Притча о молитве

Молитва: от теории к практике.

Молитвословы включают в себя множество молитв на разные нужды. Они более угодны Богу?

Представьте себе, что маленький ребёнок говорит маме, что желает стать музыкантом. Он пытается импровизировать на фортепиано. Маме радостно его слушать, хоть он и не умел? Да. Но ребёнок никогда не станет музыкантом, если не обучится у учителя музыки, не приобщиться сокровищу великих классических мелодий.

Так и с молитвой. Христос радуется, когда мы с Ним говорим. Он ведь как Мама. Но, чтобы нам настроить свою душу на правильный, праведный лад, нам необходимы не только свои молитвы, но и составленные святыми людьми. Ведь святые искали и просили неба.

Вот отрывок из молитвы Иоанна Златоуста: «Господи, в покаянии прими меня. Господи, не оставь меня». Так молились святые. О подобном они просили.

Молитвы из молитвослова помогают настроит душу так, чтобы Бог нам был дороже всего.

А как писались молитвы?

Все молитвы рождались не в кабинетах, а в момент, когда святой молился. Живое ощущение присутствия Бога, покаянное чувство и благодарность – всё это рождало слова. Сама любовь святых помогала им найти лучшие слова для выражения своей любви. Молитва являлась песнью произнесённой любви, словом надежды там, где ждали утра, когда кругом простиралась ночь.

Как молитва связана с покаянием?

Путь православного человека к Царству Небесному, обожению, святости, — совершается только в православной церкви. Этот путь – не выдумка людей – его открыл Христос, сказавший о Себе: «Я есть Путь и Истина и Жизнь».

Этот путь и называется духовной жизнью.

Чтоб ступить на этот путь надо сделать с собой 2 вещи:

Увидеть, что теперешнее состояние человека ненормально. Что вся твоя жизнь во многом представляет собой цепь измен даже тем, кто тебе дорог. Нет, человек не убил, не украл, жене не изменил. Но он раздражился, разозлился, поревновал, его сердце было холодным когда надо было посочуствовать горю ближнего. Все эти малые измены не дают людям быть вместе, не позволяют произойти онтологическому и глубинному сроднению сердец во Христе и Церкви.

Как любимую сделать несчастной
Знают все. Как счастливой – никто.

Евгений Евтушенко

Нужно остро пережить, что состояние постоянных предательств любви и Бога ненормально.

Кто идёт без любви хоть минуту,
На похороны свои идёт
Завёрнутый в собственный саван.

Уолт Уитмен

Понять что я – грешен и захотеть научиться любить.

Честертон: «Самое трудное на свете по настоящему научиться любить то, что любишь».

Покаяться и никогда не оставлять покаяние.

Святой Исаак Сирин: «Покаяние – это трепет души пред вратами рая».

Нужно узреть во Христе такую красоту, ради которой можно и жить и умереть.

Христос нам отдал Всего Себя. Для Него, по слову святых отцов: «душа каждого одного человека так же дорога, как все души вместе».

Ради Него, ради верности Ему мы живём. Ради Него мы готовы оставить свой грех.

Именно покаянием святые восходили на высоту святости. Святой Иоанн Лествичник говорит, что, если праведник молится не ощущая себя грешником, его молитва не приемлется Богом.

Духовная дочь святого Амвросия Оптинского никак не могла покаяться как следует. Святой Амвросий встал с дивана, поднял руки к небу, — потолок келии раздвинулся и полился свет. Он ей сказал:

— Смотри, к чему может привести покаяние.

Каллист Уэр: «Как говорит св. Иоанн Лествичник, «покаяние есть дочерь надежды и отвержение отчаяния». Это не упадок духа, но энергичное ожидание; это не значит, что ты оказался в тупике, но что ты обретаешь выход. Это не ненависть к себе, но утверждение своего истинного «я» как созданного по образу Божию.

