Разрешены ли в России аборты?

История запретов и разрешений абортов в России

Следственные органы Москвы возбудили уголовное дело в отношении акушера-гинеколога Елены Олейниковой, по вине которой, как утверждает следствие, во время операции по прерыванию беременности скончалась пациентка — гражданка Узбекистана.

Слово «аборт» (лат. Abortus) в медицинской терминологии означает «выкидыш», который может быть как искусственным, так и самопроизвольным.

Операции искусственного прерывания беременности в Российской Федерации регламентируется законодательством об охране здоровья граждан, согласно которому, женщина может принять решение об искусственном прерывании беременности по своему желанию при сроке до 12 недель беременности.

Отношение общества и государства к аборту в различные времена было различным — оно зависело от особенностей общественного и государственного строя, от экономических и социальных условий жизни, от численности и плотности населения в стране, от развития религиозных верований и т. д.

В России XV — XVIII веков за вытравление плода зельем или с помощью бабки-повитухи священник накладывал на женщину епитимью сроком от 5 до 15 лет.

Во второй половине XVII века специальным законом, принятым царем Алексеем Михайловичем Романовым, за искусственное прерывание беременности как мера наказания была установлена смертная казнь. В 1715 году Петр I своим указом смягчил это наказание, отменив смертную казнь.

По положению о наказаниях 1845 года аборт приравнивался к умышленному детоубийству. Вина за это преступление возлагалась как на людей, осуществлявших изгнание плода, так и на самих женщин. Аборт карался каторжными работами от 4 до 10 лет для врача и ссылкой в Сибирь или пребыванием в исправительном учреждении от 4 до 6 лет для самой женщины.

Согласно статье 1462 «Уложения о наказаниях», виновные в «преступном плодоизгнании» подвергались, если операция прошла успешно, «лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в отдаленнейших местах Сибири». Если аборт наносил вред здоровью женщины, то виновному грозило шесть-восемь лет каторги. Причем наличие у производящего аборт медицинского образования рассматривалось как отягчающее вину обстоятельство.

Более поздний законопроект российского министерства юстиции грозил матери, виновной в умерщвлении плода, заключением в исправительном доме сроком до 3 лет. Такое же наказание было предусмотрено и в отношении всякого лица, виновного в умерщвлении плода беременной, причем, если этим лицом являлся врач или повивальная бабка, то суд был вправе лишить виновного практики сроком до 5 лет и опубликовать свой приговор. Наказанию подлежали также и третьи лица, даже если они с согласия беременной участвовали в деянии, а также пособники, доставлявшие необходимые средства для истребления плода. Если же умерщвление плода произошло без согласия беременной, то виновные наказывались каторгой до 8 лет. Неосторожный аборт наказанию не подлежал.

После революции ситуация изменилась. Свободная любовь начала восприниматься как условие раскрепощения женщины. В сочетании с отсутствием противозачаточных средств это вело к стремительному росту числа внебрачных детей.

Постановлением Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции от 16 ноября 1920 года «Об искусственном прерывании беременности» аборты» в Советской России были легализованы. Желающим предоставлялась возможность сделать операцию по искусственному прерыванию беременности в специальном медицинском учреждении бесплатно.

Советская республика стала первой в мире страной, узаконившей прерывание беременности по желанию женщины.

В 1925 году на 1000 жителей крупных городов приходилось, примерно, 6 случаев искусственного прерывания беременности. Преимуществами на аборт вне очереди пользовались фабрично-заводские работницы.

Однако эра легальных абортов оказалась недолгой. Государство постепенно брало под контроль едва ли не все сферы жизни своих граждан, и в 1930-е годы очередь дошла до деторождения.

В 1926 году в России были полностью запрещены аборты впервые забеременевших женщин, а также делавших эту операцию менее полугода назад.

С 1930 года операция по искусственному прерыванию беременности стала платной. В 1931 году она стоила примерно 18-20 рублей, в 1933 — от 2 до 60, а в 1935 — от 25 до 300 рублей, в 1970-1980-х годах, получая в среднем 80-100 рублей, женщина за аборт платила 50. Бесплатно прерывали беременность больным туберкулезом, эпилепсией, шизофренией и страдающим врожденным пороком сердца.
Рост числа абортов в довоенной России происходил параллельно со стремительным снижением рождаемости. Уже через 4-5 лет после легализации абортов уровень рождаемости начал активно снижаться.

В 1936 году, в связи со сложной демографической ситуацией, операции по искусственному прерыванию беременности вновь были запрещены под страхом уголовной ответственности (Постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родительных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и некоторые изменения в законодательство о разводах»). Теперь аборт производили только по медицинским показаниям.

Инициаторы запрета надеялись, что в результате удастся увеличить численность населения. При отсутствии противозачаточных средств эта мера на первых порах действительно способствовала повышению рождаемости. Однако практически сразу подпольные аборты стали важной сферой теневой экономики. Нормой стали криминальные аборты.

