла многие свои грехи, но те, что терзали душу, исповедовала. Мне было плохо за то, что меня не наказали за мои грехи. А они тяжкие: надо было пальцы отрубать за мое воровство, язык отрезать за мою ложь и обман, за осквернение иконы, за блудодейство, за блудные мысли, за желание смерти родному человеку, священнослужителю, за попойки по вечерам. Прости, Господи, и помилуй.
После исповеди стало немного полегче, уехала на учебу. Перед зачетом увидела во сне тетрадь свою с зачетной работой. На ней ярко красными буквами было написано: «…(начало не помню) По благословению Господа Иисуса Христа зачтено». Когда я пришла в институт, работа была зачтена. Перед устным зачетом перекрестилась со словами «Господи, благослови!» и… получила зачет (когда на очном отделении этот преподаватель мне экзамен не поставила). Она задала вопрос, который я знала, а второй вопрос даже не спросила. Для меня это было чудо.
Это произошло тоже дома. Легли спать. И снова это чувство: я между полом и потолком в нашей бане. Передо мной, боком (я находилась по левую сторону от нее) на коленях стояла женщина и молилась о своем сыне. Было ощущение, что она обращалась ко мне, хоть и стояла, как я заметила, лицом на запад. Я с ухмылкой сказала ей, что Бог милостив. В этот момент открылась печная дверца, скользнул яркий луч света. Послышался мужской голос: «Дух Святый отошел». Женщина сразу исчезла, стало очень темно. Я теперь стояла лицом к двери. Я чувствовала, как сгущается мрак, его можно было пощупать. В нем что-то копошилось, послышались противные голоса «Потяни меня за нос…» И раздался мужской голос, он сказал: «Уходи отсюда, сам сатана здесь». Я оказалась на улице, между нашим домом и баней. Не было времени года, все было серым, без листьев. Я ощутила сильное одиночество, как будто я совершенно одна. Я заставила себя проснуться. Помолилась и снова уснула. И снова в бане, но меня окружал свет, остальная часть бани была во мраке.
А на краю, где кончается свет и начинается мрак, сидит оно, как и в прошлый раз, на зеркале и ухмыляется, даже ластится ко мне. Но ужас заставил молиться и усердно. Я просила помощи. И вдруг ощутила в руках маленькую баночку с освященным маслом, я обмочила в нем пальцы и во Имя Отца и Сына и Святого Духа перекрестила это существо. Оно отлетело в сторону и со злобой уставилось на меня, а свет, окружавший меня, распространился, охватывая радиус побольше. Я в ужасе начала крестить себе руки, ноги. Я ощущала на пальцах это масло, потом почувствовала, что оно пересохло и проснулась. Было страшно от непонимания того, что это за встречи и благодарность за великую милость Бога, что помог мне.
Кости не переставали болеть, уныние, отчаяние не проходили. Я заметила, что серединки моих ладоней стали пульсировать. В ладони стало отдавать теплом, когда я не прикасаясь водила ими над кем-то (я проверила на сестре, на небольшом расстоянии от нее я водила рукой и чувствовала исходящее от нее тепло) и холодом, когда над столом или другим предметом. В руках скапливалась энергия и было ощущение, что поверь действительно в то, что я сдвину кружку, так и было бы. Вокруг тела стала видеть что-то похожее на прозрачное, но плотнее воздуха, серебристое что-то. Оно выделялось и повторяло контуры тела. Сначала меня это испугало, потом свыклась, да и видела я его не всегда. Я начала читать Библию. Поняла, что я очень мало знаю, появилось стремление к знанию, но не ВУЗ-овскому, а к тому, которое рассказывает о душе, религии. Родные заметили, что со мной происходит что-то не то. Попытки рассказать об этом, заканчивались для меня плачевно. Но почему? Ведь это не сон, не вымысел, я все чувствовала физически, реально!
Потом перестала им рассказывать об этом, видела, что они начинают злиться. «Не молишься, вот и лезет в башку всякое!»
Я решила стать лучше, не делать глупостей. Но без посещения храма срывалась. Я устала от этих кошмаров, не могла избавиться от страха перед случившимся. Любое место, где я «их» видела (комната, ванная комната, баня) вызывает неприятное воспоминание. А в баню я вообще стала бояться ходить.
Уже в Пензе, вдали от дома, в общежитии, где я жила, это произошло снова, но другое. Я поменяла местами подушки и легла спать. Я оказалась в этой самой комнате, где спала между полом и потолком, между столом и кроватью. А напротив, на другой стороне стола было Оно. Это было светящееся существо. Я настолько была напугана прошлым опытом, что не заметила одной детали: меня не окутывал ужас, не было страшно и холодно. Было только тепло и приятный покой. Я швырнула в Него попавшейся стопкой журналов. Но Оно улыбалось. От Него исходила искренняя любовь (хотела бы я также любить, как Оно). Я не видела Его тела, конечностей. Оно светилось и казалось бесформенным. И все же я видела, что Оно улыбается. Оно стало подходить ближе, я отступала в сторону. Перекрестила Его, но почувствовала вибрацию и мою руку отбросило в сторону, перекрестила снова — опять отбросило. Оно подошло совсем близко, и я увидела, как из меня вышло три темных существа, похожих по форме на шарики. А Светлое существо мягко слилось со мной, и я резко проснулась. Кости не болели, в ладонях перестало пульсировать, на душе невыразимый покой и сладкая тишина.
Сейчас, я чувствую, что этот мир угнетает меня своими «порядками»: дискотеки, курево, алкоголизм, разврат, стремление к власти, карьере, деньгам, брань — все это стало чуждым для меня. Мое прошлое — как эпизод из жизни другого человека. Я учусь на факультете русского языка и литературы — но эта литература претит мне, мне стала ближе духовная литература. Я стала чувствовать, что мой дом там, где воспитывают смирение, там, где можешь послужить Тому, Кого любишь. Среди вас мой дом, а не здесь. И я тоскую по нему. И хочу пойти в монастырь, так как там мой дом. И я чувствую это. Это мой путь и внутренне я отдаляюсь от современного общества. Мне стало тяжело жить в миру. Я не хочу ничего, что из этого мира: ни карьеры, ни власти, ни замужества, хотя я очень люблю детей. Я уйду в монастырь, хотя родные против. Но сначала отдам долги (мама с бабушкой воспитали меня, не хочется быть не благодарной). Пожалуйста, помогите мне понять, что произошло и может вы знаете женские монастыри в лесу или глубинке, где немного людей. Заранее спасибо. Прошу ваших молитв.

Кристина
г.Никольск
Россия
Православная
Дата — Tuesday, 22 Sep 2009, 03:58:07