Каяться — значит смотреть не вниз на свои собственные недостатки, но вверх — на любовь Божию; не назад, упрекая себя, но вперед — с доверием и надеждой. Это значит видеть не то, чем я не смог быть, но то, чем я еще, по благодати Христовой, могу стать

Пока вы не увидите свет Христов, вы не сможете в действительности увидеть своих грехов. Пока в комнате темно, говорит епископ Феофан Затворник, вы не замечаете грязи, но при ярком освещении можно различить каждую пылинку. Так же обстоит дело и с комнатой нашей души. Порядок не таков, что мы должны сначала покаяться, а потом осознать присутствие Христа; ибо только тогда, когда свет Христов уже вошел в нашу жизнь, мы действительно начинаем понимать свою греховность. «Каяться, — говорит св. Иоанн Кронштадтский, — значит знать, что в твоем сердце – ложь»; но ты не можешь обнаружить присутствие лжи, если еще не имеешь некоторого понятия об истине. Таково начало покаяния: видение красоты, а не безобразия; осознание Божественной славы, а не собственного убожества. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф 5, 4): покаяние означает не просто оплакивание своих грехов, но утешение (paraklesis), которое возникает от уверенности в Божьем прощении. С особой силой покаяние переживается в таинстве исповеди».

Иоанн Кронштатский говорит, что Бог открывает грехи только тому, кто не отчается, но пойдёт по пути исправления. Остальным Бог, не желая их мучить, не показывает их грехи, и они потому уверены в собственной непогрешимости.

Что даёт молитва человеку?

Многие беды, скорби и несчастия происходят оттого, что человек забывает о Боге.

Святой Амвросий Оптинский: «Отчего человек бывает плох? Оттого, что забывает, что над ним Бог».

Святой Силуан Афонский говорил, что все его падения были оттого, что в минуту искушения он не молился…

Утром и вечером необходимо читать правило. В течении дня вспоминать о Боге, и обращаться к Нему. В течении дня что бы с вами не происходило – обращать это в молитву.

Молится нужно так, как если бы ты разговаривал со своей мамой или просил её о чём-то. Даже если вы не веруете, молитесь: «Господи, я не верю. Помоги, дай мне веру». Молитесь просто, не изображайте себя кем-то на молитве, а в простоте открывайте своё сердце Богу.

Бог жаждет нашего сердца. Если будем обращаться к Нему от сердца, то непременно получим ответ.

Молитва сопряжена не только с радостью, но и с кропотливым трудом. Часто не хочется молиться, но нужно понуждать себя к молитве и молиться через силу. Мы не хотим молиться потому что душа мертва. Молитва же оживит её.

Молясь мы освящаемся, но молитва – это труд.

Святой Силуан Афонский: «молится, — кровь проливать».

Святые жили как молились и молились как жили. Их молитвы – плод Святого Духа жившего в их сердцах, и мы можем соприкоснуться с этим.

Цель молитвы – соединить душу с Богом.

Святой Иустин Сербский, опытно знающий молитву говорит, что мы должны омолитвить всю свою жизнь. Молитву он называет просфорой замешанной из слёз и сердца. Когда он учился в Оксфорде, с ним в комнате жил студент англиканин. Иногда студент заставал Иустина за молитвой и поражался, как тот плачет перед Богом и кается, и студент принял православие. Когда святой Иустин жил в женском монастыре Челие, монахиня, которая убирала у него в комнате, каждое утро находила несколько платков совершенно мокрых от слёз. Он же говорит, что молитва – очиститель мысли. Удивителен и прекрасен его совет подходить к каждому человеку с молитвой, творимой тайно об этом человеке и о том, чтоб встреча ваша прошла как одновременное предстояние Богу. «Любовь к молитве непрестанно усиливает нашу любовь к Богу» — его слова

Почему человеку скучно молиться?

