Семья Николая 2

«Весь внешний и духовный уклад домашней жизни царской семьи представлял собой типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской религиозной семьи»,— вспоминал военачальник Михаил Дитерихс
На фото: Николай II и императрица Александра Федоровна с детьми, 1913 год

Фото: Universal History Archive / Universal Images Group

Николай II находился в тесной переписке со всеми членами династии. В преддверии революции они пытались повлиять на царя, высказывали свои взгляды на происходящее
Из письма дяди императора, великого князя Александра Михайловича: «… Все надеялся, что ты пойдешь по пути, который тебе указывают люди, верные тебе и любящие Россию не за страх, а за совесть. Но события показывают, что твои советники продолжают вести Россию и тебя к верной гибели; при таких условиях молчать является преступным перед Богом, тобой и Россией»

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

По традиции в царской семье дети получили домашние имена. Так, великую княжну Марию Николаевну сестры звали просто Машкой. Младшую дочь Анастасию за непоседливость прозвали Швибздиком. При этом у долгожданного наследника — цесаревича Алексея были только комплиментарные домашние прозвища. Родители в переписке называли его на английский манер — Бэби, Крошкой и даже Солнечным лучом
На фото: императрица Александра Федоровна, великие княжны Татьяна, Ольга, Мария и Анастасия

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

Вся царская семья любила собак и кошек. Любимец был и у цесаревича Алексея — спаниель по кличке Джой. Во дворце он появился только в 1914 году, а имя, которое переводится с английского как «радость», выбрала императрица Александра Федоровна. Пес сопровождал цесаревича во всех поездках, даже морских. Когда же собаку оставляли в Царском Селе, сестры писали Алексею: «Джой очень по тебе скучает»

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

С началом Первой мировой войны значительную часть времени Николай II проводил в Ставке, в Могилеве. Дочери императора регулярно навещали госпитали и помогали солдатам и медсестрам. Император часто брал сына с собой, когда ездил принимать парады или вручать ордена. Это, по его мнению, должно было укрепить настрой в армии
Из дневников великой княжны Ольги: «В лазарет. Была операция. Вынули осколок и проволокой скрепили ключицу. Таскала завтрак и помогала стелить койки»
На фото: Николай II с сыном Алексеем

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

По записям Николая II можно судить, что он любил проводить время с детьми: «23 апреля (1916). Покатался с дочерьми на велосипедах, а затем в «Гатчинке». Были у всенощной. Обедали на балконе с Масловым. Видели Григория. Покатались в моторе»
На фото: снимок великой княжны Анастасии во время игры, сделанный Николаем II. Цветокоррекцию снимков делала княжна Мария

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

Императрица Александра Федоровна имела большое влияние на супруга. Ближе к революции в письмах к Николаю появляется больше тревожности: «Дорогой мой, послушайся меня, ты знаешь свою старую верную девчурку. «Не страшись»,— сказала старица, а потому я пишу без страха моему малютке. Целую тебя и крепко прижимаю к груди, тоскую по тебе, не могу спать без тебя, благословляю тебя»

Фото: REX / / Fotodom

Николай II, даже понимая, что в стране зреет недовольство властью, вел обычный образ жизни. Из дневников императора: «3 января (1916). Ночью бушевала снежная буря; сад и двор были засыпаны снегом. В 10 часов поехал к обедне. Пришел с доклада вовремя к завтраку. Писал и погулял; очистил дорожку от снега. Зачитывался англ. книгой. Бумаги опоздали, прочел их до обеда. Вечером поиграл в кости»

Фото: Ron Cardy / REX / / Fotodom

После убийства Распутина перед самым разгаром революции императрица Александра Федоровна погрузилась в одиночество, много времени проводила на могиле старца. В это время в России ухудшалась внутренняя обстановка, и в феврале 1917 года в Петрограде начались антиправительственные выступления рабочих и солдат петроградского гарнизона, переросшие в столкновения, Петроград фактически перешел в осадное положение
Из записей императрицы: «Добром за добро воздаст любой, но христианин должен быть добрым даже к тем, кто обманывает, предает, вредит»

