Санитар, кто это?

Не поверили глазам

Врачи и фельдшеры самарской скорой помощи, как и работники медицинских стационаров, возмущены размерами стимулирующих выплат за работу с коронавирусными больными. Напомним, президент РФ Владимир Путин в своем выступлении заявил, что правительство страны приняло новые меры поддержки: для врачей, непосредственно работающих с ковидными больными, доплата составит 80 тысяч рублей в месяц, для фельдшеров и медсестер – 50 тысяч, младшего медперсонала – 25 тысяч. Врачи скорой могли рассчитывать на 50 тысяч в месяц, фельдшеры, медсестры и водители скорой – 25 тысяч рублей. Однако, получив расчетные листы зарплаты, медики не поверили своим глазам – в некоторых расчетках не было и следа обещанных главой государства денег. В других суммы были просто мизерные – несколько сотен рублей. При этом региональные власти публично отчитались, что, дескать, все медики положенные выплаты получили.

– Куда ушли выделенные денежные средства? – в сердцах написал один из работников скорой помощи в соцсети и даже попросил прокуратуру разобраться в ситуации.

Работники скорой не увидели обещанных выплат в своих расчетках. Фото: соцсети

К делу подключился и профсоюз работников скорой помощи «Действие». Руководство профсоюза направило открытое письмо губернатору Самарской области Дмитрию Азарову.

– Подавляющая часть работников здравоохранения сейчас несет дополнительную рабочую нагрузку, сталкивается с серьезным ухудшением условий труда и повышенными рисками угрозы жизни и здоровью при исполнении служебных обязанностей. Для бригад скорой помощи риск контакта с пациентом, зараженным COVID-19, присутствует практически на любом выезде, даже если он не был официально зарегистрирован как случай с подозрением на коронавирусную инфекцию, – подчеркивают авторы обращения.

Выезжая на вызов, врачи и фельдшеры сами не знают, с чем им придется столкнутьсяФото: Светлана МАКОВЕЕВА

А в разговоре с журналистом «КП-Самара» медики скорой признались: они в большинстве случаев даже не знают, есть ли коронавирус у больного, которого они везут.

– Мы выезжаем на вызовы и не знаем точно, ковидный это больной или нет, – поделилась с «КП-Самара» председатель профсоюза «Действие» Татьяна Рыбина. – Возим в карете скорой помощи больных с пневмонией на КТ в больницу Середавина и тоже не знаем, есть ли у них COVID. Все равно надеваем защитные костюмы, но, например, водителям их выдают не всегда.

«Выплаты и не должны быть отражены в расчетках»

Главный врач Самарской станции скорой помощи Вячеслав Малахов объясняет: стимулирующие выплаты относятся к межрасчетным, поэтому они и не отражены в квитках о зарплате.

– Мы начали выплачивать эти деньги с 12 мая. В общей сложности их получат 250 работников скорой помощи, – пояснил он журналисту «КП-Самара». – Да, это не все. Многие считают, что выплаты должны получить все работники без исключения, кто выезжал на подозрительные вызовы, но это не так, к сожалению. Мы бы и рады выплатить их всем врачам, но порядок начислений прописан в постановлении правительства № 484. Деньги получат только те, кто работает с пациентами, у которых ковид лабораторно подтвержден. Механизм отработан – данные о положительном результате теста поступают в Роспотребнадзор, оттуда – в минздрав, и уже оттуда – к нам. Размер выплаты тоже разный и зависит от даты контакта с больным. Если бригада везла больного 1 апреля, то они получат деньги за весь месяц, если 20 апреля – то за 10 дней и т.д.

Выплату получат только те, кто непосредственно работал с коронавирусными больнымиФото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Деньги не для всех

В региональном минздраве также уверяют, что все сделали в строгом соответствии с постановлениями правительства РФ. Напомним, по документу, действующему с 12 марта, медикам полагается доплата, которую рассчитывают исходя из средней зарплаты по региону. А вот по второму постановлению № 484 как раз считали озвученные президентом выплаты в 80, 50 и 25 тысяч в месяц. Правда, выяснилось, что зависят они от фактически отработанного времени.

– Все, кто имеет на них право, – уже получили, – заявил врио министра здравоохранения Самарской области Сергей Вдовенко. – Это 2075 человек по первому постановлению и 1893 человека по второму. В общей сложности на выплаты медикам направлено около 75 миллионов рублей.

