Самый главный собор московского кремля

Успенский собор Московского Кремля

ГЛАВНОЕ

  • Замечательный культурно-исторический памятник, символ древнерусского зодчества.
  • Красивые фрески XVII-XVII веков, наглядный пример православного монументального искусства.
  • Очень ценные иконы XIII-XIV веков.
  • Мощи московских патриархов ‒ святителей Ионы, Филиппа II, Гермогена и Петра.

Успенский собор Московского Кремля — главный православный храм Русского государства XV-XIX веков, в котором венчались на царство все императоры династии Романовых. Успенский собор также являлся усыпальницей московских митрополитов и патриархов. Это один из самых древних и замечательных культурно-исторических памятников России, символ древнерусского зодчества. Собор был построен в 1475-1479 годах и посвящен празднику Успения (отхода к Богу) Богоматери, которая, как считается, особо покровительствует России. Свой высокий статус собор сохранил и после того, как в начале XVIII века столица Российской империи была перенесена в Санкт-Петербург.

Архитектор собора, итальянец Аристотель Фиораванти, удивительным образом соединил русские традиции церковного строительства и современные ему европейские архитектурные технологии. Помимо архитектуры, храм примечателен настенной живописью: прекрасные фрески XV‒XVII веков являются наглядным примером православного монументального искусства. С 1990 года Успенский собор является Патриаршим кафедральным собором. Но богослужения в соборе проводятся редко, и фактически он всегда открыт для туристов.

Здесь в раках почивают мощи святителя Петра Московского, по благословению которого в 1326 году на этом месте был заложен первый Успенский собор, а также покоится прах московских патриархов свв. Ионы, Филиппа II и Гермогена. В Успенском соборе находятся несколько бесценных древние иконы XIII в.-XIV в.

История строительства собора

История его строительства была долгой и богатой событиями. Первый храм на этом месте появился при князе Иване Калите (в начале XIV века), но вскоре обветшал и перестал вмещать всех прихожан. .Да и Москва уже перестала быть центром отдельного княжества – она превратилась в столицу объединенного Русского государства. Поэтому в XV веке началось строительство нового собора – большого и украшенного соответственно своему высокому статусу. Строительством руководили архитекторы Кривцов и Мышкин. Примечательно, что в качестве образца им было предписано взять Успенский собор города Владимира, который был политическим и культурным центром Руси в XII-XIV веках. Таким образом, московские князья стремились подчеркнуть связь между старой и новой столицами, продемонстрировать роль Москвы как города-объединителя русских земель.

Строительство велось быстро, новый храм был возведен до уровня сводов, но в 1474 году обрушился в результате землетрясения. Созванная тут же «следственная комиссия», состоявшая из псковских мастеров-каменщиков, установила, что при работах был использован некачественный раствор, да и материал был плохой. Возможно, не случись природного катаклизма, здание простояло бы несколько лет, но вряд ли дошло бы до наших дней. Тогда великий князь Иван III, очевидно, утратив доверие к отечественной строительной школе, принял решение заказать проект приглашенному архитектору из Италии – Аристотелю Фиораванти. Ему также было предписано ориентироваться на владимирский Успенский собор, в остальном же была предоставлена относительная свобода действий. Стройка, которой руководил итальянец, поразила москвичей скоростью и новыми приемами работы. При этом Фиораванти пришлось построить первый в Руси кирпичный завод, располагавшийся в современном московском районе Калитники.

Архитектура и убранство

Творение Фиораванти является украшением Москвы и жемчужиной Соборной площади. Он чутко воспринял дух и смысл русского церковного зодчества, его простоту, строгость, традиционное пятиглавие, перспективные порталы, аркатурно-колончатые пояса. Использовал он характерный для Москвы облицовочный материал – белый камень. Однако Фиораванти привнес и новые черты в русское искусство: Успенский собор напоминает некоторые зальные церкви севера Италии, так как все его своды расположены на одной высоте. Благодаря этому его внутреннее пространство получилось очень целостным и светлым. Опираются своды на четыре круглые колонны с капителями, форма которых также была традиционной для Италии XI‒XIII веков. Еще одна особенность Успенского собора – удлиненная западная часть, что роднит его с привычными для Аристотеля базиликами. Таким образом, архитектору удалось сделать собор большим и вместительным, сохранив при этом привычные для русского храма пропорции. Из-за этого главный купол храма, расположенный по традиции над амвоном, поддерживается опорами разной формы: двумя круглыми колоннами и двумя квадратными столбами, расположенными за алтарной преградой. Новым для Руси было широкое применение в строительстве кирпича, из которого выложены крестовые своды, квадратные столпы и барабаны.