В результате того, что подпольные аборты нередко проводились людьми, не имеющими медицинского образования, множество женщин становились бесплодными. К тому же в случае осложнений женщины не решались обратиться к врачу: последний был обязан донести на свою пациентку в компетентные органы. В конечном счете, запрет способствовал не увеличению, а сокращению рождаемости.
Закон о запрете абортов действовал в СССР до 1955 года. 23 ноября 1955 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об отмене запрещения абортов» производство операции искусственного прерывания беременности было разрешено всем женщинам при отсутствии медицинских противопоказаний.

Указ разрешал проведение абортов в стенах специализированных медицинских учреждений. Аборт на дому по-прежнему оставался уголовно наказуемым. Врачу в этом случае грозило тюремное заключение до одного года, а в случае смерти пациентки — до восьми лет.
Приказом Минздрава СССР от 29 ноября 1956 года была принята Инструкция «О порядке проведения операции искусственного прерывания беременности (аборта)», детально регулировавшая этот вопрос, в 1961 году в нее были внесены некоторые изменения, касающиеся выдачи больничных листов.

Сохранение спроса на незаконные аборты объяснялось просто: после аборта женщина должна была некоторое время находиться в больнице, по выходе из которой она получала листок нетрудоспособности, где в графе «диагноз» стояло слово «аборт». Поскольку далеко не все женщины жаждали обнародовать подробности своей личной жизни, многие предпочитали обращаться к частнику. Интересно, что юристы даже обсуждали предложение писать при аборте в листке нетрудоспособности «бытовая травма». Этот диагноз был выбран потому, что по советским законам операция аборта, как и бытовая травма, не предполагала выплат по социальному страхованию. Однако эта идея так и не была реализована.

В начале 1980-х срок искусственного прерывания беременности был увеличен с 12 до 24 недель. В 1987 году искусственно прерывать беременность разрешили даже на сроках до 28 недель, если для этого имелись социальные показания (инвалидность 1–2-й групп у мужа, смерть мужа во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования).

В 1989 году разрешили амбулаторное прерывание беременности на ее ранних сроках путем вакуум — аспирации, по-другому — мини-аборт. Начали производить медикаментозный аборт.

В 1996 году предельный срок для искусственного прерывания беременности был сокращен до 22 недель (таковы и нормы ВОЗ), а перечень социальных показаний расширен. Показаниями к аборту стали считаться: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, установленного в данном регионе, незамужество.

Российское законодательство об абортах до сих пор считается одним из самых либеральных в мире.
Согласно «Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве.

Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям – при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Наиболее распространённые заблуждения противников делегализации абортов:

1. От запрета число абортов не снизится, просто их будут делать подпольно.

2. Из-за запрета много женщин пострадает от криминальных абортов.

3. Запрет абортов приведет к всплеску убийств новорожденных их матерями.

4. Бороться с абортами следует не запретами, а просвещением.

5. Государство обязано материально обеспечить всех женщин, чтобы они не становились убийцами собственных детей.

6. Наказывать одну женщину несправедливо, в случае убийства своего ребёнка, совершённого матерью, её половой партнёр также должен нести ответственность за свою вину.

7. Число абортов не уменьшится, желающие их совершить сделают это в других странах.

8. Аборты уже запрещали при Сталине, ничего этим не добились.

9. Пропаганда современных методов контрацепции решит проблему абортов лучше любых запретов.

10. Запретить аборты просто нереально.

11. Запрет ограничивает женщин в правах.

12. Заключение.

Должно ли убийство преследоваться по закону? Да, должно. Например, убийство матерью новорождённого ребёнка, даже в условиях психотравмирующей ситуации, преследуется по статье 106 УК РФ и максимально наказывается лишением свободы до 5 лет.

Является ли аборт, то есть насильственное прерывание жизни ребенка в материнской утробе, убийством?

Да, является. Ответ на вопрос, является ли аборт убийством решается и без помощи науки, если лишить его абстрактности и перенести на собственную персону. Если бы меня, а не просто абстрактный эмбрион, «выскоблили», то я бы был убит и не жил на этом свете. Тем не менее, вопреки логике, в обществе и в том числе, как это ни печально, среди некоторых христиан, широко распространена позиция, которую можно обозначить как «против абортов, но и против их делегализации». Мы рассмотрим часто встречающиеся аргументы в защиту этой позиции и дадим опровержение каждому из них.