Врио министра подтвердил: всем медикам поголовно эти деньги платить не будут, только тем, кто непосредственно контактировал с ковидными больными. И даже для них выплаты будут разными – отсчет фактически проведенного с заразными пациентами времени ведется начиная с даты первого контакта. Причем неважно, сколько именно пациентов было, важна только дата. Например, медик, контактирующий только с одним больным CОVID-19 с 1 апреля получит полную сумму выплаты. А врач, который приступил к лечению коронавирусных больных 15 апреля, – только половину, даже если таких пациентов у него было больше.

Профсоюз требует расширить перечень тех, кому полагаются выплатыФото: Светлана МАКОВЕЕВА

А В ЭТО ВРЕМЯ

Вечером 15 мая губернатор Самарской области Дмитрий Азаров заявил о том, что все работники скорой помощи в регионе получат единовременную региональную выплату. Все врачи скорой получат по 20 тысяч рублей, фельдшеры и медсестры — по 10 тысяч рублей, водители — по 5 тысяч рублей.

Профессия санитар

Санитар (в женском варианте: санитарка) — это представитель младшего медицинского персонала, не имеющий медицинского образования и выполняющий различные функции, необходимые пациентам, врачам, медсестрам.

Санитар — помощник врача, фельдшера и медицинских сестер. Санитар занимается уборкой и проветриванием палат, операционных, туалетов, готовит грелки, клизмы, ухаживает за больными, подает пациентам «утку», осуществляет ее санитарную обработку. В условиях лаборатории и СЭС обрабатывает специальную посуду, участвует в дезинфекции эпидочага.

Санитар использует механизированные средства для облегчения труда: сушки, мойки, стерилизаторы — для обработки посуды, горшков, подкладных суден, мочеприемников; подъемники, носилки, каталки — для передвижения пациентов по кабинетам больницы, их погружения в ванну.

Наиболее тесно контактируют санитары с главной медсестрой и сестрой хозяйкой, сообщая ей о поломках приборов и неисправностях коммунальных сетей, о потребности в посуде, постельном белье.

Санитар занимается уборкой и проветриванием палат, операционных и туалетов.

Специализация санитаров

Существуют различные должности санитаров: санитары-мойщики, -уборщики, -буфетчики и т.д. В зависимости от профиля медицинской организации различают:

  • Санитар родильного дома или перинатального центра выполняет дезинфекцию помещений от потолка до пола, поскольку в родильных домах требуется абсолютная чистота, проветривание и кварцевание палат, вынос плаценты, готовит клеенки для бирки на ножку новорожденного.
  • Санитар психоневрологического/наркологического диспансера наряду с обычными обязанностями выполняет функции надзора за пациентами.
  • Санитар СЭС обрабатывает лабораторную посуду, помогает в санобработке и дезинфекции эпидемиологических очагов, эвакуации пациентов из них.
  • Военный санитар выносит и вывозит раненых с поля боя, оказывает им первую помощь, контролирует коллективную гигиену. При необходимости охраняет или обороняет медицинскую часть.
  • Санитар клинической лаборатории обеспечивает санитарную обработку лабораторной посуды и оборудования, чистоту помещения, предметных стекол.
  • Санитар морга принимает, маркирует и следит за консервацией трупов, оформляет документы, проверяет сопроводительную документацию. Снимает с трупа одежду, моет тело и выдает его родственникам для похорон. При необходимости производит вскрытия.
  • Санитар хирургического отделения помогает хирургической и операционной медсестре, убирает и дезинфицирует операционные, процедурные, перевязочные, хирургический инструментарий.
  • Санитар скорой медицинской помощи одновременно выполняет роль водителя.

Также есть и другие виды санитаров, прикрепленных к специальным учреждениям, отделениям или кабинетам.

Места работы

Санитары работают практически во всех медицинских организациях: ФАП (фельдшерско-акушерских пунктах), амбулаториях, больницах, диспансерах, перинатальных центрах, СЭС, военных частях, санаториях, ветеринарных клиниках, моргах и т.д.


Санитар убирает помещение.