На фресках, которыми покрыты стены собора, четко и подробно изображены сюжеты из Ветхого и Нового Заветов, а также почитаемые на Руси святые. Основные работы по росписи стен и пятиярусного иконостаса Успенского собора относятся к середине XVII века. Реставрация этих росписей была проведена в 70-80-е годы XX века. Стоит обратить внимание на интересный художественный прием: поверхность колонн разбита художником на ярусы более низкие по сравнению с теми, что расположены на стенах. Таким образом, пространство храма кажется менее просторным, зато более высоким, устремленным вверх. Кроме того, в Успенском соборе находятся несколько бесценных древних икон: «Спас Златые власы» (XIII в.) и «Спас Ярое Око» (XIV в.).

И, конечно, на Успенский собор необходимо посмотреть как на часть Кремля и города: он не только организует пространство Соборной площади, но и во многом формирует знаменитую кремлевскую панораму, которая давно стала визитной карточкой Москвы.

Итальянские мастера руководили возведением

Итальянские мастера руководили возведением

1) Софийских соборов в Киеве и Новгороде

2) Успенского и Дмитриевского соборов во Владимире

3) стен и башен Новгородского Кремля

4) Успенского и Архангельского соборов Московского Кремля

Успенский собор возведен под руководством Аристотеля Фиорованти, а Архангельский собор был построен под руководством Алевиза Нового. Все остальные сооружения были построены неитальянцами: неизвестными мастерами были сооружены Софийские соборы в Киеве и Новгороде, стены и башни Новгородского кремля, Успенский и Дмитриевский собор во Владимире.

19 июля 1485 года в Москве итальянским зодчим Антоном Фрязиным была заложена Тайницкая башня – старейшая башня Московского Кремля. Вспоминаем 7 итальянских архитекторов – строителей России.

Ридольфо Аристотель Фьораванти

Архитектор и дипломат Антонио Джиларди, прозванный московитами Антоном Фрязиным, был одним из первых итальянцев, прибывших на Русь. В Московию он приехал в 1469 году в составе свиты Юрия Траханиота, посла кардинала Виссариона с предложением брака Великого князя Московского Ивана III и Софьи Палеолог.

В 1580-ых он был ангажирован на строительство Московского Кремля: в его активе две башни Московского Кремля – Тайницкая м Водозводная.

Ридольфо Аристотель Фьораванти

О прибытии итальянского архитектора в Москву свидетельствует Первая Софийская летопись, где значится, что он приехал «на Велик день» (на Пасху), и не один, а «взят же с собою тот Аристотель сына своего Андреем зовут, да паробка, Петрушею зовут».

Работа Аристотеля Фиораванти в Москве началась с разборки развалин Успенского собора Мышкина и Кривцова. Расчистка места для нового собора заняла всего неделю — за 7 дней было полностью убрано то, что строилось три года. Снос остатков стен вёлся при помощи «барана» — дубового бревна, окованного железом, которое подвешивалось к «пирамиде» из трёх брусьев и, раскачиваясь, било в стену. Когда этого было мало, в нижнюю часть оставшихся обломков стен вбивали деревянные колья и поджигали их. Разбор стен окончился бы и раньше, если бы рабочие успевали быстрее выносить камень со двора. Однако зачинать стройку архитектор не торопился. Фиораванти понимал, что он не может не считаться с обычаями и вкусами русского народа, не должен искусственно переносить сюда привычные ему формы западной архитектуры. Поэтому, закончив закладку фундамента, Аристотель отправился путешествовать по стране для знакомства с древнерусским зодчеством.