Но прежде необходимо рассмотреть главные для объективного анализа нашей темы вопросы – откуда берутся дети, зависит ли их зачатие от воли родителей, происходит ли оно самопроизвольно, без их участия, вопреки их воле?
Почему нам так важны вопросы, ответы на которые очевидны даже для девиц и юношей? Дело в том, что сторонники детоубийств и противники их законодательного запрета рассматривают так называемую «нежелательную беременность» как самосущностную проблему, фатальную неожиданность! Мол, выхода нет, перед нами неизбежность, мать вынуждена убить своего ребёнка, она припёрта к стенке! Простите, кем припёрта? Она на улице забеременела от вдыхания цветочной пыльцы? Разве все те, кто убивает невинных детей, – жертвы изнасилования? (Кстати, вопреки распространённому мифу, беременность после изнасилования случается крайне редко, так же как крайне редко насилуют порядочную девушку, идущую по улице в дневное время, а не веселящуюся в сомнительной компании.) Любая женщина знает, что объективно целью половых отношений является деторождение, а удовольствие вторично для её организма. Но она хочет кайфа, именно это ею движет, несмотря на то, что её «партнёр» – безответственный тип и она совсем не желает становиться матерью. Итак, беременность обусловлена волей женщины обмануть своё естество, пренебречь своей природой. А теперь рассмотрим тезисы вольных или невольных пособников тех, кто выводит Россию на первое место в мире по числу абортов.

1. От запрета число абортов не снизится, просто их будут делать подпольно.

В том случае, если соблюдение закона о запрещении абортов будет контролироваться государством, количество подпольных абортов сведется к единичным случаям. Но эффективность запрета не прямо пропорциональна количеству наказанных за его неисполнение. Важен сам факт признания государством того, что аборт – это убийство, что оно защищает права всех, а не только тех, от кого зависит чужая жизнь и кто считает собственный комфорт выше её. Соответственно и не останется тех, кто не понимает, какое чудовищное преступление он совершает (ведь даже нацисты убивали чужих детей, а при аборте мать убивает своих).

Идущая на подпольный аборт уже будет идти на преступление абсолютно сознательно и не сможет пенять, что кто-то ей не объяснил, что она не сгусток клеток убивает, а собственного сына или дочь. Но таких будет всё же меньше, чем сейчас, однозначно далеко не все согласятся идти на преступление. Очень немногие пойдут на риск уголовного преследования за совершение аборта, будь то производящие его абортмахеры или сами беременные женщины.

Сдерживающим фактором для последних также является и опасение за свою жизнь и здоровье, подвергающиеся большей опасности при криминальном аборте. Однако не будем механически переносить реалии прошлых веков на наше время, когда соблюсти санитарные условия в помещении в десятки раз проще, достаточно высоки уровень медперсонала, доступность и качество мединструмента и медикаментов.

Наверх…

2. Из-за запрета много женщин пострадает от криминальных абортов.

Этот тезис можно рассмотреть с двух сторон: медицинской и этической.

А) С 1989 г. аборты в Чили запрещены полностью и без исключений. При этом запрет абортов в Чили не привел к росту числа незаконных абортов. Напротив, в настоящее время Чили устойчиво является страной с одним из самых низких уровней материнской смертности в мире.

Почти четверть-вековое исследование, проведённое в Дании, показало, что показатели смертности у женщин, сделавших аборт на ранних сроках, почти в два раза выше, а у тех, кто сделал аборт на поздних сроках, – в четыре раза выше, чем у родивших.

Б) С этической стороны этот тезис сводится к тому, что комфорт матери при убийстве ею своего ребёнка – более значимая ценность, чем жизнь этого ребёнка. Кто больше нуждается в защите – преступник или его жертва? Ведь и насильники подвергаются высокому риску, и грабители, и наёмные убийцы.

Даже легальность абортов не делает их безопасными для здоровья женщин, такова плата за убийство собственного ребенка. И ничто не сохранит их здоровье лучше, чем невозможность совершения губительной операции вследствие ее запрета. В условиях, когда аборты загнаны в криминальное подполье, подавляющее большинство женщин отказывается от детоубийства, легко совершаемого ими при его легальности.

Тем же немногим, кто, отбросив соображения человеколюбия и преодолев страх наказания, сознательно идет на преступление, чтобы избавиться от своего ребенка, ничего не остается, кроме как винить самих себя за последствия сделанного ими выбора. Очевидно, что государство должно отстаивать не интересы убийц, но защитить права убиваемых массово и безвинно.

Наверх…

3. Запрет абортов приведет к всплеску убийств новорожденных их матерями.

Как полный абсурд звучат призывы оградить новорожденных детей от гибели путем заблаговременного их убийства еще в материнской утробе.

Раз дети абортируются в обстановке общественного спокойствия, то жизнь ребёнка не стоит того, чтобы при её защите это спокойствие нарушалось? Лучше тихо и спокойно убивать детей, чем инициировать преследование детоубийц, взбудоражив тем самым умы обывателей?

Впрочем, данные статистики, собранные в Польше за десятилетний период после введения в этой стране «Статута о защите жизни», показали, что число детоубийств, совершенных женщинами сразу после родов, не только не увеличилось, но напротив, постепенно снизилось.