Фото: Laski Diffusion / Getty Images

2 марта 1917 года по старому стилю Николай II отрекся от престола, передав власть своему брату великому князю Михаилу Александровичу. Однако тот отказался от короны. Уже 8 марта Временное правительство издало приказ об аресте императора и его семьи. Первые полгода царская семья находилась под охраной в Царском Селе, однако в августе 1917 года их переправили в Тобольск
На фото: царская семья в огороде Царского Села

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

С августа 1917 года по апрель 1918 года Николай II вместе с оставшейся свитой (45 человек) находился в ссылке в Тобольске. Семья была размещена на втором этаже бывшего губернаторского дома. Здесь же они узнали о приходе к власти большевиков спустя две недели после произошедшего
На фото: Зимний дворец после штурма

Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Во время ссылки в Тобольске арестованным запрещался любой физический труд. Выходить в город семье также запрещалось, ходить можно было только в церковь, письма просматривались

Фото: The Print Collector / Print Collector / Getty Images

После Октябрьской революции у свергнутого царя сняли погоны, а саму семью перевели на солдатский паек. Единственное развлечение для детей — ледяную гору, солдаты разрушили, так как через нее можно было смотреть через забор. Также по этой причине все окна были закрашены известью

Фото: Romanov Collection / Beinecke Rare Book and Manuscript Library / Yale University

«Что готовит провидение бедной России?»
17 июля 1918 года в «Доме особого назначения» — особняке Ипатьева в Екатеринбурге Николай II, его супруга и дети, а также доктор Боткин и три человека прислуги (кроме маленького поваренка) были убиты

Фото: Архивы России / Wikipedia

В 1991 году прокуратура Свердловской области обнаружила останки Николая II и его семьи. Экспертиза подтвердила их подлинность

Фото: Коммерсантъ / Александр Коряков

На фото: скульптурные портреты, которые были воспроизведены главным криминалистом Генеральной прокуратуры РФ Сергеем Никитиным во время определения подлинности останков Николая II и его семьи

Фото: Коммерсантъ / Александр Коряков

14 августа 2000 года решением Архиерейского Собора РПЦ царская семья была причислена к лику святых
На фото: паломница целует поклонный крест на месте дома, в котором была расстреляна царская семья

Фото: Коммерсантъ / Александр Коряков

Двумя годами ранее, 17 июля 1998 года, останки семьи были перезахоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга

Фото: Коммерсантъ / Франк Вильягра купить фото

Время от времени на страничках в Фейсбуке и Инстаграме Музеи Московского Кремля публикуют архивные фотографии царской семьи, раскрашенные фотоколористом. Каждая новая публикация встречает шквал эмоций у пользователей сети. Кто-то считает, что раскрашивать фотографии — китч и пошлость. А кто-то, наоборот, благодарит музей за то, что персонажи учебников истории на цветных фотографиях предстают живыми людьми.

Автор цветных снимков — фотоколорист Ольга Ширнина рассказала «Комсомолке» о своей работе.

Цесаревич Алексей. Фото: Предоставлено Музеями Московского Кремля

— Ольга, как вы стали заниматься раскрашиванием фотографий?

— Вообще, я преподаватель английского и немецкого языка. Всю жизнь проработала переводчиком. Увлечение фотоколористикой началось с того, что я перевела с немецкого книгу Дитера Хольцшу «Цветоведение для флористов». Почерпнула много интересного. Освоила «Фотошоп», потом вышла в фейсбуке на сообщество колористов. Оказалось, что этим занимается множество людей разных профессий и возрастов, среди моих знакомых, например, Патти Аллисон, которая в молодости была морпехом в армии США, и талантливый румынский архитектор Пауль Керестес. Они подсказали мне много полезных приёмов, рассказали о некоторых тонкостях работы.

Императрица Александра Федоровна (сидит справа, кто-то из дочерей подписал ее «мама»), великие княжны Ольга (стоит — подписана), Татьяна и фрейлина Анна Вырубова (крайняя слева — подписана «Аня») в форме сестер милосердия (1914 год).

— Какие проекты, в которых вы участвовали, были наиболее интересными?

— Два года назад ко мне обратились монахи монастыря Иоанна Крестителя на Кипре, которые планировали издать первую полную биографию Романовых на греческом языке. Я впечатлилась, с каким уважением братия монастыря относится к русской истории, к царской семье и с радостью приняла участие в этом проекте. Книга уже вышла на греческом и английском языке, интерес к ней проявили некоторые российские издательства. А недавно ко мне обратились из Музеев Кремля. Сказали, что у них есть редкие фотографии, с которыми можно поработать.