Однажды епископ Митрофан Никитин сказал на проповеди, что часто подходят к нему люди и говорят: «батюшка, в храме скучно. Когда поют — ещё ничего, а когда читают – совсем тогда невыносимо». И владыка Митрофан сказал: «Я объясню, почему так бывает, и для того, чтоб понять это, не надо оканчивать академию. Скучно в храме человеку тогда когда содержанием его жизни является не Бог». И наоборот – когда человеку Бог нужен, тогда он молится с желанием молиться, и чем больше человеку Бог нужен, тем желание молится больше. Ведь когда мы любим кого-то, то не можем с ним наговориться. То же и в отношении к Богу.

Но без Его помощи мы не сможем по настоящему сделать Его центром и смыслом своей жизни, поэтому владыка Митрофан говорит: «Нужно у Бога просить сил помолиться Богу».

Какое расположение души важно иметь молящемуся человеку кроме покаяния?

Очень важно в молитве доверие. Доверие Богу, Богородице и святым. Что они действительно видят всего тебя и ты им до последней глубины нужен. Бог не над нашим страданием, а в самой глубине нашего страдания. Он крестом доказал, что мы Ему нужны. И такому Богу можно доверять. Как говорит Антоний Сурожский: «мы предаёмся в Его руки с надеждой, что в меру сил любим Его и сами любимы Им вплоть до креста и воскресения».

Интересно, что когда святой Иоанн Кронштатский стал священником и однажды пришёл о ком-то молиться, ему одна старушка сказала, что он не так молится, что нужно просить у Бога и верить, что Бог даст. Он стал так молиться и с тех пор иначе не молился никогда.

Святой Иоанн Кронштатский: «Приступая молиться Царице Богородице, прежде молитвы будь твердо уверен, что ты не уйдёшь от Неё, не получивши милости… приступать к Ней в молитве без такой уверенности было бы неразумно и дерзко, а сомнением оскорблялась бы благость Её, как оскорбляется благость Божия, когда приступают в молитве к Богу и не надеются получить от Него просимого».

Артём Перлик

Толкования Священного Писания

Ст. 24-26 Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших

Молитва — это уход к Богу, уход в Его Царство и стихию Бога. Если хочешь, чтобы молитва была действительной, то глубже, полней входи в эту стихию. Полнота и глубина ухода в Царство Бога достигается совершенным отрывом души от земного и безраздельным устремлением ее через веру-силу в мир Бога как живой и реальный (ср. ст. 23). Тогда душа переключится в мир Духа, и тогда начинают действовать законы Духа, и по этим законам с человеческой душой совершается все то, о чем она просит и чего желает согласно со стихией Духа. Душа как часть Духа, войдя в мир Духа и отдавшись его законам, получает все, решительно все, что лежит в мире Духа, согласно с его законами, и нужно для нее. Это логически неминуемо. Потому и сказано: «верьте», т.е. уходите (ср. Мк. 11:23 и след.) в мир Бога, и тогда «чего ни будете просить в молитве», раз только просимое будет в природе Духа, вы получите его, потому что вы уже стали причастниками, членами этого мира, он открыт вам, и его законы и дары распространяются на вас. Дальше Господь устанавливает показатель возможной успешности твоей молитвы. Так как успешность молитвы определяется степенью твоего ухода в мир Бога, то указывается контролер твоего ухода в Божию стихию. Таким контролером Господь устанавливает прощение тобою всех обид, причиненных тебе другими. Рассмотри, и ты поймешь, почему прощение грехов против тебя устанавливается Господом как главный показатель степени твоего ухода в мир Бога. Чтобы полнее погрузиться в мир Бога, надо свободнее оторваться от себя и от земного мира в себе. А оторваться от себя легче, когда признаешь свою ограниченность, осудишь себя, да не только осудишь, но и отбросишь себя как никчемное ничтожество. Тогда с легкостью устремишься найти опору жизни в Боге и глубже вольешься в мир Бога. Самому человеку невозможно представить оценку собственного самоотрицания. В ограниченном самосознании человека самоотрицание может обернуться в самоуслаждение. Потому Господь устанавливает более объективную оценку самоотрицания, а вместе с ней оценку степени ухода в Божий мир. Если ты изничтожил себя, изжил свою ограниченность, то ты также глубоко должен изжить и ограниченность твоих ближних и должен понять, что все их обиды, причиненные тебе, — результат той же человеческой никчемности и ограниченности и, может быть, даже и вызваны-то твоей собственной ограниченностью, и, значит, уж если ты отбрасываешь уродство жизни, то признай его и для других и пойми их грехи, как и свою ограниченность, и кинь их к вороху своей ограниченности, а людей отдели и все им прости. Признай, что они такие же жалкие и слабые, как и ты сам, и как себя ты пожалел и бросился к Богу за жизнью, так и их пожалей и вздохни, чтобы и они за тобой побежали. Когда ты простишь, пожалеешь, да вздохнешь обо всех, тогда это будет значить, что ты действительно понял бедность этой жизни и действительно способен искать другого богатства и, значит, способен уйти и уходишь в стихию неограниченного, вседовольного, всесовершенного, в стихию Бога. Вот почему и устанавливается для твоего самопознания такой контролер — прощение других. Способен простить других и прощаешь — значит, ты правильно все взвесил, правильно все оценил и теперь отвернулся и с легким сердцем ищешь и идешь за бесценным. Когда такой показатель, как прощение чужих грехов, против тебя налицо, тогда полнота и глубина твоего устремления к Богу обеспечены, для них нет помехи, и тогда обеспечен успех твоей молитвы. И тогда верь, что «все, что ни будешь просить в молитве, получишь и будет тебе».