Построил Успенский собор в Московском Кремле. В качестве начальника артиллерии участвовал в походах Ивана III на Новгород, Казань и Тверь. Отливал колокола, чеканил монеты.

Вторая половина XV века – это время подъема северо-восточной Руси. Москва начинает в ней явно доминировать, и под властью энергичного и деятельного Ивана III превращаться в большое централизованное и военизированное государство. Возникает острая потребность в мастерах строительного дела, способных возводить масштабные сооружения из камня. Но их не было в Московском государстве, сказывались последствия Батыева погрома и двухсотлетнего ига – собственная традиция была прервана.
Каменных дел мастера на Руси в то время сохранились лишь в землях Господина Великого Новгорода, отношения с которым у Москвы были скорее враждебными. И возникшая тогда мысль – пригласить специалистов, так сказать, из дальнего зарубежья – выглядит вполне логично.

То, что выбор пал на Италию, также вполне объяснимо. В тот период времени итальянские зодчие и инженеры считались лучшими в Европе. Они творили, опираясь на полузабытый опыт и достижения античности, на труды Архимеда, заложившего основы строительной механики как науки, Витрувия, и других древних греков и римлян (это время принято называть Ренессансом или Эпохой Возрождения). Время показало, что выбор этот был правильным и дальновидным – итальянцы за полвека подняли технический уровень Московского государства настолько, что оно смогло встать вровень с самыми развитыми в то время странами мира.

Во второй половине XV века в русских письменных источниках начинают появляться сообщения о прибытии в Москву итальянских зодчих, которые названы «муролями» – стенными мастерами (от итальянского «Muro»- каменная стена).

Первым из них стал уроженец Болоньи Ридольфо Фиораванти, прозванный Аристотелем «хитрости ради его» – так сказано в летописи. Под «хитростью», конечно, понималась искушенность в точных науках и ремеслах, и незаурядный инженерный талант.
На момент прибытия в Москву летом 1475 года, это был уже пожилой человек (около 60 лет), широко известный в Италии и за ее пределами зодчий и инженер, о котором говорили, что нет во всей архитектурной науке такого, чего бы он не знал и не умел.
Незадолго до отъезда в Россию, с Аристотелем произошла очень неприятная история: в июне 1473 года он был арестован и обвинен в изготовлении и сбыте фальшивых монет. И хотя вскоре зодчий был полностью оправдан и отпущен на свободу, обида на соотечественников оказалась столь велика, что Фиораванти принял в 1474 году предложение русского посла Семена Толбузина, посланного Иваном III в Италию на поиски архитектора для строительства главного храма Москвы – собора во имя Успения Пресвятой Богородицы, и отправился в далекую, холодную и дикую Московию, бывшую в представлении итальянцев того времени краем обитаемого мира, за которым начинались уже «безлюдные пустыни севера».
Храм Аристотель построил, и построил на совесть. Успенский Собор, освященный в 1479 году, дошел до наших дней практически в первозданном виде, и считается сегодня древнейшим полностью сохранившимся зданием Москвы. По ходу возведения храма великий итальянец открыл для своих русских подмастерьев многие неизвестные им ранее приемы, пропорции и хитрости каменного зодчества.