Более того, за рассмотренные десять лет было отмечено сокращение женской смертности, связанной с беременностью, родами и послеродовыми осложнениями, что вкупе с уменьшением количества выкидышей свидетельствует о всеобщем улучшении репродуктивного здоровья женщин. За тот же период в Польше была зафиксирована только одна смерть, наступившая в результате нелегального аборта.

Наверх…

4. Бороться с абортами следует не запретами, а просвещением.

Во-первых, одно не противоречит другому, никто не предлагает прекратить антиабортное просвещение, как это уже давно делают православные общества борьбы за жизнь, а теперь и государство, введя неделю тишины и беседу с психологом. Просвещение должно расширяться, и уголовный запрет детоубийств этому абсолютно не помешает, а только поможет, так как вызовет интерес к тому, почему государство запрещает «такую безобидную процедуру».

Во-вторых, просвещение потенциально может спасти меньше детских жизней, чем уголовный запрет. Подтверждением этому служит существование Уголовного кодекса. Если бы просвещение было эффективно, то никого бы в тюрьму за убийство взрослого человека не сажали. А ведь с тем, что убивать человека – это очень плохо, согласны 99,9% людей, при том, что тех, кто осознаёт, что нерождённый младенец – тоже человек, и его уничтожение является убийством, – значительно меньше. В результате получается парадоксальная ситуация: некоторые не согласны с тем, что убийц взрослых людей можно остановить пропагандой, но при этом утверждают, что матерей-убийц – можно!

В-третьих, те, кто отказывается кликнуть мышкой под петицией за запрет абортов и утверждает, что просвещение эффективнее, как правило, никого сами не просвещают. Было убедительно, если бы кто-то из них мог заявить: «я провожу беседы (показываю фильмы, дарю брошюры), после этих бесед женщины категорически не приемлют возможность аборта, поэтому мой опыт говорит, что это самое эффективное средство, этого вполне достаточно для искоренения абортов, пусть даже абортарии будут так же доступны и легальны, как сейчас». Например, наше движение «Воины жизни» рассылает по регионам тысячи противоабортных брошюр, проводит лекции в учебных заведениях. Это даёт определённый эффект, в небольших населённых пунктах в женских консультациях после наших «десантов» даже констатируют уменьшение количества абортов, но принципиально ситуацию это, увы, не меняет. Если бы просвещением возможно было победить пороки общества, то Уголовного кодекса бы просто не существовало.

Наверх…

5. Государство обязано материально обеспечить всех женщин, чтобы они не становились убийцами собственных детей.

Разве материальный достаток взрослых и дееспособных ценнее жизней маленьких и беззащитных?

Корни этого тезиса – из советских времён, когда государство позиционировало себя социалистическим и в ближайшем будущем обещало коммунизм, т.е. пыталось взять на себя материальное обеспечение граждан. При этом большинство граждан считало, что они имеют право воровать на работе, так как всё и так общее.

Абсурдность этого тезиса также очевидна, ведь его сторонники не осуждают наличие в Уголовном кодексе статей против воровства. Ведь воруют те, кому не хватает, а если не хватает, то получается, что виновато государство, ведь оно не обеспечило! И насильников тогда нельзя осуждать, ведь государство не создало широкую бесплатную сеть публичных домов, люди вынуждены нарушать закон.

Представим себе концлагерь, пришёл состав со 100 вагонами (около 4000 человек). Выходит администрация лагеря и говорит, чтобы их везли в газовую камеру, так как бараки для приёма новых заключенных ещё окончательно не достроены, охрана недоукомплектована, остальным узникам и так тесно, еды может не хватить. Формально администрация права. В России ежедневно убивается не меньше, чем этот состав, и даже среди христиан мы слышим голоса, что мы ещё не готовы принять этот состав, а давить на администрацию и некоторых несогласных узников нехорошо, подождём, когда они дозреют сами. И, может быть, и бараки достроят через несколько лет, и прочие вопросы решат… Кто из нас готов посмотреть в глаза хотя бы одному из этих 4000 человек, которых так обоснованно предлагают продолжать убивать?…

Также нужно отметить, что наше государство все же не стоит в стороне от проблемы, оно содержит дома малютки и детские дома и даёт возможность гражданам усыновить брошенных детей.

Наверх…

6. Наказывать одну женщину несправедливо, в случае убийства своего ребёнка, совершённого матерью, её половой партнёр также должен нести ответственность за свою вину.