Благовестие Святого Евангелиста Марка. Духовные размышления.

Молитва и любовь (гл. 14)

(Продолжение. Начало в №№2-4 за 2006 г., в №№1-4 за 2007 г., в №№1-4 за 2008 г. и в №№1-2 за 2009 г.)

“И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши” (Мк.11:25)

Эти слова следуют сразу же за великим молитвенным обетованием: “…все, чего ни будете просить в молитве, верьте что получите, — и будет вам” (Мк. 11:24). Мы уже видели, как слова, предшествующие этому обетованию “Имейте веру в Бога”, научили нас, что в молитве все зависит от чистоты наших отношений с Богом. И слова, следующие за обетованием, напоминают нам, что наши отношения с нашими собратьями-людьми тоже должны быть чистыми. Любовь к Богу и любовь к ближнему неразделимы. Молитва сердца, которое неправо пред Богом или людьми, не будет услышана. Вера и любовь существенно важны друг для друга. Эту мысль Господь часто высказывал. В Нагорной проповеди, говоря о шестой заповеди блаженства, Он учил Своих учеников, что поклонение не может быть угодным Отцу, если не все улажено в отношениях с братом: “Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой” (Мф. 5:23, 24). Научив нас молиться “прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”, Христос затем добавил: “Если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших”. И в заключение притчи о немилостивом слуге Он учит: “Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его” (Мф. 18:35).

У Марка, кроме назидания с засохшей смоковницей, где Иисус говорит о молитве и силе веры, Он внезапно высказывает мысль: “И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши” (Мк. 11:25). Возможно, Господь увидел, живя на земле, что непослушание закону братолюбия было большим грехом даже среди молящихся Богу людей и серьезной причиной безуспешности их молитвы. Как будто Он хотел познакомить нас с тем благословенным опытом, который имел Сам, что ничто так сильно не укрепляет веру, как сознание, что мы отдаем себя в любви и сострадании тем, кого любит Бог.

Первое, что мы узнаём из этого урока: мы должны иметь расположение прощать. Нам следует молиться: “Прости нас так же, как мы простили других”. Писание говорит: “Прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас”. Божье полное и свободное прощение должно быть образцом нашего прощения людей. Иначе наше неохотное, неискреннее прощение, которое вовсе и не является прощением, будет Божьим мерилом для нас.

