Романовы останки

Проанализировав структуры ДНК екатеринбургских останков и сравнив их с анализом ДНК брата Николая Второго Великого князя Георгия Романова, родного племянника императора Тихона Куликовского-Романова, и ДНК, взятым из частичек пота с императорской одежды, профессор Токийского института микробиологии Татсуо Нагаи пришел к выводу, что останки, обнаруженные под Екатеринбургом, не принадлежат Николаю Романову и членам его семьи.

Это придало особый вес аргументам той группы ученых историков и генетиков, которая уверена, что в 1998 году в Петропавловской крепости под видом императорской семьи с большой помпой захоронили абсолютно чужие останки. Почти десять лет проблемой поиска и идентификации останков расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге семьи Николая Романова занимается профессор Российской академии истории и палеонтологии Вадим Винер. С этой целью он даже создал специальный Центр по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых, президентом которого является. Винер уверен, что заявление японских ученых может спровоцировать в России новый политический скандал, если решение специальной комиссии правительства РФ, признающее «екатеринбургские останки» романовскими, не будет отменено. Об основных аргументах по этому поводу и о том, какие интересы переплелись в «деле Романовых», он рассказал в интервью корреспонденту Страны.Ru Виктору Белимову.

— Вадим Александрович, какие у России есть основания доверять Татсуо Нагаи?

— Их достаточно. Известно, что для экспертизы такого уровня нужно брать не дальних родственников императора, а ближайшее родство. Имеются в виду сестры, братья, мать. Что сделала правительственная комиссия? Она взяла далекое родство, троюродных родственников Николая Второго, и очень дальнее родство по линии Александры Федоровны, это английский принц Филипп. При том, что есть возможность узнать структуры ДНК ближних родственников: есть мощи Елизаветы Федоровны, родной сестры императрицы, сына родной сестры Николая Второго Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Между тем сравнение было сделано на основе анализов родственников дальних, и получены очень странные результаты с такими формулировками, как «имеются совпадения». Совпадение на языке генетиков вовсе не означает идентичность. Вообще мы все совпадаем. Потому что у нас две руки, две ноги и одна голова. Это не аргумент. Японцы же взяли анализы ДНК как раз близких родственников императора.

Второе. Зафиксирован совершенно четкий исторический факт, что когда однажды Николай, будучи еще цесаревичем, ездил в Японию, там его ударили саблей по голове. Были нанесены две раны: затылочно-теменная и лобно-теменная 9 и 10 см соответственно. Во время очистки второй затылочно-теменной раны был извлечен осколок кости толщиной с обыкновенный лист писчей бумаги. Этого достаточно для того, чтобы на черепе осталась выемка — так называемая костная мозоль, которая не рассасывается. На черепе, который свердловские власти, а позднее и федеральные выдавали за череп Николая Второго, такой мозоли нет. И фонд «Обретение» в лице господина Авдонина, и Свердловское бюро судебно-медицинской экспертизы в лице господина Неволина говорили все, что угодно: что, мол, японцы ошиблись, что рана могла мигрировать по черепу и так далее.

А что сделали японцы? Оказывается, после визита Николая в Японию они сохранили его платок, тельняшку, диван, на котором он сидел, и саблю, которой его ударили. Все это находится в музее города Оцу. Японские ученые изучили ДНК крови, которая осталась на платке после ранения, и ДНК со спила костей, обнаруженных в Екатеринбурге. Выяснилось, что структуры ДНК разные. Это было в 1997 году. Теперь же Татсуо Нагаи решил обобщить все эти данные в одно комплексное исследование. Его экспертиза длилась год и завершилась совсем недавно, в июле. Японские генетики доказали на 100 процентов, что экспертиза, проведенная группой господина Иванова, была чистой воды халтурой. Но анализ ДНК, проведенный японцами, — это только звено в целой цепочке доказательств о непричастности екатеринбургских останков к семье Николая Второго.

Кроме того, замечу, по такой же методике была проведена экспертиза другим генетиком, президентом Международной ассоциации судебных медиков господином Бонте из Дюссельдорфа. Он доказал, что найденные останки и двойники семьи Николая Второго Филатовы — родственники.

— Почему японцы так заинтересованы в том, чтобы доказать ошибку правительства РФ и российских генетиков?

— Их интерес здесь чисто профессиональный. У них хранится вещь, которая имеет прямое отношение не только к памяти России, но и ко всей спорной ситуации. Я имею в виду платок с кровью царя. Как известно, генетики по этому вопросу разделились, как и ученые-историки. Японцы поддержали ту группу, которая пытается доказать, что это останки не Николая Второго и его семьи. И поддержали не в силу того, что они этого хотели, а в силу того, что их результаты сами по себе показали явную некомпетентность господина Иванова и тем более некомпетентность всей правительственной комиссии, которая была создана под руководством Бориса Немцова. Выводы Татсуо Нагаи — это последний, очень сильный аргумент, который сложно опровергнуть.

— Были какие-то отклики на заявления Нагаи со стороны ваших оппонентов?

— Были вопли. Со стороны того же Авдонина. Мол, причем здесь какой-то японский профессор, если нас губернатор Свердловской области Россель поддержал. Потом было сказано, что это инспирировано какими-то темными силами. Кто они? Видимо, их много, начиная с Патриарха Алексия Второго. Потому что Церковь изначально не приняла точку зрения официальных властей.

— Вы сказали, что анализ ДНК — это только звено в цепочке доказательств. Какие еще есть аргументы, доказывающие, что в Петропавловской крепости нет останков последней императорской семьи?

— Есть два блока аргументов. Первый блок — это прижизненная медицина. Изначально Николая Александровича и его семью обслуживали 37 врачей. Естественно, сохранились медицинские документы. Это самая легкая экспертиза. И первый аргумент, который мы нашли, касается несовпадений данных прижизненных записей врачей с состоянием скелета N 5. Этот скелет был выдан за скелет Анастасии. Согласно записям врачей Анастасия имела при жизни рост 158 см. Была невысокого роста, полненькая. Скелет, который похоронили, имеет рост 171 см, и это скелет худого человека. Второе — это костная мозоль, о чем я уже сказал.