В работе колориста есть много особенностей, о которых нужно знать. На снимке великая княжна Татьяна (она слева, справа — Ольга) запечатлена в мундире с нагрудным лацканом черного цвета. На самом деле лацкан ярко-желтый. Фото: vk.com

— Вас привлекла перспектива работы с редкими фото?

— Конечно. Довольно сложно найти наши черно-белые фото в хорошем качестве. В интернете в свободном доступе есть множество отличных фотографий высокого разрешения из США, а вот у нас снимки публикуют в виде маленьких превью, да ещё и с логотипом поперёк. И это в век визуализации. А потом удивляются, что молодёжь не знает историю. Иногда сканы удаётся покупать в наших архивах, но это занимает много времени, да и цены постоянно растут.

На этой любительской фотографии начала XX века за чайным столом в гостиной Гатчинского дворца собрались вдовствующая императрица Мария Федоровна (посередине) с дочерью Ксенией Александровной (справа) и внучкой Ириной Александровной (слева)

— Что самое сложное в технике раскрашивания?

— Если фотография качественная, то работа идет быстро и раскрашивать — одно удовольствие. Часто много времени отнимает предварительная обработка оригинала, например, изменение контрастности, очистка и т. д. Идеальное фото для раскрашивания – это изображение, на котором присутствуют все оттенки серого и почти нет чисто черного и чисто белого, ведь чёрный поглощает все цвета, а белый их отталкивает.

— Вас кто-то консультирует в исторической части работы?

— В работе колориста есть масса подводных камней, о которых нужно знать. Например, на одном из снимков Великая княжна Татьяна запечатлена в мундире с нагрудным лацканом, который выглядит чёрным. На самом деле лацкан ярко-желтый — в начале двадцатого века были камеры, которые так видоизменяли желтый и другие цвета. Или взять известное фото царской семьи, где Николай II, как многие считают, сидит в гимнастёрке цвета хаки. На самом деле это шелковая рубаха малинового цвета! Это элемент униформы 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка. К счастью, у меня есть консультант, эксперт по униформе, историк Андрей Малов-Гра, который знает абсолютно всё про все эти галуны, выпушки, просветы, лядунки и т. д.

Великие княжны Мария, Татьяна (сидит), Анастасия и Ольга Николаевны, начало XX века. Фото: Предоставлено Музеями Московского Кремля

— У вас есть свои секреты?

— При раскрашивании я использую цвета с современных фотографий. Это в какой-то степени снимает барьер между настоящим и прошлым.

— Как подбираете нужный тон кожи для тех или иных персонажей?

— Стараюсь учитывать, при каком освещении был снят человек, ориентируюсь на индивидуальные особенности. Например, у меня есть один подписчик, он обожает британскую семью и постоянно подчёркивает, что кожа у Елизаветы и Маргарет — белейшая, а помада красная. Великие княжны, вероятнее всего, были светлокожими, хотя есть фото, где явно видны следы загара.

Рождение детей в семье императора Николая II

Рождение детей – это радость, а в императорской семье – радость двойная, особенно, если на свет появляется мальчик, поскольку мальчики обеспечивали «устойчивость» правящей династии. В целом, со времен Павла I, имевшего четырех сыновей, проблема наследника на протяжении всего 19 в. Не являлась актуальной для императорской семьи. Всегда имелся «запас» по прямой нисходящей линии, позволявшей безболезненно для страны замещать «выбывавших» по разным причинам императоров или цесаревичей.

Все русские императрицы рожали дома, то есть, в тех императорских резиденциях, в которых они оказывались на момент родов. Как правило, при родах или в непосредственной близости от родильной комнаты присутствовали все родственники, которые оказывались поблизости. А муж буквально «держал жену за руку» находясь в родильном помещении. Эта традиция восходит еще ко временам Средневековья, дабы удостовериться в истинности родов и наследника.

