Пушкин про царя

Николай 1 и Пушкин: первая встреча, взаимоотношения, интересные факты

Отношения Николая 1 и Пушкина интересуют многих современных историков. То, как общались между собой глава государства и самый великий поэт своего времени, может многое поведать об эпохе, личностях самого поэта и государя. Хорошо известно, что у Александра Сергеевича были непростые отношения с властью. При этом очевидно, что в случае с Николаем 1 все было не так однозначно. В этой статье мы расскажем о встречах поэта и государя, общении и переписке.

Отношение к власти

Хорошо известно, что отношение Пушкина к Николаю 1 было скорее позитивным, чем наоборот. В одном из писем жене он в шутку утверждал, что видел за свою жизнь трех царей. «Первый пожурил за меня мою няньку, повелевая снять картуз». Это был Павел I, по легенде, он встретил юного поэта, которому было не больше двух лет от роду во время прогулки. Мальчик якобы не снял головной убор перед государем, за что тот его отчитал. По всей видимости, это мистификация, придуманная самим Пушкиным. Второй царь, которым был Александр I, не жаловал поэта, как он сам признавался в том же письме.

А вот третий упек его в камер-пажи на старости лет, но променять его на четвертого Пушкин не желал. Письмо жене он заканчивал народной мудростью о том, что от добра добра не ищут.

С Николаем 1 у Пушкина сложились достаточно хорошие отношения, которые продолжались вплоть до самой смерти литератора в 1837 году. С одной стороны, это может говорить о том, что изменилось само отношение поэта к власти, так как с приходом на престол Николая он был уже более взрослым и зрелым человеком, а не легкомысленным юнцом, как при Александре. В то же время следует отдавать должное императору, которому хватило образования, чтобы понять: перед ним гений своего времени, слава о котором сохранится на долгие годы вперед.

Действительно, хорошие отношения Пушкина и Николая 1 установились буквально с их самой первой встречи.

Много общего

Стоит отметить, что между великим русским поэтом и выдающимся царем существовало немало общего. Возможно, на этой почве они и сблизились. Николай 1 и Пушкин были практически ровесниками. Если поэт родился в 1799 году, то император был старше его только на три года.

Воспитывались и росли они в одно и то же время. Годы, в которые оба сформировались как личности, пришлись на правление Александра I, Отечественную войну 1812 года против Наполеона, восторг и гордость за победу собственной армии, противостоявшей неприятелю.

Связало их и восстание декабристов. В бунте участвовало немало друзей Пушкина, а Николай именно после этих событий занял престол.

В ссылке

При этом первая встреча Пушкина с Николаем 1 произошла только осенью 1826 года. К тому моменту поэт уже несколько лет находился в ссылке.

Все началось весной 1820 года, когда Александра Сергеевича вызвали к генерал-губернатору Петербурга, графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу. Поэту предстояло объясниться по поводу содержания его стихотворных произведений, в числе которых были эпиграммы на архимандрита Фотия, Аракчеева, даже императора Александра I.

Примечательно, что поэт ответил Милорадовичу, что все бумаги сожжены, но он способен восстановить стихи по памяти, что он незамедлительно и сделал. Особую опасность представляло то, что, помимо острых эпиграмм, в то время им уже были написаны свободолюбивые стихи «Деревня», ода «Вольность».

Известно, что Аракчеев предлагал заключить Пушкина в Петропавловскую крепость или навечно отправить в солдаты. Всерьез обсуждалась его высылка в Сибирь или заточение в Соловецкий монастырь. Смягчить наказание удалось только благодаря хлопотам и стараниям его многочисленных друзей. Особенно бился за Пушкина Карамзин. В результате молодого поэта перевели в Кишинев на чиновничью службу.

В дороге поэт подхватил воспаление легких после того, как искупался в Днепре во время одной из остановок на своем пути. Чтобы его здоровье поправилось, Раевские организуют поездку Пушкина в Крым и на Кавказ. До Кишинева он добрался только к сентябрю.