Прежде всего, было налажено производство глиняного кирпича высокого качества из местного сырья, для чего был заложен кирпичный заводик возле Андроникова монастыря, в Калитникове. Главные секреты производства – как правильно выбрать глину, как формовать, сушить и обжигать – были быстро усвоены русскими мастерами.
Нельзя сказать, что глиняный кирпич был на Руси совершенно неизвестен, однако то, что знали и использовали наши предки ранее – большемерная и плоская византийская плинфа – вследствие своей формы и размеров имела весьма ограниченное применение. «Аристотелев» кирпич был удобен в работе, его вес и пропорции позволяли каменщику работать с ним в одиночку, поднимая и укладывая одной рукой. Маломерность нового кирпича давала широкие возможности применения как для создания поверхностей сложной формы – арок, сводов, куполов, так и для оформления мелких деталей – карнизов, выступов, капителей, бойниц и оконных проемов. Для Руси, бедной залежами естественного камня, но имеющей в изобилии глину, это был настоящий технический прорыв. Фактически, мы используем «аристотелев» кирпич и сегодня – по своим размерам и пропорциям он мало отличался от современного.
Впервые (для русского зодчества) Аристотель применил деревянные сваи как средство укрепления фундаментов каменных стен на слабых, водонасыщенных и промерзающих грунтах, а также железные кованые стержни–затяжки снаружи и внутри каменной кладки, воспринимающие усилия распора от арок и сводов и снижающие нагрузку на стены и колонны.
Деятельность Аристотеля Фиораванти в Московском государстве была весьма многогранной – он занимался чеканкой монеты, а также научил наших предков искусству пушечного литья и азам артиллерийского дела, основав в Москве крупное по тем временам литейное производство – Пушечную Избу.
Считается, что именно он разработал тот генеральный план реконструкции Кремля, который впоследствии был воплощен его соотечественниками-итальянцами. В качестве начальника артиллерии и военного инженера Аристотель участвовал в походе московского войска на Новгород в 1477 – 1478 годах, во время которого построил наплавной мост через Волхов, а также в осаде Казани в 1482 и Твери в 1485 году.

Крепостные сооружения существующего ныне Московского Кремля, возведенные по большей части в период правления Ивана III, стали результатом труда и таланта целой команды итальянских зодчих и инженеров, прибывших в Москву из Милана, видимо, по рекомендациям Аристотеля. Конструктивным прототипом для новой московской крепости, скорее всего, послужил замок Сфорца, только что достроенный в Милане по последнему слову инженерной мысли. Их сходство и сегодня совершенно очевидно, несмотря на многочисленные реконструкции, которым обе эти крепости подверглись в последующие века своей истории. Вполне вероятно также, что над ними работали одни и те же мастера.

Первым следует назвать имя Антонио Джиларди (Антона Фрязина), начавшего работы по реконструкции кремля в 1485 году со стороны Москвы реки. Его авторству приписывают старейшие из существующих башен – Тайницкую и угловую Свиблову. В 1487 году Марко Руффо (Марк Фрязин) возводит угловую Беклемишевскую башню, завершая реконструкцию всей южной стены, а также Казенный Двор внутри кремля (до наших дней не сохранился).

В 1490 году в Москву из Милана прибыл зодчий Пьетро Антонио Солари (Петр Антонин Фрязин), который был принят Иваном III с большой честью и, судя по всему, возглавил дальнейший процесс строительства. Под его руководством были возведены стены и башни «напольной» или «приступной» восточной стороны кремля – Спасская, Никольская, Константино-Еленинская, Собакина. На стенах Спасской башни сохранились памятные доски с надписями на двух языках – русском и латыни, с упоминанием имени зодчего. Кроме укреплений Петр Фрязин совместно с Марко Руффо, строит Грановитую Палату.
Но в 1493 году Пьетро Солари внезапно умирает, и в следующем 1494 году его место занимает прибывший из Италии Алоизио да Каркано (Алевиз Старый, Алевиз Миланец), который руководит окончательной достройкой Кремля. Он возводит стены и все башни северо-западной стороны, вдоль реки Неглинной, в том числе Троицкую и Боровицкую. Это была непростая работа – обрывистый берег Неглинной пришлось серьезно укреплять.

Дата окончания строительства Кремля довольно расплывчата – основной периметр, по всей видимости, был закончен в 1496 или 1497 году. Однако известно, что в 1508 году, уже в правление великого князя Василия III, Алевиз Старый занялся рвами и мостами, окружавшими крепость. Широкий и глубокий ров, отделявший Кремль от Красной площади в письменных источниках обычно так и называется – «Алевизов ров». Для того чтобы наполнить его водой, итальянцу пришлось запрудить реку Неглинную, соорудив на ней плотину. Полностью завершенный вид Кремль получил только в 1516 году со строительством Троицкого моста и Кутафьей башни.