Обязанности санитара

Основные должностные обязанности санитара таковы:

  • Поддержание санитарно-гигиенического состояния подразделения.
  • Обработка и дезинфекция инструментария, посуды, предметов медицинского назначения, аппаратуры.
  • Уход за больными в среднем и тяжёлом состоянии, помощь нуждающимся в одевании и раздевании.
  • Выполнение поручений медицинских сестер, фельдшеров, врачей.
  • Доставка в отделение медикаментов, инструментов, постельного белья, перевязочных материалов, медицинского оборудования от старшей медсестры.
  • Вынос отходов.

Требования к санитару

Основные требования к санитару выглядят так:

  • Аттестат об окончании школы, иногда свидетельство о прохождении специальных курсов (для работы в операционной, морге, лаборатории, воинской части).
  • Наличие медицинской книжки.
  • Навыки работы со стерилизаторами.
  • Знание техники безопасности при обработке медицинской аппаратуры.


Для работы санитаром необходимо окончить школу и пройти профильные курсы.

Как стать санитаром

Чтобы стать санитаром, нужно:

  1. Окончить школу, получить аттестат об образовании.
  2. Для работы в специализированных медицинских организациях пройти профильные курсы, дающие знания об особенностях трудовой деятельности.
  3. Понимать, что работа санитаром — проверка личных качеств и способности работать в дальнейшем врачом, фельдшером, медицинской сестрой.

Зарплата санитара

Разброс доходов велик: санитары получают от 8410 до 50 000 рублей в месяц. Наиболее нуждается в санитарах Московская и Ленинградская области, Краснодарский край. Минимальная оплата труда санитара найдена в Октябрьской ГБ № 1 Башкортостана — 8410 рублей в месяц, максимальная — 50 000 рублей в московском Согаз-Медсервисе.

Средняя зарплата санитара — около 11 500 рублей в месяц.

Где пройти обучение

Помимо высшего образования на рынке есть ряд краткосрочного обучения длительностью, как правило, от недели до года.

Медицинский университет инноваций и развития приглашает вас пройти дистанционные курсы переподготовки или повышения квалификации по направлению «Средний медицинский персонал» с получением диплома или сертификата государственного образца. Обучение длится от 16 до 2700 часов, в зависимости от программы и вашего уровня подготовки.

Межрегиональная академия дополнительного профессионального образования (МАДПО) обучает по специализации «Медицинская сестра» и выдаёт диплом и сертификат.

Медицина и психология

Санитар – младший персонал в медицинском учреждении, отвечающий за чистоту и порядок в помещениях.

  • Фото

Заработная плата

15.000–20.000 руб. (rabota.yandex.ru)

Место работы

Любое медицинское учреждение.

Обязанности

Основная обязанность санитара – обеспечение чистоты в кабинетах, палатах, коридорах и прочих помещениях больницы. В многопрофильных клиниках одновременно работает несколько санитаров, отвечающих за определённые зоны.

Дополнительной обязанностью санитара является своевременно сообщать сестре-хозяйке об обнаружении любых неисправностей в системах водоснабжения и канализации, а также случаях поломок электроприборов и прочего оборудования.

В стационарах санитарки выполняют смену постельного белья, иногда обеспечивают уход за больными.

Важные качества

В профессии важными качествами являются: аккуратность, трудолюбие, внимательность, инициативность и доброжелательность.

Отзывы о профессии

«Прежде чем искать открытые вакансии, постарайтесь понять, действительно ли вам нужна именно такая работа. Санитарка сегодня должна быть в любом медицинском учреждении — от районной поликлиники до хирургических корпусов и психиатрических диспансеров. Для работы во многих узкоспециализированных учреждениях требуется повышенная психологическая устойчивость, сильно впечатлительным людям в таких местах делать нечего. Если вы готовы отмывать кровь и уверены, что сможете ежедневно слушать крики пациентов, эта работа для вас».

Редактор портала vse-temu.org.

Стереотипы, юмор

Две санитарки разговаривают в роддоме: — Кто это так громко плачет? Не та ли тройня, что родилась сегодня ночью? — Нет, это их отец в коридоре.

— Ваши мысли настолько гениальны, что санитары уже приехали!

Обучение

Для работы санитаром специального образования не требуется.

Может ли фельдшер работать медсестрой в отделении?

Может, но только после переобучения и получения нового диплома медсестры и сертификата, который надо подтверждать каждые пять лет.