Все наши молитвы зависят от веры в Божью прощающую благодать. Если бы Бог обращался с нами, помня все наши грехи, ни одна молитва не была бы услышана. Прощение открывает дверь всей полноте Божьей любви и Его благословению. Бог простил все наши грехи, и потому наша молитва может достичь Его, чтобы получить все, в чем мы нуждаемся.

Твердым, надежным основанием ответа на молитву является Божья прощающая любовь. Когда она завладевает нашими сердцами, мы молимся с верой. Когда она завладевает нашими сердцами, мы также и живем в любви. Божья прощающая природа, открытая нам в Его любви, становится нашей природой. Имея силу Его прощающей любви, живущей в нас, мы прощаем так же, как Он прощает.

Если вас обидели или вам встретилась несправедливость, постарайтесь прежде всего занять Божью позицию. Не давайте места чувству раненого достоинства, желанию отстоять свои права или мысли наказать обидчика. В маленьких неприятностях повседневной жизни никогда не позволяйте себе вспышек, резких слов или скорого суждения, думая при этом, что вы не имели в виду ничего плохого, или что это слишком требовать от слабой человеческой природы прощать так, как прощает Бог и Христос. Примите буквально заповедь: “Как Христос простил, так и вы”. Кровь Христа очищает совесть от эгоизма. Это являет прощающую любовь, которая завладевает нами и течет через нас к другим. Наша прощающая любовь к людям является свидетельством Божьей прощающей любви в нас.

Это необходимое условие молитвы веры. Вот второй, более общий урок: наша повседневная жизнь в мире — критерий нашего общения с Богом в молитве. Как часто христианин, вставая на молитву, прилагает все силы, чтобы войти в определенное умонастроение, которое, он думает, будет угодно Богу. Он не понимает (или забывает), что жизнь не состоит из отдельных кусочков, которые могут быть сложены наугад, а затем разбросаны. Жизнь — это целое. Молитвенное время — только маленькая часть повседневной жизни. Божье мнение обо мне, чем я действительно являюсь и чего хочу, основывается не на чувстве, которое я вызываю в воображении, но на том, чем определялась моя жизнь в течение дня. Мои отношения с Богом являются частью моих отношений с людьми. Неудача в одном может быть причиной неудачи в другом. Необязательно это будет отчетливое сознание, что есть какая-то неправда между мною и ближним. Обычное течение мыслей и суждений — неприязненные мысли и слова, которые я позволяю себе, не придавая им значения, — может препятствовать молитве. Действенная молитва веры вытекает из жизни, отданной воле и любви Божьей. Молитва, на которую Бог дал ответ, — это результат не того, чем я пытаюсь быть, когда молюсь, но того, чем я являюсь в обычной жизни, когда не молюсь.

Все эти мысли могут быть сведены в третий урок: в жизни среди человеческих существ есть одна вещь, от которой зависит все, — это любовь. Дух прощения является духом любви. Бог есть любовь, и потому Он прощает. Только когда мы пребываем в любви, мы можем прощать, как Бог прощает нас. В любви к нашим братьям мы имеем свидетельство любви к Отцу, основание нашей уверенности пред Богом и убежденность, что наша молитва будет услышана: “станем любить… делом и истиною. И вот по чему узнаем, что мы от истины, и успокаиваем пред Ним сердца наши… если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и, чего ни попросим, получим от Него…” (1 Ин. 3:18, 19, 21-22). Бесполезны и вера, и труд, если мы не имеем любви. Любовь связывает нас с Богом. Она доказывает реальность веры: “Имейте веру в Бога” и “Имейте любовь к людям”. И то и другое — неотъемлемые заповеди. Правильные отношения с живым Богом, Который надо мною, и людьми, живущими вокруг меня, являются условием для действенной молитвы. Такая любовь особенно важна, когда мы молимся за наших собратьев. Иногда мы трудимся для Христа из ревности к Его делу или ради нашего собственного духовного блага, не отдавая себя в личной самоотверженной любви к тем душам, которых мы несем в молитве. Неудивительно, что наша вера бессильна и не имеет победы! Смотрите на каждого несчастного грешника, каким бы отталкивающим он ни был, в свете нежной любви Иисуса, Пастыря, пришедшего взыскать погибшее. Поищите в нем Иисуса Христа и примите его в сердце, которое действительно любит ради Христа. В этом секрет успешных усилий в молитве с верой. Иисус говорит о любви как о корне прощения. Это также корень молитвы с верой.