Известно также о прибытии в Москву в 1504 году новой группы итальянских мастеров, в составе которой были Алевиз Новый (построившей впоследствии Архангельский собор) и Бон Фрязин (построившей впоследствии колокольню Иван Великий). Их настоящие имена неизвестны.
Деятельность итальянцев не ограничивалась только Москвой. В 1508-1515 Пьетро Франческо (Петр Френчужко Фрязин) совместно с псковскими каменщиками возводит кремль в Нижнем Новгороде.
Практически нет сомнений (хотя письменных сведений и не сохранилось), что строительством каменных крепостей в Туле (1514-1521), Коломне (1525-1531) и Зарайске (1528-1531) также руководили итальянские мастера, скорее всего те же, что работали в Московском Кремле.

Особого упоминания заслуживает зодчий Пьетро Франческо Аннибале, которого на Руси называли Петрок Малый (Петр Малой Фрязин). Он поселился в Москве в 1522 (по другой версии в 1527) году, в правление Василия III, принял православие, женился на русской женщине, строил каменные церкви и палаты.
Его авторству приписывают (с большой долей вероятности) шедевр русского средневекового зодчества – церковь Вознесения в Коломенском (освящена в 1532 году).
В 1535–1538 годах, уже после смерти Василия III, в короткое правление Елены Глинской, под руководством Петрока Малого в Москве возводится мощная, сверхсовременная по тем временам каменная крепость Китай-Город, рассчитанная на массовое применение огнестрельного оружия как со стороны ее гарнизона, так и со стороны потенциального противника. Ее стены были невысоки но очень толсты (около 6 метров), а приземистые, далеко выдвинутые вперед башни прорезаны в трех уровнях многочисленными бойницами и похожи на бастионы.
Известно, что в последующие годы Петрок Малый руководил строительством дерево-земляных крепостей в Себеже и Пронске.

Почему Москва стала центром объединения Руси

Москва. Называя имя столицы нашей Родины, у каждого человека возникают свои ассоциации и представления, связанные с этим городом. Городом – сумевшим создать огромную Державу на 1/6 части обитаемой суши. Как маленький, захудалый городишко, крепость на границе Владимирского княжества, сумел шагнуть в историю став столицей великой страны?

Почему Москва?

Москва появилась на исторической карте страны в 1147 году, когда многие славные и богатые города Древнерусского государства находились в самом расцвете и силе. Но через сто лет ситуация кардинальным образом изменилась. Старые центры силы пали под ударами Монгольской империи, на авансцену стали выходить новые города, сумевшие выжить в событиях 13 века.

Еще примерно через пятьдесят лет, на северо-восточных землях распавшегося первого русского государства процесс объединения возглавили два «молодых» города – Москва и Тверь. Во время правления Ивана Даниловича – остался один центр – Москва. Почему?

Сейчас можно сказать, что возвышение Москвы было обусловлено совокупностью причин и условий.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Почему Москва стала центром объединения Руси 440 руб.
  • Реферат Почему Москва стала центром объединения Руси 270 руб.
  • Контрольная работа Почему Москва стала центром объединения Руси 230 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Природные условия

Москва была основана в лесной зоне Русской равнины в Волго-Окском междуречье. Таким образом будущую столицу будущей России построили в окружении лесов, рек и болот. Монголы – степняки, основное средство их передвижения лошадь, привычный природный ландшафт для перемещения – степь. Леса, реки, болота, да еще в таком количестве как в этой части Руси были для монгол очень неудобны. Вести боевые действия и посещать земли для сбора дани они старались зимой, когда все замерзало и улучшалась возможность передвижения. Природа региона выступила своеобразных защитником людей. Жители степных регионов 13-14 веках старались уходить из южных регионов в лесную зону. А переход людей способствовал насыщению земель людьми, что в свою очередь способствовало развитию экономических и торговых отношений.