Начиная с Павла I, все императорские семьи были многодетными. Ни о каком ограничении рождаемости речи не могло быть. Императрицы, цесаревны и великие княгини рожали, сколько «Бог давал». У образцового семьянина НиколаяI c женой было 7 детей, четыре сына и три дочери. В семье Александра II и императрицы Марии Александровны, несмотря на слабое здоровье последней, было восемь детей – две дочери и шестеро сыновей. В семье Александра III и императрицы Марии Федоровны было шесть детей, один из которых умер в раннем возрасте. Осталось в семье три сына и две дочери. В семье Николая II родилось пять детей. Для Николая отсутствие наследника могло обернуться серьезными политическими последствиями – многочисленные родственники мужского пола из младших ветвей дома Романовых были готовы с огромным желанием унаследовать трон, что совершенно не устраивало царственных супругов.

Рождение детей в семье Николая II.

Первые роды императрицы Александры Федоровны были тяжелыми. В дневнике Николая упоминается время – с часа ночи до позднего вечера, почти сутки. Как вспоминала младшая сестра царя, великая княгиня Ксения Александровна, «младенца тащили щипцами». Поздним вечером 3 ноября 1895 года императрица родила девочку, которую родители назвали Ольгой. Патологические роды, видимо, обуславливались как слабым здоровьем императрицы, которой на момент родов было 23 года, так и тем, что с юношеского возраста она страдала крестцово-поясничными болями. Боли в ногах преследовали ее всю жизнь. Поэтому домочадцы часто видели ее в инвалидной коляске. После тяжелых родов императрица «встала на ноги» только к 18 ноября, и сразу садится в инвалидное кресло. «Сидел у Аликс, которая каталась в подвижном кресле и даже побывала у меня».

Великая княжна Ольга Николаевна

Вновь императрица родила менее чем через два года. Эта беременность тоже оказалась непростой. На ранних сроках беременности медики опасались выкидыша, поскольку в документах глухо упоминается, что императрица встала с постели только 22 января 1897 г. т.е. пролежала около 7 недель. Татьяна родилась 29 мая 1897 года в Александровском дворце, куда на лето переехала Семья. Великий князь Константин Константинович записал в дневнике: «Утром Бог дал Их Величествам … дочь. Известие быстро распространилось и все были разочарованы, так как ждали сына.»

Великая княжна Татьяна Николаевна

В ноябре 1998 г выяснилось, что императрица беременна третий раз. Как и при первых родах, она немедленно усаживается в коляску, так как не может ходить из-за боли в ногах, и ездит по залам Зимнего Дворца «в креслах». 14 июня 1899 г в Петергофе родилась третья дочь – Мария. Череда дочерей в царской семье вызвала устойчивое настроение разочарования в обществе. Даже ближайшие родственники царя в своих дневниках неоднократно отмечали, что известие о рождении очередной дочери вызывало вздох разочарования по всей стране.

Великая княжна Мария Николаевна

Начало четвертой беременности придворные медики подтвердили осенью 1900 г. Ожидание стало нестерпимым. В дневнике великого князя Константина Константиновича записано: » Она очень похорошела… все поэтому трепетно надеются. Что на этот раз будет сын.» 5 июня 1901 г в Петергофе родилась четвертая дочь царя – Анастасия. Из дневника Ксении Александровны: «Аликс чувствует себя отлично – но, Боже мой! Какое разочарование! Четвертая девочка!»

Великая княжна Анастасия Николаевна

Сама императрица была в отчаянии. Ее пятая беременность началась в ноябре 1901 г. Поскольку эту беременность царская семья связывала исключительно с «пассами» придворного экстрасенса Филиппа, то ее скрывали даже от ближайших родственников. По рекомендации Филиппа императрица не допускала к себе медков до августа 1902 г, т.е. почти до срока родов. Между тем роды все не наступали. Наконец, императрица согласилась дать себя обследовать. Лейб-акушер Отт после обследования Аликс объявил, что «Императрица не беременна и беременна не была». Это известие обрушилось страшным ударом на психику Александры Федоровны. Ребенка, которого она вынашивала с ноября месяца, попросту не было. Это стало потрясением для всех. В официальном Правительственном вестнике опубликовали сообщение, что беременность императрицы окончилась выкидышем. После этого полиция приказала исключить из оперы «Царь Салтан» слова «родила царица в ночь не то сына, не то дочь, не собачку, не лягушку, так, неведому зверушку.»