Причиной второй его ссылки стало письмо от 1824 года, в котором он признавался об увлечении атеистическими учениями. Его уволили со службы, отправив в имение матери — село Михайловское.

Первая встреча

Именно из Михайловского отправился на свою первую встречу с Николаем 1 Пушкин. В ночь на 4 сентября 1826 года в село прибыл нарочный, присланный псковским губернатором. Было передано, что поэт в сопровождении фельдъегеря должен явиться в Москву, где в тот момент как раз находился император.

Незадолго до этого поэт отправил письмо Николаю 1. Он в нем просил государя позволить ему вернуться из ссылки и возобновить государственную службу.

Первая встреча Пушкина с Николаем 1 произошла 8 сентября, сразу после его прибытия в город. Поэт отправился на личную аудиенцию. Известно, что первая встреча Пушкина с Николаем 1 проходила тет-а-тет, без посторонних глаз. По ее итогам Александр Сергеевич был возвращен из ссылки, ему гарантировали высочайшее покровительство, а также освобождение от обычной цензуры. Поэту было позволено жить в обеих столицах.

В письмах друзьям Александр Сергеевич утверждал, что был принят монархом самым любезным образом. К тому же стали известны несколько деталей этой встречи Пушкина с Николаем 1. В частности, император спросил у поэта, отправился бы он на Сенатскую площадь в декабре 1825-го, если бы в тот момент находился в Петербурге. Пушкин был откровенен, признавшись, что непременно поехал бы, так как в заговоре участвовали многие его друзья и соратники. Он бы ни за что не остался в стороне. Только его отсутствие в столице привело к тому, что Пушкин не участвовал в восстании декабристов. При этом большинство современных исследователей считают, что поэт действительно был не в курсе готовящегося переворота, хоть и дружил со многими декабристами, высказывал вольнодумные мысли.

При этом далее Пушкин пояснял, что мог бы последовать за товарищами, так как легко увлекался подобными идеями. Но, по его словам, в глубине души он не был революционером, что сразу понял и сам монарх. В результате разговор завершился благополучно.

По результатам этой встречи Пушкина с Николаем 1 поэт обещал не участвовать в антиправительственной деятельности. Император объявил, что сам станет его личным цензором — решение невиданное доселе. Сразу после этой беседы Николай поделился с одним из своих царедворцев мыслью, что только что разговаривал с одним из умнейших людей в стране.

Творческий итогом этого разговора Пушкина с Николаем 1 стало стихотворение «Стансы», в котором поэт сравнил государя с Петром Великим.

Взаимная симпатия

Принято считать, что после этого между императором и литератором сложилась взаимная симпатия. Николай покровительствовал Пушкину, неоднократно оказывая ему материальную поддержку, чтобы тот мог заниматься литературой, не заботясь о деньгах.

Известно, что когда Пушкин задумал жениться в 1828 году на московской красавице 16-летней Наталье Гончаровой, ее мать опасалась этого союза, так как считала, будто поэт находится в плохих отношениях с властью. Царь поручил передать ей, что это не так, а Александр Сергеевич пребывает под его отеческим попечением.

Переписка

О взаимоотношениях Пушкина и Николая 1 свидетельствует их многолетняя переписка. Известно, что император действительно лично знакомился с произведениями поэта перед их публикацией. Например, дал положительный отзыв о поэме «Борис Годунов».

Часто положительно отзывался об императоре Николае 1 Пушкин в письмах своим друзьям. Например, он поддержал его решение назначить Николая Гнедича руководителем главного правления училищ. В послании Петру Плетневу Александр Сергеевич подчеркивал, что это делает честь государю, которого он искренне любит и радуется каждый раз, когда тот поступает как истинный царь.

При этом Николай все же с осторожностью относился к поэту, помня о его вольнодумстве. Например, когда в конце 1829 года Александр Сергеевич пожелал поехать к друзьям за границу, он подал соответствующее прошение Бенкендорфу. От государя пришел отказ.

Император в поэтическом творчестве

Рассказывая даже кратко о Николае 1 и Пушкине, их взаимоотношениях, нужно упомянуть, какое место император занимал в творчестве поэта.

