Подвиг княгини Ольги

Подвиг святой Ольги и судьба России

Могут быть различные мнения относительно роли святой равноапостольной Ольги в судьбах нашего Отечества, но для всех бесспорен тот образ, который запечатлен навсегда в нашей национальной памяти. Это величественный образ женщины с несокрушимой волей и высоким достоинством, несокрушимым мужеством и с подлинно государственным умом.

Святая Ольга — необычайно цельная личность, подлинно великая женщина, силою обстоятельств вставшая во главе огромного, еще формирующегося государства. Святая Ольга оказалась достойной того исторического жребия, который ей выпал. Более того, Промыслом Божиим именно ей выпала честь сделать выбор, который определил последующую судьбу России, а самой княгине определил церковное почитание как равноапостольной.

Нет смысла впадать в сложные, не бесспорные и, по сути, бессмысленные изыскания о «национальном» — славянском или варяжском происхождении равноапостольной княгини. Ее имя — Ольга – скандинавское, оно существует по сей день в Дании и в Швеции в форме «Хельга». И до св. Ольги в главе начинающейся Руси мы видим одни скандинавские, «варяжские» («ославяненные» или искаженные) имена викингов шведского, норвежского или датского происхождения — Рюрик, Трувор (шведское — Тревор), Синеус (шведское — Сениус), Аскольд, Дир (оригиналы этих имен трудно установимы), Олег (датское — Хельге), Игорь (шведское Ингвар), Свенельд.

На княгине Ольге варяжский ряд имен Рюриковичей прерывается. Далее идут имена славянские. Сын Ольги — Святослав, ее внук – Владимир.

Это неслучайно. Норманны, варяги быстро усваивали язык того этнического большинства, с которым они связали свою судьбу. И в этом нет ущерба тем народам, что испытали норманнское воздействие. Воздействие это было чувствительным по всей Европе, на заре формирования ее наций и государств.

Нет от варяжского призвания ущерба достоинству России, ведь ее «славянство» не в этнической «чистоте» (подобного и в помине нет), а в первенстве славянского языка среди многообразия ее народов и этносов. Не страдает же национальное достоинство французов и их языка оттого, что одна из крупнейших провинций Франции так и называется – Нормандия.

И еще одно не маловажное обстоятельство. Она, св. Ольга, первой из семейства, из династии Рюриковичей приняла христианство. Богослужебный язык христиан Руси того времени, бесспорно уже был славянский. Для нее, варяжской аристократки, христианская вера открывалась той своей глубинной стороной, которая и ныне не до конца ясна для наших современников.

Христианская вера – эта вера благородная, это вера благородных людей. Благородных по духу, не по сословному происхождению, социальному положению. В основе христианства — все признаки истинного благородства: любовь к ближнему до самопожертвования, милосердие, самоотвержение. Даже к врагам проявляются милосердие, снисхождение и всепрощение, парадоксально сочетаемые с непререкаемой стойкостью в следовании принципам веры и в отстаивании этих принципов.

Честность, неприятие лжи, чистота нравственная, высокое личное достоинство, отличное от гордости и ей неподвластное — все это было в высоком совершенстве корпоративных проявлений древней христианской общины. В ней каждая личность бесценна и уважаема, поскольку каждая личность уникальна, поскольку каждая ценна для Бога. Ведь Основатель этой веры пришел на Землю и открыл врата спасения для всех и для каждого человека.

Этому благородству по-своему не чужды были древние странники морей варяги-викинги. Без этих качеств не могли жить дружины варягов — купцов-разбойников, суровых, жестоких воинов и бесстрашных мореплавателей. Они – норманны-варяги — обогнули Европу и достигли африканских берегов древнего Карфагена. Они, герои северных вод, доходили до полярных льдов, населили Исландию и юг Гренландии, пришли в доколумбову Америку.

Они, викинги-варяги, прошли водными путями в Каспий и к берегам Персии. Они потрясали стены «столицы мира» Константинополя-Царьграда, где больше неслыханных богатств и роскоши впечатлили их чудеса и красота «греческой» Веры, и где их соплеменники уже давно служили в элитарной наемной гвардии императоров.

Варягам было хорошо известно, что без взаимной выручки, без преданности воинов дружине и князю-конунгу, без самоотверженности и способности к самопожертвованию не выжить ни их ладье-драккару на море-океане, ни на суше дружине в смертном бою. И во внешнем сравнении христиане имели что-то сродственное им, варягам.

Даже храмы христиан строятся по принципу и форме корабля, и сама окружающая жизнь у них – это «море житейское», а община — как команда корабля, плывущая сквозь бури и напасти «житейского моря». И Путеводитель в сем бурном странствии – сам Основатель этой Веры, показавший удивительный, парадоксальный пример высшего благородства в жертвенной любви до крестной смерти.

Святая Ольга – знатная варяжка по происхождению, и унаследованные ею от предков-мореплавателей и воинов «доминантные признаки» проявились в ней столь сильно и полно, что отразились навсегда в национальной памяти.

В житии святой Ольги сохранилось некое народное воспоминание о ней, о том ее «доминантном качестве», которое, проявившись в юности, стало определяющим на всю дальнейшую жизнь. Вот фрагмент из жития благоверной равноапостольной княгини Ольги (по святителю Димитрию митрополиту Ростовскому).

«Князь Игорь, достигнув юношеского возраста, занимался охотой. Случилось ему, во время охоты по окрестностям Новгорода, зайти в пределы Пскова; выслеживая зверя около помянутой веси Выбутской, (весь Выбутская, — село Выбутино или Лабутино в двенадцати верстах от Пскова вверх по реке Великой. В начальной Летописи (под 903 г.) сказано, что родиной блаженной Ольги был Псков, откуда и привел ее Олег Игорю, и где она была, вероятно, дочерью одного из наместников или бояр) он увидел на другой стороне реки место, удобное для лова, но не мог туда попасть за неимением лодки. Спустя немного времени Игорь заметил какого-то юношу, плывшего в лодке; призвал его к берегу, он велел себя перевезти на ту сторону реки. Когда они плыли, Игорь; внимательнее всматриваясь в лицо гребца, увидел, что последний не юноша, а девица; то и была блаженная Ольга, выделявшаяся своею красотою. Красота Ольги уязвила сердце Игоря; в нем разгорелась похоть; и он начал прельщать ее словами, склоняя к нечистому плотскому смешению.

Блаженная же Ольга, уразумев помыслы Игоря, разжигаемого похотью, пресекла беседу его, обратившись к нему, точно мудрый старец, с таким увещанием: «Зачем смущаешься, князь, замышляя дело неисполнимое? Слова твои обнаруживают твое бесстыдное желание надругаться надо мною, чего да не будет! Я об этом и слышать не хочу. Прошу тебя, послушайся меня и подави в себе эти нелепые и позорные помышления, которых нужно стыдиться: вспомни и подумай, что ты князь, а князю для людей должно быть, как правителю и судье, светлым примером добрых дел; ты же теперь близок к какому беззаконию?! Если сам ты, побежденный нечистою похотью, будешь совершать злодеяния, то как же ты будешь удерживать от них других и судить справедливо своих подданных? Оставь такое бесстыдное вожделение, которого гнушаются честные люди; и тебя, хотя ты и князь, последние могут возненавидеть за это и предать позорному осмеянию. Да и то знай, что, хотя я и одна здесь и бессильна по сравнению с тобой, ты все-таки не одолеешь меня. Но если бы даже ты мог и одолеть меня, то глубина этой реки мне тотчас же будет защитой: лучше мне умереть в чистоте, похоронив себя в сих водах, чем быть поруганным моему девству».