Императрица с цесаревичем Алексеем

Парадоксально, что после неудачной беременности, императрица не утратила веры в Филиппа. В 1903 г следуя советам Филиппа, вся семья посетила Саровскую пустынь. После посещения села Дивеева, императрица забеременела в шестой раз. Эта беременность закончилась благополучным рождением цесаревича Алексея 30 июля 1904 г. Николай писал в дневнике: » Незабвенный великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1,4 дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем. Все произошло замечательно скоро – для меня, по крайней мере.» Императрица родила наследника очень легко «за пол-часа». В своей записной книжке она писала: «вес – 4660, длина – 58, окружность головы – 38, груди – 39, в пятницу 30 июля, в 1ч.15 мин пополудни». На фоне праздничной суеты царственных родителей снедало беспокойство, не покажутся ли тревожные признаки страшной болезни. Ряд документов свидетельствует, что о гемофилии у наследника родители узнали буквально в день его рождения – у малыша появилось кровотечение из пупочной ранки.

Цесаревич Алексей

Почему вокруг убийства царской семьи снова столько шума? Правда ли, что кто-то выжил? Стыдные вопросы о расстреле Романовых

В монастыре Святых Царственных Страстотерпцев в урочище Ганина Яма после крестного хода в память о царской семье. Свердловская область, 17 июля 2017 года Донат Сорокин / ТАСС / Scanpix / LETA

В конце ноября СМИ снова начали много писать об обстоятельствах гибели царской семьи. Эта тема обсуждается в том числе и на проходящем в Москве Архиерейском соборе РПЦ. Дополнительное внимание к теме привлекло заявление старшего следователя СК по особо важным делам Марины Молодцовой — 27 ноября она рассказала, что следствие рассматривает среди прочего версию «ритуального убийства». Расстрел царской семьи, безусловно, один из важнейших эпизодов в истории России XX века. По просьбе «Медузы» журналистка и доцент РАНХиГС Ксения Лученко, автор множества публикаций по этой теме, ответила на ключевые вопросы об убийстве и захоронении Романовых.

Как, в общих чертах, проходил расстрел? Сколько человек было убито?

Расстрел царской семьи и ее приближенных произошел в ночь на 17 июля 1918 года в доме инженера Ипатьева в Екатеринбурге. Убиты были 11 человек — сам царь Николай II, его жена императрица Александра Федоровна, четыре дочери — Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, сын — цесаревич Алексей, семейный врач Романовых Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алоизий Трупп и горничная Анна Демидова.

Приказа о расстреле до сих пор не найдено. В распоряжении историков есть телеграмма из Екатеринбурга, где сказано, что по решению Уралсовета (местный орган власти) царь был расстрелян из-за приближения к городу неприятеля и раскрытия белогвардейского заговора. Специалисты считают, что решение принималось не Уралсоветом, а руководством партии. Руководил расстрелом комендант Ипатьевского дома Яков Юровский.

Великая княгиня Ольга и цесаревич Алексей на корабле «Русь» по пути из Тобольска в Екатеринбург. Май 1918 года, последняя известная фотография Wikimedia Commons

Правда, что цесаревич Алексей умер последним?

Да, если верить рассказу охранника Павла Медведева, который был свидетелем расстрела. Во время убийства Юровский отправил его на улицу проверить, слышны ли выстрелы. Когда Медведев вошел в комнату, он застал всех уже мертвыми, а цесаревич Алексей еще стонал, и Юровский добил его из нагана на глазах Медведева (из показаний Медведева, см. страницу 186). В архивах есть воспоминания другого участника убийства, Александра Стрекотина: «Арестованные уже все лежали на полу, истекая кровью, а наследник все еще сидел на стуле. Он почему-то долго не упадал со стула и оставался еще живым». Яков Юровский в своем отчете (известном как «записка Юровского») рассказывает, что «достреливать» пришлось не только Алексея, но и трех его сестер, «фрейлину» (горничную Демидову) и доктора Боткина.

Говорят, что пули отскакивали от бриллиантов на поясах царевен. Это миф?

Видимо, так и было. Во всяком случае, Юровский писал, что пули «отскакивали от чего-то рикошетом и, как град, прыгали по комнате. Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсажа». По свидетельству Юровского, участвовавшие в расстреле чекисты сразу начали присваивать себе вещи убитых, и ему пришлось пригрозить им расстрелом, чтобы они вернули похищенное. Драгоценности находили также и в Ганиной Яме, где команда Юровского сожгла личные вещи убитых (в описи значатся бриллианты, платиновые серьги, тринадцать крупных жемчужин и так далее).