Переобучение, как правило, проводится на специальном отделении медколледжа, или на отделении повышения квалификации средних медработников.

Я сама таким группам преподавала, все фельдшера возмущались-ведь их образование даже выше, чем у медсестры, всеми манипуляциями они владеют.

Но такие «особенности» появились несколько лет назад, например у нас работала пожилая(не старая, опытная) врач акушер-гинеколог в смотровом кабинете поликлиники на должности акушерки.

Ею все были очень довольны, пока не появилась очередная комиссия, и доктора уволили- чтобы работать акушеркой в поликлинике, врачу акушеру-гинекологу надо переучиваться!

То же самое происходит с врачами других специальностей, когда некоторые из них хотят работать(или возникает такая необходимость) на должности среднего медработника- требуется переобучение со сменой диплома и за приличные деньги. В голове это не укладывается, но теперь вот так.

Недавно министр здравоохранения Вероника Скворцова отвечала на вопросы медицинских работников в новом для себя формате прямой линии. Едва ли не все насущные темы прозвучали, вот только об одной из наиболее острых сегодня — о проблемах младшего медицинского персонала — не было сказано ни слова. Между тем ситуация страшная: последние несколько лет по всей стране повально сокращаются санитарки и младшие медицинские сестры — эти позиции в штатном расписании лечебных учреждений изживают как класс. По данным профсоюзов работников здравоохранения, из 700 тысяч человек, еще недавно трудившихся в этой сфере, работу сохранили только 300 тысяч. При этом происходит массовое превращение младшего медперсонала в… уборщиц. С понижением для людей и статуса, и зарплат. В деталях разбирался «Огонек».

Наталия Нехлебова

В феврале этого года в Анжеро-Судженской городской больнице (Кемеровская область) было объявлено о сокращении 126,25 ставки санитарок и младших медсестер. Например, онкологическое отделение полностью лишалось младшего медицинского персонала. Акушерское отделение и операционный блок почти полностью. Остававшиеся в акушерском отделении две ставки санитарки не обеспечивали даже один круглосуточный пост в родильном зале. Администрация больницы объяснила это так: «Женщины в Анжеро-Судженской городской больнице по ночам не рожают и рожать не будут, поэтому санитарки нужны только в дневные смены». Вместо сокращаемых должностей было введено 90 ставок «уборщиков служебных помещений», на которые настойчиво под угрозой увольнения потребовали перейти санитаркам и младшим медсестрам. Те, кто согласился стать уборщицами, сейчас выполняют трудовые функции, четко изложенные в профстандарте «Младший медицинский персонал». То есть делают то, к чему уборщица, по идее, не должна иметь никакого отношения. «Оказание первой помощи, получение информации от пациентов, размещение и перемещение пациента в постели, помощь роженице при перемещении, санитарная обработка, гигиенический уход за тяжелобольными пациентами, оказание помощи пациенту с недостаточностью самостоятельного ухода при физиологических отправлениях, смена нательного и постельного белья, помощь медицинской сестре в проведении простых диагностических исследований, измерение температуры тела, частоты пульса, артериального давления, частоты дыхательных движений, наблюдение за функциональным состоянием пациента, оказание первой помощи при угрожающих жизни состояниях…»

Не стоит полагать, что санитарки были превращены в уборщиц в одной отдельно взятой больнице, где вдруг помешалось руководство. Все значительно хуже: эта кажущаяся невероятной история системно развернулась по всей стране. Например, в межрайонной больнице города Глазов (Удмуртия) больше 100 младших медицинских работников переведены в уборщицы. По данным медицинского профсоюза «Действие», в Санкт-Петербурге из 12,5 тысячи сотрудников младшего медперсонала в клиниках осталось не больше 6 тысяч. Аналогичная картина в других субъектах — практически повсеместно. Прошлым летом волна переводов санитарок в уборщицы была в Москве и Подмосковье. Очень распространено это удивительное явление на станциях скорой помощи, где младший медицинский персонал вообще выводят за штат, заключая договоры с аутсорсинговыми компаниями. Но те порой ведут себя необязательно, задерживают зарплату по 3–4 месяца, часто оказываются банкротами. Всем новообращенным «уборщицам» уменьшили зарплату. Например, в Республиканском психоневрологическом диспансере Республики Карелия все санитарки стали уборщицами. Они стали получать минимум на треть меньше: вместо 12 тысяч рублей — 8 тысяч.