Такие увещания к целомудрию, обращенные блаженною Ольгою к Игорю, образумили последнего, пробудив в нем чувство стыда. Он молчал, не находя слов для ответа; так они переплыли реку, а потом расстались. И удивился князь, столь выдающемуся разуму и целомудрию юной девицы. Действительно, подобный поступок блаженной Ольги достоин удивления: не зная истинного Бога и Его заповедей, она обнаружила такой подвиг в защите целомудрия, тщательно охраняя чистоту своего девства, она образумила юного князя, укротив его похоть словами мудрости, достойными ума мужа.

Конечно, это легенда, но легенда – не миф. В этой легенде большая внутренняя правда. Если самого случая подобного и не было, то его изложение – прекрасный повод показать целомудренный образ Ольги, образ цельной личности, наделенной настоящим чувством собственного достоинства и житейски мудрой. Она «бережет честь смолоду», а ее увещание Игорю содержит наставления по управлению людьми. Ольга в этой легенде – человек ума государственного. И еще отметим, что Ольга – неизмеримо более сильная натура, нежели Игорь, и в этом также проявился своеобразный «историзм» легенды, ибо так и было в исторической реальности.

А ее жестокость? Какова страшная месть овдовевшей княгини древлянам за убийство мужа! Казалось бы, репутация Ольги, будущей христианки, скомпрометирована этой известной историей. Но обратимся к содержанию самого происшествия. Заметим, что события, связанные с древлянами, нельзя отрывать от общих примет времени и от той ситуации, того положения, в котором оказалась княгиня. Ольга была ответственна за общее положение на Руси, за судьбу будущего государства и уже неразрывно связанного с ним княжеского семейства.

Княгиня Ольга сжигает в бане древлянских послов

Не прими Ольга тех мер, жестоких, но «понятных» всем и каждому на бескрайних просторах Руси, то, безусловно, будущее для населявших ее территорию племен было бы другим. Княжеская власть утратила бы авторитет, ее бы нигде ни во что не ставили бы. Объединяющее начало оказалось бы подорванным в основе. Кровавые межплеменные усобицы наполнили бы Русь, а судьба наследников Рюрика была бы плачевна. Ольга поступила с древлянами «резко», но мудро.

Достоинство и авторитет власти были восстановлены в полной мере. Ибо «слухом земля полнится», и, безусловно, весть о том, что вдовствующая княгиня держит власть «крепкой рукою», прошла по всей земле и дошла даже до всех последующих поколений. И усобиц не было при Ольге, и жила земля «тихо». А власть могла заниматься насущными делами всей нации, а не тем, чтобы успокаивать и усмирять «умы» и «души», думать о самосохранении.

В возмездии Ольги древлянам нет плоской вульгарной мести, садистской жестокости. Получили «свое» и хватит, довольно. Действительно, ведь никаких более известий о «крутости нрава» русской княгини нет. Святая Ольга «местью» не упивалась и ею не жила. Ее «акция возмездия» — всего лишь адекватная мера в силу общего положения многоплеменной Руси и ее единой власти, в силу положения на Руси, создавшегося в результате «протестных действий» древлян.

Но в чем же подвиг святой Ольги? Ведь не в том же, конечно, что она «извела» мятежных «сепаратистов» древлян во благо будущей России и династии Рюриковичей. Невозможно о такой великой личности, как св. Ольга, сказать исчерпывающе в кратких словах. Но нельзя не отметить историю крещения св. Ольги в Царьграде.

Согласно ее житию, святой Полиевкт, патриарх Константинопольский, благословляя св. Ольгу, обращается к ней после ее первого причастия со словами: «Благословенна ты среди жен Российских, ибо ты, оставив тьму, взыскала истинного света; возненавидев идольское многобожие, ты возлюбила единого истинного Бога; ты избежала вечной смерти, обручившись жизни бессмертной. Отселе тебя будут ублажать сыны Российской земли».

Летописное сказание о предшествовавших крещению Ольги событиях весьма своеобразно. Вот Ольга ждет, ждет долго, месяцами, когда ее примет император. Ее достоинство великой княгини получает тяжкое испытание, как и испытывается ее стремление получить истинную веру, стать сопричастной вере через Святое Крещение. Главное испытание – перед самим крещением. Это знаменитое «предложение руки и сердца» восхищенного русской княгиней византийского императора. И летописная версия, думается, не точна. По ней, по летописи Ольга укоряет императора, как, мол, можно думать о браке до крещения, а вот после крещения – посмотрим. И просит императора быть ее восприемником, т.е. крестным отцом. Когда же после крещения император возвращается к своему брачному предложению, Ольга напоминает ему, что брака между «кумовьями» быть не может. И восхищенный император восклицает: «Перехитрила ты меня, Ольга!»

В этом сообщении есть безусловная историческая основа, но есть и искажение, возможно, «по разуму» сохранивших предание. Историческая правда угадывается в следующем. На троне «всемирной» Византийской империи был тогда Константин Порфирогенет (т. е. «Багрянородный»). Это был человек более чем незаурядного ума (он автор знаменитой книги «Об управлении империи», в которой содержится и известие о начале Российской Церкви). Константин Порфирогенет был прожженный политик и политик удачливый. И уж, конечно, он был достаточно образован, чтобы помнить о невозможности брака между крестным отцом и крестной дочерью. В этом эпизоде видна «натяжка» летописателя. Но, правда в том, что «предложение руки и сердца» скорее всего, было. И было оно, вероятно, вполне в духе знаменитого византийского коварства, а не простодушного восхищения «варварской», в восприятии византийца, княгиней далекой Руссии. Поставило же это предложение русскую княгиню в весьма неприятное положение.

Вот какова должна была быть подлинно «византийская» по хитрости суть императорского «предложения руки и сердца», его подтекст.

«Ты, пришелица, княгиня далекого, но мощного государства, которое населяют честолюбивые воители, не раз уже потрясавшие стены «столицы мира» Царьграда, где сейчас ты ищешь истинной Веры. О том, каков воин твой сын, Святослав, слава гремит по всем странам и нам известна. И о тебе мы знаем, сколь ты сильна духом, властная рука твоя держит в покорности множество племен, населяющих твою землю. Так зачем же пришла ты, княгиня из рода завоевателей-честолюбцев? Действительно ли ты хочешь получить истинную Веру и только? Вряд ли! И я, император, и мой двор подозреваем, что, приобретая крещение и становясь нам единоверной, ты хочешь приблизиться к трону византийских императоров.