У Пушкина есть так называемый «николаевский цикл», который включает в себя девять поэтических произведений. Все они посвящены государю. В них поэт положительно отзывается о его персоне, так как Николай, в отличие от своего предшественника Александра I, не стал жестоким и ограниченным деспотом. Он заботился о сохранении самодержавного строя, но при этом покровительствовал многим просвещенным людям в стране. Пушкин ведь был не единственным деятелем искусства, который нашел у него поддержку.

Анализируя взаимоотношения Пушкина и власти, его отношение к императорам, нужно учитывать еще и то обстоятельство, что Александр взошел на престол в результате государственного переворота. Хоть он и не принимал в нем непосредственного участия, но все-таки его отец был убит людьми, которые предоставили ему трон. Поэтому на нем все равно оставалась тень как на человеке, воспользовавшемся плодами отцеубийства, а сам Александр всегда подспудно боялся, что тоже может стать жертвой подобной расправы.

В отличие от него, Николай получил престол без кровопролития, в полном соответствии с законом. Для его современников, в том числе и Пушкина, это имело огромное значение.

Наконец, в последние годы своего правления Александр откровенно скомпрометировал себя в глазах большинства подчиненных. Его обвиняли в невмешательстве в конфликт, который в тот момент разгорелся на Балканах. Император решил ограничиться словесными заявлениями, в то время как турецкий султан истреблял православных греков, отстаивавших свою независимость. В России большинство считало их братьями по вере.

Николай 1 действовал кардинально иначе. Сначала дипломатическими, а потом и военными мерами он вынудил турок отступить. Также энергично он решал и многие вопросы внутренней политики.

Разногласия

При этом нужно признать, что отношения Пушкина и царя Николая 1 не были безоблачными.

В конце 1833 г. Николай присвоил Пушкину младшее придворное звание камер-юнкера, чем, как рассказывают, привел поэта в негодование. Ведь его присваивали исключительно молодым людям в самом начале их карьеры.

В силу большой занятости император часто не мог уделять внимание цензуре всех произведений поэта, отдав это на откуп руководителю Третьего отделения Царской канцелярии Бенкендорфу. Тот выполнял функции посредника между ними.

Бенкендорф как глава тайной полиции всеми методами пытался притеснить Пушкина. После того как стало известно, что император будет личным цензором поэта, он требовал от Пушкина предоставлять все без исключения свои сочинения, даже самые незначительные. А без соответствующего одобрения их запрещалось не только публиковать, но даже читать друзьям.

Многие усматривали в этом решении Николая его коварство, но стоит признать, что это предположение не имеет под собой оснований. Императору не было необходимости затевать сомнительные игры с Пушкиным. Скорее всего, причиной этого было чрезмерное усердие жандармов.

Стоит помнить и о том, что после разгрома Декабристского восстания власти не удалось полностью ликвидировать заговор. Осудили только тех, кто явно был на виду, при этом многие руководители так называемой «дворянской революции» успешно избежали наказания. Более того, под судом не оказалось ни одного высшего сановника, которые рассчитывали в случае успеха восставших оказаться среди членов Временного правительства. В результате заговорщики «второго эшелона» так и остались нетронутыми, продолжая играть достаточно важную роль в политической жизни. Очевидно, что в их число Бенкендорф включал и Пушкина. Ни для кого не было секретом, что в молодости тот уже грешил вольномыслием, был членом тайного общества. Теперь же, восхваляя монарха, он становился для многих объектом ненависти, особенно со стороны мыслящей и прогрессивной части населения.

Ходил даже слух, что Пушкин был правительственным агентом на окладе. Считается, что таким образом его пытались стравить с Николаем. Императору регулярно отправляли доносы, в которые тот отказывался верить. Злопыхатели пошли даже на то, что начали в «подметных письмах» распространять слухи о любовной связи царя с женой поэта. В этот раз клеветники как никогда были близки к цели. Пушкин, будучи ревнивым по своей натуре, был сходу готов поверить даже самым невероятным сплетням. Пролить свет на правду позволил только откровенный разговор с Николаем и самой супругой.