Третье. В дневниках Николая Второго, когда он был в Тобольске, есть запись: «Сидел у дантиста». Мы с рядом коллег-историков стали искать, кто был тогда дантистом в Тобольске. Он, вернее, она, была одна на весь город — Мария Лазаревна Рендель. Она оставила своему сыну записи по состоянию зубов Николая Второго. Она сообщила, какие пломбы накладывала. Мы попросили судебных медиков посмотреть, какие пломбы на зубах скелета. Оказалось, что ничего не совпадает. Бюро судебно-медицинской экспертизы вновь заявило, что Рендель ошиблась. Как она ошиблась, если она, простите, лично лечила ему зубы?

Мы стали искать другие записи. И я нашел в Государственном архиве РФ на Большой Пироговской, 17, записи лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина. В одном из дневников есть фраза: «Николай Второй неудачно залез на лошадь. Упал. Перелом ноги. Боль локализована. Наложен гипс». Но на скелете, который пытаются выдать за скелет Николая Второго, нет ни единого перелома. Причем мы это сделали с минимальными затратами. Следователю Генпрокуратуры Соловьеву, который вел это дело, не нужно было ездить по заграницам и тратить бюджетные деньги, как он это с удовольствием делал. Достаточно было заглянуть в архивы Москвы и Питера. Но это говорит не о нежелании, а о том, что власть очень сильно хотела не замечать эти аргументы и документы.

Второй блок аргументов связан с историей. В первую очередь мы поставили вопрос, а подлинна ли записка Юровского, на основании которой власть искала могилу. И вот наш коллега, доктор исторических наук профессор Буранов, в архиве находит рукописную записку, написанную Михаилом Николаевичем Покровским, а отнюдь не Яковом Михайловичем Юровским. Там четко указана эта могила. То есть записка априори фальшивая. Покровский был первым директором Росархива. Его использовал Сталин, когда надо было переписать историю. У него есть знаменитое выражение: «История — это политика, обращенная в прошлое». Записка Юровского — подделка. Раз она подделка, то по ней вы не можете обнаружить могилу. Это теперь вопрос доказанный.

— У этого есть и юридическая сторона…

— Она тоже полна странностей и нелепостей. Мы изначально просили, чтобы все это было выведено на правое поле. В 1991 году Авдонин, нашедший могилу, обращается в Верх-Исетский РОВД Екатеринбурга с заявлением о находке. Оттуда обращаются в областную прокуратуру, и назначается прокурорская проверка. Могила вскрыта. Дальше непонятно. Уголовное дело не возбуждается, а в рамках этой проверки назначается прокурорская экспертиза. Это уже явное противоречие. То есть должны были возбудить уголовное дело в связи с нахождением останков, имеющих признаки насильственной смерти. Статья 105 УК РФ. В результате возбуждается уголовное дело по статье 102. Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Вот здесь пошла самая настоящая политика. Потому что возникает простой вопрос: если вы дело берете по обстоятельствам гибели царской семьи, то кого вы должны привлекать в качестве подозреваемых в убийстве? Свердлова, Ленина, Дзержинского — город Москва? Или Белобородова, Войкова, Голощекина — это Уралсовет, Екатеринбург. Против кого вы будете дело возбуждать, если они все покойники?

То есть априори дело незаконно, и оно не имело судебной перспективы. Но по статье 102 легче доказать, что это останки семьи Романовых, вернее, легче не замечать аргументы. Как нужно было действовать, если все делать по закону? Вы должны установить срок давности, выяснить, что никого к ответственности привлечь нельзя. Уголовное дело подлежит закрытию. Далее надо вынести дело в суд, принять судебное определение по установлению тождества личности и тогда решать вопрос с похоронами. Но Генеральной прокуратуре это было невыгодно. Она тратила казенные деньги, симулируя бурную деятельность. То есть это была чистой воды политика. Учитывая, что в это дело вбухивались огромные деньги федерального бюджета.

Генеральная прокуратура возбуждает дело по статье 102 и закрывает его ввиду принадлежности останков Николаю Второму. Это такая же разница, как между кислым и соленым. Более того, решение об останках принималось не судом, а правительством Российской Федерации времен Черномырдина. Правительство путем голосования принимает решение, что это останки царской семьи. Является это судебным решением? Естественно, нет.

Более того, Генеральная прокуратура в лице Соловьева добивается выписки свидетельства о смерти. Я процитирую его: «Свидетельство о смерти выдано Романову Николаю Александровичу. Родился 6 мая 1868 года. Место рождения неизвестно. Образование неизвестно. Место жительства до ареста неизвестно. Место работы до ареста неизвестно. Причина смерти — расстрел. Место смерти подвал жилого дома города Екатеринбурга». Скажите, кому выписано это свидетельство? Вы не знаете, где он родился? Вы не знаете даже, что он был императором? Это же самое настоящее издевательство!

— Какова позиция Церкви?

— Она не признает подлинными эти останки, видя все эти противоречия. Церковь изначально разделила два вопроса — останки отдельно, а имена отдельно. И потом уже, понимая, что правительство будет хоронить эти останки, Церковь принимает единственно правильное решение из серии «Бог знает их имена». Вот парадокс. Церковь хоронит под девизом «Бог знает их имена», Ельцин под давлением Церкви хоронит неких жертв гражданской войны. Спрашивается: а кого мы вообще хороним?

— Безусловно. Я упомянул лишь о том, что лежит на поверхности. Аргументы здесь нескольких типов. Первый тип основан на любимом словосочетании губернатора Росселя «войти в историю». Суть этого аргумента — покрасоваться на фоне коронованных особ.

Но банальная причина в другой стороне. Когда возник интерес к Романовым? Именно тогда, когда Леонид Ильич Брежнев, а затем и Михаил Сергеевич Горбачев пытались улучшить отношения с Букингемским дворцом. Ее величество королева Елизавета Вторая говорила, что она не приедет в Россию до тех пор, пока перед ней не извинятся за судьбу Николая Второго. Николай Второй и ее отец — двоюродные братья. И она поехала только после того, как перед ней извинились. То есть все этапы появления и изучения этих останков тесно связаны с политическими мероприятиями.

Вскрытие останков произошло за несколько дней до встречи Горбачева и Тэтчер. Что же касается Британии как таковой, то там, в банке братьев Бэринг, лежит золото, личное золото Николая Второго. Пять с половиной тонн. Они не могут выдать это золото, пока Николай Второй не будет признан умершим. Даже не без вести отсутствующим. Потому что никто в розыск не подавал. Следовательно, без вести отсутствующим он не является. По законам Великобритании отсутствие трупа и отсутствие документов об объявлении розыска означает, что человек жив. В этой ситуации, видимо, рассчитывая, что удастся обработать неких родственников, власть решается на поиск останков и проведение некачественной экспертизы.

