Самый древний монастырь в России

Старейшие монастыри России

1Муромский Спасо-Преображенский монастырь

Муромский Спасо-Преображенский монастырь («Спасский что на Бору») — мужской монастырь, расположенный в городе Муроме, на левом берегу реки Оки. Древнейшая иноческая обитель на Руси была основана князем Глебом (первый русский святой, сын Крестителя Руси великого Киевского князя Владимира). Получив в удел город Муром, святой князь основал княжеский двор выше по Оке, на крутом, поросшем лесами берегу. Здесь он построил храм во имя Всемилостивого Спаса, а затем и монашескую обитель.
Монастырь упоминается летописными источниками раньше всех других монастырей на территории России и фигурирует в «Повести временных лет» под 1096 годом в связи с гибелью под стенами Мурома князя Изяслава Владимировича.
В стенах монастыря пребывали многие святые: святитель Василий, епископ Рязанский и Муромский, святые благоверные князья Петр и Феврония, Муромские чудотворцы, преп. Серафим Саровский посещал своего сотаинника святого старца Спасской обители Антония Грошовника.
Одна страница истории монастыря связана с царем Иваном Грозным. В 1552 году Грозный пошел на Казань. Один из путей его рати лежал через Муром. В Муроме царь устроил смотр своему войску: с высокого левого берега он наблюдал, как ратники переправляются на правый берег Оки. Там Иван Грозный дал обет: если возьмет Казань — поставит в Муроме каменный храм. И сдержал слово. По его указу в 1555 году в городе был воздвигнут Спасский собор монастыря. В новый храм государь даровал церковную утварь, облачения, иконы и книги. Во второй половине XVII века в монастыре был построен второй каменный теплый Покровский храм.
Не лучшим образом сказался на жизни монастыря период правления Екатерины Великой — она издала Указ, по которому монастыри лишались собственности и земельных наделов. Но Спасо-Преображенский выстоял. В 1878 году со Святой горы Афон настоятелем архимандритом Антонием в монастырь была привезена икона Божией Матери «Скоропослушница». С тех пор она стала главной Святыней обители.
После революции 1917 года поводом к закрытию Спасо-Преображенского монастыря стало обвинение его настоятеля епископа Муромского Митрофана (Загорского) в соучастии в восстании, произошедшем в Муроме 8—9 июля 1918 года. С января 1929 года Спасский монастырь заняли военные и частично отделение НКВД, в это же время началось уничтожение монастырского некрополя, а доступ на его территорию гражданских лиц был прекращен.
Весной 1995 года воинская часть № 22165 покинула помещения Спасского монастыря. Наместником возрождающейся обители был назначен иеромонах Кирилл (Епифанов), которого встретила в древнем монастыре полная разруха. В 2000—2009 годах монастырь был капитально реставрирован при поддержке Счетной палаты Российской Федерации.

2Свято-Юрьев монастырь

Свято-Юрьев монастырь — один из древнейших монастырей России. В прошлом — духовный центр Новгородской республики, ныне — действующий мужской монастырь Русской Православной Церкви. Находится в 5 км от Великого Новгорода на берегу реки Волхов вблизи озера Ильмень.
Монастырь был основан в 1030 году князем Ярославом Мудрым. Князь в крещении носил имя Георгий, которое в русском языке обычно имело форму «Юрий», откуда и пошло название монастыря. Первое летописное упоминание относится к 1119 году.
Строения монастыря первоначально были деревянными, как и его соборная церковь. В 1119 году повелением князя Мстислава Великого был заложен каменный храм — Георгиевский собор. Он был выстроен мастером Петром — первым русским зодчим, имя которого называют летописи.
В 1125 году Мстислав наследовал престол киевский. Уже став великим князем, он женился на дочери новгородского посадника. В 1130 году он наделил Юрьев монастырь значительными земельными владениями. Жалованная грамота, написанная на пергаменте от лица Мстислава и его сына Всеволода, древнейший из сохранившихся русских юридических документов, хранится в Новгородском музее.
В XII—XIII вв.еках монастырь стал государственным монастырем Новгородской республики. К концу XV века Юрьев монастырь был одним из богатейших монастырей. После секуляризации монастырских вотчин в 1770-х монастырь потерял значительную часть своих владений и пришел в запустение.
В 1822 году во главе обители стал архимандрит Фотий, пользовавшийся благосклонностью Александра I. Ему также благоволила графиня Анна Орлова-Чесменская, на ее средства в монастыре начались обширные реставрационно-строительные работы. За короткое время были построены: Западный корпус с церковью Всех Святых, Спасский собор, восточный Орловский корпус с кельями для братии, северный с храмом Воздвижения Креста, южный с больничною церковью Неопалимой Купины. В 1841 году была построена колокольня по проекту архитектора Карла Росси.
В 1921 году было принято решение об экспроприации имущества и ценностей монастыря. Осенью 1924 года в Юрьеве действовало шесть церквей, но уже к 1928 году оставался только один храм — Крестовоздвиженский. В начале 1930-х богослужения велись в одном из помещений Архимандритского корпуса. С 1932 года по сентябрь 1941-го в комплексе построек располагался инвалидный дом им. Свердлова.
Во время Великой Отечественной войны здесь располагались немецкие и испанские воинские части. В эти годы здания монастыря подверглись серьезным разрушениям. После войны и до конца 1980-х годов на территории монастыря жили люди, размещалась почта, техникум, техническое училище, музей, продовольственный магазин и художественный салон.
25 декабря 1991 года комплекс зданий монастыря был передан в ведение Новгородской епархии. В 1995 году была создана монашеская община. В настоящее время богослужение совершается в 4-х храмах монастыря: в Георгиевском, Крестовоздвиженском, Спасском соборах и церкви иконы Божией Матери Неопалимая Купина.

