Протоиерей Михаил Васильев

«Десантный» батюшка

Как философ МГУ стал иереем во Власихе

Судьба готовила Михаилу Васильеву военную службу. Он родился в 1971 году в офицерской семье, рос в отдалённых северных гарнизонах, в закрытых городках. Отец хотел, чтобы сын поступил в военное училище, но Михаил проявил характер: выбрал МГУ, философский факультет, затем увлёкся изучением религий, потом была аспирантура, а далее сам встал за университетскую кафедру.

В Церковь Михаил пришёл уже взрослым. Путь к вере для молодого человека, некрещёного и не имеющего ни одного верующего друга, был непростым. Ему помогал духовник — протоиерей Димитрий Смирнов. Однажды спросил Михаила: «Ты из семьи военного?» И, услышав ответ, сделал неожиданный вывод: «Значит, быть тебе батюшкой в военном гарнизоне».

Весной 1998 года философа рукоположили в сан диакона, а затем иерея. Служить направили в подмосковную Власиху — в храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения. А через год отца Михаила отправили в первую военную командировку — в Чечню.

Ночь молитвы о солдате

В боевых условиях священник меняет рясу на камуфляж, только без погон, и в петлицах не род войск, а православный крест. Оружия батюшке не полагается. Главное — быть рядом с солдатами, там, где труднее всего. Особая дружба связывала отца Михаила с десантниками, которых бросали в самое пекло. Он чувствовал, как нужна им его поддержка. Молва о «десантном» батюшке разнеслась по многим частям ВДВ.

Однажды в горах Чечни он с группой разведчиков попал в засаду. Наши бойцы отбили атаку, но одного тяжело ранило. Ждали вертолёт, была непогода. Парень истекал кровью на руках у батюшки. Проходил час за часом. Всю ночь отец Михаил молился, чтобы прилетела помощь и чтобы солдат вопреки всему выжил. Десантники смотрели и не верили своим глазам: казалось, их товарищ уже не дышал, и вдруг оживал… Ранним утром в небе застрекотала вертушка. К вечеру батюшка узнал: раненого удалось спасти. Опытные полевые хирурги говорили, что это исключительный случай, на грани чуда.

«…И я понял, что выживу»

С парашютом отец Михаил прыгал много раз, в основном на учениях. Однажды подал пример: когда самолёт поднялся, молодые ребята явно смутились, и тут батюшка встал и с молитвой первым направился к выходу. За ним уверенно потянулись бойцы.

А в 2007-м под Вязьмой едва не случилась трагедия. Его парашют попал в зону турбулентности, купол закрутило, он стал падать с 600-метровой высоты.

— Страха не было, — рассказывает отец Михаил. — У меня оставалось несколько секунд. Я, как учили, раскручивал почти погасший купол, молился. И когда парашют раскрылся на треть, понял, что выживу.

Его спасло присутствие духа: в последний момент сгруппировался, спружинил на ноги, но всё равно услышал хруст в позвоночнике. Диагноз: компрессионный перелом позвонка. Но это выяснилось позже. А тогда пришлось быстро уходить с поля: вслед за солдатами сюда сбрасывали бронированные машины…

Часто ездил с десантом в горячие точки: Босния, Косово, Абхазия, Киргизия. И под обстрел попадал, и по минному полю приходилось идти. Но рассказывать об этом он не любит. Вот что говорит отец Михаил:

— Часто эта самая точка, куда едешь, оказывается вполне прохладной. Например, в Боснии уже активно не стреляли, хотя ещё считалось, что там локальный конфликт. В Косове поначалу обстреливали, но потом как-то успокоилось, и особой опасности не было. Да и в Чечне раз на раз не приходился.

Из «секретного объекта» — собор ВДВ

Лет 10 назад в разговоре с офицерами спецназа отец Михаил узнал, что в Сокольниках есть заброшенный храм. Тогда его здание занимала фельдъегерская служба: здесь был засекреченный узел военной связи. Священника туда не пустили. Тогда отец Михаил придумал «военную хитрость»:

— Чтобы понять, в каком состоянии находится внутренняя часть храма, мои друзья-десантники снарядили разведчика с видеокамерой под бушлатом. Он прошёл в здание и снял на видео общий интерьер.

Опасения подтвердились: к тому времени в храме не осталось даже следа былого благолепия. На месте Святого Престола в алтаре стояла чугунная топка, в одном из приделов устроили курилку, на каждом шагу перегородки, отставшая штукатурка…

Отец Михаил задумал вернуть бывший храм Церкви. Его благословили и в июне 2004 года назначили настоятелем. К возрождению храма подключились многие высокие церковные и военные чины. Окончательное решение приняли при новом командующем ВДВ генерале Владимире Шаманове: в июне 2009-го аварийное здание отдали верующим.