— Но ведь и после этого банк братьев Бэринг не выдал золото…

— Генпрокуратура не случайно выписала свидетельство о смерти. И группа граждан обращалась в банк за деньгами. Но банк не признает этот документ. Там требуют решение российского суда о том, что Николай Второй умер и вот это его останки.

— А что же родственники готовы поклоняться чужой могиле, лишь бы им выдали золото?

— Для большей части родственников, безусловно, обретение подлинной могилы важнее, чем золото. Их пытались втянуть в эту грязную игру. Многие отказались, но часть Романовых все же приехала в Екатеринбург на похороны.

— Что вы предлагаете делать сейчас, когда у вас в союзниках появились такие влиятельные люди, как японские ученые?

— Давайте вернем дело строго в правовое поле. Вынесем его в суд. Судом отвергнем систему доказательств Генеральной прокуратуры. Поскольку существуют уже два судебных определения в Германии о признании екатеринбургских останков родственниками Филатовым. То есть нужно все-таки определить, чьи это останки, и передать их родственникам, пусть они решают, где их хоронить. То есть процедура выноса останков из Петропавловского собора маячит.

— Вы знаете, чьи это останки?

— Если верить немецким ученым, это останки Филатовых, двойников Николая Второго. А у Николая Второго было семь семей двойников. Это тоже факт уже известный. Система двойников началась с Александра Первого. Когда в результате заговора был убит его отец император Павел Первый, он испугался, что люди Павла его забьют. Он дал команду подобрать себе трех двойников. Исторически известно, что на него было совершено два покушения. Оба раза он оставался живым, потому что погибали двойники. У Александра Второго двойников не было. У Александра Третьего двойники появились после знаменитого крушения поезда в Борках. У Николая Второго двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. Причем это были специально подобранные семьи. Только в последний момент очень узкий круг людей узнавал, по какому маршруту и в какой карете поедет Николай Второй. А так совершался одинаковый выезд всех трех карет. В какой из них сидел Николай Второй — неизвестно. Документы об этом лежат в архивах третьего отделения канцелярии Его Императорского Величества. А большевики, захватив архив в 1917 году, естественно, получили фамилии всех двойников. Далее в Сухуми появляется Березкин Сергей Давыдович, идеально похожий на Николая Второго. Жена у него — Суровцева Александра Федоровна, копия императрицы. И дети у него — Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия. Они прикрывали царя.

— Когда о них стало известно?

— О Березкине заговорили с 1915 года. Он жил и в советское время в Сухуми. Умер в 1957 году. КГБ использовал его для работы с монархически настроенным населением. К нему ездили как к Николаю Второму, а органы выясняли, кто ездил, для чего ездил. Проблема двойников реально существует. Там только ребенок, который изображал Алексея Николаевича, не болел гемофилией.

— Как формировали семьи?

— Были как реальные семьи, так и сборные. Проблему двойников нужно выявлять и изучать. Прокуратура сказала этой версии «аминь». Я уже сказал, что она не брала в расчет никакие доказательства, которые шли вразрез с официальной точкой зрения.

— Есть ли доказательства, что Филатовы последовали в Тобольск, в Екатеринбург?

— Этого мы пока не знаем. Есть вопросы. Нам пока не дают эти документы. След ведет в здание ФСБ. Оттуда ведь в свое время, в 1955 году, была организована утечка информации о том, что могила близ Екатеринбурга вскрывалась в 1946 году. Хотя есть и заключение доктора медицинских наук Попова, что могиле 50 лет, а не 80. Как у нас говорят, в романовском деле на один вопрос ответил — возникло еще 20. Дело настолько запутанное. Это почище, чем убийство Кеннеди. Потому что информация строго дозирована.

— Какой был смысл в 1946 году лезть в эту могилу?

— Возможно, ее в то время и создали. Вспомним, что в 1946 году жительница Дании Анна Андерсен попыталась получить царское золото. Начав второй процесс по признанию себя Анастасией. Первый процесс у нее ничем не закончился, он длился до середины 30-х. Потом она паузу выдержала и в 1946 году вновь подала в суд. Сталин, видимо, решил, что лучше сделать могилу, где будет лежать «Анастасия», чем объясняться с Западом по этим вопросам. Тут далеко идущие планы, о многих из которых мы даже не знаем. Можем только догадываться.

— А Филатовы жили в то время?

— Не знаю. След Филатова потерян.

— А ученый Бонте с какими родственниками общался?

— Он общался с Олегом Васильевичем Филатовым. Это сын Филатова, который изображал, по одним источникам, самого Николая, по другим — Алексея. Очевидно, Олег сам слышал звон, но не знает, где он. Немец провел сравнение его анализов с немецкими родственниками Филатовых и с екатеринбургскими останками. И получил 100-процентное совпадение. Эту ведь экспертизу никто не отрицает. О ней молчат. Хотя в Германии она имеет статус судебной. О двойниках еще никто никогда не говорил. Я как-то заикнулся в одном интервью, мне сказали, что я сумасшедший, хотя я поднимаю проблему, которая реально существовала.

— Что вы намерены делать в дальнейшем?

— Мы хотели бы создать некий дискуссионный клуб, провести серию интернет-конференций. В сентябре в Екатеринбург должен приехать известный ученый-историк Владлен Сироткин. Он собирает документы по претензии России к долгам Запада. По его данным, не только мы должны Западу, но и Запад должен нам. Сумма долгов — 400 млрд долларов. Нам должны Чехия, Англия, Франция, Америка, Япония, Германия, Италия. Очень много денег было направлено на Запад под закупку оружия в годы первой мировой войны. Это были залоги под будущие поставки. Но поставок не было. Там есть наша недвижимость. Вот вам цена вопроса, которая реально стоит за всем этим. Нам надо показать, что проблема многогранна. Для нас очень важно, что мы шли наперекор правительству, официальным властям, в том числе правительству Свердловской области. Мы подвергались преследованиям ради установления исторической истины
Вопрос с достоверностью останков очень важен для Церкви: среди прочего должны быть свидетельства исцелений верующих на святых мощах – а если останки не являются таковыми? (Патриарх Московский и всея Руси Алексий II неоднократно положительно отзывался о результатах исследований Татсуто Нагаи.)
Но это не вопрос для объявляющих себя православными ревнителей «царебожия» – для них это дело политическое, самым очевидным образом с Верой не имеющее никаких пересечений.