3Антониев монастырь

Антониев монастырь — упраздненный монастырь в Новгороде, один из центров духовной жизни Новгородской республики. Расположен на правом берегу реки Волхов к северу от центра города. Монастырь был основан в первые годы XII века (1106 год). Основателем монастыря стал преподобный Антоний Римлянин, появление в Новгороде и вся жизнь которого окутана легендами.
Житие св. Антония (составленное через несколько столетий после его смерти) рассказывает, что он родился в Риме единственным наследником богатой православной семьи. Оставшись рано сиротой, он раздал свое богатство нищим, а оставшиеся драгоценности, золотые и серебряные вещи и церковные предметы закупорил в бочку и пустил ее в море. Сам уединился на скале на берегу моря и прожил там год и три месяца в молитве. Но однажды камень, на котором он молился, оторвался и приплыл в Волхов. Так Антоний и очутился в Новгороде. Обжившись на новом месте, он попросил рыбаков закинуть сети в Волхов, и чудесным образом сеть вытащила на берег бочку с сокровищами Антония, брошенную им в море в Италии.
Существует и более правдоподобная версия появления св. Антония в Новгороде. Возможно, он был монахом одного из греческих монастырей, выходцем из Киево-Печерского монастыря, монашеская жизнь в котором была принята по греческому обычаю.
Преподобный Антоний постоил в Антониевом монастыре каменный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Первая Новгородская летопись отмечает закладку собора в 1117 году, а в 1119 году говорит о завершении строительства. Изначально собор был трехнефным одноглавым с круглой лестничной башней. Со временем оброс пристройками, число глав было увеличено до трех. В 1125 году храм был расписан фресками. Фрагменты этой первой росписи сохранились до наших дней. В 1127 строится трапезная церковь. Умер Антоний в 1147 году, завещав настоятельство своему ученику Андрею, который позднее написал первый несохранившийся текст жития святого Антония.
В 1528 году новгородский архиепископ Макарий ввел в монастыре общежительный устав. Вскоре начались новые строительные работы. При архимандрите Геронтии в 1533—1536 годах были построены Сретенская церковь и церковь «иже под колоколы» в честь Антония Великого. В середине XVI столетия игумен монастыря Вениамин обрел камень преподобного Антония, лежавший на берегу Волхова, и водрузил его в наружную стену собора.
В течение многих столетий Антониев монастырь был заметным духовным и культурным центром Новгородчины. В XII веке здесь трудился Кирик — первый русский математик, создатель «Учения о числах». В 1740 году стараниями архиепископа Амвросия по указу императрицы Анны Иоановны при монастыре учредили семинарию. В семинарии постепенно сформировалась фундаментальная библиотека, основу которой составляло уникальное собрание книг новгородского архиепископа Феофана Прокоповича.