Посмотрим, как ты обойдешься с моим предложением! Так ли ты мудра, как об этом идет слава! Ведь отказать императору впрямую – это пренебрежение оказанной «варварке» честью, прямое оскорбление императорскому трону. А если ты, княгиня, несмотря на свой солидный возраст, согласишься стать императрицей Византии, то тогда ясно, зачем ты к нам пришла. Ясно, почему ты, несмотря на уязвленную гордость, месяцами ждала императорского приема! Ты такая же честолюбивая и коварная, как и все твои предки варяги. Но мы не допустим, чтобы вы, варвары, были на троне благородных ромеев. Ваше место – место наемных воинов -служить ромейской империи».

Этот гипотетический монолог исчерпывает содержание предложения Константина Багрянородного. Ответ Ольги прост и мудр. Ольга не только мудра, но и находчива. Благодаря своему ответу, она сразу получает искомое – Крещение в Православную Веру.

Ее ответ – это ответ и политика, и христианки. Он гениален. Вот его смысл. «За честь породниться с великим Македонским (так называлась правящая тогда династия) императорским домом благодарю. Давай, император, породнимся. Но родство наше будет не по плоти, а духовное. Будь моим восприемником, крестным отцем!»

А — в скобках следует: «Мне, княгине, и нам, русским христианам, нужна истинная, спасительная Вера, которой вы, византийцы, богаты. И только. А ваш залитый кровью, опозоренный всеми пороками и преступлениями трон нам не нужен. Мы будем созидать свою страну на основании общей с вами Веры, а остальное ваше (и трон тоже) пусть остается у вас, как данное Богом на ваше попечение». Такова суть ответа святой Ольги, который открыл ей и России путь к Крещению.

Это и был подвиг! И искомая вера была получена, и честь России была спасена, и исторический выбор для России сделан!

Вспомним Пушкина. Вот что писал он П.Я.Чаадаеву 19 октября 1836 года. «…У греков мы взяли Евангелие и предания, но не дух ребячливой мелочности и словопрений. Нравы Византии никогда не были нравами Киева…» Этот выбор был сделан святой княгиней Ольгой. Он определил независимый путь России, как православной страны, в последующей мировой истории.

Святая Ольга – равноапостольная благоверная княгиня. Равноапостольная, потому что проповедовала Христа в пределах России. Проповедовала не только своим примером крещения, которому, конечно, последовали многие, как было принято следовать за своим князем, княгиней. Известно, что она созидала храмы в разных концах древней Руси, даже на берегах реки Наровы. Народная память долго хранила и хранит поныне память о ряде мест, связанных со святой Ольгою, как с просветительницею Руси. Важна и память о построении ею в Киеве деревянного храма Святой Софии, Премудрости Божией. Этот храм погиб в огне гигантского пожара, охватившего Киев в 1017 году. Правнук св. Ольги Великий князь Ярослав Мудрый на месте этого храма воздвиг к 1037 году каменный храм, который украшает Киев и поныне.

Среди фресок собора святой Софии в Киеве есть и изображение святой Ольги в беседе с императором Константином Багрянородным. На этой фреске XI века, безусловно, сохранены портретные черты святой равноапостольной княгини Ольги – великой в истории Русской Церкви и в истории России.

Тропарь

Крилами богоразумия вперивши свой ум, возлетела еси превыше видимыя твари: взыскавши Бога и Творца всяческих, и Того обретши, пакирождение крещением прияла еси. Древа животного наслаждаюшися, нетленна во веки пребываеши, Ольго приснославимая.

Кондак

Воспоим днесь благодетеля всех Бога, прославльшего в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам наших грехов оставление.

 Подвиг святой равноапостольной княгини Ольги 

Равноапостольный — именование святых, которые особо прославились проповедованием Евангелия, обратили целые народы в христианскую веру, основали национальные церкви.

В Православии равноапостольными именуют святую Марию Магдалину, святую первомученицу Фёклу, мученицу Апфию, святого Аверкия, епископа Иерапольского, святых царя Константина и мать его Елену, святую Нину, святого Патрика, святого Бориса, крестителя Болгарии, святых Кирилла и Мефодия, святых князя Владимира и княгиню Ольгу, святого Николая, архиепископа Японскому.

***
Языческое имя Ольги (Хельга) означает «святая».
Христианское имя святой Ольги — Елена (в переводе с древнегреческого «Факел»), стало выражением горения её духа.

***
Составители «Степенной книги» (1560-1563 гг.: «Степенная книга» — грандиозный исторический проект эпохи Ивана Грозного, выдержана в духе концепции Москва — третий Рим. В ней утверждается идея о божественном происхождении самодержавной власти, связывается происхождение царствующего рода с римским императором Августом, наследниками которого объявляются киевские, а затем владимирские и московские князья) поместили житие княгини на первом месте — вне степеней.

Без ее предварительных трудов по христианизации Руси не была бы возможна быстрая победа христианства при св. Владимире.

Именно через Ольгу Русь усвоила традиции Восточной Церкви (из Византии). Это было промыслительно, и орудием промысла Божия выступила она, первая русская святая, равноапостольная.

Такие черты ее духовного облика, как мудрость, спокойствие, способность к молитвенному подвигу, к государственному и культурному творчеству, навсегда определили архетип русской святости.

ПВЛ (через 140 лет после кончины Ольги): Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи.

Происхождение

Жизнь Ольги историкам и богословам приходится реконструировать по крупицам, сведений очень мало.
Вот что известно о происхождении Ольги. Родом она с Псковщины. В IX в. небольшое торгово-ремесленное поселение Псков не было еще великим городом. Неподалеку, по реке Волхов, проходила главная магистраль пути из варяг в греки. Ею пользовались греческие, арабские и норманнские купцы, а порой появлялись на своих грозных ладьях отряды викингов.

Общерусское правительство князя Олега стремилось контролировать весь путь из варяг в греки. Для этого требовались таможенные чиновники, воины сторожевых отрядов и начальники переправ, набиравшиеся в основном из варягов. Одним из представителей этой военно-торговой аристократии был отец Ольги, варяг, заведовавший переправой в Выбутской веси. Там и увидела свет будущая равноапостольная святая.

Ольга с детства общалась с разными людьми, представителями разных религий. Многое запомнилось, усвоилось.

Ольга представляет собой особый тип женщины, который можно определить как «вещая дева». Такова потом Феврония Муромская, таковы св. блаженные Матрона Московская и Ксения Петербургская. Господь будто непосредственно говорит с ними, открывая заранее свой промысл. Они «ведают», «слышат» то, что будет, наперед; знают о том, о чем естественным образом узнать невозможно, только сверхъестественным. Эти женщины богодухновенны.

Встреча с Игорем и замужество

Легендарное сказание «Степенной книги» так рассказывает о встрече князя Игоря и Ольги. Молодой князь (примерно 22-25 лет) забрел во время охоты в псковские леса и захотел переправиться на другой берег реки Великой. Итак, Игорь кликнул лодку, что была неподалеку. Уже сидя в ней, князь обнаружил, что перевозчик — красивая девушка. Князь стал домогаться ее и получил мудрую и резкую отповедь, с угрозой утопить и себя, и князя, если тот вздумает применить силу. Пристыженный Игорь уехал, а вскоре прислал к целомудренной Ольге сватов.