Михаил Делягин отметил:
Хорошо помню истерию, царившую в то время вокруг этих останков. Ситуация была настолько сомнительной, что даже Ельцин не хотел признавать подлинность останков и устраивать пляски на костях, склоняясь к мнению РПЦ и персонально Алексия II (адекватность позиции которых в материале показана очень хорошо).
Однако ситуацию переломило письмо тогдашнего «прораба демократии» Дмитрия Лихачева, который емко и убедительно показал политические выгоды от политического фарса. Сыграла свою роль и активность первого вице-премьера Немцова.
В результате активного давления демократов был раскручен новый виток мракобесия, плоды которого Россия пожинает сейчас в виде канонизации богохульника (ибо сознательное отречение от помазания Божиего есть именно богохульство), доведшего страну до революции, массовых истерик по поводу несуществующих фильмов и рассказов о мироточении металлического бюста, что невозможно с физической точки зрения.

Как прошли «самые странные похороны XX века»

марина логунова Наследие 13 Июля 2018

17 июля исполнится 100 лет со дня расстрела семьи последнего российского императора Николая II и его приближенных. И 20 лет с того дня, как их останки были погребены в Петропавловском соборе.

Перед церемонией захоронения гробы с останками членов семьи Николая II и его слуг установили на постамент. ФОТО Александра СЕНЦОВА и Александра ЧУМИЧЕВА / ТАСС

Еще тогда, в 1998 году, не было единого мнения по поводу захоронения этих останков. Для одних это был последний акт трагедии, разыгравшейся восемьдесят лет назад в Екатеринбурге, для других — «самые странные похороны XX века».

Могилу было решено подготовить не в Главном храме Петропавловского собора, а в его юго-западном углу — в пустовавшем Екатерининском приделе. Он был отреставрирован еще в 1993 году и в то время недоступен посетителям.

Штандарты, которыми были покрыты гробы с останками Николая II и Александры Федоровны, были впоследствии переданы на вечное хранение в Музей истории города.

Почему именно там, а не в Главном храме? Во-первых, Николай II, отрекшийся от престола за себя и своего несовершеннолетнего сына, на момент смерти был бывшим государем, то есть частным лицом в чине полковника. Во-вторых, в едином склепе с членами последней царской семьи предполагалось захоронить останки слуг и доктора — несмотря на то что Петропавловский собор является усыпальницей исключительно членов императорского дома.

В-третьих — позиция Русской православной церкви. В обращении Священного Синода к пастве говорилось: «…Решение… об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих семье императора Николая II вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в церкви и обществе… В связи с этим Священный Синод высказывается в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике. Когда будут сняты все сомнения относительно «екатеринбургских останков» и исчезнут основания для смущения и противостояния в обществе, следует вернуться к окончательному решению вопроса о месте их захоронения».

Обращу внимание: для РПЦ могила в Екатерининском приделе и сегодня является символической, в которой похоронены некие «екатеринбургские останки», в то время как для государственной власти это реальная могила семьи Николая II и их приближенных…

На три дня проведения траурных мероприятий Заячий остров был закрыт для посещения, сотрудники Музея истории города были освобождены от работы, кроме очень небольшого числа представителей администрации. В то время на территории крепости еще располагались жилые дома, и их обитатели получили право попадать к себе только по паспортам и специально полученным пропускам. Участники похоронной церемонии также имели особые пропуска, причем одни только на территорию Заячьего острова, а другие и в Петропавловский собор.

В Cеверную столицу прибыли более полусотни членов рода Романовых и их родственников со всех уголков мира — из Австралии, Северной и Южной Америк и Европы. Из Великобритании прилетел принц Майкл Кентский, а из Германии — члены династии Ольденбургов, тесно связанной с Романовыми.

Из аэропорта траурный кортеж проследовал в Петропавловскую крепость, замедлив свой ход только возле Зимнего дворца. При подъезде кортежа к крепости с колокольни Петропавловского собора зазвучал колокольный звон. Затем пешая траурная процессия, как и положено в таких случаях, проследовала в крепость через парадные Петровские ворота — к Соборной площади. Гробы поставили на постамент в центре собора: на нижней ступени — с останками слуг и доктора, на средней — великих княжон, на верхней, прикрытые штандартами, — императора и императрицы.

Удивлял размер дубовых гробов, которые правильнее назвать ковчегами: их длина составляла 1,2 м, а высота около 0,5 м. Все они были украшены православными восьмиконечными крестами, только гроб католика А. Е. Труппа имел католический крест, а на ковчег Николая II возложили не латунный, как у остальных, а кипарисовый крест и прикрепили модель офицерской сабли с ножнами образца 1909 года, что соответствовало церемониалу офицерских, но не императорских похорон.

До последнего мгновения все ждали: приедут ли на погребение президент России и патриарх. Борис Ельцин принял участие в церемонии, поскольку его убедил в этом академик Дмитрий Лихачев. Появление первого лица страны в Петропавловском соборе, причем буквально в последнюю минуту, придало похоронам статус государственного акта, однако очень осложнило работу тех, кто отвечал за безопасность. Пришлось принять соответствующие меры: на крышах появились снайперы.

Борис Ельцин своим приездом несколько изменил и программу церемонии в соборе, выступив с речью, в которой, в частности, сказал, не вспоминая имен тех, кого предавали земле: «Мы обязаны завершить век, который стал для России веком крови и беззакония, — покаянием и примирением».

Не называли имен погребаемых и священники, проводившие панихиду в соборе и говорившие о том, что их Бог ведает. Патриарх Алексий II участия в церемонии не принимал, однако благословил в этот день «архипастырей и пастырей церкви совершать панихиды с поминовением убиенного императора».

Князь Николай Романов, возглавлявший делегацию родственников и признававший подлинность останков, говорил, что те, кто пропустил церемонию, впоследствии будут сожалеть об этом. Не обошлось и без протестующих против похорон, однако их не пропустили даже на Иоанновский мост, ведущий в крепость со стороны Троицкой площади. Я в то время уже работала в музее и помню, как в течение нескольких дней приходилось идти на работу сквозь строй достаточно агрессивно настроенных манифестантов…

Временное надгробие и мемориальные доски с эпитафиями, посвященные расстрелянным в подвале Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, со временем заменили постоянными из итальянского мрамора. На двух досках, посвященных цесаревичу Алексею и великой княжне Марии, чьи останки не были обнаружены в 1990-х годах, вставкой была закрыта информация о месте погребения.