После Революции в 1918 году семинария была ликвидирована, в 1919 году в ее помещениях открыли Новгородский институт народного образования, позднее педагогический техникум, педагогический, учительский институты. В 1920 году был упразднен и сам монастырь, а собор Рождества Богородицы, как и церковь Сретения, оставались действующими до 1932 года.
Сегодня монастырские постройки входят в состав новгородского музея-заповедника, на территории располагается несколько факультетов НовГУ.

4Новоторжский Борисоглебский монастырь

Борисоглебский монастырь — крупный мужской монастырь в городе Торжке, один из древнейших Российских православных монастырей, а также древнейший в Тверской области. Он основан преподобным Ефремом около 1038 года, в княжение великого князя Киевского Ярослава I Владимировича, почти в одно время с Киево-Печерской лаврой. Название обители возникло от имен двух князей Бориса и Глеба, в честь которых был заложен первый храм.
Устроителем обители был преподобный Ефрем Новоторжский, слуга благоверных князей Бориса и Глеба, который после их мученической кончины решил оставить мир и посвятить свою жизнь служению Богу. Из Киева преподобный пришел в землю Древлянскую и рядом с нынешним городом Торжком устроил странноприимный дом на реке Дорогоще. Через несколько лет он устроил обитель еще ближе к Торжку на берегу реки Тверцы, на горе.
В 1577 году во время правления Ивана Грозного к храму были пристроены два придела, а в 1607 году, при взятии Торжка поляками собор сильно пострадал. Самая древняя, сохранившаяся до нашего времени, постройка монастыря — Введенская церковь, была построена в XVII веке на месте сожженной поляками старой деревянной. В 1717 году между настоятельскими корпусами приблизительно того же времени постройки была возведена Входо-Иерусалимская церковь. Большой урон монастырю нанес пожар 1742 года.
Во второй половине XVIII века началось возрождение монастыря. В 1785—1796 годах на месте старого Борисоглебского собора был возведен новый с тем же названием по проекту архитектора Николая Александровича Львова. В 1804 году была заложена надвратная церковь-колокольня, проект которой, по мнению некоторых исследователей, также был разработан Львовым. Ее строительство вел известный российский архитектор Яков Ананьин.
В 1925 году монастырь был распущен, а на территории монастыря была размещена тюрьма строгого режима, которая находилась там около 50 лет. После нее в монастыре разместился лечебно-трудовой профилакторий для алкоголиков, а затем разместился Всероссийский историко-этнографический музей. Руководство музея приложило немало усилий для реставрации архитектурного ансамбля, изуродованного тюрьмой. В 1993 году в монастырь вернулись верующие, разделив помещения монастыря с музеем.

5Зверин-Покровский монастырь

Зверин-Покровский монастырь — бывший женский монастырь в Великом Новгороде. Расположен на левом берегу Волхова, недалеко от места впадения в него реки Гзень. Монастырь был построен на земле, рядом с которой произрастал Зверинец — заповедный лес, в котором охотились новгородские князья. Зверинец впервые упоминается в Новгородской летописи под 6577 (1069) годом в связи с победой новгородцев над полоцким князем Всеславом.
Точная дата возникновения монастыря неизвестна. Первое упоминание о деревянной церкви Покрова в Зверином монастыре относится к 1148 году. Запись в летописи сообщает о том, что «бысть дождь с громом июня 27, в неделю, и зажьже гром церковь Святые Богородицы в Зверином монастыре».
Главная церковь в монастыре называлась Покров Святой Богородицы. Монастырский храм с ХII века был деревянным, а в 1335 году на его месте архиепископом Василием был построен каменный. В 1399 году церковь возобновили на общую, собранную новгородцами сумму при архиепископе Иоанне II. Это типичный храм конца XIV века, когда строительство в Новгороде осуществлялось с большим размахом. Древний Покровский храм — одноглавая, четырехстолпная, одноапсидная постройка. После шведского разорения храм получил новое посвящение в честь Положения ризы Богоматери.
Из древних построек в монастыре сохранилась церковь Симеона, сооруженная в 1467 году жителями всего города по случаю свирепствовавшей в то время эпидемии на месте деревянной церкви. Первый храм был поставлен годом раньше при участии архиепископа Ионы за один день по случаю мора. Церковь св. Симеона принадлежит к числу миниатюрных построек середины XV века. Особенностью храма является его двухэтажность. Первый этаж, подцерковье, использовался как служебное помещение. Собственно храм располагался на втором этаже, отличаясь особой камерностью пространства.
В XVIII веке к монастырю приписываются церкви св. Николы Чудотворца и св. Лазаря, из упраздненных Бело-Никольского мужского и Лазаревского женского монастырей.
В 1919 году Зверин монастырь был обращен в приходскую церковь, хотя сестры продолжали в нем жить. В 1920 году над приходом нависла угроза окончательного закрытия. Сестры предприняли попытку организовать в монастыре сельскохозяйственную молочную артель, но безуспешно. В январе 1930 года решением властей деятельность прихода была прекращена. Покровский собор был возвращен верующим только в 1989 году.
Источники: palomniki.su, novgorod.ru, ru.wikipedia.org, новоторжский-борисоглебский-монастырь.рф, mapcy.narod.ru