Административное размещение

На первых порах Московский удел – Московское княжество размещалось в центре северо-восточных княжеств. Такое размещение снижало военную и политическую силу очередного монгольского набега. Первыми на себя принимали удар: на западном направлении – Литовско-Русское княжество, на северном – Тверское княжество, Суздальское, Владимирское, на южном – Рязанское княжество.

Деятельность Московских князей

Современные исследователи называют основным условием возвышения Москвы деятельность московских князей. Но не всех, а начиная с Ивана I Даниловича Калиты и его потомков. Иван Первый вступил на московский престол 1322 году. К моменту его восшествия на престол его московские владения, кроме самого удельного города, включали пять населенных пунктов и три удела. Не самое богатое и больше княжество, не самое…

Что делает первый из Иванов на Русском престоле? Он всеми правдами и неправдами добивается от хана Золотой Орды Узбека права собирать налоги. Другими источниками пополнения своей казны и казны хана следует считать добычу пушного зверя, продажу хлеба и увеличение валового продукта княжества. Отстранив от сбора баскаков и обеспечив бесперебойную поставку налогов в ставку хана, Калита обеспечил приблизительно сорок лет спокойной жизни для своего княжества. Какая необходимость Узбеку отправлять силы, если налоги русский князь привозит сам?

Замечание 1

Существует мнение, что Иван Данилович не обижал и себя. Часть собранных средств оставалось в Москве. За счет этих средств князь московский потихоньку скупал земли и уделы, благо предложений на рынке было больше чем спроса, покупал оружие, обеспечивал свои интересы при дворе «царя».

Рисунок 1. Древняя Москва. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

В 1328 году «Царь» Узбек совершает в отношении Ивана и его потомков очень важное действие, которое обеспечивает рост политического значения Москвы. Калите даруется титул – «Великий князь всея Руси», который носили и его потомки.

Во внутренней политике Иван Первый создал несколько важных прецедентов, обеспечивавших дальнейший рост влияния Москвы:

  • он переподчинил исправление судебных обязанностей от местных вотчинников, княжеской администрации. Таким образом не территории всего княжества судебные функции выполнялись по одним законам и одним лицом – князем. Это помогло защитить обычное население от произвола и частного прочтения закона боярством;
  • Иван Данилович, опираясь на судебную власть, навел порядок с внутренней преступностью, жестоко наказывая за грабежи и разбои. Его современники говорили, что князь избавил землю от татей. А спокойствие за свою жизнь и имущество создает условия для дальнейшего развития экономики и социальной жизни;

Иван Данилович оказался очень прагматичным человеком. Религия в те годы играла огромную и важнейшую роль в жизни общества. До Ивана 1 религиозным центром страны был Владимир на Клязьме, где жил Русский митрополит. Понимая, что без поддержки церкви невозможно добиться политического веса, Иван начал борьбу с Тверью за перенос кафедры митрополита в Москву.

Благодаря поддержки Московского князя митрополитом Руси стал Петр, который всячески поддерживал Ивана. После его смерти многочисленные прошения и подношения в Константинополь сделали свое дело – митрополита Петра канонизировали. Следующий митрополит Фиогност поставил перед собой задачу создать в Москве единый православный центр на Руси. Пользуясь поддержкой князя Ивана в Кремле был построен Успенский Собор.

В 1336 году Вселенский Патриарх дал разрешение на перенос кафедры из Владимира в Москву. Москва обрела новый статус. В одном город жили и светский глава государства, и религиозный лидер всех русских земель. Добавляло красок в эту палитру наличие собственного святого – канонизированного митрополита Петра. В Москве стало престижно и жить, и работать. В княжество увеличился поток трудолюбивых и обеспеченных людей;

В арсенале Ивана 1 был еще один инструмент наравне с «куплей», с помощью которого он обеспечивал увеличение своих земель, – это династические браки, при их помощи князь сумел получить Белоозеро и Ростов;

Стремясь оградить свое княжество от разгрома и дать ему возможность вырасти и развиться Иван Данилович сосредоточил в своих руках всю власть. Только он и никто иной смел в княжестве разговаривать с ордынским ханом. Все полученные уделы он ликвидировал, переведя их в раздел административных единиц, управляемых наместниками князя. Таким образом он формировал жесткую вертикаль власти заложив основы самодержавия.