Отношение к захоронению в Екатерининском приделе у посетителей собора остается достаточно сложным. Для одних это место поклонения (говорят, что после молитвы здесь происходят чудеса), для других — не более чем интересный экскурсионный объект. А кто-то и вовсе настроен к нему негативно.

Когда-то многим казалось, что похороны 17 июля 1998 года ставят точку в долгих дискуссиях о существующем в обществе противостоянии, но оказалось, что она не поставлена и сегодня. Были надежды, что в 100-летнюю годовщину расстрела наконец-то будет дан окончательный совместный ответ светских и духовных властей: кто же похоронен в Петропавловской крепости — безвестные «екатеринбургские останки» или действительно члены последней российской императорской семьи? Но пока этот вопрос остается висящим в воздухе.

Материал был опубликован в газете под № 125 (6234) от 13.07.2018 под заголовком «Точка не поставлена».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 125 (6234) от 13.07.2018.

Поделиться

Материалы рубрики

Почему Церковь не признает подлинность царских останков?

Царская семья была прославлена Русской Православной Церковью в лике страстотерпцев в 2000 году, но до сих пор в обществе ведутся горячие споры вокруг царских останков.
Петропавловский собор. Усыпальница императорского дома Романовых (Санкт-Петербург)

«Новейшая история» останков

История останков начинается с расследования убийства императорской семьи «по горячим следам», которым в 1918 году занялся следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Николай Соколов. Именно ему удалось обнаружить в месте, известном как Ганина яма, фалангу пальца и фрагменты человеческих останков, а также несколько пуль, пуговицы, волосы и шкатулку с драгоценностями, которые с очень высокой долей вероятности принадлежали именно царской семье. Однако до наших дней из найденного Соколовым не сохранилось абсолютно ничего — во время Второй мировой войны его архив, как считается, был бесследно утерян.
«Новейшая история» останков началась с исследования места захоронения царской семьи, которым занялся в семидесятых годах прошлого века консультант министра внутренних дел СССР киносценарист Гелий Рябов. Благодаря своим связям он имел доступ к спецхранам и мог ознакомиться с материалами дела. Совместно со свердловским геологом Александром Авдониным он определил место поисков. Киносценарист и геолог основывались на так называемой «записке» Юровского (Яков Юровский — чекист, организатор расстрела царской семьи). Согласно этому документу тела девяти человек — членов царской семьи и четырех их слуг — после расстрела были облиты серной кислотой и зарыты у дороги в Поросенковом логу, а останки царевича Алексея и одной из княжон — «сожжены и закопаны неподалеку». Кстати, сам факт подлинности «записки» неоднократно ставился под сомнение, некоторые утверждают, что этот документ — подделка.
После трех лет поисков (с 1976-го по 1979-й) Рябов и Авдонин в районе переезда 184-го километра Горнозаводской линии железной дороги обнаружили захоронение девяти человек. Однако раскопки начались лишь в 1991 году. Они осуществлялись под контролем прокуратуры Свердловской области. Из могильника было извлечено 700 костей и их фрагментов. После экспертизы было проведено второе вскрытие могильника, и было обнаружено еще около 250 фрагментов костей. Государственная экспертиза подтвердила, что данные останки принадлежат именно царской семье. В июле 1998 года они были торжественно захоронены в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.
В 2007 году екатеринбургский журналист и краевед Виталий Шитов и капитан милиции в отставке и историк Николай Неуймин обнаружили прах двух человек, мужчины и женщины. Кости действительно были найдены «неподалеку» от извлеченных из земли в 1991 году. Исследователи уверены, что это прах царевича Алексея и княжны Марии.
«В своих поисках мы отталкивались от “записки” Юровского, — рассказывает Неуймин. — Там было указано, что неподалеку от захоронения “царских останков” после сожжения был закопан прах цесаревича и одной из княжон. А что может означать слово “неподалеку”? Это может быть и пять метров, и пятьдесят. Уже не первый раз многие предпринимали попытки отыскать эти останки самостоятельно, местность у железной дороги была буквально испахана, вся низина рядом с болотом была перекопана. Нами была выбрана ближайшая возвышенность с южной стороны. В “записке” сказано, что большевики вырыли яму глубиной 45-50 сантиметров и сбросили туда обгоревшие кости, засыпав их землей. Поэтому мы искали толстый слой в грунте. Через 12 дней мы обнаружили останки. Их можно условно разделить на две части. Во-первых, это абсолютно нормальные кости, целые, желтого цвета. Во-вторых, черные и сожженные, от которых осталась одна оболочка, рассыпающаяся в руках. Я лично объясняю это тем, что, когда останки разрубали (кстати, на многих костях были заметны характерные следы сруба), часть сожгли, а часть просто не успели. Таких костей примерно 9 процентов от праха, который мы считаем останками царевича Алексея, и 10 процентов — великой княжны Марии. Были найдены также лучевые кости, нижние части черепа, кости таза, порядка пятнадцати отлично сохранившихся зубов, а также пять пуль. К сожалению, многие останки были сразу же разрушены, потому что извлекали мы их из земли довольно спонтанно, а от обгоревших костей, как я уже сказал, осталась одна оболочка. Теперь все найденное нами хранится в Государственном архиве».