Как в России сокращают медработников

«Принудительный перевод в уборщицы — это унижение труда и профессионального достоинства младшего медицинского персонала,— говорит Андрей Коновал, сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».— Они делают ту же самую работу, что и делали. Только теперь они лишены всех льгот, которые имеют медработники, дополнительного отпуска, доплат за стаж и вредность. Их заработная плата сократилась где-то на треть, где-то вдвое. А вот работать им теперь приходится больше, так как ставок уборщиц вводят меньше, чем было ставок младшего медицинского персонала. При переводе на другую должность их обманывают — обещают, что они не потеряют ни в зарплате, ни в льготах. Или просто угрожают оставить без работы совсем».

Уборщица с функцией

Лариса Тарасова работает палатной санитаркой в Краевом детском санатории для больных туберкулезом детей № 7 «Росинка» в Соликамске (Пермский край). «В конце 17-го года мы получили уведомления о том, что нас переводят из санитарок на должность уборщиков служебных помещений,— рассказывает она.— При этом главврач нам устно объяснила, что обязанности санитарок остаются. Главный врач прослезилась, сказала, что не хочет этого делать, но вынуждена. Никто нам не объяснил, зачем это. Нас закрыли в зале, где проходило собрание, дали договора о переводе на должность уборщиц и сказали подписывать. Девочки были шокированы. Кто-то начал плакать. Многие подписали. Потом некоторые стали возмущаться. Четыре человека обратились в трудовую инспекцию. Тогда главный врач отменила перевод из санитарок в уборщицы и выпустила приказ о сокращении 23 штатных единиц палатных санитарок и еще один приказ о введении 17 должностей уборщиков служебных помещений. Нам она сказала, что все, кто желают остаться на должности уборщиков, могут написать заявления. Кто первым напишет, тот и останется. Люди к 6 утра прибегали, чтобы быть первыми. Так все боялись остаться без работы. У нас есть многодетные, многие женщины воспитывают детей одни. У всех ипотеки, кредиты… Сейчас мы делаем все то же самое, что и раньше, только работы прибавилось. Сначала зарплата держалась на том же уровне (15–18 тысяч), а через несколько месяцев стала ниже МРОТ. Девочки получали на руки меньше 10 тысяч…»

Во всех медицинских учреждениях все происходило довольно однотипно. Но вот в Краевом санатории для больных туберкулезом №1 в деревне Шалаши Пермского края придумали уникальную схему. Там был изобретен гибрид — совершенно новая профессия «уборщица с функцией санитарки».

Санитарки, согласно договору, работают на 0,75 ставки уборщицами, а на 0,25 ставки — санитарками.

«У нас два этажа, 35 палат, 75 коек,— рассказывает Светлана Альхименко, уборщица в санатории для больных туберкулезом в деревне Шалаши.— Смена у меня 12 часов. Вот я пришла в 8 утра, бегу за завтраком, кормлю лежачих больных, мою им руки. Потом до обеда я должна вымыть 20 палат, убрать за лежачими, потом покормить всех обедом, потом мыть холлы и коридоры, кормить полдником и ужином. Три раза в неделю я мою лежачих больных. У нас сейчас их 15 человек. Днем мы хотя бы вдвоем работаем, а ночью я одна осталась. И я одна все 35 палат должна вымыть и 10 туалетов. Я собираю все анализы. Сейчас их стали реже собирать. Говорят, мол, это дорогое удовольствие. Поэтому у нас месяц лежал больной с открытой формой туберкулеза. И почему я должна рисковать? У меня зарплату урезали. Я теперь 10 800 рублей получаю вместо 15 тысяч. Конечно, я реже подхожу к лежачему больному. У меня просто времени на это нет. Только из сострадания иногда. На 0,25 ставки я санитарка. Это что вообще значит? Как посчитать, сколько по этой ставке я должна за пациентами ухаживать? Моя ночная смена теперь стоит 77 рублей, а дневная 200 рублей 1 копейку. Мы обращались в трудовую инспекцию. Собрали деньги и послали одну девочку. Дорого в город ездить. Так они нам сказали: если сейчас не уйдете со своим заявлением, мы позвоним работодателю, и вы там больше работать не будете».