Согласно же Повести Временных Лет, на красоту и ум Ольги обратил внимание во время одной из своих поездок в Псков Олег.

Как бы то ни было, в 903 г. устроился брак Ольги с князем Игорем (дата ПВЛ). Ольга, видимо, не была ни первой, ни единственной женой Игоря, но сразу стала любимой. Так что «име же Игорь потом ины жены, но Ольгу, мудрости ее ради, паче иных чтяше».

Мудрость Ольги сыграла весьма важную роль в становлении русской государственности и при выборе веры.

Интересы купцов и дружинников

В те времена в Киеве было уже немало христиан, была церковь св. Илии. Но в основном его населяли все-таки язычники. Христианами были в основном купцы варяжского и славянского происхождения, язычниками — силовики (дружинники князя, воины). Соответственно одни и другие лоббировали свои интересы: купцы-христиане были за мир с Византией и за взаимовыгодные отношения с другими народами, использовавшими великий водный путь из варяг в греки. Воины-язычники были настроены радикально: Русь и только Русь должна владеть великим путем, Византию надо поставить на колени перед собой, расширять территории, безжалостно уничтожая всех непокорных.

Мудрая Ольга, еще не будучи христианкой, поддерживала партию купцов. Она как женщина хотела мира с другими народами, интеграции культур, взаимопонимания. До поры до времени ей удавалось влиять на князя Игоря и отговаривать его от военного экстремизма. Но у них подрастал сын Святослав, который с детства жил военными походами и мечтами о том, что Русь станет владычицей мира.

Партия Ольги и партия Святослава: византийские авантюры

И вот Святослав возмужал, отец стал считаться с его доводами. У них появились «мужские» дела. Видимо, с подачи сына в 941 г., когда истек срок русско-византийского мирного договора 911 г., Игорь собрал мощную армию и двинулся на Константинополь. Сколько было тогда Игорю? Лет 65. Святославу? Видимо, к 30. Они оставили жену и мать, княгиню Ольгу, присматривать за Киевом, а сами ушли в поход. Разоряя все на своем пути, русы в своих ладьях дошли почти до Цареграда. Однако у местечка Иерон на Босфоре, применив наводящий ужас «греческий огонь», византийцы разгромили флот Игоря.
В 943 г., Игорь, подстрекаемый Святославом, снова собирается в поход на Византию: «Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и славян, и кривичей, и тиверцев — и нанял печенегов, и заложников у них взял, — и пошел на греков в ладьях и на конях, стремясь отомстить за себя». Войско было настроено решительно, ясно, что реванш был не за горами.

Дойдя до Дуная, Игорь остановился и вступил с греками в переговоры о мире. Те обещали денежные подарки и возобновление выплаты дани; но что это было в сравнении с полным разгромом Византии?

Почему же изменились планы Игоря? Видимо, в скрытой борьбе за влияние на него победила партия мира, возглавляемая Ольгой.

Кончина Игоря

Почти сразу по заключении договора (944 г.) алчные дружинники втянули Игоря в новую авантюру. Позавидовав отрокам воеводы Свенельда, которые «изоделися суть оружьем и порты», воины побудили князя обобрать древлян. Взяв с них немалую дать, Игорь решил, что что-то у них еще осталось. Он отпустил дружину: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». Но древляне во главе со своим князем Малом решили, что дешевле будет избавиться от Игоря, чем потворствовать его жадности. Безрассудный князь нашел ужасный конец в лесу под Искоростенем. Его разорвали надвое березами, не удостоив даже приличных похорон. Ольга и Святослав в это время были в Киеве.

Месть Ольги

По языческим правилам победитель является наследником побежденного. Древлянский князь Мал решил не отступать от традиции, завладеть престолом (киевским) побежденного Игоря. Но при наличии вдовы взойти на княжеский трон можно было, только женившись на вдове. Мал готов был на это и отправил к Ольге 20 сватов-парламентариев.
Тогда еще не христианка Ольга прекрасно знала языческие обряды и обычаи, согласно им и действовала. Она начала со сватами ритуал свадебной игры: жених получает невесту, только отгадав ее загадку, в противном же случае лишается головы. Ольга обещала особенно «почтить» сватов, и они не почувствовали подвоха. Между тем это была первая Ольгина загадка: «почтить» кого-то по-славянски означало и «оказать честь» и «отомстить», «убить». Древляне не додумались правильно истолковать обещание княгини.

Далее Ольга велела им: «Ныне же идите в свою ладью и ложитесь в ладью с гордостью, а утром я пошлю за вами, вы же говорите: ни едем на конях, ни идем пешком, но понесите нас в ладье; и вознесут вас в ладье». Послы восприняли это как часть обряда сватовства, когда сваты, чтобы обмануть злых духов, приезжали «ни пешком ни на лошади», «ни днем ни ночью». Они не учли того, что ладья была традиционной погребальной принадлежностью славян и скандинавов. В ладье прямо до могилы — глубокой ямы — донесли Ольгины воины сватов и похоронили там.

Далее Ольга прислала древлянам требование отправить в Киев 50 лучших мужей в качестве сватов. Этим она предложила для начала пойти в баню. Они приняли это за заботу, не подумав, что так обмывают покойников перед преданием погребальному огню. Ольга сожгла их в бане.

После второй мести Ольга собралась пойти на древлян сама и уничтожить их на месте. Велела им приготовить богатое угощение для тризны по Игорю, которая перейдет в свадебный пир. Вот только не поняли древляне, что тризна эта будет по ним, кровавая и страшная. Все получилось, как задумала Ольга. Древляне упились хмельным медом, и киевские воины их перерезали, как цыплят.
Сколько тогда лет было Ольге? По крайней мере за 50, если она в 903 году вышла за Игоря. Почему она так поступила? Дерзну предположить: она прекрасно понимала, что не ее красота и пылкая влюбленность в нее стали причиной сватовства Мала. Ольга знала себе цену, знала, что она — пожилая женщина, у которой взрослый сын, будущий властитель Киевской Руси. Пока она не могла доверить ему управление государством, поскольку не доверяла его военным амбициям, считала провальной политику, проводимую им, предвидела его бесславную кончину, надеялась как-то скорректировать его судьбу. В ее планы не входило передавать правление Малу, убийце мужа. Ольга все еще была язычницей: коварной, хитроумной, хладнокровной. И проделала с древлянами то, что проделала.

Расправившись с древлянами, Ольга вернулась в Киев. Но, вероятно, поняла, что они отомстят. И тогда вернулась, осадила Искоростень и сожгла город. На этом дело было сделано: князь Мал и его дружина, все — мертвы. Врагов, претендующих на киевский престол, не осталось.
***
Ольга снова вернулась в Киев. И тут… встал вопрос о ритуальном убийстве вдовы и сжигании ее на жертвенном огне.