Самый труднодоступный монастырь России

Подул ветер, бодростью умыл щеки, пробежался по березовым кудряшкам и они, ласкаясь, зашептали ему что-то, потрепал игриво траву, цветы полевые, защекотали нежные, такие уютные запахи, вспорхнула птица, потом минуту длилось еще ожидание, и опять все затихло, убаюкиваясь жарким дыханием июльского солнца.

Мы остановились и долго-долго, как чудесную музыку, слушали шуршанье листьев и, пожмуриваясь, улыбались друг другу. Три дня мы шли по тайге со скрипучими корягами-елками, скрывавшими свою дряхлость под лишайниками и мхами, не видели ни одной птицы, вязли в болотах, с опаской оглядываясь на темно-коричневую жижу, тыкали в нее посохом, и она злобно бурлила, издавая зловония. А после этих болот от усталости мы валились на первое лежащее дерево и выливали из сапог вонь-водицу, выжимали носки и шли дальше и дальше, по дороге, но наугад, ведь в карте то ее и указано не было. Мрачная тишина обнимала лес и его пленников.

Мы шли по звериным следам: то медвежьим, то лосиным, то еще каким-то неизвестным, но ни звука, ни души живой нам не встречалось, только комары заботливо провожали нас от начала до конца, отставая и присоединяясь, вились и зудели, ничуть не смущаясь противомоскитными мазями. Сама дорога была мягкой, мшистой периной, а под ней вода, идешь словно цапля, высоко поднимаешь ноги, а эта зелень держит их будто, еле вырвешься. Вокруг мрачно и темно среди еловых скелетов, одно утешение — черничники под ногами, но особо не понагибаешься, с рюкзаками то. Так идешь, а далеко-далеко просвет за деревьями, солнышко выглядывает, думаешь на полянке и отдохну, идешь -идешь, еле волочишь мокрые свои ноги, вот и просвет, совсем рядом, дошли, смотрим, а там солнышко в болоте отражается, гнилушки освещает, от уныния такого так бы и остался, а нельзя, надо болото пройти, а там уж и отдохнем: вот так и шли.

Позади три ночевки: две на твердой земле, у быстрых речушек, чтоб умыться и хоть суп сварить, а одна ночевка прямо среди болот, стемнело быстро, в лесу же, а вокруг глубь-трясина, ступить опасно, так и заночевали, где посуше было, тут уж не до супа, и костер то от такой мокроты не развести. И вот несколько километров — и мы на настоящей поляне, среди цветов, деревьев, которые уже повыше, летают насекомые разные, жужжат, жизнь вокруг и хорошо так, что не один ты человек: Чуем мы по свежести, что уже не далеко озеро, все мысли о том, какое оно теперь. Смотрим по карте — «ничего себе», 27 км в длину, знаем уже, что рыбное, об этом нам еще в поезде говорили, даже удочку подарили. Но это не то все, какое Кожеозеро по сути своей, по замыслу Божьему? Что помнит оно, что сохранилось на нем, что забылось? Какие люди живут? Думаешь так, и все картинки древние мелькают, будто в тумане сказочном, а там чудо-остров, вокруг барашки от волн, ветер носится, и келейка маленькая, мхом утыканная для тепла, и старец с бородой серебряной пред иконой строгой, освещенной лучинкой, Нифонт по постригу: Вдруг стук, голос человеческий, или померещилось, молитву кто-то творит: «Молитвами святых отец наших, Господи, Иисусе Христе, помилуй нас», значит не наваждение, взаправду какой православный забрел, только говор какой-то незнакомый. «Аминь».