Рекомендательный стандарт

На официальный запрос «Огонька» в Министерстве здравоохранения ответили, что вот таким образом просто «приводится в порядок штатное расписание». «В медицинских организациях регионов проводится работа по оценке квалификации работников из числа младшего медицинского персонала и определению соответствия выполняемых ими трудовых функций содержанию профессионального стандарта «Младший медицинский персонал», утвержденного приказом Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации от 12 января 2016 года № 2н. Учитывая, что часть младшего медицинского персонала занята исключительно уборкой помещений и не привлекается к оказанию медицинской помощи, им предлагается перевод в прочий персонал (уборщики служебных помещений). В этих целях вносятся соответствующие изменения в штатные расписания. Перевод осуществляется в соответствии с нормами Трудового кодекса Российской Федерации. Лица, выполняющие трудовые функции младшего медицинского персонала, должны пройти профессиональное обучение в целях приведения уровня их подготовки в соответствие с требованиями профессионального стандарта».

К позиции Минздрава очень много вопросов. Действительно, в 2016 году появился профстандарт «Младший медицинский персонал». Согласно ему, младшая медицинская сестра и санитарка должны пройти обучение, соответствующее занимаемым должностям. И многие его прошли. Например, все 100 человек младшего медицинского персонала в межрайонной больнице города Глазов окончили необходимые курсы за счет работодателя. Однако не помогло: через несколько месяцев их всех под угрозой увольнения перевели в уборщицы.

В Минздраве, стоит отметить, документооборот отлажен, вот только содержание внутриведомственных инструкций находится в явном противоречии с текущей административной практикой. В 2018 году, например, во все медицинские учреждения было разослано письмо, подписанное заместителем министра здравоохранения Татьяной Яковлевой. В нем говорилось, что «профессиональные стандарты носят рекомендательный характер. При этом Трудовым кодексом не предусмотрено расторжение трудового договора с работником по инициативе работодателя вследствие несоответствия квалификации работника требованиям профессионального стандарта». В следующем абзаце администрациям больниц предписывалось: «При проведении мероприятий по сокращению численности работников организация-работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся должность, в частности работникам из числа младшего медицинского персонала, должности которых подлежат сокращению, может быть предложен перевод в уборщики служебных помещений». А заниматься уборщики должны «исключительно уборкой коридоров, вестибюлей и лестничных пролетов». О зарплате говорилось отдельно: «В целях сохранения кадрового потенциала рекомендуется не снижать уровень заработной платы работникам, переведенным в уборщики служебных помещений, достигнутый на момент перевода, за счет выплат стимулирующего характера». После этого письма, однако, перевод санитарок в уборщицы с потерей в оплате труда продолжился с утроенной силой.

Руководителям медицинских учреждений мешали нормативные акты, определяющие численность работников в медицинском учреждении, и, похоже, они и их стали воспринимать как «рекомендательные». «Существуют нормативы по штатным единицам в медицинских учреждениях,— говорит Андрей Коновал, сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».— Должно быть определенное количество санитарок и младших медсестер, но руководители больниц в официальных письмах сообщают, что эта численность не обязательная, а просто рекомендованная. Поэтому отделения можно оставить вообще без санитарок, а медсестер вынудить обслуживать в два раза больше пациентов, чем это указано в нормативах. Надзорные органы, которые должны следить за этим — Росздравнадзор и Государственная трудовая инспекция,— на это должным образом не реагируют».

В подавляющем большинстве случаев медицинским организациям не удалось отделить функции уборщицы производственных помещений от функций санитарок. Поэтому в муках выполнения невыполнимого и родился франкенштейн — 0,75 уборщицы / 0,25 санитарки. Непонятно только, как больницы, в которых нет санитарок, будут получать лицензию на медицинскую деятельность.

«Перевод санитарок в уборщицы создал в том числе и ряд проблем с лицензированием медорганизации,— объясняет Марина Краснорудская, секретарь ЦК Профсоюза работников здравоохранения РФ.— Порядки оказания медицинской помощи предусматривают должности санитарок. Что будет, если убрать всех санитарок из медицинской организации? Организация может не получить лицензию на осуществление медицинской помощи в следующий раз».

В чем же настоящая причина ликвидации младшего медицинского персонала как класса? Сработал известный принцип «хотели как лучше, а получилось как всегда»?