Академические баталии

Противники и сторонники признания подлинности екатеринбургских останков (историки, генетики, археологи) до сих пор находятся по разные стороны академических баррикад. Противники указывают на так называемый инцидент в Осу, который был описан, в частности, историком Александром Бохановым. Речь идет о неудачной попытке покушения на Николая II, когда во время визита в Японию его ранил ударом сабли местный полицейский. Платок, который приложил к ране император, до сих пор хранится в Японии. Противники подлинности останков утверждают, что на этом платке — стопроцентный генетический материал Николая II. Исследованием капли крови на платке занимался доктор медицинских наук и директор департамента судебной и научной медицины Университета Китадзато в Японии профессор Тацуо Нагаи. Ученый пришел к выводу о несовпадении ДНК частиц крови на платке с ДНК останков, которые были захоронены в 1998 году в Петропавловской крепости. В дальнейшем он осуществил идентификацию митохондриальной ДНК последнего российского императора, установив ошибки в определении последовательности
ДНК в ранее опубликованных работах. Сторонники признания подлинности парируют: ДНК не могла сохраниться на платке по причине того, что он более ста лет находился в неподходящих для того условиях.
Противники напоминают о гражданской войне и о том, что в уральских лесах в то время гибли тысячами: где гарантия, что останки принадлежат именно императорской семье, а не кому-то из других погибших? Утверждают также, что такая высокая степень сохранности скелетов после огня и соляной кислоты просто невозможна. Сторонники апеллируют к новейшим технологиям в области экспертизы.
Против признания подлинности останков высказывались и потомки императорской семьи. Директор канцелярии императорского дома великой княгини Марии Владимировны Александр Закатов заявлял, что достаточных оснований для признания останков нет. «Никто не утверждает, что это не они, но есть ряд серьезных вопросов, на которые пока не получены ответы», — говорил он в одном из интервью.
В прошлом году состоялась пресс-конференция в Санкт-Петербургском пресс-центре РИА «Новости», на которой научный руководитель исследования царских останков член-корреспондент РАН Николай Янковский заявил, что найденный под Екатеринбургом прах, несомненно, принадлежат семье последнего российского императора. В своем заявлении основной акцент академик сделал на новейших методах генетического исследования, которые ранее были недоступны. «Останки могут быть признаны подлинными с вероятностью, в 100 миллиардов раз превышающей противоположную атрибутацию», — заявил Николай Янковский на пресс-конференции.
Историк Николай Неуймин абсолютно не сомневается в том, что найденные им кости принадлежат царевичу Алексею и княжне Марии. Комментируя инцидент в Осу, он ссылается на слова ученого Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Евгения Рогаева, утверждающего, что ДНК Николая II могли сохраниться в каплях крови на платке только при идеальных условиях, например находясь все эти годы в темном шкафу. «Если же образец с кровью находится на открытом воздухе, то в течение пяти часов ДНК уничтожается, — приводит мнение Евгения Рогаева Николай Неуймин. — Это бессмысленно — искать ДНК в платке, который вообще непонятно где лежал все эти годы».

Позиция Церкви

Русская Православная Церковь довольно осторожно отнеслась к екатеринбургским останкам. Ведь если они действительно принадлежат императорской чете, то мы имеем дело не только с крупнейшим историческим и археологическим открытием, но и с обретением мощей новомучеников. 17 июля 1998 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II отказался участвовать в торжественном захоронении останков в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Не было там и никого из правящих архиереев. А служивший панихиду священник возглашал: «Упокой, Господи, души раб Твоих, имена которых Ты веси». То есть это была панихида по умершим, имена которых даже не были названы, как так нет уверенности в том, что останки эти — царские. Сегодняшний Патриарх, а тогда председатель Отдела внешних церковных связей
митрополит Кирилл прокомментировал эту ситуацию в то время следующим образом: «Я отстаиваю в меру своих сил точку зрения Православной Церкви и считаю позицию государственных властей ошибочной».
Своего отношения к вопросу Церковь не изменила и по сей день. «В данной ситуации мы имеем дело с частным мнением отдельных людей, пусть даже и академиков, — сказал нам член Синодальной Комиссии по канонизации святых, протоиерей Максим Максимов. — Сейчас очевидно, что общество разделено в своем отношении к екатеринбургским останкам, и Церковь не должна вмешиваться в эту дискуссию. Если единого мнения насчет останков в научной среде не существует, нам тем более рано делать какие-то выводы. Кроме того, Синодальная комиссия не занималась вопросом подлинности екатеринбургских останков, их исследовали эксперты Государственной комиссии. Исследования ведутся с девяностых годов, но ученые до сих пор не могут между собой договориться. Что же мы тут можем сказать?»
Секретарь комиссии по канонизации святых Саратовской епархии, член Межсоборного присутствия иерей Максим Плякин также считает, что пока делать какие-либо выводы преждевременно и даже опасно: «Пока ученые мужи не могут договориться между собой, тем паче Церковь не может выносить какие-то окончательные суждения. Потому что цена ошибки для нас — это фальшивые мощи. И тут вопрос не в том, что Церковь якобы препятствует или не препятствует чтить эти останки. Смотрите, какая тут ситуация: страстотерпцы прославлены к общецерковному почитанию, канонизация совершена и они — в общем церковном календаре. Но вопрос в том, признает ли конкретный христианин эти останки мощами или нет. Ведь похожие споры были и вокруг останков преподобного Серафима. Несмотря на то что в тот раз Церковь признала эти останки подлинными, сомнения среди чад Церкви по этому поводу остались до сих пор. И если кто-то из православных не считает для себя возможным почтить останки, находящиеся в Дивееве именно как мощи, то это совсем не касается святости самого преподобного. Просто человек считает, что вот эти данные останки не являются мощами преподобного Серафима Саровского. С останками царственных страстотерпцев — та же самая ситуация. Если Церковь не признает екатеринбургские останки подлинными, а следовательно, и мощами, это никоим образом не влияет на почитание самих царственных страстотерпцев».

Предмет спора

Царскими останками (или «екатеринбургскими останками») называют найденный в июле 1991 года на Старой Коптяковской дороге в Поросенковом логу рядом с Екатеринбургом прах девятерых человек и позже (в 2007-м, неподалеку от этого места) — останки еще двоих. Сторонники их подлинности утверждают, что первые принадлежат императору Николаю II, императрице Александре, их детям Ольге, Татьяне и Анастасии, а также окружению царя: Евгению Боткину, Анне Демидовой, Алоизию Труппу и Ивану Харитонову. Вторые останки — царевичу Алексею и княжне Марии.
Царская семья и их ближайшее на тот момент окружение (лакей, повар, доктор и горничная) были расстреляны большевиками в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в доме инженера Ипатьева в Екатеринбурге, где семья императора провела последние 78 дней своей жизни, находясь под арестом.

Дмитрий БОРИСОВ

Версия для печати

Тэги: Святые Общество Святыни Мученики Новомученики и исповедники ХХ века Патриотизм Гонения

СК подтвердил подлинность останков царской семьи: почему это важно

Что случилось?

Ранним утром 16 июля Следственный комитет России (СКР) сообщил о результатах молекулярно-генетической экспертизы предполагаемых останков царской семьи. Как говорится в сообщении, ученые выяснили, что семь из 11 останков «соответствуют семейной группе мать, отец, четыре дочери и сын». Кроме того, исследователи изучили генетические профили костных останков и образцы ныне живущих родственников семьи Романовых по отцовской и по материнской линиям и подтвердили, что останки принадлежат Николаю II и членам его семьи.