Ощущая, что над Александром Сергеевичем сгущаются тучи, Николай даже взял с него слово не драться на дуэли ни под каким предлогом. Пушкин обещал, но слова сдержать не смог. Очередного покушения на честь он не перенес. Поединок против француза Дантеса стал дня него роковым. Ходили слухи, что Николай, узнав о предстоящей дуэли, поручил Дантесу ее предотвратить, но тот этого не сделал или не захотел.

Финансовая помощь

Хорошо известно, что Николай не раз помогал поэту деньгами. Правда, тот не всегда соглашался. Например, в 1835-м Пушкин просил отпуск на три-четыре года, собираясь отправиться на это время в деревню всей семьей. Однако император взамен предложил отправиться на отдых только на шесть месяцев и финансовую помощь в размере десяти тысяч рублей.

Поэт отказался, попросив взамен 30 тысяч с условием удержания этих денег из его последующего жалования. В результате он был связан службой в Петербурге на несколько лет вперед. Однако даже эта сумма не покрыла и половины имевшихся у него долгов. После прекращения выплаты жалования ему приходилось рассчитывать только на свои литературные доходы, которые напрямую зависели от читательского спроса.

Интересный факт о Николае 1 и Пушкине заключается в том, что перед смертью поэт просил прощения у императора за несдержанное слово, просил своего друга Жуковского передать государю, что ему жаль умирать, а царю он желает еще много лет царствовать в счастливой и спокойной России. Когда от государя принесли ответ, Пушкин был еще жив. Николай простил его и обещал позаботиться о семье поэта.

После смерти царь распорядился погасить все долги Пушкина, а также выкупил заложенное им имение отца, назначил существенную пенсию его детям и жене. За государственный счет были изданы его сочинения, доход с которых также полагался его родным.

Сражавшегося с Пушкиным на дуэли Дантеса приговорили к смертной казни. Однако приговор так и не был приведен в исполнение. Дантеса выслали из страны как иностранца. Вынужден был оставить свой пост голландского посланника и его приемный отец Геккерен.

По приказу императора Бенкендорф искал авторов «подметных писем», но сделать этого ему не удалось. Только через много лет стало известно, что их составлял и рассылал соратник Герцена, князь Долгоруков, который считался одним из представителей плеяды «дворянских революционеров». Из-за своих убеждений он был отправлен в политическую ссылку, а потом эмигрировал. Когда стало известно, что именно Долгоруков был косвенным виновником смерти Пушкина, он уже находился за границей.

Современные фанфики

Взаимоотношения императора и самого известного поэта России до сих пор представляют большой интерес даже для авторов современных фанфиков, которые обходятся с фактами максимально вольно. Например, описывают их в жанре яой.

Николай 1 и Пушкин во время своей первой встречи якобы почувствовали сильное влечение друг к другу. Современные авторы фантазируют, видя именно в этом перемену, произошедшую в Александра Сергеевиче, когда он из либерала и вольнодумца превратился в монархиста и консерватора.

При описании их встречи в 1830 году, когда началось польское восстание, отдельного внимания заслуживает легкий поцелуй, который государь оставил на лбу поэта. После него в произведениях Пушкина ощущается та любовь, которую сам Николай всегда испытывал к собственной стране.

Конечно, такие вольные фантазии кому-то могут показаться дикими. Но интересен сам факт, что взаимоотношения двух этих людей представляют такой интерес в современном обществе.