Ничто так не испытывает сердце, как молитва с верой или искренние усилия молиться в вере. Не отклоняйтесь от этого исследования себя, и не думайте, что Бог не слышит вашей молитвы. “Просите и не получаете, потому что просите не на добро” (Иак. 4:3) (с «неверными мотивами» — точный перевод с англ., — Прим. перев.). Пусть это слово Божье проверит нас. Спросите, является ли наша молитва действительно выражением жизни, полностью преданной воле Божьей и любви к человеку.

Любовь — единственная почва, на которой вера может пустить корень и расцвести. Только в любви с неизменной целью искреннего послушания, вера может обрести благословение. Кто отдает себя тому, чтобы любовь Божья пребывала в нем, кто в повседневной жизни любит, как любит Бог, тот будет иметь силу верить в любовь, слышащую каждую молитву. Эта всемогущая любовь — Агнец, Который посреди престола. Это страдания и терпеливая любовь, пребывающая с Богом в молитве. Милостивый будет помилован, кроткий наследует землю.

Господи, научи нас молиться!

Благословенный Отец! Ты любовь и только пребывающий в любви может войти в общение в Тобой. Твой благословенный Сын вновь показал мне, какая это глубокая истина. О мой Бог! Пусть Святой Дух затопит мое сердце Твоей любовью. Будь источником любви внутри меня, текущим к каждому человеку вокруг меня. Пусть сила молитвы с верой возникает из жизни любви. О мой Отец! Дай Святому Духу сделать, чтобы эта любовь могла быть вратами, через которые я найду жизнь в Твоей любви. Пусть радость, с которой я ежедневно прощаю всякого обижающего меня, будет доказательством того, что Твое прощение — моя сила и жизнь.

Господь Иисус! Благословенный Учитель! Научи меня, как прощать и любить. Пусть сила Твоей крови сделает реальным для меня Твое прощение моих грехов, чтобы и моему прощению других Небо могло радоваться, как и Твоему прощению.

Укажи мне на слабости в моих отношениях с другими, которые могут препятствовать моему общению с Богом. Пусть моя повседневная жизнь дома и среди людей станет школой, в которой сила и уверенность соединятся для молитвы веры. Аминь.

следующая глава 15

29 января. Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам

Аудио

Евангелие от Марка. Глава 11, ст. 23–26.

11.23. имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет.

11.24. Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам.

11.25. И когда стоите на молитве, прощайте, если что́ имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши.

11.26. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших.

(Мк. 11, 23–26)

Слова данного евангельского отрывка Господь наш Иисус Христос произносит возле сухой смоковницы, которую Он проклял как не имеющую плода. И в этих словах Спаситель дает нам три наставления о молитве.

Во-первых, имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его,– будет ему, что ни скажет (Мк. 11, 23).

Молиться надо с верой. Как указывает Александр Павлович Лопухин, «ученики при молитве о чем-нибудь должны верить, что они это получат. Можно сказать, что вера ставит молящегося в такое положение, когда он представляет себя уже получившим от Бога все, о чем он молится, чего желает».

Фраза о сдвигании гор была в то время типичным оборотом со значением «устранять трудности». В частности, ее употребляли для характеристики мудрых учителей. Хорошего учителя, который мог устранить трудности, возникшие в умах его учеников, называли сдвигающим горы.