Ольга выбирает жизнь — Христа

Есть такая гипотеза, которая кажется правдоподобной. Партия дружинников-язычников ждала от княгини, что она отправится вслед за своим господином. Правда, по-видимому, у Ольги оставалась свобода маневра, поскольку тело Игоря не было доставлено в Киев. Об этом ничего не известно. А может быть, княгиня, не желавшая отправляться вслед за супругом, все предусмотрела и сама отказалась от мысли привезти его останки на родину?

От Ольги ждали решения, и она мучительно раздумывала, как избежать ритуального самоубийства. Уходить из жизни ей было нельзя: не оставить любимого Святослава; да и месть древлянам обеспечивает адовы муки по ту сторону земной жизни. Ольга помнила рассказы тех людей, с которыми общалась в детстве. Их вера различалась. Но иудеи, мусульмане, христиане — все говорили о суде над душой и ее определении по результатам земного пути. И Ольга им доверяла: разные, они сходились в одном — преступнику место в аду. А то, что она сделала с древлянами — преступление.

В Ком мы ищем утешения в минуты отчаяния? Во Христе. И Ольга обратилась к Нему. Все, что произошло с ней за последнее время, было промыслительно — обстоятельства гибели Игоря, дикая расправа с древлянами и раскаянье, боязнь адовых мук, направляли Ольгу в сторону христианства. И она сделала выбор — за себя и, фактически, за всю Русь.
***
Нужно было ехать в Царьград, чтобы, крестившись там, получить поддержку не только киевских христиан, но и Византии.

Крещение

Летом или осенью 944 года св. Ольга прибыла в Константинополь ко двору императора Романа Лакапина (ПВЛ датирует крещение Ольги 955 годом, приписывает его Константину Багрянородному, но историки доказывают, что это не так). Император принял ее с радостью: хорошо иметь Русь в союзниках. К тому же император был вдов и решил жениться на княгине: почему бы не расширить таким образом границы империи?
Ольга, как и в случае с Малом, все отлично понимала. Но не могла отказать прямо: ей нужна была уния с Византией; однако в планы ее не входило превращать Русь в периферию Римского царства. Она со свойственной ей прозорливостью видела в Руси преемницу Царьграда. Так все и выйдет, но не скоро.

А пока Ольга дала Роману весьма остроумный ответ: я язычница, окрести меня, будь моим восприемником, потом поговорим о браке.

Роману и в голову не пришло, что женщина, да еще всю жизнь прожившая в язычестве, может знать тонкости церковных установлений. С чего бы? Но Ольга, конечно же, изучила предмет, с которым предстояло иметь дело. Она изучила установления веры, в которой предстояло жить ей и ее потомкам во всех коленах. С другой стороны, Роман сам мог не знать о невозможности брака между крестным и крестницей. Рядовой матрос, достигший царской порфиры, «господин Роман василевс был простым и неграмотным человеком, не принадлежавшим <…> к тем, кто с самого начала следовал ромейским обычаям…».

Соглашение было достигнуто, и вскоре в Святой Софии Константинопольской император Роман и его сын патриарх Феофилакт крестили Ольгу с именем Елены, как мать Константина Великого. В этом имени заключалась целая программа действий по обращению Руси в христианство. Патриарх обратился к святой княгине со словами, которые можно назвать Благовещением русскому народу: «Благословенна ты в женах русских, ибо возлюбила свет, а тьму оставила. Благословят тебя сыны русские до последних поколений внуков твоих». Св. Ольга стояла «аки губа напаяема», вникая в заповеди христианской веры и в начала нравственного учения. Внимая наставлениям Патриарха о молитве, посте, воздержании и соблюдении церковного устава, она особенно близко к сердцу приняла требование щедрой милостыни. Именно с Ольги начинается характерная для русского христианства традиция сочетания рачительного государственного управления с широко поставленной благотворительностью.

Союз с Византией

После крещения Ольги, как она и рассчитывала, выяснилось, что брак между ней и Романом невозможен. Роман «дал ей многочисленные дары — золото, и серебро, и паволоки, и сосуды различные» и нарек Ольгу своей «дщерью». До этого император считался крестным отцом только у болгарских василевсов. Теперь русские правители с последнего места в системе международных отношений империи, определяемого титулом arcwn, переместились на первое — uióV basilewV. Роман Лакапин, последовательно теснивший слабеющее Болгарское царство, хотел передать его роль в содружестве могущественной и к тому же отделенной от империи большим расстоянием Руси.

Св. Ольга отправилась на прощальную беседу с Патриархом. Она преподнесла Святой Софии в дар драгоценное блюдо, возможно, взятое из императорских подарков. В 1252 г. его еще бережно хранили в Константинополе, где его видел русский паломник Добрыня Ядрейкович, будущий архиепископ Антоний Новгородский. Он писал: «Блюдо велико злато служебное Олгы Руской, когда взяла дань, ходивше к Царю-городу. Во блюде же Олжине камень драгий, на том же камени написан Христос; и от того Христа емлют печати людие на все добро; у того же блюда все по верхови жемчугом учинено». Св. Ольга сказала Патриарху: «Люди мои и сын мой язычники — да сохранит меня Бог от всякого зла». Патриарх успокоил ее: «Чадо верное! Во Христа крестилась ты и во Христа облеклась, и Христос сохранит тебя, как сохранил <…> Моисея от фараона, Давида от Саула, трех отроков от печи, Даниила от зверей, — так и тебя избавит Он от козней дьявола и от сетей его».
***
Ободренная Патриархом, св. княгиня вернулась в Киев, где ей предстояла нелегкая борьба с язычниками за власть и за судьбу христианства на Руси.

Киевское княжение, уроки и погосты

По прибытии в Киев Ольге удалось убедить сына, что наживать себе врагов в лице императора и всех киевских христиан небезопасно. Перед лицом войска варягов, пришедшего из Византии с Ольгой, Святослав предпочел уступить. Он надеялся на скорую смерть уже пожилой матери. Но св. Ольге Бог отпустил еще четверть века, из которых 15 лет она была единоличной властительницей Киева.

На княгиню обрушились государственные заботы, которые она искусно совмещала со служением Благой Вести. Трагедия с убийством Игоря показала, что неупорядоченность налоговой системы способствует грабежу и мятежу, а сама возможность убийства князя свидетельствовала о слабой централизации государства. Нужны были реформы.

И св. Ольга объезжает всю Русь, устанавливая «уроки и погосты» — размеры (понижая их) и места сбора дани, укрепляя свою власть в отдаленных местностях. На погостах Ольга ставила закладные кресты — чтобы впоследствии здесь возведены были храмы. Христианское милосердие наложило печать на всю деятельность св. Ольги. Она объявляла об уменьшении ставок дани именем Христа, и сердца людей раскрывались навстречу ее благовествованию. Не с мечом и воинами приходила она к своим подданным, но с добрыми вестями, даря им надежду, призывая к вере. Люди крестились, воодушевленные словами княгини. Позднее Иаков Мних в похвале св. Владимиру будет описывать, как она жила, «украшаясь милостыней, одевая нагих, напояя жаждущих, призревая странников и милосердие проявляя ко всякой вдовице и сироте и нищей, и давая каждому потребное с тихостию и любовью сердца».