Отворил: и приобрел себе брата и сподвижника. Назвался путник Сергием, а раньше татарином был пленным, самим мурзой Туртасом Гравировичем, как Казань то взяли. Потом крестился, у боярина Плещеева жил и в вере христианской наставлялся. Так это ж не боярские хоромы — остров пустынный, из еды коренья только, даже рыбы решили не вкушать, а из посетителей — зверей ли диких опасность какая принесет, да разве что птицы, а еще демоны смущают. Какая жизнь, а ничего, вытерпел, молил все постричь его, вот Нифонт и постриг, Серапионом назвал.

Серапион Кожеозерский. А потом Нифонт умер, ко Господу отошел. Тогда Серапион отправился в Москву, к самому царю — чтоб монастырь устроить, а как Феодор Иоаннович землю дал, да иноки собрались, стала братия лес расчищать да храмы строить. Воздвигли один в честь Святого Богоявления, другой в честь святителя Николая. Так и окрестили поселение свое Богоявленский Кожеозерский монастырь. Шли годы трудов и молитв, Серапион совсем состарился и побелел, озерный ветер и время изрисовали его лик морщинками-лучиками, собирались ученики. Самый смышленый из них — Авраамий, который и будет потом игуменом, дивно служит в монастырском храме, а потом придет, благодатный такой, после литургии к нему в келейку, возьмет смиренно благословение и все ладошку сухонькую его держит — учителя своего, отпустить боится. Но да каждому свое время, пришло оно и к Серапиону — покинул земные обители Кожеозерский строитель, в Небесные обители приняли преподобного.

А монастырь все рос, ни сколько землями, сколько подвижниками, и не диво ли — жизнь свою в такую глухомань запрятать, а все ведь новые иноки приходят в обитель. Так пришел к преподобному Авраамию дивный монах Никодим. Родился он в селе Иваньково, что под Ростовом.

Как все ребята и со скотом управлялся, и в поле работал, а все же особенный был, видение одно помнил, как будто зовет его кто-то: «Никодим! Никодим!», а он тогда еще Никитой бегал.

А потом юродивый один, как встретит его, так и обзовет «Хузъюгским пустынником». А что это и где, кому ведомо? Так и запоминал Никита все это, и как родители то его умерли, поступил в монастырь Чудов. Хороший монастырь, благолепный, только столичный да и богатый для него слишком. Прожил он там 11 лет, а потом на север пошел, в Архангельский край, тут встретилось ему Кожеозеро. Но даже там было ему тесно, просила душа пустыни, чащи лесной, и нашел он такую пустыню на реке Хузъюге в 5 верстах от Кожеозера. Пришел, помолился, келейку поставил и прожил в ней, малюсенькой, 35 лет. Птица ли пролетала, зверь ли не боясь спешил по своим делам через «скит» преподобного, человек ли какой по нужде забрел — все видели Никодима только на молитве. Олени вокруг него собирались, а как станет он молиться, и польются слезы, и ланиты старческие просветятся каким-то теплым светом, то и они неразумные преклонят свои головы и тихо стоят так, будто молятся или думают о чем-то важном-важном.

Потом люди узнали, что лечит Никодим болезни: только попросит у Бога и поправится человек, хоть всю жизнь мучался и никакие травки не помогали.

Но и его не долго на земле славили люди — в назначенный срок сверкая ангельскими одеждами пришли к Никодиму два светоносных мужа: святитель Московский Алексий и преподобный Дионисий Радонежский — взяли его под руки и отвели ко Господу:

Но не больше двух веков блистала Кожеозерская обитель, где даже патриарх Никон пребывал некоторое время игуменом (а он превратил Кожеостров в полуостров, соединив с берегом земляной дамбой). Вскоре различные неустройства и особенно пожары привели монастырь в запустение. В 1758 году обитель приписали к Спасо-Преображенскому монастырю, а по учереждении штатов в 1764 вовсе упразднили в простой приход, да и тот потом приписали к прилуцкому приходу. Казалось, пропал монастырь, но нет, в середине XIX века его вновь возобновили по приказу Святейшего Синода, и целью его возобновления была борьба с расколом, таким свободным на севере. Так Кожеозерская обитель стала оплотом православия в Онежском, Пудожском и Каргопольском уездах.