Собственно, никто не знает, о чём точно они говорили и договорились при первой встрече.
А то, что известно — это сценарий, который много позже напишут их современники.
С репликами типа пароль-отзыв.
— Где бы ты был 14 декабря, если бы находился в Петербурге?
— В рядах мятежников, ваше величество.
Причём вопрос где бы ты бы если бы и ответ на него варьировались, но суть от этого не меняется:
— Пушкин, если бы ты был в Петербурге, принял ли бы ты участие в 14 декабря?
— Неизбежно, государь: все мои друзья были в заговоре, и я был бы в невозможности отстать от них.
Одно отсутствие спасло меня, и я благодарю за то Небо.
И это при всём при том, что об их первой встрече известно, казалось бы, всё.
А с другой стороны, «подробностей об этом свидании не осталось никаких», — так напишет Б.В. Томашевский,
исследователь творчества Пушкина, литературовед и текстолог. И другие пушкиноведы – Лотман, Благой.
Да, конечно, то, что Пушкин получил долгожданную свободу, мог ездить и жить в двух столицах — это быстро стало известно.
И что Николай I стал личным цензором поэта при посредничестве Бенкендорфа — тоже.
Но и всё? Зачем-то эта личная встреча нужна была, причём больше именно царю?
И вот Пушкина за казённый счёт отправляют из Михайловского в Москву –
по личному распоряжению только что (22 августа 1826) коронованного Николая I (казнь пятерых состоялась 13 июля).
8 сентября Пушкин прибыл в Москву и в тот же день (прямо с дороги)
в кремлёвском Чудовом дворце был представлен своему третьему царю.
(«Видел я трёх царей»: Павла I — в малолетстве; Александр I «меня не жаловал»).
Николай Павлович – третий царь на пушкинском веку…
Вот двери кабинета закрылась и аудиенция началась…
«Государь принял меня самым любезным образом», — напишет Пушкин через неделю после встречи с царём
своей приятельнице Прасковье Александровне Осиповой в Тригорское. И только.
«Сегодня я беседовал с умнейшим человеком в России», — скажет Николай на балу вечером того же дня.
Скажет про Пушкина — графу Д.Н. Блудову. Почему ему?
Да потому что граф Блудов был одним из главных людей в процессе над декабристами
и составителем обвинительного доклада по итогам следствия.

А чем же 27-летний Пушкин мог так поразить 30-летнего императора?
Если учесть, что к поэзии Николай I был равнодушен,
и разговоров о необходимости реформ у него уже было выше крыши – от судимых им декабристов наслушался.
Натан Эйдельман в своей книге «Пушкин. Из биографии и творчества (1826-1837)» из воспоминаний современников
и близкого пушкинского круга составит психологически выверенную реконструкцию этой встречи.
(Вопросы-ответы про выход на Сенатскую в начале поста – это воспоминания «записано со слов Пушкина» — от А.Г. Хомутовой и Л.С. Пушкина).
Эйдельман предположил, что Пушкин обрадовал (умнейший человек!) Николая I,
сравнив начало его царствования с Петром I, мол, у того тоже всё в начале было – бунты, казни, кровь…
Существуют ещё записи Модеста Корфа, лицейского друга Пушкина, который после учёбы стал государственным деятелем,
доверенным лицом Николая I и который после смерти Пушкина захотел восстановить ту встречу, беседуя с императором.
«На мой вопрос, переменился ли его образ мыслей и даёт ли он мне слово думать и действовать иначе,
если я пущу его на волю, он наговорил мне пропасть комплиментов насчёт 14 декабря,
но очень долго колебался прямым ответом и только после длинного молчания
протянул мне руку с обещанием – сделаться другим» (Николай I, записал М. Корф)
Пушкин? — царю пропасть комплиментов насчёт 14 декабря? Мол, спасибо, что повесил только 5, а не больше?
Да. Возможно. Потому что вот — из михайловской ссылки, из переписки (которую, разумеется, вскрывали и читали все, кому нужно)
«бунт и революция мне никогда не нравились, это правда; но я был в переписке со многими из заговорщиков.
Все возмутительные рукописи ходили под моим именем».
А вот ещё «Повешенные повешены; но каторга 120 друзей, братьев, товарищей ужасна».
Пушкин на этой встрече милость к падшим призывал. Например, к своему лицейскому другу Кюхельбекеру.
Который вполне мог стать шестым, потому что 14 декабря был активным участником мятежа:
пытался стрелять в великого князя Михаила Павловича и прославленного генерала Воинова. Всё — с осечкой.
Рисунок Пушкина «Кюхельбекер и Рылеев 14 декабря на Сенатской площади»:

Дмитрий Мережковский предполагал, что пистолет вообще не был заряжен,
а «долговязый, нелепый, похожий на большого вялого комара, русский немец Кюхельбекер, смешной и добрый Кюхля,
с незаряженным пистолетом, расхаживал по площади».
Пушкин с друзьями избрали тактику – говорить, что Кюхельбекер всегда был «с приветом», лишь бы смягчить его участь.
Конечно, никакого смягчения приговоров в результате этой встречи не было, но Пушкин хотя бы попытался…
Рисунки Пушкина из книги Т.Г. Цявловской «Рисунки Пушкина», 1987 год

Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда?

Нечаянно пригретый славой,

Над нами царствовал тогда.

«Нечаянно пригретый славой» – поэт здесь имеет в виду победу над Наполеоном в войне 1812 года и поясняет, что это бог помог русскому народу, а вовсе не царь.

При чём тут либеральные реформы? Да при том, что это четверостишие ведущего светского поэта того времени наглядно демонстрирует отношение к Александру I части элиты либерально настроенной. Тильзитский мир, заключённый в 1807 году, считался позором для России. Да, мы вынуждены были пойти на уступки, которые дали Наполеону больше власти, однако эта отсрочка в пять лет была нам необходима, чтобы собраться с силами и дать отпор вражеским войскам – война была неизбежна. Однако поэт этого в расчет не берёт. Кроме того, к императору, который попытался перестроить Россию на европейские рельсы и остановился на полпути, одурманенные декабризмом относились, как к предателю.

Почему же так произошло и что явилось основной причиной прекращения либеральных реформ? Конечно, война с Наполеоном.

События 1812–1815 годов оказали большое влияние на внутреннюю политику России. В русском обществе они подняли волну патриотизма и интереса к политике, пробудили надежду на преобразования и расширение прежней программы реформ. Однако русское правительство, напротив, взяло курс на консерватизм и не желало возвращаться к прежним, слишком либеральным для России реформам. Борьба с последствиями французской революции добавила масла в огонь. Стало ясно, что невозможно за пределами государства проводить консервативную политику, а внутри страны – продолжать революционные для того времени преобразования.

Поэтому правительство не свернуло реформы сразу, а продолжало еще некоторое время делать вид, что прежнее направление развивается. Эта имитация нужна была для того, чтобы подавить недовольство либерально настроенных кругов высшего общества.

Пушкин и Николай I: По одну сторону баррикад

Либеральная и советская мифология прочно укоренили в сознании народа и общества образ Императора Николая I, тирана и самодура, беспощадно преследующего «великого свободолюбца» А. С. Пушкина и виновного в его гибели.

Этот миф стал господствующим с 1937 года, когда Сталин «разрешил» праздновать столетие со дня рождения великого поэта. Изобразить Пушкина таким, каким он был в последнее десятилетие своей жизни, то есть глубоко верующим христианином и монархистом, советская пропаганда, разумеется, не могла, а потому прибегала к самой откровенной фальсификации и лжи. Биография поэта тщательно «чистилась».

Так, фразу Императора Николая I, сказанную по поводу смерти поэта: «Пушкин умер и, слава Богу, он умер христианином», советские пушкинисты «сократили». Получилось: «Пушкин умер и слава Богу», что совершенно меняло смысл сказанного. Исследователь А. Каверин отмечает:

Не так давно довольно известный журналист, цитируя пушкинскую оду «Вольность»:

Самовластительный злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

пытался оправдать этими словами зверское убийство Николая II и его семьи. Дескать, расправившись с детьми Царя, большевики осуществили вековые чаяния русской интеллигенции, выраженные ещё великим Пушкиным. И невдомёк уважаемым мастерам пера, что ко времени написания оды «Вольность» будущий Император Николай I ни главой государства, ни даже Наследником престола не был. И детей ещё не имел, как, кстати, и царствовавший тогда его брат Александр I. Приведённые же строки касаются вовсе не династии Романовых, а Наполеона, которого в России считали выскочкой, похитителем законной власти французских королей.