Однако главным аргументом в пользу подлинности останков царской семьи стало сравнительное изучение генетических образцов императора Александра III (эксгумирован в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга) и погибшего человека, «идентифицированного как бывший император Николай II». Эксперты сделали вывод, что они являются родственниками на уровне «отец-сын».

Молекулярно-генетическая экспертиза была не единственным исследованием, проведенным СКР в рамках возобновленного осенью 2015 года уголовного дела об убийстве царской семьи. Следователи исследуют около 2 тыс. документальных первоисточников, в том числе обнаруженных в 2017-2018 годах в зарубежных архивах и музеях и ранее не изучавшихся. Итоговое процессуальное решение по делу СКР примет после окончательного подведения итогов двух повторных комиссионных медицинских (антропологических), автороведческой и историко-архивной судебных экспертиз.

Почему это важно?

Новое расследование СКР должно поставить точку в споре о подлинности останков царской семьи. Сомнения в том, что найденные в Екатеринбурге люди – это действительно Николай II и его родные, – высказывали многие церковные иерархи, представители семьи Романовых и некоторые историки.

Для верующих людей вопрос о подлинности останков особенно болезненный: в 2000 году Русская Православная церковь причислила семью последнего российского императора к числу страстотерпцев, а по стране распространилось стихийное почитание царя-мученика и его родных. Тогда же патриарх Алексий II предостерег, что найденные останки могут быть «лжемощами», а Церковь не признала выводы об обстоятельствах захоронения царской семьи, сделанные правительственной комиссией под руководством Бориса Немцова в 1993-1998 годах, и призвала провести более тщательное исследование вопроса. При этом Церковь допускала, что «екатеринбургские останки» могут быть подлинными, однако требовала более весомых доказательств.

– В нужный момент, когда будут обнародованы результаты всех экспертиз, Церковь должна будет заново сформулировать свою позицию по отношению к подлинности екатеринбургских останков. Я не могу исключить, что Церковь признает эти останки подлинными, но это произойдет только в том случае, если будут обнаружены убедительные доказательства их подлинности, если экспертиза будет открытой и честной, – заявил глава синодального отдела внешних церковных связей митрополит Иларион 10 июля.

Завершение этой дискуссии имеет важное значение и для российских властей, которые пытаются совместить в национальной мифологии два противоречивых этапа истории страны: период Российской империи (завершившийся расстрелом в Ипатьевском доме) и Советской власти (начавшийся в год цареубийства). Признание подлинности останков и окончательное захоронение царской семьи может стать символическим завершением Гражданской войны и одним из знаков национального примирения. Это было бы невозможно без согласия с церковью.

Фото: Alexander Natruskin/Reuters/Pixstream

Как расследовали убийство царской семьи?

Убийство царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года и последующее захоронение останков проходило втайне, и обстоятельства произошедшего долгое время были засекречены. Это вызвало появление множества слухов и легенд (например, о выживших членах царской семьи) и затруднило изучение произошедшего.

Само решение о расстреле Уральский облсовет принял из-за угрозы сдачи Екатеринбурга силам Чехословацкого корпуса и освобождения Николая II и его родных белогвардейцами. Вместе с императорской семьей погибли сопровождавшие ее доктор, камердинер, горничная и повар. Несмотря на то, что о смерти последнего российского императора, центральная пресса сообщила уже 19 июля, обстоятельства расстрела, число казненных и место их захоронения оставались засекреченными. Советские власти опасались возникновения нового символа сопротивления и стихийных общественных выступлений.

В советское время изучать убийство царской семьи можно было лишь неофициально. В конце 70-х годов место захоронения предполагаемых жертв расстрела обнаружила группа киносценариста Гелия Рябова, пользовавшегося покровительством в союзном министерстве внутренних дел, и геолога Александра Авдонина. Они нашли кости девяти человек в так называемом Поросенковом Логу, однако полноценные раскопки в этом месте прошли лишь летом 1991 года – под контролем прокуратуры Свердловской области.

В 1993 году Генпрокуратура возбудила уголовное дело об убийстве царской семьи – это было необходимо, чтобы официально использовать в исследовании останков возможности российской правоохранительной системы и впоследствии формально реабилитировать убитых как жертв политических репрессий. Со стороны исполнительной власти исследования останков царской семьи курировала комиссия под руководством Бориса Немцова.

Хотя по итогам работы следователей и чиновников российские власти признали, что найденные в Поросенковом логу – это Николай II и его семья (за исключением цесаревича Алексея и его сестры Марии) и сопровождавшие их люди – сомнения в правильности идентификации остались.

В 2007 году в районе Старой Коптяковской дороги близ Екатеринбурга в 70 метрах от первого захоронения уральские поисковики нашли еще одно захоронение. Тогда же СКР возбудил еще одно дело о гибели царской семьи. После того, как экспертизы установили принадлежность останков Алексею и Марии Романовым, в 2011 году дело было прекращено. В 2015 году по настоянию Русской Православной церкви его расследование было возобновлено – чтобы окончательно решить вопрос об идентификации останков.

Почему все спорят об останках царской семьи?

Во-первых, расследование 90-х годов не до конца выяснило обстоятельства расстрела и захоронения. Например, предполагаемые останки цесаревича Алексея и его сестры Марии были найдены лишь в 2007 году. Гипотеза Генпрокуратуры 90-х годов о том, что тела детей императора были сожжены, впоследствии лишь укрепила позиции скептиков. Существует даже версия, что в огне были уничтожены все тела расстрелянных.

Кроме того, отсутствие детальной реконструкции расстрела позволило выдвинуть альтернативные объяснения случившегося. Например, секретарь Патриаршей комиссии по изучению результатов экспертизы останков царской семьи митрополит Псковский и Порховский (ранее епископ Егорьевский) Тихон (Шевкунов) в 2017 году предположил, что убийство царской семьи носило ритуальный характер.

Во-вторых, уровень и методика генетической экспертизы 90-х годов оставляли возможность усомниться в ее выводах. Например, по мнению некоторых исследователей, часть генетических материалов была «загрязнены» ДНК нескольких человек. Кроме того, для сравнения с ДНК, извлеченной из останков, выбирались довольно дальние родственники расстрелянных Романовых. Именно поэтому при расследовании последнего уголовного дела – 2015 года – потребовалась эксгумация Александра III – отца Николая II и деда его детей.