Великие княгини Мария, Ольга, Анастасия и Татьяна в Царском Селе, где они содержались под стражей. С ними кавалер-кинг-чарльз-спаниель Джемми и французский бульдог Ортино. Весна 1917 года Пьер Жильяр / Wikimedia Commons

А правда, что вместе с царской семьей расстреляли и их собак?

Из трех собак, принадлежавших царским детям, которые были в ночь на 17 июля в доме Ипатьевых, выжила только одна — спаниель цесаревича Алексея Джой. Его даже удалось переправить в Англию, и он дожил свои дни при дворе короля Георга, двоюродного брата Николая II. 25 июля 1919 года на дне шахты в Ганиной Яме нашли хорошо сохранившийся на льду труп маленькой собачки. У нее была сломана правая лапа и пробита голова. Учитель английского языка царских детей Чарльз Гиббс, который помогал Николаю Соколову в расследовании, опознал в ней Джемми — кавалер-кинг-чарльз-спаниеля великой княжны Анастасии (Гиббс, впрочем, называет его «собачкой японской породы»). Французского бульдога Ортино, который принадлежал великой княжне Татьяне, тоже убили.

Как нашли останки царской семьи?

Вскоре после убийства царской семьи Екатеринбург заняла армия Александра Колчака. Он распорядился расследовать обстоятельства убийства и найти тела. Следователь Николай Соколов изучил местность, нашел фрагменты сожженной одежды членов царской семьи и даже описал «мостик из шпал», под которым несколько десятков лет спустя нашли захоронение, но пришел к выводу, что останки полностью уничтожены в Ганиной Яме.

Фото № 70. Открытая шахта в момент ее разработки. Екатеринбург, весна 1919 года Николай Соколов / Wikimedia Commons

В 1928 году старые большевики возили к «могиле Романовых» Владимира Маяковского, попросившего показать, «где народ поставил точку на монархии». Он написал стихотворение «Император», в котором есть такие строчки: «Здесь кедр топором перестроган, / Зарубки под корень коры, / У корня под кедром дорога, / А в ней император зарыт».

Останки царской семьи нашли только в конце 1970-х годов, и стихотворение Маяковского сыграло в этом свою роль. Эти строки дали киносценаристу Гелию Рябову, загоревшемуся идеей найти останки, примерное представление о том, как должно выглядеть место захоронения. Безусловно, это был не единственный его источник. Рябов был автором сценария фильма «Рожденная революцией» и много писал о советской милиции, поэтому пользовался покровительством министра внутренних дел Николая Щелокова и имел доступ к засекреченным документам. Он видел материалы изданной в Европе книги следователя Соколова.

В 1976 году Рябов приехал в Свердловск, где познакомился с местным краеведом и геологом Александром Авдониным. Понятно, что даже обласканным министрами сценаристам в те годы нельзя было в открытую заниматься поиском останков царской семьи. Поэтому Рябов, Авдонин и их помощники несколько лет тайно искали захоронение.

Место захоронения царской семьи в Поросенковом логе. Екатеринбург, 1919 год Николай Соколов / Wikimedia Commons

Сын Якова Юровского передал Рябову «записку» своего отца, где тот описал не только убийство царской семьи, но и последовавшие метания чекистов в попытках спрятать тела. Описание места окончательного захоронения под настилом из шпал возле застрявшего в дороге грузовика совпадало с «указанием» Маяковского про дорогу. Это была старая Коптяковская дорога, а само место называлось Поросенков лог. Рябов и Авдонин с щупами исследовали пространство, которое очертили с помощью сопоставления карт и разных документов. Летом 1979 года они нашли захоронение и вскрыли его первый раз, достав оттуда три черепа. Они поняли, что никаких экспертиз в Москве провести не удастся, а держать у себя черепа было опасно, поэтому исследователи положили их в ящик и через год вернули обратно в могилу. Они хранили тайну до 1989 года. А в 1991-м останки девяти человек были официально найдены. Еще два сильно обгоревших тела (к тому моменту было уже ясно, что это останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии) нашли в 2007-м чуть поодаль.