А вот после революции, так же, как и другие обители, Кожеозерский монастырь перенес много испытаний и прославился мучениками. В 1918 в монастырь вошли красные. Игумена Арсения и часть братии большевики убили, заколов штыками. Но прошло несколько дней — и вдруг раздались орудийные залпы с берега, это части белой армии стали отбивать монастырь. Доныне видны в храмах и строениях монастырских пробоины той беспутной войны. Красноармейцев всех расстреляли, а остатки братии ушли с белой армией за границу.

Потом на месте монастыря была коммуна, и славно жила она здесь, пока не проела все монастырские запасы. Затем разместился тут поселок ссыльных — Кожпоселок, все так же и обозначенный на карте, но уже как «(нежил)». В одном из дорожных болот все еще возвышается одинокий электрический столб — памятник той жизни. В 1954 году расформировали и Кожпоселок.

С того времени на Кожеострове лишь время от времени жили лесники. Затихла здесь жизнь, растворились над озером молитвы, смолкли хозяйские беседы, уже ни колокола, ни радиоприемники не пугали эту тишину, только старые волны по привычке умывали берег и мчались куда-то далеко, туда где на горизонте просвет между деревьями и не понятно уже где кончается это синее святое озеро и начинается Небо:

Однажды, в 1998 году, пришли в монастырь из Оптиной пустыни двое монахов и послушник с ними. Хотели здесь остаться — жили же здесь как-то раньше. Только столько скорбей выпало на их долю, что не выдержали монахи, ушли. А послушник то остался. Так и живёт там до сих пор, только не послушник он уже, а отец настоятель — иеромонах Михей. Это по званию, а по жизни сам себе батюшка настоятель, сам и священник, и послушник и простой трудник, трудяга то есть. Из года в год приходят в обитель монашествующие, привлекает их житие уединенное, удалённостью от суеты мирской. Только разве проживешь здесь: без света, без тепла, без продуктов, до первого жилого места 84 км: Вот и выдерживали дни, месяц, ну несколько месяцев. А отец Михей все живет — подвизается. Один он и службу служит: как проснется так и служба, и часы ни к чему, служит размеренно величественно, а поет как: только вот слушателей то у него нет, камушки только древние, да лики на простых, бумажных иконах, с того мира ему и подпевают. Один он и хозяйство ведет, — две лошадки у него, кормить надо, вот и заготавливает сено на зиму, а еще рубит дрова, рыбу солит, за огородом присматривает. Диво, что один он монастырь восстанавливает: вот в Тихвинском храме уже потолок настелил, окошки вставил, алтарную преграду соорудил, колокольчики повесил на звонницу. Недавно стали работать монастыре плотники. Вот как дело было. Приехал прошлым летом в гости к батюшке схимник один, из Троице-Сергиевой Лавры, и так понравилось ему, что запросился он остаться, а жил то на сеновале, все святых отцов читал да молился. Вот дал он батюшке денег и просил келью ему соорудить. Так и пришли в монастырь работники: стучат топорами, день за днем растет монашеская избушка. К чести сказать, мы были первыми монастырскими паломниками со времен революции. Батюшка так обрадовался, и совсем не знал что с нами делать, принимал как самых близких гостей. Послушанье дал для удовольствия — еду готовить. А что готовить то?

Хлеба в монастыре никакого нет, печь надо, да когда? К тому же все мы люди городские, батюшка ведь тоже из Москвы. Вот крупу кто-то пожертвовал. Зато сколько рыбы: сиги, налимы, двухкилограммовые окуни и еще вкуснейшие ряпусы (у нас — жареные, а у местных копченые).

Готовим на печке, нам это в диковинку, и все кажется вкусным. Уху едим на завтрак, на обед и ужин, а до сих пор не наелись. Еще просил батюшка малинки собрать для зимней простуды — зимы то ого-го, 40 градусов. А малинка эта по острову растет, по горкам, на солнышке греется, набрали ее много, сварили 2,5 литра варенья, а потом 1,5 литра и съели за разговорами. Батюшка с нами как с детьми малыми носился, вот на Илью пророка заказали мы батюшке службу, попросили послужить литургию. А для службы такой просфоры нужны, а когда их печь? А главное как? Пол дня и пол ночи их месили, потом они поднимались, потом пеклись, уф! И все это в полутьме, только тоненькая свечка мерцает. Зато на трапезе у нас лампадное освещение, батюшка покропит еду и нас святой водой, молитовки почитает, и мы берем щербатые миски и алюминивые ложки, придвигаемся к кастрюле с ухой и хлюпаем так аппетитно горяченным варевом. А ведь батюшке понравилось как мы готовим, «Три года, — говорит, — так не ел», да и когда ему готовить то себе. С батюшкой разговариваем долго-долго, далеко уж за полночь, светать стало — ночи то короткие, говорит он и заглядишься на него случайно, думаешь — есть на Руси особая монашеская красота. Скромна она, а в этом сила ее. Русые локоны запрятанные под воротник, глубокие глаза, а долу опущены, прячется красота, и чем больше прячется, тем красивее.