Не было ясности со знаменитой раной на черепе Николая II: во время его путешествия в Японию в 1891 году местный полицейский напал на российского наследника и ударил его саблей по голове. Многие скептики предполагали, что на найденных в Екатеринбурге останках нет следов от этой травмы. Опровергнуть это удалось лишь в 2017 году.

В-третьих, состав правительственной комиссии 90-х годов, сделавшей первое заключение о подлинности останков, был сомнительным.

– Во главе правительственной комиссии был поставлен вице-премьер Борис Ефимович Немцов. Кто такой Немцов? Он эксперт? Нет! Он историк? Нет! Он в этом не разбирался. Мне кажется, это была серьезная ошибка, допущенная руководством страны – Черномырдиным, он принимал решение, в согласии с президентом Ельциным, – сформулировал претензии к ней профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, доктор исторических наук Владимир Лавров.

Личность Бориса Немцова, который в 2000-е годы стал ярым критиком российских властей, могла сделать выводы комиссии 90-х годов политически неприемлемыми для консервативно настроенных представителей общества и церкви.

Чтобы снять все сомнения, понадобилось безупречное с любой точки зрения новое расследование.

Что теперь будет?

Как говорится в сообщении СКР, после формального завершения всех экспертиз, ведомство примет «итоговое процессуальное решение». Это значит, что дело будет прекращено, но в этом случае весь смысл работы экспертов заключался в разрешении противоречий и заполнении белых пятен, оставшихся после предыдущих расследований. Прекращение дела станет сигналом государственных властей, что у них нет сомнений в идентификации останков и выясненных обстоятельствах расстрела, властям церковным. Это будет предложение завершить дискуссию, затянувшуюся почти на 30 лет.

Решение о признании останков царской семьи подлинными должен будет принять Архиерейский собор. До этого момента церковь не будет считать останки сакральными и будет стремиться обрести подлинные мощи царственных страстотерпцев.

– Было бы безнравственным, если бы в ходе расследования и экспертиз не была установлена принадлежность останков царской семье на сто процентов, а людям предложили бы им поклоняться. Думаю, с точки зрения всех людей, причастных к расследованию, это было бы безнравственно. Мы должны быть уверены на сто процентов. Но также нельзя допустить никакого пренебрежения. Если это – мощи, а мы им не поклоняемся, они находятся под спудом и по ним топчутся люди…, – объяснил эту позицию криминалист и судебных медик, участвовавший в расследовании, Вячеслав Попов.

Тайна царской могилы: где на самом деле покоятся останки Николая II и его семьи

Следственный комитет России 27 ноября объявил, что ведомство собирается провести новое расследование обстоятельств убийства последнего российского императора Николая II и его семьи.

По словам старшего следователя по особо важным делам СК РФ Марины Молодцовой, в настоящее время проводятся тщательные исследования останков, обнаруженных в Поросенковом Логу в 1991 году. Экспертам предстоит установить причины смерти, пол и родственные связи, а также выявить различные повреждения.

Между тем ряд специалистов полагают, что останки, найденные в Поросенковом Логу, не принадлежат царской семье, а настоящее место захоронения находится в районе Ганиной ямы.

«Следствие пришло к выводу, что тела были расчленены и сожжены в районе Ганиной ямы с использованием большого количества древесного материала, угля и потом серной кислоты. Также были выводы следствия, что головы были отчленены и отвезены в Москву большевистскому руководству, а по другим (версиям – прим. ред.), неизвестно куда делись. Вообще, расчленение шло по выводам того следствия, с использованием режущих предметов. Многие уже советские (исследователи – прим. ред.) тоже говорили о сожжении, а тот могильник, что найден в Поросенковом Логу, на мой взгляд, без достаточных оснований был сразу объявлен могилой царской семьи. Здесь есть много нестыковок и несогласований, расхождений, которые требуют изучения и ответов на целый ряд вопросов, которые существуют», — отметил в разговоре с сайтом телеканала «Звезда» историк Петр Мультатули.

Большинство же исследователей полагают, что в действительности, теория о том, что тела членов царской семьи были захоронены в районе Ганиной ямы, не является состоятельной.

«В Государственном Архиве хранится дело об убийстве царской семьи и среди них записка Юровского (руководитель расстрела Николая II и его семьи – прим. ред.). Вся совокупность документов позволила установить, что после того, как убийство совершилось, тела были вывезены в шахты Ганиной ямы и первоначально сброшены в одну из шахт. Но оказалось, что место для сокрытия выбрано неудачно. Тогда тела подняли из шахт и повезли в другие шахты, более глубокие, на другую сторону Екатеринбурга. Повезли по старой Коптяковской дороге, проехали разъезд, по ветке, которая вела к Верх-Исетскому заводу, и здесь грузовик, на котором везли трупы, застрял. Юровский распорядился снять два трупа и попытаться сжечь, но это было заведомо невозможно, потому что экспертизы, которые проводили, установили, что в то время шел дождь и дрова были сырые и на открытом огне трупы было сжечь нельзя.

Что сжигали на Ганиной яме? На Ганиной яме сжигали одежду. Когда трупы стали готовить к сбросу в шахту и стали снимать с них одежду, то выяснилось, что в корсеты девушек были зашиты драгоценности, нить золотая. Они готовились к тому, что им придется еще какое-то время жить и будут нужны драгоценности, чтобы обменивать их на еду… Одежду сжигали и готовили еду. Они провели там около полутора суток и должны были что то есть. Именно поэтому Соколов (следователь, расследовавший дело об убийстве царской семьи – прим ред.) нашел в костре остатки, как он написал, крупных млекопитающих. В документах Соколов не утверждал, что он нашел человеческие кости. Кости эти сегодня недоступны для анализа, и тогда он никому их не показал из специалистов, но по всей вероятности, это были свиные кости или куриные», — рассказал научный руководитель Государственного Архива РФ Cергей Мироненко.

Николай II со всей семьей был расстрелян в 1918 году в Екатеринбурге. Проводивший расследование сразу после этой трагедии в 1919–1922 годах колчаковский следователь Николай Соколов пришел к выводу, что тела были полностью уничтожены путем сожжения. В 2000 году, после обнаружения захоронения под Екатеринбургом, РПЦ причислила Николая II и членов его семьи к лику святых. Их останки в 1998 году были перезахоронены в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге в усыпальнице Романовых.

Осенью 2015 года следователи возобновили расследование дела о гибели Романовых, поскольку Русская православная церковь не признает «екатеринбургские» останки царскими из-за недостаточности исследования.