Правда, что останки царской семьи могут быть и не их останками? Говорят, кто-то мог выжить и скрыться

Это исключено. 23 января 1998 года генеральная прокуратура представила правительственной комиссии под руководством вице-премьера Бориса Немцова подробную справку об итогах исследования обстоятельств гибели царской семьи и людей из ее окружения. В документе приводились результаты всевозможных экспертиз — исторической, микроостеологической, баллистической, трасологической, судебно-стоматологической, антропологической, молекулярно-генетической и другие. И общий вывод был однозначным: погибли все, останки идентифицированы верно.

18 июля 1998 года члены царской семьи были похоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Петербурге. После того как в 2007 году нашли останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии, большинство экспертиз провели заново на более современном уровне.

Самая убедительная, хотя не заменяющая все остальные, экспертиза — генетическая. Полностью расшифрованы митохондриальные ДНК, выделенные из найденных останков (последовательности из 16 тысяч нуклеотидов) и объектов сравнения — принца-консорта Филиппа, герцога Эдинбургского, внучатого племянника царицы Александры Федоровны, двух потомков династии Романовых — графини Ксении Шереметевой-Сфири и представителя герцогской семьи Файф (пожелавшего остаться инкогнито), отстоящих от императора Николая II на четыре и пять поколений соответственно.

Останки царской семьи в помещении бюро судебно-медицинской экспертизы. Екатеринбург, 1997 год Sovfoto / Universal Images Group / REX / Vida Press

Потом группа генетиков под руководством заведующего отделом геномики человека Института общей генетики РАН Евгения Рогаева провела исследование и по Y-хромосоме, которое в 1990-е еще делать не умели, и это позволило проследить родство по отцовской линии. Сначала установили родство между останками Николая II и цесаревича Алексея, сравнили по двум независимым линиям родственников — Романовым, происходящим от детей Николая I. И снова совпало все, включая редкую мутацию — гетероплазмию. ДНК Николая II сравнивали и с образцами его брата Георгия Александровича, и племянника — сына сестры Ольги Тихона Николаевича Куликовского-Романова, и с кровью с рубашки царя, хранящейся в Эрмитаже. Был заново расшифрован митохондриальный геном: ДНК, выделенная из крови Николая II, совпала с ДНК из кости скелета, атрибутированного как его останки.

В 90-е экспертизы проводили в лучших в то время генетических лабораториях мира — в Криминалистическом центре МВД Великобритании в Олдермастоне и Военно-медицинском институте Минобороны США в Вашингтоне. В нулевые подключились Майкл Коббл — руководитель Идентификационной лаборатории ДНК Вооруженных сил США — и лаборатория Вальтера Парсона из Инсбрукского медицинского университета. Профессор Евгений Рогаев работал в Институте общей генетики в Москве и в Медицинской школе университета Массачусетса.

И все эти исследователи на 100 процентов уверены, что найденные 11 останков атрибутированы верно и никто не выжил.

РПЦ канонизировала царскую семью. Почему они не признают подлинность останков?

Действительно, в Церкви принято говорить «так называемые екатеринбургские останки». В середине января 1998 года Борис Немцов, его советник Виктор Аксючиц и следователь Владимир Соловьев встречались с патриархом и два часа рассказывали ему о работе правительственной комиссии и ее выводах. И Соловьев, и Аксючиц вспоминают, что патриарх ответил: «Вы меня убедили». Но через несколько дней митрополит Ювеналий, который представлял Церковь в комиссии, выступил с заявлением, что результаты исследований «нельзя принять с абсолютной достоверностью». А потом Синод постановил, что решение комиссии «вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в Церкви и обществе». Патриарх не поехал в Петербург на похороны. С тех пор считается, что «Церковь не признает останки». Ответ на вопрос, что произошло в те дни в середине января, достоверно знает только митрополит Ювеналий. Но он молчит.

Осенью 2015 года Следственный комитет вновь возобновил дважды закрытое дело об убийстве царской семьи. Расследование продолжается до сих пор; в его рамках уже эксгумировали останки Николая II и Александры Федоровны в Петропавловском соборе и вскрыли могилу Александра III, чтобы сравнить ДНК отца с сыном и внуками; заново проводятся экспертизы, в том числе генетическая. Все это происходит в присутствии представителей патриархии, которая сформировала свою комиссию по вопросу об останках царской семьи.