Между тем, Император Николай Павлович сыграл в жизни Пушкина весьма важную роль. Не секрет, что в юные годы Пушкин был «вольнодумцем». В этом нет ничего удивительного. Всё российское общество того времени буквально дышало «вольнодумством». Преподавателем Пушкина в лицее был брат кровавого французского «друга народа» Марата. Почти всё окружение Пушкина в те годы было масонским, да и сам он двадцатилетним юношей «записался» в кишинёвскую масонскую ложу «Овидий», которая, впрочем, так и не стала «действующей». Сам Пушкин вспоминал позднее:

Молодость — это горячка, безумие, напасть. Её побуждения обычно бывают благородны, в нравственном смысле даже возвышенны, но чаще всего ведут к великой глупости, а то и к большой вине. Вы, вероятно, знаете, что я считался либералом, революционером, конспиратором, — словом, одним из самых упорных врагов монархизма и в особенности самодержавия. Таков я и был в действительности.

Среди друзей Пушкина было много будущих декабристов. Но это вовсе не означало, что поэт полностью разделял их идеологию.

Усадьба Михайловское. Фото: www.globallookpress.com

9 августа 1824 года Пушкин прибыл в имение Михайловское, куда он был сослан по распоряжению Императора Александра I. В этой ссылке поэт пережил выступление в Санкт-Петербурге декабристов. Мужественное поведение Императора Николая I в день декабристского мятежа не могло не восхитить Пушкина. Император вознёсся над своими соотечественниками, показав величие духа и твёрдость воли. Поэт обратился к Государю с письмом. В сентябре 1826 года Император Николай I приказал Пушкину прибыть в Москву

в своём экипаже свободно, под надзором фельдъегеря не в виде арестанта.

8 сентября 1826 года в Москве, в Чудовом монастыре, состоялась встреча Государя и поэта. Она перевернуло всё мировоззрение Пушкина. Он понял,

что казавшееся доныне правдой было ложью, чтимое — заблуждением, а цели, которые я себе ставил, грозили преступлением, падением, позором!

По признанию Пушкина именно Императору Николаю I, он

обязан обращением мыслей на путь более правильный и разумный, которого я искал бы ещё долго и, может быть, тщетно, ибо смотрел на мир не непосредственно, а сквозь кристалл, придающий ложную окраску простейшим истинам, смотрел не как человек, умеющий разбираться в реальных потребностях общества, а как мальчик, студент, поэт, которому кажется хорошо всё, что его манит, что ему льстит, что его увлекает!

Вместо надменного деспота и тирана Пушкин увидел человека «»рыцарски-прекрасного, величественно-спокойного, благородного лицом», от которого он услышал

снисходительный упрёк, выраженный участливо и благосклонно: «Как, и ты враг твоего Государя, ты, которого Россия вырастила и покрыла славой, Пушкин, Пушкин, это нехорошо! Так быть не должно».

После этих слов Государь ответил на поставленные Пушкиным вопросы о природе самодержавной власти, о её необходимости в России, о том, что

Республика есть утопия, потому что она есть состояние переходное, ненормальное, в конечном счёте всегда ведущее к диктатуре.

Император Николай I. Фото: www.globallookpress.com

Император подчеркнул:

Знай, что критика легка и что искусство трудно: для глубокой реформы, которую Россия требует, мало одной воли монарха, как бы он ни был твёрд и силён. Ему нужно содействие людей и времени. Нужно соединение всех высших духовных сил государства в одной великой передовой идее; нужно соединение всех усилий и рвений в одном похвальном стремлении к поднятию самоуправления в народе и чувства чести в обществе. Пусть все благонамеренные, способные люди объединятся вокруг меня, пусть в меня уверуют, пусть самоотверженно и мирно идут туда, куда я поведу их, и гидра будет побеждена!