По словам «Степенной книги», Ольга «обходящи грады и веси по всей Русстей земли, всем людям благочестие проповедая и учаше их вере Христове <…> дани и оброки легки уставляющи, и кумиры сокрушающи, и на кумирских местах кресты Христовы поставляюще».

Доподлинно неизвестно, насколько широк был размах миссионерской деятельности св. Ольги. Проповедь ее, несомненно, была повсеместной. Однако уничтожение языческих капищ, скорее всего, не выходило за пределы ее личных владений (впрочем, весьма обширных). Св. Ольга не пыталась использовать для крещения Руси силу, зная, сколь ожесточенным будет сопротивление язычников, и не считая кнут лучшим проповедником Евангелия.

Она понимала, что без независимой от греков церковной организации немыслимо принятие Русью христианства как своей, народной религии. Крещение болгар св. Борисом осуществилось быстро и безболезненно не в последнюю очередь потому, что ему удалось добиться от византийцев предоставления автокефалии болгарской архиепископии.

***
Тесный союз с Романом I, казалось бы, сулил возможность получения автокефалии. Но в Царьграде произошла очередная непредвиденная перемена.

Хлопоты об автокефалии

16 декабря 944 г. Роман был свергнут и отправлен в ссылку. К власти вернулся ранее оттесненный на задний план Константин Багрянородный. В случае смены власти в одной из союзных стран византийские дипломатические порядки требовали перезаключения договоров. Ольга решила вновь отправиться в Константинополь и разрешить волновавшие ее вопросы лично с императором.

Помимо создания на Руси самостоятельной церковной организации, Ольга мечтала «взять в обход» питавшего стойкую антипатию к христианству Святослава. В ее планы входило женить сына на византийской царевне. Брак с порфироносной царевной сразу поднял бы престиж русского государя, а еще он вынужден был бы креститься. Вместе с ним крестилась бы и дружина, а затем и вся страна. Расчищая дорогу к этому браку, Ольга разлучила сына с его возлюбленной Малушей, как раз незадолго до того родившей Владимира, княгиня сослала Малушу в Выбутово.

Караван, отправившийся из Киева, насчитывал десятки судов, на которых размещались 1500 человек.

Император Константин, сначала протомив караван Ольги в гавани многие дни, затем обласкал княгиню. В честь нее давали пиры, ее с сопровождающими возили на ипподром. Но все это делалось лишь для того, чтобы подсластить горькую пилюлю. Союзные соглашения были перезаключены, торговые переговоры прошли успешно. Однако в церковной автокефалии ей было отказано. Брачный проект тоже провалился.

В Киеве: работа по христианизации Руси

Возвратившись в Киев, св. Ольга продолжила готовить почву для принятия христианства. Она приступает к строительству церквей. В Киеве появился свой, пока деревянный, Софийский собор, а основанный княгиней Софийский монастырь должен был стать христианским культурным центром и воспитать священнослужителей для будущей русской Церкви. Родную Выбутскую весь Ольга завещала собору Пресвятой Богородицы, построенному неподалеку, а в Пскове, после бывшего ей видения, распорядилась воздвигнуть храм в честь Святой Троицы. (Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». Обращаясь к своим спутникам, бывшим свидетелями видения, Ольга сказала пророчески: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте будет церковь во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет здесь великий и славный град, изобилующий всем». Тут же был установлен закладной крест, в скором времени началось строительство храма.)

Миссионерская проповедь святой Ольги посеяла семена христианства в самых отдаленных областях Руси. Повсюду возникали небольшие христианские общины. Даже в цитадели язычества — дружине Святослава многие принимали крещение. Святослав, «если кто собирался креститься, не возбранял, а только смеялся над ним», однако сам был непреклонен и на все уговоры матери отвечал только, что для неверующих «вера христианская юродство есть».

Потерпев неудачу у греков, добиваясь автокефалии, Ольга отправила послов к саксонскому королю Оттону I, готовившемуся стать германским императором, с просьбой об учреждении епископии; при этом подразумевался ее автокефальный статус. На Западе об автономиях никогда не слыхивали и просто поставили русским епископом монаха Либуция. Однако Либуций скончался, так и не добравшись до своей епархии, и ему на смену в 961 г. был посвящен нотарий королевской канцелярии брат Адальберт. Он моментально отбыл на место, но уже в следующем году возвратился назад, «ибо не успел ни в чем том, зачем был послан, и видел свои старания напрасными; на обратном пути некоторые из его спутников были убиты, сам же он с великим трудом едва спасся».

Неясно, что произошло в Киеве и разрушило планы Адальберта.

Как бы то ни было, в ситуацию вмешался Божий промысл о России: она должна была стать восприемницей церкви Восточной.

Конец пути

Ольге с начала 60-х гг. уступила власть сыну. После этого она отдала себя воспитанию внуков, дабы они могли продолжить дело христианизации Руси. Она возлагала особые надежды на старшего, Ярополка. А хуже всего дело обстояло с младшим, Владимиром.

Святославу становилось тесно в Киеве. Уверенный в близкой победе над ненавистной Византией и создании великой Восточноевропейской империи, он решил оставить неприветливые приднепровские просторы и перенести столицу в Переяславец на Дунае. Св. Ольга не имела ни сил, ни желания перечить сыну, близкий и бесславный конец которого предвидела. Единственное, о чем она просила Святослава — дождаться ее приближающейся кончины: «Когда похоронишь меня, — отправляйся куда хочешь». «Через три дня Ольга умерла, и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки ее и все люди…». Она отошла ко Господу 11 июля 969 года.

Похоронили ее по христианскому обряду. Княгиня категорически запретила тризны, лицедрания и насыпание кургана над своей могилой; она распорядилась только о посылке золота в Царьград к Патриарху на помин души. Христианские священники погребли ее и отслужили заупокойную литию.

Святая

В 1007 году св. Владимир извлек из земли мощи св. кн. Ольги, оказавшиеся нетленными, и торжественно перенес их в Десятинную церковь. Они (в деревянном гробу) были положены в каменном саркофаге, в каких было принято помещать мощи святых на православном Востоке. По преданию, в саркофаге святой Ольги было окошко; и если кто с верой приходил к ней, видел через оконце мощи, причем некоторые видели исходящее от них сияние, и многие одержимые болезнями получали исцеление. Приходившие же с маловерием могли видеть в окошко только гроб, мощи им не открывались.

В годы монгольского нашествия мощи были скрыты под землей и вновь обнаружены только в XVII в. митрополитом Петром Могилой. Однако в XVIII столетии, в пору скрытого гонения на святыни, Синод изъял их под давлением правительства, не ручаясь за их подлинность.

Канонизация св. Ольги совершилась в XIII веке, а к чину равноапостольных она причислена в 1547 г.

Богоявленский кафедральный собор в Елохове

24 и 28 июля Святая Церковь празднует память Святых равноапостольных Великой Княгини Ольги и Великого Князя Владимира.

Этим двум святым Русская земля обязана своим обращением в христианство. Княгиня Ольга — первая русская святая. Жила она в IX–X вв. и происходила из тех мест, которые позже стали Псковщиной.