Вероятно, государство решило пойти навстречу Церкви, чтобы уже окончательно закрыть вопрос с останками и похоронить Алексея и Марию. Эксперты СК теперь представляют результаты исследований (многим из которых по 20 лет) архиереям РПЦ. При этом состав церковной комиссии засекречен, СК тоже не дает комментариев, неизвестно даже, какие именно исследования и кто переделывает.

Официальная позиция, которую транслируют все церковные спикеры, начиная с патриарха: «Единственное, что нас останавливало от того, чтобы признать результаты проведенных экспертиз, — это непрозрачность исследовательского процесса и полное нежелание включить в этот процесс Церковь. То есть нам предлагалось просто поверить в результаты проведенных исследований, — естественно, Церковь это не устраивало».

Есть и неофициальная позиция. Например, на конференции, которая прошла 27 ноября в Сретенском монастыре, представители православной общественности говорили: народ чувствует, что это не те останки, — люди не стремятся поклониться мощам, чувствуют отторжение. Кроме того, очень распространены конспирологические теории, отчасти связанные с версией о «ритуальном убийстве», а отчасти с тем, что государство в 1990-х годах слишком поспешно признало останки подлинными. После канонизации Николая II и его семьи сложился ритуал их почитания: святые места — храм на месте дома Ипатьева и Ганина Яма, где, по преданию, тела были сожжены. Ни Екатерининский придел Петропавловского собора, ни Поросенков лог, где нашли останки, в число святых мест пока не входят.

Что за версия о «ритуальном убийстве» царской семьи?

Существует типовой антисемитский миф о том, что евреи якобы убивают людей в ритуальных целях. И у расстрела царской семьи тоже есть своя «ритуальная» версия.

Оказавшись в 1920-х годах в эмиграции, трое участников первого следствия по делу об убийстве царской семьи — следователь Николай Соколов, журналист Роберт Вильтон и генерал Михаил Дитерихс — написали об этом книги.

Соколов приводит надпись, увиденную им на стене в подвале дома Ипатьевых, где произошло убийство: «Belsazar ward in selbiger Nacht Von seinen Knechten umgebracht». Это цитата из Генриха Гейне и переводится как «В эту самую ночь Валтасар был убит своими холопами». Еще он упоминает, что видел там же некое «обозначение из четырех знаков». Вильтон в своей книге делает из этого вывод, что знаки были «каббалистические», добавляет, что среди членов расстрельной команды были евреи (из непосредственно участвовавших в расстреле еврей только один — Яков Юровский, и тот крещен в лютеранство) и приходит к версии о ритуальном убийстве царской семьи. Антисемитской версии придерживается и Дитерихс.

Вильтон также пишет, что у Дитерихса во время следствия возникло предположение, что у убитых отчленили головы и увезли в Москву в качестве трофеев. Вероятнее всего, это предположение родилось в попытках доказать, что тела сожгли в Ганиной Яме: в костровище не нашли зубы, которые должны были остаться после сожжения, следовательно, в нем не было голов.

Царская семья. 1904 год Boasson and Eggler / Wikimedia Commons

Версия о ритуальном убийстве циркулировала в эмигрантских монархических кругах. Русская зарубежная православная церковь канонизировала царскую семью в 1981 году — почти на 20 лет раньше, чем РПЦ, поэтому многие мифы, которыми культ царя-мученика успел обрасти в Европе, были экспортированы в Россию.

В 1998 году патриархия задала следствию десять вопросов, на которые полностью ответил руководивший следствием старший прокурор-криминалист Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ Владимир Соловьев. Вопрос № 9 был о ритуальном характере убийства, вопрос № 10 — об отчленении голов. Соловьев ответил, что в российской юридической практике нет критериев «ритуального убийства», но «обстоятельства гибели семьи говорят о том, что действия лиц, причастных к непосредственному исполнению приговора (выбор места расстрела, команды, орудий убийства, места захоронения, манипуляции с трупами), определялись случайными обстоятельствами. В указанных действиях принимали участие люди различных национальностей (русские, евреи, мадьяры, латыши и другие). Так называемые «каббалистические письмена не имеют аналогов в мире, и их написание трактуется произвольно, причем отбрасываются существенные детали». Все черепа убитых в целости и относительной сохранности, дополнительные антропологические исследования подтвердили наличие всех шейных позвонков и их соответствие каждому из черепов и костей скелета.

Ксения Лученко

  • Напишите нам