В результате в Пушкине произошла духовная революция, и он вышел из Чудова монастыря совершенно иным человеком. Николай I разрешил Пушкину жить в обеих столицах. Посредником между собой и Пушкиным Государь назначил графа А. Х. Бенкендорфа, шефа жандармов. К нему Пушкин должен был обращаться во всех случаях.

Один день в истории: Памятник Пушкину

С началом в 1828 году русско-турецкой войны Пушкин рвался в действующую армию, но ему предложили службу либо в Походной канцелярии Бенкендорфа (контрразведке), либо в управлении МИДа графа К. В. Нессельроде (политическая разведка). Пушкин с радостью согласился на работу в МИДе.

20 июля 1831 года он написал письмо Государю с просьбой зачислить его на государственную службу. 21 июля того же года Николай I приказал Бенкендорфу дать указание Нессельроде принять Пушкина на службу в МИД. 23 июля Нессельроде получил письмо от Бенкендорфа о Высочайшем повелении определить в Государственную Коллегию иностранных дел

известнейшего нашего поэта, Титулярного Советника Пушкина, с дозволением отыскать в архивах материалов для сочинения истории Петра I.

Император Николай I сделал из Пушкина главного историографа, поручив ему написать новую историю Государства Российского. Примечательно, что Пушкин имел тогда чин только коллежского секретаря. В бумагах же он чётко именуется «титулярным советником».

А. С. Пушкин. Фото: www.globallookpress.com

Пушкину был назначен оклад в размере 5000 рублей, что соответствовало в те времена окладу заместителя директора департамента министерства или губернатора, а не коллежского секретаря. Хотя Пушкин состоял на службе в Коллегии иностранных дел, официально зарплату он получал не из финансовых фондов МИДа для выплаты жалования её сотрудникам, а из специального фонда Николая I в министерстве финансов.

4 января 1832 года Пушкин подписал два присяжных листа: клятвенное обещание и текст с присягой. На первом документе он значится как «коллежский секретарь», а на втором — «титулярный советник». 9 декабря того же года Государь официально даровал Пушкину чин титулярного советника.

Что же это была за клятва, которую Пушкин принёс вместе с присягой?

В 1826 году Император Николай I своим указом подтвердил антимасонскую клятву, принятую для сотрудников МИДа ещё при Императрице Екатерине Великой: МИД был «засорен масонами и членами других тайных обществ». Текст клятвы гласил:

Я, нижеподписавшийся, обязуюсь впредь ни к каким тайным обществам, под каким бы они именем ни существовали, не принадлежать; свидетельствую при сём, что и ни к какому тайному обществу таковому не принадлежал и не принадлежу и никогда не знал о них.

Исследователь Н. Ф. Шахмагонов пишет:

С той поры Пушкин и Николай I оказались по одну сторону баррикады, возведённой в России духовными наследниками тех, кто пытался уничтожить Державу 14 декабря 1825 года. Государь Император Николай Павлович и Русский гений Александр Сергеевич Пушкин стали соратниками по борьбе, смысл которой был в проведении Русской контрреволюции, направленной против чужебесия и западничества, внедрённых в Россию в начале XVIII века. И светская чернь ненавидела как Царя, так и поэта примерно за одно и то же. Царь стал Самодержавным вождём этой Русской контрреволюции, а поэт — её идеологическим вождём, её вдохновителем, её просветителем, её поистине блистательным, зовущим за собою широкие народные массы трибуном.

Масонство никогда не смогло простить А. С. Пушкину его верности Царю и Православию, и пуля масона Ж. Дантеса, оборвавшая жизнь поэта, едва ли была случайной. Умирая, Пушкин просил В. А. Жуковского:

Скажи Государю, что мне жаль умереть, был бы весь его. Скажи, что я ему желаю долгого царствования, что я ему желаю счастья в его сыне, счастья в его России.

После смерти Пушкина Император Николай І заплатил все его долги, выкупил заложенное имение отца, назначил большую пенсию жене и детям. В пользу семьи поэта за государственный счёт были изданы его сочинения.

Убийцу Пушкина Дантеса военный суд приговорил к смертной казни, заменённой как иностранному подданному высылкой из страны.