— Поднимали храм всем миром. Сначала наши ребята-десантники ломами крушили ненужные пристройки и перегородки. Перед реставрацией вывезли отсюда 150 самосвалов с мусором, — вспоминает отец Михаил.

А потом поставили новую колокольню и центральный купол, украсили фасад мозаичными иконами. И в конце прошлого года Святейший Патриарх Кирилл совершил здесь чин великого освящения. Сегодня это собор Воздушно-десантных войск России.

Пост. Время кушать попов.

Указ
№ У-02/37 от 12 марта 2019 года // протоиерею Сергию Привалову
13.03.2019 17:23
Протоиерей Сергий Привалов, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке г. Москвы, освобождается от несомого послушания и назначается настоятелем храма Благовещения Пресвятой Богородицы — Патриаршего подворья в Сокольниках г. Москвы.
+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Указ № У-02/36 от 12 марта 2019 года // протоиерею Михаилу Васильеву
13.03.2019 17:22
Протоиерей Михаил Васильев, настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы — Патриаршего подворья в Сокольниках г. Москвы, настоятель храма вмц. Варвары и прп. Илии Муромца — Патриаршего подворья в п. Власиха Московской области, освобождается от должности настоятеля Благовещенского храма в Сокольниках и приписного к нему храма вмч. Георгия Победоносца в п. Медвежьи озера Московской области, с оставлением при этом в должности настоятеля храма вмц. Варвары и прп. Илии — Патриаршего подворья в п. Власиха в Московской области.
+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ
о. Михаил это еще одно витринное лицо нашей церкви, капризно разбитое патриархом Кириллом. В смысле — он один из немногих людей, которых не стыдно было выводить в люди и оставлять в любой аудитории.
За его плечами МГУ, бросок в Приштину на броне русского БТРа, прыжок с нераскрывшимся парашютом и сломанный позвоночник, прогулки по минным полям, падение в сбитом вертолете в Чечне, оконченная (уже в поповском состоянии) Академия Генштаба, орден Мужества. Шесть детей. И несколько построенных храмов — в том числе и тот, что вчера у него отобрали.
Одну ошибку совершил о. Михаил — дал себя использовать в рекламном фильме к 10-летию интронизации патриарха.
***
и еще об одной громкой отставке:
Указ № У-01/60 от 7 марта 2019 года // архиепископу Каширскому Феогносту
12.03.2019 14:20
Высокопреосвященнейший Феогност, архиепископ Каширский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, председатель Синодального отдела по монастырям и монашеству, назначается настоятелем московского Троицкого подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры.
+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Протоиерей Михаил Васильев: в Воздушно-десантных войсках верующих военнослужащих около 96 процентов

2 августа – день Воздушно-десантных войск, и в этот же день Русская Православная Церковь празднует день Илии Пророка, небесного покровителя ВДВ. Настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы, Патриаршего Подворья при штабе ВДВ в Сокольниках протоиерей Михаил Васильев рассказал нам в канун праздника о том, сколько верующих в десантных войсках и какова на сегодня ситуация с военным духовенством в армии, какие проблемы еще остались и требуют своего решения.

Почему Илия Пророк покровитель десантников? Дело в том, что как раз 2 августа на учениях Московского военного округа под Воронежем в 1930 году был высажен первый парашютный десант в количестве 12 человек. Первое десантирование в это безбожное время на 2 августа, – согласитесь, не без промысла Божия. А до революции Илия Пророк считался покровителем всех, кто путешествует по воздуху. Он был покровителем, например, Русского императорского воздушного флота.

Что касается ситуации в армии с военным духовенством, то по сравнению с тем, что было раньше, все поменялось довольно сильно. Можно сказать, произошли просто революционные изменения. Напомню, что в 2009 году было принято решение о возрождении института военного духовенства. Однако, как ни странно, официально (я подчеркиваю, только официально) в армии по-прежнему нет священнослужителей традиционных религий народов России, в том числе и православных.

На сегодня существуют только ведомственные документы Министерства обороны Российской Федерации, регламентирующие это направление работы с личным составом, но они не имеют силу даже подзаконного акта, а тем более, федерального закона. И в соответствии с этими ведомственными положениями официально в армии есть лишь помощники командиров по работе с верующими. По статусу они приравниваются к гражданскому персоналу Министерства обороны РФ, таким, скажем, как электрики, бухгалтеры, шоферы или уборщицы. И это на самом деле очень плохо, потому что священник должен быть, прежде всего, священником. А когда происходит некое непрофильное обременение в виде «помощника командира», то этим даже могут злоупотреблять не очень дальновидные командиры. Например, они говорят батюшке: «Извините, но вы не батюшка, а помощник командира по работе с верующими. Давайте-ка поэтому, сделайте то-то и то-то», требуя в том числе то, что выходит за рамки обязанностей священнослужителя. Бывали и такие случаи, хотя они все же скорее исключение.