Удивительной была ее судьба! Простая девушка, она занималась перевозом через реку Великую. Однажды в северных лесах, где находилось селение Ольги, охотился Киевскийкнязь Игорь. Ему понадобилось перебраться на другой берег реки — и он был поражен прекрасным, благородным обликом перевозчицы.

И позже, когда Игорю пришла пора жениться, он отыскал Ольгу и взял в жены. Так Ольга стала русской княгиней.

Сын Игоря и Ольги Святослав был еще малолетним, когда Игорь был убит в сражении. Вместо него Русью стала управлять Ольга.

В то время славяне поклонялись языческим богам. Следуя языческим законам, Ольга жестоко отомстила врагам Игоря за его смерть.

Но совесть ей говорила, что месть та была делом недолжным.

От христиан, которые тогда уже появились в Киеве, Ольга слышала, что

Бог велит прощать врагов и делать им добро. Она почувствовала правду этих евангельских слов и решила принять христианство.

Для крещения княгиня отправилась в Византию. Здесь ее встретили с великим почетом. Крестил Ольгу сам патриарх, а император был крестным отцом.

Вернувшись в Киев, Ольга сразу стала строить христианские церкви. Предание говорит, что ею были построены храмы в Киеве, Витебске, Пскове. С постройкой церкви в Пскове было связано чудо. Собственно города Пскова тогда не было.

Будучи в своих родных местах, на реке Великой, Ольга однажды увидела, как три светлых луча освещают место на крутом берегу. Княгиня поставила там крест, заложила храм во имя Святой Троицы и предсказала, что здесь вырастет большой город. Так святой Ольгой было заложено основание Пскова.

Ольга была мудрой правительницей. О ней, провозвестнице христианства на Руси, в летописи сказано, что из русских она первой вошла в Царствие Небесное.

Внуку же Ольги, великому князю Владимиру, довелось крестить Русь.

Поначалу Владимир был язычником, как и отец его, Святослав, не пожелавший принять христианство.

Но детское воспитание и молитвы о нем святой Ольги не пропали даром. В душе князя шла напряженная работа, и со временем он все больше склонялся к христианской истине.

Решающей стала для Владимира беседа с греческим монахом, который говорил о жизни после смерти и о Божием суде над людьми.

Владимир отправил в разные страны послов, чтобы решить, какую веру принять взамен язычества.

Послы, поехавшие в Константинополь и побывавшие на богослужении в храме Софии Премудрости Божией, были поражены тем, что увидели. «Мы не знали, на небе ли мы или на земле»,— говорили они, будучи в восторге от божественной красоты и значительности службы.

И Владимир решил принять христианство от православных греков.

Крестился он, правда, не в Византии, а в греческом городе Корсуни —

нынешнем Херсонесе.

В 988 году Владимир собрал всех киевлян на берегу Днепра. Началось великое дело крещения Руси.

Люди, многие с детьми на руках, вошли в воду; священники на берегу читали крещальные молитвы, причем всем давались христианские имена.

В водах Днепра произошло духовное рождение нового русского человека.

После своего обращения Владимир стал совсем другим: за доброту народ прозвал его «Красным Солнышком».

Он всем благотворил, а Киев сделал центром христианской веры и культуры.

Здесь вы можете услышать Величание Равноапостольному Князю Владимиру путевого распева и отрывок из его жития. Хор под управлением Бориса Тевлина.

Как княгиня Ольга расправилась с древлянами

Как мы знаем из предыдущей серии новеллы про князя Игоря, князя убили древляне за то, что тот решил взять с них дань повторно. У Князя остался малолетний сын Святослав и жена княгиня Ольга. Так как сын не мог исполнять функции правителя, то Ольга стала править от его имени. Судя по летописям, женщиной она была суровой и проблемы решала основательно. Об это собственно и пойдет речь.

Княгиня Ольга

Видимо потому как русы не так давно заняли главенствующее положение среди славян, Ольга решила отомстить древлянам так, чтобы это запомнилось всем очень надолго. Чтобы так сказать пресечь подобные происшествия в будущем. Собственно так и получилось.

Древлянских сватов несут в лодке на руках

Итак, как мы писали ранее, древляне отправили Ольге сватов с предложением своего князя Мала, в качестве мужа вместо Игоря. Для современного человека это покажется диким, но по нравам того времени это было в порядке вещей. В посольство отправили знатных мужей, как сообщает нам повесть. Их было человек 20. Когда они прибыли к причалу Киева и Ольге сообщили цель их визита, то княгиня дала странное приказание — взять ладьи со сватами и нести их на руках в княжий двор. Сватам объяснили будто бы им оказывается великая честь. Древляне поверили. Их спокойно донесли до княжьего двора, а там скинули всех в огромные ямы (выкопанные заранее по приказу княгини). Вышла Ольга и сказала, что их сейчас закапают заживо. Как сообщает нам летопись княгиня поинтересовалась: «Хороша ли вам честь?». На это сваты ответили: «Горше нам Игоревой смерти».

Древлянских сватов закапывают заживо

Но, это было только начало. Ольга послала к древлянам сообщение, что мол она княгиня и сватать ее должны более именитые сваты, княжеского рода и тому подобное. Древляне на это повелись и отправили действительно родовитых послов. На этот раз их встретили нормально, но Ольга предложила им сначала помыться с дороги в баньке и только потом провести обряд сватовства. Ничего не подозревающие мужчины отправились в баньку, предвкушая холодненькое пиво на большом пиру после парилки. Однако получили нечто иное. После того, как сваты зашли в баню их заперли, а здание подожгли. Древляне сгорели заживо.

Ну просто огненная женщина

Вроде бы Ольга убила уже достаточно мужчин, для того чтобы отомстить за мужа, скажите вы? Отнюдь, это всего лишь завязка. Далее княгиня отправилась в землю древлян и сообщила им, что хочет справить тризну на могиле убитого мужа. Тризна — это такие большие поминки, где все присутствующие упиваются в усмерть. В наше время некоторые поминки, также переходят в градус Тризны. Древляне, которые были не в курсе судьбы второй партии сватов (напоминаем, что им слишком сильно истопили баньку) согласились не только допустить данное событие на своей земле, но вызвались помогать и участвовать. Ну вот значит, на могиле Игоря насыпали большой курган, народ начал пьянствовать вовсю. Но люди Ольги особо не налегали на спиртное, а хлебали так, для виду. После того, как большинство участвующих в Тризне древлян дошли до определенного градуса их начали просто убивать. В данном побоище по сообщениям летописцев было вырезано порядка пяти тысяч древлян.

Тризна

Затем Ольга начала покорять древлян, принося свободу и демократию в каждую древлянскую деревню. Последним поселением, которое сопротивлялось данной процедуре был Искоростень. Оно и понятно, ведь жители этого города убили князя Игоря. И зная, как она поступила с другими древлянами, они понимали, что их ждет более страшная месть. По данным осада длилась около года. А так как война дело затратное, то вопрос надо было решать как можно быстрее. Тут Ольга перешла к переговорам. Она сделала вид, что хочет только лишь дань получить с жителей Искоростеня и уйдет восвояси, поставив их на счетчик (налоги). Заказала с них всякого разного, а также попросила с каждой семьи несколько голубей и воробьев.