28 августа Православная Церковь празднует один из главных праздников — Успение Пресвятой Богородицы. Замечено, что на Руси именно в честь Успения освящено больше всего соборов и храмов. Почему именно это событие в жизни Богоматери так повлияло на русское храмостроительство рассказала кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры культурологии ПСТГУ Наталья Эдуардовна Юферева.

— На мой взгляд, объяснение этого феномена может лежать в двух плоскостях: в культурной традиции и в религиозном сознании.

Что касается культурной традиции, то она закладывается с самого начала христианского храмостроительства на Руси. Первый каменный храм (так называемая Десятинная церковь) был посвящен Богородице, правда, нет сведений, какому именно Богородичному празднику, но само посвящение уже показательно: оно говорит об особом отношении русского народа к заступничеству Божьей Матери. Главный храм Киевской Руси именуется Софийским собором (по аналогии с главным византийским храмом — Софией Константинопольской). Во втором по величине городе Киевской Руси, Новгороде, в XI веке тоже строится Софийский собор. И тут я люблю задавать студентам каверзный вопрос: а когда в этих Софийских соборах отмечаются престольные праздники? Каких только ответов я не слышала! За несколько лет единственная студентка случайно ответила правильно: «Может быть, в какие-то Богородичные праздники? Успение или Рождество Богородицы…»*.

Действительно, престольные праздники в русских Софийских соборах приходятся на Богородичные — на Рождество Богородицы в Киеве и на Ее Успение в Новгороде. И это очень важно для понимания традиции храмовых посвящений на Руси. Ведь когда князь Андрей Боголюбский задумал перенести столицу из Киева во Владимир-на-Клязьме, что он сделал? Прежде всего, построил каменный Успенский собор как будущий кафедральный собор Руси. Его мечте о стольном граде Владимире не суждено было сбыться, однако, когда русской столицей стал один из городов Владимиро-Суздальского княжества (Москва), то был возведен именно Успенский собор как главный храм Московской Руси. Преемственность посвящения между домонгольским «почти кафедральным» собором и кафедральным собором объединенного русского государства налицо. В новом государстве уже не стало разделения на княжества, а вместе с тем (в культурном аспекте) — и на художественные школы (иконописные, архитектурные). Все и вся подчинялись теперь Москве, она задавала политический, культурный, идеологический тон. И вот, по всем градам и весям стали строить большие соборы и малые храмы, посвящая их Успению Божией Матери — по образу и подобию Успенского собора Московского Кремля. Мне кажется, именно в этом стремлении к подобию (характерному для средневекового сознания вообще) кроется культурная суть традиции посвящения русских храмов Успению Божией Матери.

Что же касается религиозного аспекта феномена столь широкого распространения Успенских храмов на Руси, то разгадка, думаю, находится в словах тропаря самого праздника: «…во Успении мира не оставила еси, Богородице». Суть того явления, о котором я хочу сказать, шире сугубо христианских представлений. В человеке заложено сознание, что именно усопший может оказать в нашем земном существовании какую-то особенную помощь — сверхъестественную, какую не смог бы оказать живой. На этом православная молитва к святым и даже иногда к своим умершим родственникам, о которых мы думаем, что они угодили Богу и имеют теперь перед Ним молитвенное дерзновение… Может быть, именно отсюда у русского народа такое особое отношение к празднику Успения Божией Матери как к моменту некоего преображения Богородицы в Заступницу рода христианского. Ведь только во Успении Своем Пречистая и получает сверхъестественную возможность помогать всем и каждому на этой земле, кто обращается к Ней в молитве.

* Прим. ред. — В православии Софийские храмы всегда посвящались Господу Иисусу Христу — Премудрости (Софии) Бога-Отца. В России после XVII века с Софией стала отождествляться Пресвятая Богородица. Таким образом, в русском Православии сложилась традиция, когда храмы были посвящены Господу, но главные (престольные) торжества в них отмечались в Богородичные праздники.

«Фома»