В Уголовном кодексе есть статья 110 – доведение до самоубийства путём угроз, жестокого обращения или систематического унижения. Но это из другой серии, в нашем случае женщина убивает не себя как виновницу разрушения собственных планов на будущее, а того, кто слаб и беззащитен, кто мешает ей «нормально жить»…

Кто принимает окончательное решение об убийстве ребёнка? Мне известен случай, когда девушку-чеченку родственники накачали наркотиками и отвезли к абортмахеру, так как сама она не хотела убивать ребёнка, зачатого от русского мужчины, но это исключительный случай (между прочим, мужчина её всё же выкрал у родственников и у них уже двое детей в счастливом браке). Мужчина может уговаривать, убеждать, запугивать, но не убить.

За подстрекательство к аборту, тем не менее, также должна быть предусмотрена уголовная ответственность, безотносительно к тому, кем осуществляется это подстрекательство: медработником, бабушкой или отцом ребёнка.

Наверх…

7. Число абортов не уменьшится, желающие их совершить сделают это в других странах.

Во-первых, далеко не все. Одно дело – дойти до ближайшей клиники и совершить легальный аборт без отрыва от работы или учёбы, а другое – решиться на загранпоездку, понимая, что это преступление и что возможные осложнения придётся уже расхлёбывать на родине и самостоятельно.

Во-вторых, для нас и наших детей важнее нравственный климат в нашей стране, то, что в других легализуют проституцию, наркотики и извращения, плохо, но это не наша вина. А в том, что в нашей стране не защищена жизнь человека с момента зачатия, – вина каждого, кто активно не протестует против этого.

В некоторых государствах разрешены наркотики, в некоторых – проституция. Это же не является для нас поводом легализации пороков, которым не могут или не хотят противостоять другие народы. Да и мало ли народов погибло от собственной распущенности и иллюзии собственного величия.
Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел: «А по поводу рассуждений о том, что, мол, желающие сделать аборт всё равно найдут незаконные пути к достижению цели, то такая логика абсолютно порочна. В таком случае не надо и наркотики запрещать, ведь всегда будут изыскиваться пути к их нелегальному распространению, не надо запрещать и взяточничество – желающие дать или получить взятку будут изобретать всё более изощрённые способы обойти закон, и так далее».

Наверх…

8. Аборты уже запрещали при Сталине, ничего этим не добились.

Впервые в новейшей истории, не считая французской революции, аборты были разрешены по инициативе Ленина 18 ноября 1920 года. С 1956-м Европа последовала дурному примеру, начиная с социалистических стран, а с 1967-го к ним начали присоединяться и капиталистические. В США прерывание беременности по всей стране было легализовано в 1973 году.

С 1936 по 1955 год аборты в СССР были ограничены (а не запрещены, как многие считают), сталинское законодательство об абортах было на тот момент самым либеральным во всём мире, с этим не спорят даже самые преданные сталинисты.

Более подробно:

Аборты и Сталин,
Аборты в России: история, последствия, альтернативы.

Цитата из статьи свящ. Николая Савченко: «Пора осознать, что же такое 180 млн. абортированных в РСФСР с 1920 по 1990 годы. 180 млн. — это 540 хиросим, или 270 блокад Ленинграда, или 170 освенцимов».

Наверх…

9. Пропаганда современных методов контрацепции решит проблему абортов лучше любых запретов.

К современным средствам контрацепции принято относить спирали и гормональные препараты. Но и то, и другое относится к абортивным методам контрацепции. Нет особой разницы, зарезать человека или отравить, результат одинаковый.

Наверх…

10. Запретить аборты просто нереально.

В 2012 году в Венгрии вступила в силу новая Конституция, согласно которой человек имеет право на жизнь с момента зачатия, в Польше аборты были запрещены Законом от 7 января 1993 г.

В настоящее время, согласно публикации Отдела народонаселения Секретариата ООН, производство аборта по желанию женщины законодательно разрешено в 56 из 194 стран мира. Это всего 28% стран. Правда, в эту группу входят почти все индустриально развитые государства и Китай, поэтому доля мирового населения, проживающего в странах с либеральным законодательством, свыше 40%.
Утверждение о том, что право на аборт является международно признанным правом человека или правом женщины, является ложным. Обязывающие международные правовые документы не только не включают т.н. «права на аборт», но и содержат все предпосылки для защиты жизни нерожденных детей с момента зачатия.

Наверх…

11. Запрет ограничивает женщин в правах.

Не будем забывать, что при аборте женщина убивает не себя, а другого человека, другую личность. Кто из нас отождествляет себя со своей матерью, считает себя её частью? Может быть, только кто-то из тех, кто проходит лечение у психиатра. Там, где заканчиваются права матери, начинаются права ребёнка, те, кто ратует за право матери на убийство, забывают о праве ребёнка на жизнь.

У женщины, зачавшей ребёнка, есть возможность родить его и отдать на временное воспитание в дом малютки или усыновителям. Это значительно лучше, чем убить.

Наверх…

12. Заключение.

Совершенно очевидно, что убийство ребенка в утробе должно быть законодательно запрещено, как и всякое другое убийство. Историческая практика показывает, что лишь строгие запреты под контролем государства являются лучшим методом для борьбы с любыми преступлениями.

