Протоиерей Александр никольский

Священномученик Алекса́ндр Никольский, пресвитер

Священномученики иерей Иоанн Ромашкин, иерей Николай Хвощев, иерей Александр Никольский, иерей Петр Лебединский; мученики Василий Ежов, Петр Лонсков, Стефан Митюшин (Митюшкин) и Александр Блохин

8 сен­тяб­ря 1937 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны свя­щен­но­слу­жи­те­ли и пра­во­слав­ные ми­ряне Га­гин­ско­го рай­о­на Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, все­го де­сять че­ло­век. Ни­кто из аре­сто­ван­ных не при­знал се­бя ви­нов­ным. Их об­ви­ня­ли в том, что они 6 июля ор­га­ни­зо­ва­ли тор­же­ствен­ную служ­бу, в ко­то­рой участ­во­ва­ло че­ты­ре свя­щен­ни­ка и мно­же­ство ве­ру­ю­щих. И хо­тя по­сле служ­бы про­по­ве­ди на по­ли­ти­че­скую те­му про­из­не­се­но не бы­ло, са­мой цер­ков­ной служ­бе бы­ло при­да­но зна­че­ние ан­ти­го­судар­ствен­но­го ме­ро­при­я­тия, по­то­му что она от­ры­ва­ла кре­стьян от ра­бо­ты в кол­хо­зе. 17 сен­тяб­ря 1937 го­да во­семь че­ло­век бы­ли при­го­во­ре­ны к рас­стре­лу и рас­стре­ля­ны. Их име­на со­хра­ни­лись в след­ствен­ных де­лах: свя­щен­ник Иоанн Дмит­ри­е­вич Ро­маш­кин (ро­дил­ся в 1891 го­ду в кре­стьян­ской се­мье, пер­вый раз аре­сто­ван в 1928 го­ду и при­го­во­рен к трем го­дам ссыл­ки; слу­жил в се­ле Суб­бо­ти­но); свя­щен­ник се­ла Со­роч­ки Петр Ива­но­вич Ле­бе­дин­ский (ро­дил­ся в 1881 го­ду в се­мье свя­щен­ни­ка, в 1935 го­ду за про­по­ве­ди был при­го­во­рен к двум го­дам ссыл­ки); свя­щен­ник се­ла Юс­у­по­во Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич Хво­щев (ро­дил­ся в 1883 го­ду в се­мье свя­щен­ни­ка); свя­щен­ник се­ла Па­но­ва-Оса­но­ва Алек­сандр Се­ме­но­вич Ни­коль­ский (ро­дил­ся в 1883 го­ду в се­мье свя­щен­ни­ка); кре­стьяне се­ла По­кров Алек­сандр Ива­но­вич Бло­хин (1879 го­да рож­де­ния, из кре­стьян), Петр Ва­си­лье­вич Лон­сков (кре­стья­нин, ро­дил­ся в 1881 го­ду), Сте­фан Се­ме­но­вич Ми­тю­шин (кре­стья­нин, ро­дил­ся в 1874 го­ду) и Ва­си­лий Ки­ре­евич Ежов (ро­дил­ся в 1867 го­ду в се­ле По­кров Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии и про­ис­хо­дил из кре­стьян­ской се­мьи. В 1930 го­ду он был аре­сто­ван за неупла­ту на­ло­гов и при­го­во­рен к 5 го­дам ИТЛ).

По ма­те­ри­а­лам: Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия Т.7, С.60; Иеро­мо­нах Да­мас­кин (Ор­лов­ский) Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 1. — Тверь: «Бу­лат», 1992 год, стр. 168–212.