Как мог бы выглядеть Искоростень

Понятно, что древляне с радостью наловили у себя во дворах птиц и преподнесли дары Ольге. Та, сделав вид, что все ок, отпустила горожан с миром. Затем княгиня приказала привязать к ногам птиц паклю и поджечь ее, птицы полетели на свои места (где их поймали) и приземлились так сказать с огоньком. Само собой все было построено из дерева. Начался пожар, горожане решились было валить из города, тут их и встретили русичи. Источники сообщают, что половину древлян убили, часть обратили в рабство, на часть наложили страшную дань. Искоростень разрушили до основания и землю посыпали солью.

Месть Ольги

Но стоит отдать должное Ольге, правительницей она была дальновидной, и чтобы пресечь в дальнейшем какие-либо проблемы со сбором дани, она провела налоговую реформу и покончила с беспорядочными поборами князей. Но это уже совсем другая история.

Если вам понравилась эта публикация, ставьте лайк (палецвверх), делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите наш проект, подписывайтесь на наш канал и мы будем писать больше интересных и познавательных статей для Вас.

Как княгиня Ольга стала святой покровительницей Руси?

Ни дата рождения Ольги, ни её родословная неизвестны. Да и остальные сведения о ней отрывочны и значительно легендированы, так что отделить вымысел от правды уже невозможно. В этом и нет необходимости, так как легенды и предания о её жизни отражают большую любовь и уважение народа к своей правительнице. Пусть история жизни княгини Ольги и остается такой, какой её создали в народе и записали в летописях истории Руси.

По преданию Ольга родилась в лесах под Псковом в простой семье. Со своим будущим мужем, князем Игорем, познакомилась случайно, когда во время княжеской охоты перевозила его на своем челне через реку. Увидев в своем перевозчике красивую девушку, князь решил овладеть ею, но Ольга смогла силой убеждения остановить князя, чем произвела на него большое впечатление. Когда Игорь решил жениться, он вспомнил о красавице Ольге, и её привезли в Киев.

Архонтисса Ольга, рисунок из книги, 1869 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Брак оказался счастливым. Ольга стала верным помощником мужа, решительно взяв в свои руки многие бразды государственного правления. Похоже, что это даже нравилось Игорю, который мог спокойно ходить в дальние военные походы и на сбор дани, зная, что в его отсутствие супруга поддержит в княжестве должный порядок.

Из очередного похода за данью дружинники вернулись без князя, убитого древлянами. Если верить летописи, князь погиб из-за стремления собрать с древлян повышенную дань. Понимая, что со стороны сильного Киева может последовать жестокая расплата, древляне предложили Ольге выйти замуж за их князя. В те времена подобное было обыденным явлением, поэтому послы древлян и попались на женскую уловку, поверив Ольге, что она готова принять их предложение. Н. В. Омельченко, «Княгиня Ольга», 2017 г.
Фото: artchive.ru

В летописи красочно описывается, как древлянское посольство по совету Ольги потребовало, чтобы его к княгине несли в ладье на руках.

«Они же сидели, величаясь, избоченившись и в великих нагрудных бляхах. И принесли их на двор к Ольге, и как несли, так и сбросили их вместе с ладьей в яму. И, склонившись к яме, спросила их Ольга: „Хороша ли вам честь?“. Они же ответили: „Горше нам Игоревой смерти“. И повелела засыпать их живыми; и засыпали их».

Этого Ольге показалось мало, она потребовала прислать к ней еще одно посольство, которое сожгла в бане.

Видимо, отомстить древлянам она хотела основательно, так как с небольшой дружиной пошла в их земли, где совершила тризну по мужу. Затем, обманув знатных древлян мнимым миролюбием, напоила их вином, а когда

«опьянели древляне, велела отрокам своим пить в их честь, а сама отошла недалеко и приказала дружине рубить древлян, и иссекли их 5000. А Ольга вернулась в Киев и собрала войско на оставшихся».

Вернувшись с большой дружиной, Ольга подступила к древлянскому городу Искоростеню, под которым был убит её муж. Летопись повествует, как в очередной раз обманув древлян, Ольга

«взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань».

В этом походе княгиню сопровождал малолетний сын Святослав.

Удовлетворив жажду мести, Ольга стала наводить порядок в стране, устанавливая дани и приводя племена к покорности. По большому счету, именно при ней Русь превратилась в единое мощное государство. При ней в стране началось каменное строительство, появились границы с богатырскими заставами, была обеспечена безопасность торговли и на Русь потянулись иностранные купцы.
И. А. Акимов, «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев», 1773 г.
Фото: artchive.ru

Рядом с княгиней подрастал сын, набираясь мудрости и готовясь стать великим воителем, чьё имя еще будет наводить страх не только на соседей Руси, но и на дальние страны.

В 955 году Ольга, оставив Русь под управлением сына, отправилась в Константинополь. В летописи подробно описывается прием у византийского императора Константина Багрянородного и принятие ею крещения от патриарха Феофилакта, обучившего её основам христианства. При крещении княгиня получила христианское имя Елена.

Видимо, её визит прошел не без проблем, и Ольге пришлось длительно ожидать в пригороде Константинополя приема у императора. Об этом свидетельствует ответ вернувшейся в Киев княгини императору через византийских послов, напомнивших об её обещании послать богатые дары в Константинополь:

«Если ты так же постоишь у меня в Почайне, как я в Суду, то тогда дам тебе».

В Киеве Ольга возвела храм во имя святителя Николая. Её попытки крестить Русь и склонить сына к принятию христианства успехом не увенчались. Любопытно, что священников она пригласила на Русь не из Византии, а из Европы. По её просьбе на Русь сначала прибыл епископ Либуций из Майнца, а после его смерти епископ Адальберт Трирский. Видимо, на Руси не особо вникали в противоречия, которые все усиливались между римской и византийской (греческой) ветвями христианства. Стоит отметить, что приходы, подчинявшиеся папе Римскому, существовали на Руси до времен Александра Невского.

Даже передав сыну бразды правления Русью, Ольга не отошла от государственных дел, продолжая править во время частых военных походов Святослава, стремившегося раздвинуть границы страны от Дуная до Волги.

Святослав Игоревич
Фото: Скульптурное изображение работы Евгения Лансере

В 969 году, чувствуя, что дни её жизни заканчиваются, Ольга удержала сына при себе, заявив: «Когда похоронишь меня, отправляйся куда захочешь». Через три дня княгиня скончалась, оплакиваемая сыном, внуками и всем русским народом.

После её смерти летописец вывел удивительные по эмоциональности строки:

«Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи; были тогда люди загрязнены грехами, не омыты святым крещением».

В 1547 году Ольга была канонизирована Русской православной церковью, став единственной равноапостольной святой среди причисленных к лику святых русских женщин. С этого времени её и считают святой покровительницей земли Русской.

Теги: княгиня Ольга, Русь, Древняя Русь, история Руси, святая покровительница, православная церковь