При всей необходимости воспитательной работы в обществе, только немедленный запрет абортов может положить предел детоубийству как массовому явлению.

Ответственность за деяние, нарушающее общественные нормы и законы государства, падает на человека, преступившего их. Но если преступление оправдывается обществом и узаконивается государством, последствия его тяжким бременем ложатся на весь народ, на каждого из нас.

Что мы можем сделать? Хотя бы .

Кирилл Борисов

P.S. Также рекомендуем статью с разоблачением популярных мифов на тему абортов:
Трудные вопросы, протоиерей Димитрий Смирнов

Наверх…

91 год назад в России разрешили аборты

18 декабря исполнился 91 год с момента легализации в России процедуры искусственного прерывания беременности или аборта. Россия стала первой страной в мире, которая законодательно ввела подобный метод регулирования рождаемости в стране, хотя еще Аристотель обращал внимание на демографические цели аборта, считая его дозволенным, пока в зародыше не сформировалась «чувствительности» и «двигательная активность».

История вопроса легализации абортов взяла свое начало в 1913 г. на XII съезде Общества русских врачей в память Н.И. Пирогова, участники которого высказались за отмену запрещения искусственного прерывания беременности, определив в Резолюции съезда, что уголовное преследование матери за искусственный выкидыш никогда не должно иметь места и врачи, его производящие по ее просьбе и настоянию, должны быть освобождены от уголовной ответственности, за исключением врачей сделавших аборт из корыстных целей своей профессией.

18 ноября 1920 г. Наркомздрав и Наркомюст выпустили совместное Постановление «Об искусственном прерывании беременности», которое допускало бесплатное производство операции по искусственному прерыванию беременности в обстановке советских больниц, где обеспечивается максимальная безвредность. Эта мера, в первую очередь, была направлена против подпольных абортов.

Россия стала первой в мире страной, узаконившей прерывание беременности по желанию женщины. Подобное регулирование в Западных странах появилось почти на 40-50 лет позже. Так, например, в 1956 г. – в Болгарии, Венгрии, Румынии, Польше; в 1957 г. – в Чехословакии и Югославии; в 1967 г. – в Великобритании; 1973 г. – США; 1975 г. – во Франции и Австрии; в 1976 г. – в ФРГ; в 2007 г. – в Португалии. В Италии закон о расширении оснований для искусственного прерывания беременности был принят в 1978 г. – до этого совершать аборт разрешалось только в случае угрозы жизни женщины. В настоящее время, согласно данным Отдела народонаселения ООН, производство аборта по желанию женщины законодательно разрешено в 55 из 194 стран мира.

Полный запрет абортов действует на Мальте, ОАЭ, Египте, в Ватикане, в Чили, Никарагуа и Сальвадоре. В Непале женщин, нелегально сделавших аборт, судят за убийство и отправляют в тюрьму. Ирландия, Андорра, Сан-Марино и Монако и еще 119 стран мира, в том числе мусульманские страны Азии, допускают аборт только в случае угрозы жизни беременной женщины. В Польше, Испании, Лихтенштейне производство абортов разрешено с целью защиты не только жизни, но и под предлогом «заботы о физическом и психическом здоровье беременной женщины», а также в случае изнасилования, инцеста или аномального развития плода. В Великобритании, Финляндии, Исландии и Люксембурге, кроме вышеперечисленных условий, аборт разрешен по социально-экономическим основаниям, которые трактуются достаточно широко, вплоть до угрозы психическому здоровью.

В отличие от упомянутых выше стран, в Китае напротив введены принудительные аборты. Их совершение обязательно для незамужних женщин, не имеющих разрешение на роды, а также для тех, у кого уже есть 1 ребенок. Те женщины, которым удается избежать принудительного аборта, облагаются высокими налогами: в течение 7 лет после рождения ребенка они обязаны выплачивать годовой налог, равный 20% их общего заработка. В то же время, парам, у которых погибает первый ребенок, предоставлено право «узаконить» второго, после чего он уравнивается во всех правах с гражданами Китая, включая право на образование, медицинское обслуживание и оформление брака. Ввиду того, что политика «одна семья — один ребенок» привела к дисбалансу количества мужчин и женщин, когда на 100 девочек до 4-х лет приходится 163 мальчика, власти Китая сообщают о смягчении политики контроля рождаемости в стране. Так, например, был введен запрет на совершение аборта после того, как стал известен пол ребенка, и было разрешено заводить второго ребенка, при условии, что первая в семье – девочка.

Несмотря на то, что в России в 1920 г. аборты были легализованы, уже в 1924 г. в здравоохранительных органах были учреждены «абортные комиссии», которые выдавали разрешения на бесплатный аборт, основываясь на классовом принципе. В первую очередь такое разрешение могли получить безработные одинокие женщины; затем работающие одинокие мамы, имеющие одного ребенка; многодетные мамы; занятые на производстве; многодетные жены рабочих; и только потом все остальные застрахованные женщины и прочие граждане. Для женщин, которые разрешения не получали, аборт можно было совершить на платной основе.