Александр Никольский родился в 1967 году в семье, принадлежавшей к московской интеллигенции: папа – ученый, атомщик; мама – библиотекарь. Родители Саши в глубине души веровали в Бога, но к Церкви не были близки, так что в детстве сына не крестили. Учился Саша в советской школе, которую окончил в 1984 году. Где-то в 11 классе он задумался о смысле жизни. Но шел 1983 год – литературу на религиозную тему достать было очень сложно. Однако начало пути к Богу было положено – Александр от страха перед вступительным экзаменом в Московский авиационный институт (МАИ), впервые помолился… С началом студенческой жизни мысли о смысле жизни отошли, но вскоре началась перестройка, и Александр вновь начал искать книги, читать, и через какое-то время пришла четкая, радостная, заполнившая душу мысль: Бог есть! С течением времени вопрос о смысле жизни стал буквально заедать. Александр принялся за чтение книг по христианской философии. И вот однажды он за большие деньги купил Евангелие – на рисовой бумаге, весьма распространенное издание того времени – Синодального перевода. Так слово Божие вошло в его жизнь, в то время уже инженера. И вроде дальше никто ничего не подсказывал. Как-то он шел мимо храма во имя Всех святых на Соколе и почувствовал в себе как будто некий приказ – зайди в храм и покрестись. Александр удивился, однако зашел в храм и сказал, что хочет креститься. Ему ответили: «Хорошо, крещение как раз будет через несколько минут». Он успел позвонить по телефону-автомату своей семье, и на его крещение пришли родители и сестра с мужем. Шел 1990 год, перестройка. Церковь фактически стала выходить из катакомб, и общество обретало интерес к религии. В тот день крестилось сразу человек пятьдесят. Крещение совершали двое батюшек. После крещения Александр почувствовал бурную, фонтанирующую радость, но тогда неправильно истолковал её. Итак, он покрестился. А что делать дальше – никто подсказать не мог. Но Бог вел напрямую. Через помыслы, веления сердца. Библию прочитал, крестился – вроде бы все, что надо, сделано… Но что-то не прекращало бурлить внутри, тревожить душу, и будущий батюшка снова принялся за философскую христианскую литературу. Хотелось обсудить с кем-нибудь прочитанное, поговорить, а религиозно настроенных друзей в то время не было. И вот однажды Александр шел по зданию, где располагается мехмат Московского государственного университета (МГУ) (там он получал второе высшее образование): проходит мимо курилки и как бы сквозь свои размышления слышит слова: «… вот тут есть один батюшка, ведет христианские беседы…». По инерции дошел до нужной ему аудитории, а мысль работала: «батюшка, беседы…» Развернулся, вернулся обратно и спросил: «Какой батюшка?» – «Что – какой батюшка?» – «Ну, вы только что об этом говорили». – «Да, вот есть такой отец Димитрий». – «А можно как-нибудь к нему попасть?» Первая встреча с отцом Димитрием Дудко, будущим духовником батюшки, произошла так. В квартире было много народу. Александр с товарищем были молоды и потому, не задумываясь, плюхнулись прямо на ковер. Выходит человек небольшого роста, лысый, полный. Александр на него посмотрел – и первой его мыслью было: «Какой красивый человек!» Отец Димитрий сел в кресло, и Александр оказался прямо у его ног – и так пятнадцать лет у его ног и просидел… Отец Димитрий сел и начал говорить – о Христе, о покаянии. Александр слушал, было интересно и хорошо на душе. С этого времени Александр стал быстро воцерковляться, а потом начал ездить в храм, где служил отец Димитрий, и стал алтарником. В то время он рассуждал так: «В монастырях – квинтэссенция христианства. Значит, лучше всего узнать о христианстве можно в монастырях». Прочитал о Валаамском монастыре, нашел монастырское подворье в Москве, на месяц взял отпуск и поехал на Валаам. Когда ждали пароход, познакомился с ребятами – резчиками по дереву, студентами Абрамцевского художественного училища. Ему было 24 года, им – по 19-20 лет, но они были вполне воцерковленными людьми, и общение с ними принесло батюшке большую пользу. На самом же Валааме искушения возникали буквально на пустом месте, но вместе с тем и благодать Божия укрепляла и согревала душу (они часто сопутствуют друг другу). Шел 1992 год, монастырь только-только был передан Церкви. Жили на хорах в нижнем храме, площадь помещения была около ста квадратных метров, но было тепло – топили печки углем. А верхний храм еще ремонтировался. И вот как-то ночью Александру понадобилось выйти из храма. А монастырь жил по афонскому уставу: богослужение начиналось в час ночи под воскресенье и 2.30 – по будням. Совершалось в буквальном смысле всенощное бдение. Литургия заканчивалась в 11.30. Проходя, батюшка услышал звуки пения, решил подойти ближе и… забыл, куда шел. С ним случилось то же, что тысячу лет назад случилось с послами святого князя Владимира, пришедшими на богослужение в константинопольский храм Софии Премудрости Божией: он не знал, на небе ли он или все еще на грешной земле. С тех пор Александр стал часто присоединяться к ночным службам и молиться на них часа по полтора. После этого вставал как обычно и шел на послушания. Кормили бесплатно, два раза в день. На следующий год он решил посетить Соловки. Через какое-то время отец Димитрий, присмотревшись к нему повнимательней, предложил ему стать священником. Это тоже происходило по Промыслу