«Согласно указу президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года в 2018 году медицинские организации должны были повысить заработную плату медицинским работникам в соответствии с контрольными показателями, предусмотренными в «дорожных картах». Для младшего медицинского персонала она должна была равняться средней по региону,— объясняет Валентина Саркисова, президент Ассоциации медицинских сестер России.— В начале 2018 года нужно было докладывать президенту о выполнении майских указов. Так как санитаркам не доплачивали, им решили сразу все выплатить, и у них зарплата получилась в несколько раз больше, чем у палатных медсестер, например. А затем санитарок стали переводить в уборщицы. Предполагалось таким образом найти средства на повышение зарплат среднему медицинскому персоналу. Минздрав, правда, по документам не рекомендовал убирать всех санитарок, речь шла о «разведении функций» с уборщицами, но на деле в итоге стали оголтело всех подряд переводить в уборщицы».

Ничего не скажешь — удобное решение, таким образом санитаркам и младшим медицинским сестрам не просто не нужно повышать зарплату по майским указам, а можно еще и урезать. Вот и получилось: инициатива президента по повышению зарплат младшим медицинским работникам привела к уничтожению этих профессий. Персонал на этих позициях просто перестал считаться медицинскими работниками.

«Из-за отсутствия финансирования для работодателей остается один источник финансового обеспечения и повышения уровня оплаты труда медработникам,— говорит Марина Краснорудская,— это оптимизация сети медицинских организаций и их штатной численности. У одних отрезать от зарплаты, другим пришить. К сожалению, негативным результатом оптимизации стало массовое сокращение или перевод санитарок из категории младшего медицинского персонала в категорию рабочих (уборщиц). При таких переводах нарушается трудовое законодательство. Занимаемая должность не соответствует исполняемым трудовым функциям. В результате таких действий работодателей подавляющее большинство медработников так и не получили ожидаемого результата по реальному увеличению своей заработной платы, в то же время отчетливо проявились и даже обострились ряд системных проблем. Дефицит кадров, колоссальные нагрузки, которые не коррелируются с оценкой стоимости труда. Нам известны случаи исключения из штатных расписаний должностей «санитар» в операционных, послеоперационных и реанимационных палатах, палатах интенсивной терапии, родовых, словом, там, где уборка должна производиться только младшим медицинским персоналом».

Между тем очевидно: без младших медсестер в некоторых ситуациях функционирование среднего медицинского персонала очень затруднительно. Например, в «экстренных» ситуациях работы с роженицами или оперируемыми пациентами, когда дорога каждая секунда, у среднего медперсонала часто нет времени на стерилизацию рук после контакта с биологическими жидкостями (рвотой, кровью). В этом им должен помогать младший медицинский персонал, которого теперь нет. Это тоже будут делать уборщицы?

Без права на профессию?

В России на одну медсестру приходится 25–30 пациентов. Это в пять раз больше, чем рекомендовано ВОЗ

Фото: РИА Новости

Ситуация вопиющая, но очень немногие младшие медицинские работники решились бороться за свои права. За два года всего не более ста случаев обращения в суд и единичные положительные решения. В городе Глазов, к примеру, младший медицинский персонал подал заявление на проведение митинга, после чего им подняли зарплаты почти в 2,5 раза (теперь они планируют добиваться возвращения из уборщиц в санитарки). В Краевом детском санатории для больных туберкулезом детей № 7 «Росинка» в Пермском крае через суд удалось добиться восстановления уборщиц в должности санитарок. Но, как правило, прокуратура, Росздравнадзор и трудовая инспекция принимают сторону работодателя.

В упомянутой уже в материале Анжеро-Судженской городской больнице конфликт оказался затяжным: около 30 санитарок и младших медсестер отказались от перевода в уборщицы, они обращались в Росздравнадзор и трудовую инспекцию — безрезультатно. Тогда они подали заявление на митинг, после чего в кабинете главного врача с ними лично встречался мэр города, который убеждал их «перестать дурить» и сделать, как говорят — стать уборщицами. Уговорам не поддались, митинг в итоге был согласован (на семь утра, на пустыре у городской черты). Поддержать санитарок пришли шахтеры. «В своем стремлении сэкономить на зарплатах руководство больницы пренебрегает доводами разума и федеральными нормами»,— заявили сотрудницы больницы на митинге. Три младшие медсестры объявили голодовку, в ходе которой младшая медсестра Татьяна Никифирова потеряла сознание…