Или, например, начальник штаба в соединении может сказать: «Раз вы помощник командира, то соблюдайте регламент рабочего времени. Почему вас не было на построении? Или почему вы вдруг отлучаетесь на какой-то престольный праздник собора вашей епархии, у вас же есть регламент! По нему вы должны быть в части от сих до сих». А недавно бывшие замполиты в Минобороне выдумали даже странную формулу выведения коэффициента эффективности работы батюшки в части.

Так что опять-таки официально в нашей армии не существует полковых священников, как это было в дореволюционной Российской армии. Или, как скажем, это имеет место, например, в армиях большинства стран Европы и США, Южной Корее или Австралии с Канадой. То есть, официально мы не военные священники, а помощники командиров по работе с верующими в непонятном для нас статусе технического персонала вроде электриков или бухгалтеров.

Но ведь логично, чтобы священнослужитель мог иметь тот социальный статус, который соответствует важности его служения. Вроде это руководящий состав, а статус и жалование у него как у технического персонала. Вот представьте себе, что Вы являетесь заместителем главного редактора журнала, а при этом жалование у Вас меньше, чем у охранника. А у большинства священников многодетные семьи.

Чтобы эффективно заниматься просвещением невоцерковленных людей, которые крещены, но не воцерковлены, этому надо посвящать 7 дней в неделю. Как и любому другому, впрочем, если хочешь, чтобы был результат. А если просто приходить в свободное между приходских послушаний и служб время от времени в ближайшую воинскую часть – эффект нулевой. А как, с другой стороны, быть священнику? Армейское жалование смешное, поэтому он или в ближайшем храме где-то подрабатывает и тем самым отвлекается от работы с личным составом, либо пытаться что-то клянчить у спонсоров, это не дело для военного священника. А если не дай Бог, священник погибнет на поле боя, его семья не получит социальный пакет, такой же, как и в подобном случае с обычными военнослужащими.

И всё таки, повторюсь, очень многое поменялось в лучшую сторону. Священники появились в тех частях и подразделениях, куда бы их раньше просто не пустили бы конкретные командиры с атеистическим мировоззрением. А теперь, поскольку священник все же предусмотрен в штатном расписании, нравится это командиру или нет, он его принимает и священник может трудиться. Ведь каждый человек имеет конституционное право на свободу совести и свободу вероисповедания. То есть, практиковать ту религию, которая не вступает в противоречия с законом.

У нас в Воздушно-десантных войсках, которые я окормляю последние 17 лет, процент верующих военнослужащих составляет около 96 процентов. Ведь каждый призыв проводится анкетирование офицерами по работе с личным составом. И около 96 процентов солдат именно так себя и позиционируют. Из них 99 %, или 98 с хвостиком, если быть точными – это православные. Вы должны четко понимать, десантники верующие, потому что иначе трудно, например, прыгать с парашютом из летящего самолета. ВДВ – это войска для войны. Эти военные – наша паства, а мы, священники, находимся рядом с ними уже давно, и, надеюсь, теперь так будет всегда.

Сейчас в Воздушно-десантных войсках трудится 21 священник, помимо прочего они совершают добровольно и парашютные прыжки. Денег за них батюшке не платят. Есть в ВДВ и свой мулла. Например, у протоиерея Саввы Щербина – 900 прыжков с парашютом. Священник иерей Сергий в Усурийской бригаде ВДВ за год совершил 68 прыжков с парашютом. Есть у нас священник, награжденный двумя Орденами мужества, который рисковал жизнью, есть среди батюшек раненные и контуженные.

За прошедший год только в полях на учениях причастилось более 15 тысяч воинов- десантников. Созданы и испытаны три мобильных храма ВДВ. Построено 16 храмов, пять часовен в ВДВ.

И подавляющее большинство офицеров и командиров оказывают нам поддержку в том числе потому, что просто видят практическую пользу от нахождения наших священников в ВДВ. Это прежде всего наш православный командующий ВДВ Герой России генерал-полковник Шаманов Владимир Анатольевич. Знаем мы как доброго христианина Министра Обороны России генерала армии, Героя России Шойгу Сергея Кужугетовича.

Мы, священнослужители помогаем сохранить нашим ребятам в армии человеческое лицо, чтобы они действительно оставались людьми, в самом высоком смысле этого слова. Чтобы воин не озлобился, ни в коем случае не потерял то высокое достоинство, которое мы именуем христианским образом жизни. А те, кто его еще не имеет, приобрели его воцерковляясь через трудности и опасности нелегкой военной службы.