Божию. Александра благословили нести служение в Москве. Но где было найти место служения в те годы, когда храмов было еще очень мало? Его нашел невоцерковленный, но горячо сочувствовавший Церкви отец Александра через своего тоже еще не воцерковленного коллегу в министерстве: у того супруга была верующей. Так, можно сказать, чиновничьим путем, батюшка пришел на первое место служения – в храм Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе. В 1998 году его рукоположили в сан диакона. Настоятелем храма был протоиерей Владимир Ригин. У него было много духовных чад, исповедь обычно затягивалась за полночь. Отец Владимир оказал очень сильное воздействие на формирование батюшки Александра как священника. В том же году он поступил заочно в Московскую Духовную семинарию. Отец Владимир просил его окончить курс обучения быстрее. И Бог по его молитвам и молитвам отца Димитрия помог — за семестр отец Александр сдавал программу целого курса. В 2000 году семинария была окончена, и в том же году диакон Александр был рукоположен Святейшим Патриархом Алексием II в сан священника. В 2004 году отец Александр окончил Духовную академию, и вскоре после этого его перевели в строящийся храм во имя преподобного Андрея Рублева в Раменках. Очень скоро после начала служения отец Александр понял, что людям не хватает общения со священником. Несколько минут исповеди не могут заменить полноценного духовного разговора. С другой стороны, есть общие вопросы, которые можно вынести за рамки личной беседы. Поэтому батюшка решил, что нужно вести общие беседы. Сначала на эти беседы приходили один – два человека, а потом людей стало приходить все больше и больше. Эти беседы, проходящие в формате «вопрос-ответ», продолжаются до сих пор. Спустя еще какое-то время отец Александр понял, что для молодежи нужен особый подход, особая динамика, особые темы. Вопросы, которые на беседах задавала молодежь, бывало, не интересовали старшее поколение, и наоборот. Так постепенно и очень органично создалась молодежная группа, где общение со священником проходит в разных форматах: православный кинолекторий, беседы о браке (что особенно интересует молодежь), участие в крестных ходах и др. Прошло еще немного времени, и стало понятно, что молодежи нужен подвиг. И тогда отец Александр направил молодежь на миссионерскую деятельность. Теперь эта деятельность распространилась и на Московский государственный университет (МГУ), где батюшка при содействии православной молодежи проводит беседы для желающих студентов. С 2005 года отец Александр начал преподавать в университете Министерства внутренних дел России (МВД) (от Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями), на факультетах психологии и информационной безопасности. Некоторые из учащихся, по замечанию батюшки, даже не видели Евангелия, но 90% из всех курсантов верят в Бога, в Его существование. С ними можно интересно беседовать. В 2011 году началось введение курса основ православной культуры в школах, и отца Александра избрали ответственным по образовательной и катехизической работе в Западном викариатстве. Это новое поле деятельности: с одной стороны, административного характера, а с другой – дающее новые возможности для проповеди. С 2014 года отец Александр ведет подготовительные курсы для учителей ОПК в школах, действующие от Московского института открытого образования, пытается ввести ОПК через взаимодействие с директорским корпусом, выстроить с ними совместную работу по воспитанию подрастающего поколения. На протяжении шести лет батюшка преподавал в колледже для детей, своеобразных в социальном плане – из неблагополучных семей. Беседы с ними иногда проходили даже интереснее, чем с курсантами Министерства внутренних дел России (МВД), потому что дети более непосредственные и восприимчивые. Например, если присутствовал ребенок из верующей мусульманской семьи, беседа получалась особенно интересной. Не потому, что возникал какой-то конфликт, а просто такой ребенок своим откликом «зажигал» остальных, и беседа направлялась в конструктивное мирное русло. В 2000-2004 гг. отец Александр был духовником одной из московских православных гимназий. Для батюшки это была очень интересная работа, она помогла понять роль семьи и православного священника в воспитании детей и дала драгоценный опыт, который батюшка с успехом применяет в своей работе со школой. В течение последних 10 лет батюшка руководит клубом «Православная семья». Выступал на телеканале «Союз», на радио «Радонеж». С 2008 года несет послушание духовного окормления заключенных при одном из тюремных храмов города Москвы. С матушкой Ольгой Евгеньевной отец Александр познакомился на приходе. Матушка окончила географический факультет Московского государственного университета (МГУ). В их семье десять детей: 7 дочерей и три сына. Старшая дочь учится на 4-м курсе Московского педагогического университета (МПГУ). Вторая по старшинству дочь – на 1-м курсе МГУ имени М.В. Ломоносова. Справка. Отец Александр окончил Московский авиационный институт (МАИ) в 1990 году, механико-математический факультет Московского государственного университета (МГУ) – в 1993 году, Московскую Духовную академию – в 2004 году. 1 мая 2013 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом был возведен в сан протоиерея. Награжден медалью преподобного Сергия Радонежского I степени.