Что в ответ? Была организована травля женщин в местных СМИ, их допрашивала полиция, по месту работы им регулярно устраивали проверки. Губернатор Кемеровской области делал заявление, что в больнице все происходит в рамках трудового законодательства. Наконец, заместитель прокурора Кемеровской области встретился с группой санитарок и младших медсестер и обещал бунтовщикам объективную проверку законности сокращений, в том числе по каждому сотруднику. И все это ни к чему не привело. Более 15 протестующих уволили, остальные согласились стать уборщицами. Сейчас 5 человек пытаются восстановиться в должности санитарок через суд.

Перспектива без перспектив

Ликвидация младшего медицинского персонала, конечно, скажется на всех медицинских работниках и в конечном счете ударит по пациенту. «Сокращение младшего медицинского персонала, перевод их в уборщицы привел к тому, что многие их обязанности легли на плечи среднего медицинского персонала — медсестер,— говорит Валентина Саркисова, президент Ассоциации медицинских сестер России.— Нагрузка на медсестер и так была очень большая. У нас по-прежнему 25–30 больных на одну палатную медсестру. Чтобы заработать 20–25 тысяч, нужно работать на полторы-две ставки. Никто не работает на одну. Колоссальная нагрузка. Работают в основном пожилые, молодежь не приходит. А тут еще санитарок сократили. Многие из-за этого уходят из системы здравоохранения. В этом году очень большое количество медсестер просто уволились».

В некоторых медучреждениях надеются на альтернативу: после увольнения младшего медицинского персонала для уборок помещений нанимают аутсорсинговую компанию, а обязанности санитарок при этом взваливают на средний медицинский персонал — палатных медсестер. Так, например, поступили в Детском пульмонологическом санатории «Светлана» в Пермском крае. Каков результат? «Санаторий очень большой,— рассказывает воспитатель Ирина Валерьева,— у нас девять групп. В каждой группе работали по три санитарки. Сейчас к нам приходят убирать 4 человека со стороны. Очень страдает качество уборки и уход за детьми. Переодевать, убирать за детьми, мыть их теперь должны медсестры. А они просто не успевают это делать».

Ирина Воронова — палатная медсестра с трудовым стажем 24 года. Полгода назад ее сократили из туберкулезного диспансера города Кирова. Ей 46 лет. Работа считается вредной, и Ирина должна была выйти на пенсию в 50 лет. По трудовому законодательству, в предпенсионном возрасте сокращать не должны, тем нее менее ее сократили. Работу она не может найти уже полгода. Во многих организациях ее не берут именно из-за возраста. «После сокращения я месяц проработала в девятой городской больнице,— рассказывает она,— не выдержала, сама уволилась. Приходится выполнять очень много работы, которую медсестры делать не должны. В больнице нет санитарок, младших медсестер, лаборантов, статистов. Все эти должности сократили, и их обязанности взвалили на медсестер. Мы, медсестры, берем кровь на сахар по три раза в день у большого количества больных. В этом нам должны помогать лаборанты, но их нет. Мы сами кормим лежачих больных, их очень много. В этом обязаны помогать младшие медсестры. Их тоже нет, есть только уборщики, которые моют палаты и меняют памперсы больным. Мы перевязываем больных с гнойными ранами прямо в палатах, так как нет даже перевязочного хирургического кабинета. Также медсестры собирают и заполняют истории болезни после выписки и смерти больных. Это должны делать статисты или врачи. И после суточной смены я должна сидеть еще несколько часов и заполнять эти истории болезни. В таком режиме работать просто невозможно. Откуда гуманность и милосердие у медсестры будет к больному, если о нас не думают, если ты работать должна без продыху, выполняя не свои обязанности. Что это за оптимизация такая, когда работы в два раза больше, а денег в два раза меньше?»

По оценкам Минздрава, в стране не хватает 130 тысяч медсестер. Зарплаты по майским указам среднему медицинскому персоналу поднять не удалось, даже истребив как класс санитарок (по данным Счетной палаты, в 60 процентах регионов зарплаты младшего и среднего медицинского персонала не достигли целевых показателей). И зачем тогда превращение медработников в уборщиц?..