Во-вторых, Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам (Мк. 11, 24). Молиться нужно в надежде и ожидании. Общеизвестно, что все, что делается в твердой надежде на успех, имеет во много раз больше шансов. У больного, который, обращаясь к врачу, не верит в действенность прописанного ему лекарства, меньше шансов на выздоровление, чем у того, кто уверен, что врач может вылечить его. Никогда нельзя молиться лишь формально, молитва не должна стать бессодержательным ритуалом.

В-третьих, еще одно наставление о молитве звучит так: И когда стоите на молитве, прощайте, если что́ имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших (Мк. 11, 25–26).

Речь идет о молитве милосердия. Святитель Феофан Затворник пишет: «Кто не отпускает грехи другим? Праведник или тот, кто хочет казаться праведным? Последнему ничего не остается, как судить и произносить только приговоры и требовать казни виновным. Кто же чувствует себя грешным, тому до других нет дела. Не повернется у него язык осудить другого и потребовать от него удовлетворения, когда совесть самого непрестанно обличает и непрестанно грозит праведным судом Божиим».

Молитва ожесточенного человека не может проникнуть сквозь стену его вражды. Бог основывает все на любви, потому что Он и есть любовь. Если же человек кладет в основание своей жизни горечь и враждебность, то он воздвигает стену между собой и Богом. Чтобы получить ответ на свою молитву, такой человек должен вначале попросить Бога очистить его сердце от духа враждебности и вложить в него дух любви. Лишь после этого он может обращаться к Богу, и Бог может ответить ему.

Так, дорогие братья и сестры, Господь наш Иисус Христос раскрывает для нас с вами основные правила молитвы – это твердость веры, надежда и ожидание просимого, а также чистота сердца без доли осуждения и обиды на кого-либо. И только при исполнении этих Божественных правил наши слова будут всегда услышаны Богом.

Помогай нам в этом Господь!

Иеромонах Пимен (Шевченко)

Притча о молитве, которую услышали на небе

Давным-давно жил один подвижник. Старец много молился и часто скорбел о грехах людей. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же плохо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молятся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их молитва?» Однажды с этими мыслями он глубоко заснул. И почудилось ему, будто светозарный Ангел, обняв крылом, поднял его высоко-высоко над землей. По мере того как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности земли. Больше не было слышно человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные нежные звуки, как звуки далекой лютни.

— Что это? — спросил старец.

— Это святые молитвы, — ответил Ангел, — только они слышатся здесь.

— Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сейчас весь народ молится в храме?..

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.

— Ты хочешь знать? Смотри. Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что делалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был большой хор. Священник в полном облачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невозможно, ибо ни одного звука не было слышно.

Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не долетали. На амвон медленно вышел огромного роста диакон, плавным жестом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и… ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — подумал старец. Регент стукнул камертоном по колену, поднес его к уху, вытянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал ногой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко поднимая голову, рты у всех были открыты, но пения не было. «Что же это такое?» — подумал старец. Он перевел глаза на молящихся. Их было очень много, разных возрастов и положений: мужчины и женщины, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланялись, многие что-то шептали, но ничего не было слышно. Вся церковь была немая.

— Отчего это? — спросил старец.

— Спустимся, и ты увидишь и поймешь, — сказал Ангел.

Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно одетая женщина стояла впереди всей толпы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо коснулся рукой. И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли.

«Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит!.. Ишь выпялилась!..»

Рядом стоял купец в хорошей суконной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «…Экая досада! Продешевил… Товару такого теперь нипочем не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы…»

Далее виднелся молодой крестьянский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стояли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша!.. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой… Вот бы жену такую! Пойдет или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не доходят. Оттого и кажется, что все они точно немые.

В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчетливо проговорил:

— Господи! Ты благ и милостив… Спаси, помилуй, исцели бедную маму!..

В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму Ангел прикоснулся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.

Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал Ангел.