Священномученик Александр Никольский (1870 – 1937)

Студент Нижегородской Духовной
семинарии Александр Никольский

Священномученик протоиерей Александр родился 1 ноября 1870 года в селе Кладбищи Сергачского уезда Нижегородской губернии в многодетной семье священника Николая Никольского. Он приходился младшим братом священномученику Иоанну Никольскому, священнику Спасо-Преображенской Карповской церкви.

В 1891 году Александр Николаевич окончил курс обучения в Нижегородской Духовной семинарии по первому разряду и был определен на священническое место в село Степаново Арзамасского уезда. Здесь молодой священник наряду с пастырским служением исполнял обязанности законоучителя в церковно-приходской и земской школах, которые находились в приходской деревне Бундаково.

Спустя два года, в 1894 году, отец Александр был перемещен к Знаменской церкви в селе Кечасово Сергачского уезда, где также являлся не только настоятелем в храме, но и заведующим и преподавателем в местной церковно-приходской школе.

В 1902 году батюшка был назначен на должность следователя по Духовному ведомству, а через два года выбран благочинным по второму округу Сергачского уезда. С 1906 года он занимал должность уездного наблюдателя за церковно-приходскими школами, одновременно являясь членом училищного совета и попечительства о народной трезвости, депутатом уездных земских собраний.

В 1913-м году отец Александр стал преподавать Закон Божий в Екатерининском земском училище, которое размещалось в Арзамасе.

Семья отца Александра состояла из восьми человек. Вместе с матушкой Ираидой Ивановной он воспитывал семерых детей: шесть дочерей и сына. Единственный сын отца Александра первоначально решил продолжить священническую династию и до революции учился в Нижегородской семинарии.

В 1914 году отец Александр по личному прошению был перемещен в нижегородскую Варварскую церковь вторым священником. И уже через год на него вновь были возложены обязанности по духовному ведомству: должность следователя приходских церквей Нижнего Новгорода и членство в правлении Сергиевского мужского училища.

За многолетнее ревностное служение Церкви отец Александр был награжден многими церковными наградами и возведен в сан протоиерея. В 1913 году по благословению Святейшего Синода он был награжден золотым наперсным крестом, а в 1916 году ко дню Святой Пасхи — орденом Святой Анны III степени.

С 1924 года, после национализации властями дома причта Варварского храма, священник Александр Никольский и настоятель протоиерей Евгений Яковлев вместе снимали квартиру.

Протокол допроса священника Александра Никольского

В ночь с 6 на 7 августа 1937 года отец Александр был арестован и заключен в спецкорпус Горьковской тюрьмы. Одновременно были арестованы и многие другие священнослужители нижегородских храмов. Обвинение, предъявленное отцу Александру и другим пастырям, было стандартным: участник церковно-фашистской подпольной террористической группы во главе с митрополитом Феофаном (Туляковым). Лишь спустя три недели после ареста, 2 сентября 1937 года, состоялся единственный допрос престарелого отца Александра.

— Вы, Никольский, обвиняетесь в контрреволюционной агитации против советской власти. Скажите, кто состоит в вашей организации и какие организационные мероприятия были организованы для борьбы.

— Я, Никольский, ни в какой контрреволюционной организации никогда не состоял и не состою. Каких-либо организационных мероприятий названной вами организации не знаю.

— Скажите, бывал ли у вас на квартире митрополит Феофан, если да, то что за разговоры были между вами.