Чудно, а ведь правда, нет в мире такой красоты, только в монастыре есть, где труды нечеловеческие, где и еда не та, и баня редкость, и не до сна тут, а в силе этой Господа ради любви все терпеть великая красота уже того мира, которая лицо и обыденное преображает.

И в разговоре эта красота есть: и голос по-другому льется, и слова другие, и чувствуешь, что есть сила у него так говорить, потому и уважают все, даже совсем чужие лесники и охотники, которые о Боге и слышать не хотят, а силе этой покорны и слушают.

Когда уходили мы — кланялись мощам преподобных Серапиона и Авраамия, похороненных под спудом уже несуществующей часовни — теперь это заросли иван-чая. Батюшка нас провожал, но уже по другой дороге. Перевез на моторке через Кожеозеро, потом через другое — Плоское, где водица чистейшая как в кружке серебряной Небесного Царя застыла. Потом шел с нами по лесу, и ел горстями чернику, когда мы запаздывали, потом по болотам, и подкармливал на привалах копченой рыбкой, чтоб не очень то унывали даже с мокрыми ногами. Так вышли мы к порубам, и именно он легко договорился с водителем супермаза довезти нас до железной дороги. В поезд мы тоже вошли вместе, еле попрощались, и сразу уснули от стольких впечатлений. А когда проснулись, батюшка уже вышел, и стало чего-то не хватать. И подумалось вроде бы столько впечатлений, такие геройства пережили, природу какую видели, древние храмы, озеро, а все это без батюшки не то, только с человеком, таким человеком все поукрасилось и смысл обрело.

P.S.: Летели деньки-недели, больше месяца уже прошло после нашей поездки, как вдруг в один из осенних вечеров телефон разразился поздним звонком. В трубке отозвался знакомый застенчивый голос. Это батюшка звонил из Онеги, от знакомых, спросить, как мы добрались, всё ли у нас в порядке. Рассказал он и о чуде, явленном в монастыре 14 августа. Ночью двое рабочих (неверующие) видели яркий столп света, выходящий из земли на том месте, где покоятся под спудом мощи прп. Никодима Кожеезерского. Так явил Господь знак Своего благоволения к возрождению затерянной средь тайги и болот древней обители…

Снова спросили мы отца Михея, нужно ли что-нибудь монастырю, может, не достает чего-нибудь? Всё есть, — последовал ответ. Как и прежде, не хватает одного – человеческих рук. Батюшке одному нелегко. Так что тот, кто хотел бы соприкоснуться с живым подвижническим бытом, вдали от любой цивилизации, знает, где есть место, в котором он нужен.

Как добраться?

Существует несколько вариантов. Можно ехать на Архангельском поезде до станции Порог или Вонгуда, оттуда добраться до Шомокши (на катере/лодке – летом, на снегоходе – зимой), а от Шомокши – уже до монастыря (дрезина/лесовоз/вездеход и пешком – летом, снегоход – зимой; у местных жителей техника в изобилии и берут они за провоз обычно не очень дорого).

Либо из Москвы до Вологды, из Вологды на Мурманской электричке до ст. Нименьга. От Нименьги каждое утро ходит вахтовка (автобус с лесорубами) до Нименгской вахты. А от вахты тропа идёт до самого монастыря – самый краткий путь, если пешком (30 км).

Первым вариантом мы добирались в монастырь, вторым – возвращались. Можно также от Порога добраться до посёлка Усть-Кожа, оттуда недалеко идёт старая монастырская дорога, она наиболее удобная для хотьбы, но и наиболее длинна – 80 км, причём в одном месте надо перебираться через реку Кожу.

И если вдруг кто-то из братьев возжелает во славу Божию и во спасение души потрудиться немного на восстановлении северной святыни, несомненно, милость Божия и заступничество преподобных отец Кожеозерских поможет и сохранит на пути в эту дальнюю обитель, как сохраняло нас.