После разрешения абортов в СССР резко уменьшилась рождаемость (на 25%, то есть на каждые 4 рождения приходился 1 аборт). В результате снова начали вводить ограничения на искусственное прерывание беременности: в 1926 г. были полностью запрещены аборты впервые забеременевших женщин и сделавшим его менее полугода назад; в 1930 г. аборты стали платными для всех, кроме больных туберкулезом, эпилепсией, шизофренией и страдающих врожденным пороком сердца. 27 июня 1936 г. ЦИК и СНК СССР и вовсе приняли Постановление «О запрещении абортов», согласно которому прерывание беременности разрешалось, если беременность угрожала здоровью или у родителей были тяжелые заболевания. Однако запрет абортов только в течение первого года привел к улучшению демографической ситуации, за которым последовал стремительный рост смертей от подпольных абортов. В целях исправления ситуации Указом Президиума ВС СССР от 23 ноября 1955 г. «Об отмене запрещения абортов» они были снова разрешены (при сроке беременности до 12 недель). Указ также ввел важное положение, которое содержится и в действующем законодательстве: каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. В 1987 г. в основания для аборта Приказом Минздрава СССР № 1342 были включены такие социальные показатели, как смерть мужа, развод во время беременности, многодетность (более 5 детей), пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, беременность в результате изнасилования; было увеличено количество допустимых недель для прерывания беременности.

Сегодня действующее Законодательство России, регулирующее процедуру прерывания беременности, считается одним из самых либеральных в мире. По числу абортов Россия также находится на первом месте. По оценкам депутата Госдумы Валерия Драганова, число абортов в России составляет 6-8 млн в год, умирает каждая пятая женщина. Впервые за последние 50 лет сейчас предпринимаются попытки сокращения числа абортов. С 1 января 2012 г. вступает в силу ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которая устанавливает, что с момента обращения в медицинское учреждение до аборта должно пройти определенное время – от 48 часов до недели, в зависимости от срока беременности. В течение так называемой «недели тишины» с женщинами будут беседовать специалисты-психологи и социальные работники.

Аборты – это узаконенный паразитической властью геноцид русского народа

Легальный геноцид. Как в СССР уничтожали собственное население

Автор – minskblog

Двадцатый век стал для истории поистине знаковым, помимо прорывных открытий в науке и технике, человечество осуществило настоящий рывок в демографии. За 100 лет население планеты выросло в 3,5 раза, никогда раньше в человеческой истории оно не росло так быстро.

Демографы начала XX века довольно точно предсказали этот взрыв, их оценки численности населения на конец тысячелетия в большинстве случаев подтвердились. В Российской Империи на момент распада в 1917 году проживало около 170 миллионов человек из них около 120 миллионов на территории современной России:

По всем прогнозам к концу XX века население самой большой страны мира должно было перевалить за 600 миллионов. Однако, по данным переписи 2002 года в России проживало всего 145,2 миллиона человек, то есть всего на 25 миллионов больше, чем в начале века:

В то время как население планеты выросло в 3,5 раза, население России увеличилось всего на 18%. Почему так произошло? Государственная пропаганда традиционно списывает все на ВОВ, сетуя на 27 миллионов человек, погибших более 70 лет назад:

К моменту начала войны в СССР проживало почти 200 миллионов человек. 27 миллионов погибших составляли чуть более 13% от населения, к тому же женщин среди жертв нацизма было всего 6 миллионов, а рождаемость в стране зависит именно от них, мужчины в количестве потомства никак не ограничены:

Однако, как мы видим по итогам столетия, разница с общемировым ростом населения составила не 13%, а более 200%. Это значит, что ВОВ, несмотря на чудовищное количество жертв, так повлиять на демографию страны не могла. На самом деле причина была в другом – 16 ноября 1920 года постановлением Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции «Об искусственном прерывании беременности» коммунисты впервые в человеческой истории легализовали убийство человека на стадии внутриутробного развития и назвали это «абортом», используя таким образом подмену понятий, поскольку изначально абортом (от латинского abortus) называли выкидыш, а убийство ребенка, в том числе и внутри утробы, называлось детоубийством и каралось смертной казнью, которую к началу XX века заменили на 10 лет заключения или каторги:

До 1920 года никому в мире и в голову не приходило приравнивать ребенка в утробе к комку клеток. Люди отлично понимали, что жизнь человека начинается в момент его зачатия, смысловой и юридической разницы между убийством взрослого и ребенка никто не делал, право на жизнь человек имел вне зависимости от стадии своего развития:

Что случается когда определенную категорию лиц официально перестают считать за людей хорошо известно из истории на примере рабовладения, колониализма и фашизма – «недочеловеков» начинают уничтожать в промышленном масштабе – десятками миллионов. Именно это и произошло сначала в Советской России, а потом и в СССР после легализации абортов. Научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктория Сакевич в своем докладе «Аборт – кривое зеркало демографической политики» приводит статистические данные по абортам в Советской России и СССР в 20-е-30-е годы:

Так, если в 1924 году в Москве на 100 родов приходилось 27 абортов, то в 1927 году уже 86. И если в Ленинграде в 1924 году был сделан 21 аборт на 100 родов, то в 1927 году уже 81. Такой огромный 3-4 кратный рост числа абортов всего за три года продолжился и дальше. По данным доклада В. Сакевич, в Ленинграде в 1931 году делалось на 100 родов 174 аборта, а в Москве в 1934 году уже делалось 272 аборта на 100 родов. Таким образом, в сталинской Москве за 10 лет с 1924 по 1934 год число абортов выросло в 10 раз, достигнув поистине рекордной отметки. Коммунистическая Москва, отвергнув христианские принципы отношения к жизни, стремительно катилась к демографическому упадку. Общее число абортов в нашей стране в 1935 году достигло 1,9 млн. В этой связи постановление о запрете абортов от 27 июня 1936 года стало вынужденной мерой остановки дальнейшего драматического падения рождаемости

На деле же никакого запрета не было, я не поленился и нашел текст того постановления, в том числе и санкции, которые вводились в 1936 году для женщин, которые в нарушение запрета все же решались на аборт. Если читатель думает, что детоубийцам снова стала грозить смертная казнь, как до Революции, или 10 лет сталинских лагерей, то он глубоко заблуждается:

За первый случай детоубийства женщине грозило «общественное порицание», за рецидив – штраф в 300 рублей. Естественно выговор на партсобрании и смехотворный штраф никого особо не испугал, к тому же полного запрета на аборты не вводилось, как ясно следует из пункта 1 на вышеприведенном скане. Этот факт также отражен в докладе Виктории Сакевич:

Хотя количество абортов и сократилось, однако в СССР при так называемом запрете на аборты вполне легально производилось абортов больше, чем во всем остальном мире вместе взятом. Если во всех без исключения странах мира аборты в те годы были запрещены и легально не производились и осуждались обществом, то по только в РСФСР в 1937 году было вполне на законных основаниях произведено 355 тыс. абортов, в 1938 году 430 тыс., в 1939 году 464 тыс. и в 1940 году 500 тыс. В дальнейшем количество абортов росло неуклонно. В статье Я.Шаповаловой «Государственная политика в отношении абортов в послевоенный период (1945-1950)» упоминаются материалы заседания в Наркомате Здравоохранения 16 августа 1945 года, где говорилось, что в 1944 году в РСФСР было произведено 46,2 аборта на 100 беременностей. В той же статье Я.Шаповаловой приведены данные статистики по абортам за 1949 и 1950 годы. Так, в 1949 году легально в нашей стране было произведено 899 тыс. абортов, а в 1950 году 1140 тыс. абортов. В дальнейшем в 1951 году при жизни Сталина производство аборта было еще более упрощено. Запреты настолько ослабли, что в крупных городах положительные решения об абортах выносились в 90% случаев.

В итоге, к 1955 году смысл в бутафорском запрете отпал окончательно, и его официально отменили, в результате чего в стране начался настоящий бум абортов, который достиг своего апогея через 9 лет. Всего за 12 месяцев 1964 года в СССР было официально зарегистрировано 5,6 миллиона абортов, на одного рожденного ребенка приходилось 3-4 убитых внутриутробно. Статистика зафиксированная в последние годы существования СССР просто поражает, в научном журнале «Акушерство и гинекология» за 1990 год приведены следующие сведения:

С увеличением возраста растет вероятность наличия в анамнезе женщин искусственного аборта: если в возрасте до 20 лет только 15% женщин имели искусственный аборт, то к 25 годам – уже 30%, к 30 годам – 80% женщин. К концу репродуктивного периода на каждую женщину приходится в среднем по 3,6 аборта

На КАЖДУЮ женщину в стране приходилось 3,6 аборта. Итог такого поведения не просто шокирует, он отправляет в нокаут, за 70 лет советской власти только по официальным данным внутриутробно были убиты 180 миллионов детей.

После распада СССР ситуация не сильно улучшилась, количество абортов хоть и не побило рекордов середины 1960-х, но все равно заметно превышало число рожденных детей. За 27 лет независимости в результате абортов РФ потеряла более 40 миллионов человек, а общее число убитых внутриутробно детей с 1920 года превысило 220 миллионов.

Источник

Об абортах

О ложных диагнозах на аборт беременным женщинам

Об ответственности за аборты

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…