— У нас на квартире, в которой мы живем со священником Яковлевым, митрополит Феофан никогда не был. В 1936 году митрополит Феофан служил в нашей церкви 6 раз, а в 1937 году 4 раза. Для службы в нашей церкви митрополита приглашала староста Харитонова Александра Ивановна. Приглашение было через Харитонову от имени церковного совета. Последние три службы Феофан в нашей церкви назначал лично.

— Скажите, Никольский, после службы Феофана верующие угощали его? Если да, то где и кто присутствовал на этом угощении.

— Было несколько угощений в помещении церковной сторожки, угощение состояло из чая и легкой закуски. Присутствовали с Феофаном священник Яковлев, я, Никольский, Харитонова Александра Ивановна и Арефьева Вера Ивановна, протодиакон Иванов.

— Скажите, какие указания и на какую тему давал вам Феофан.

— Митрополит Феофан давал указания о исповеди во время Великого поста и церковной службы во время 1-го мая, так как мимо церкви должны проходить демонстранты. Кроме этого, митрополит Феофан посвятил нас в его канцелярские дела, которые его загромоздили. Ему, как начальнику духовному, представлено право разбирать всякие нарушения, совершенные священнослужителями.

— Скажите, Никольский, где останавливался митрополит Феофан, когда приезжал в г. Горький?

— Митрополит Феофан, когда приезжал, останавливался для ночлега на Трудовой улице.

— Скажите, кто из священников сообщался с Феофаном и по каким вопросам.

— По этому вопросу, кроме благочинного Лаврова, никого показать не могу.

— Скажите, что за переписку имел Лавров с Феофаном.

— Лавров мне говорил, что переписка происходила исключительно по вопросам и указаниям с их стороны по службе в церкви и отчислениях от доходов церковной лепты в пользу митрополита Сергия, Феофана и его канцелярии и благочинному Лаврову.

— Больше показать по настоящему делу ничего не могу, протокол написан с моих слов верно и вслух мне прочитан.

21 сентября 1937 года особая Тройка НКВД приговорила священника Александра Никольского к расстрелу. 4 октября 1937 года, в один день со своим родным братом священномучеником Иоанном Никольским, протоиерей Александр был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле на одном из расстрельных полигонов Горьковского НКВД.

Память сщмч. Александра 4 октября.

Цитируется по книге «Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской». — Нижний Новгород, 2015. Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затёкин), игумен Дамаскин (Орловский), О.В. Дёгтева.

НИКОЛЬСКИЙ АЛЕКСАНДР СЕМЕНОВИЧ

Александр Семенович Никольский (1883 — 1937), священник, священномученик

Память 4 сентября, в Соборе Нижегородских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился в 1883 году в селе Когнурово Нижегородская губернии в семье священника.

Служил священником села Паново-Осаново Гагинского района Горьковской области.

8 сентября 1937 года был арестован вместе со священниками Иоанном Ромашкиным, Петром Лебединским и др.

Арестованные были помещены сначала в Гагинской КПЗ, а затем переведены в Арзамасскую тюрьму. Все они обвинялись в том, что 6 июля 1937 года, в день празднования Владимирской иконы Божией Матери в память спасения Москвы от нашествия хана Ахмата в 1480 году, «организовали торжественную службу, которая отрывала крестьян от работы в колхозе». И хотя после службы, в которой участвовало четыре священника и множество верующих, проповеди на политическую тему произнесено не было, самой церковной службе было придано значение антигосударственного мероприятия, потому что она отрывала крестьян от работы в колхозе «Свобода».

17 сентября 1937 года восемь человек после пыток и допросов были приговорены к расстрелу и расстреляны. Точное место расстрела и погребения тел мучеников осталось неизвестным.

Священник Александр Никольский был причислен к лику новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года.

Литература

  • Архив УФСБ по Нижегородской обл. Арх. № П-6820. Т. 1. Л. 134.
  • Дамаскин. Кн. 1. С. 190.

Использованные материалы

  • Православная энциклопедия, т. 1, с. 478
  • БД ПСТГУ «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века»
  • Мученики Гагинские священники Иоанн Ромашкин, Николай Хвощев, Александр Никольский и Пётр Лебединский и миряне Василий Ежов, Пётр Лонсков, Стефан Митюшкин и Александр Блохин