Шизофрения православие

Проблема соотношения духовного и телесного в человеке

Духовность и телесность — две важнейшие стороны человеческого бытия, соотношение и взаимосвязь которых является центральной философской проблемой. В классической философии Запада они, как правило, противопоставляются.

Это относится и к христианской философии, и к философии Нового времени, и особенно к идеалистической философии Х1Х-ХХ в.в., где личность обычно отождествляется с душой (духом), составляя тем самым оппозицию телу, которое в предельном случае означает бездушный труп или нечто животное. Противопоставление тела и духа вело к признанию единоличного верховенства одного из членов оппозиции, во власти которого находится противопоставленное. Высшим в человеке обычно признавался дух, который рассматривался как источник жизни души и тела, как сила, скрепляющая душу с телом и одновременно соединяющая человека с космическими энергиями (богом).

Дуалистическая онтология человека спиритуалистического звучания, акцентирующая деление на «низменное» тело и «возвышенную» душу, необыкновенно сильно укоренилась в западноевропейском сознании, сформированном в основном под влиянием христианства и философских систем Платона и Декарта. Она представляла собой непреодолимую антропологическую парадигму как для давних крупнейших философов и богословов, так и для многих современных мыслителей. Даже философская антропология в лице М. Шелера и его последователей, противопоставляющая себя классической философии Запада, не смогла избежать дуализма в понимании человека. Так, у Шелера в качестве противостоящих друг другу начал выступают дух и жизнь. Дух есть инстанция, резко отделяющая человека от всего живого, в то время как жизнь является чем-то общим для человека и остального органического мира. Тем не менее, оба принципа, согласно Шелеру, необходимы в человеке друг для друга, сколь бы ни были они сущностно различны (1, с.182). Шелер, безусловно, прав в том, что материальное и духовное не порождают одно другое на каком-то этапе своего самостоятельного и изолированного существования. В связи с этим он критикует мистические и натуралистические теории человека. Однако их нельзя считать и параллельно существующими, лишать общего основания: в этом случае они не могли бы взаимодействовать.

Представитель нового поколения философских антропологов, Э. Хенг- стенберг, также не смог избежать дуализма в представлениях о человеке, хотя в одной из своих работ он предостерегает от понимания духа как выступающего вне физической или психической основы и даже специально отмечает, что его подход не имеет ничего общего с дуализмом в картезианском духе (2). Анализируя природу человека, Хенгстенберг приходит к выводу, что сама эта природа определяется неким метабиологическим принципом, который он, вслед за Шелером, называет «духом» (2, с.224). Какова природа этого принципа, остается неясным. Во всяком случае, способность человека к реализации духовных актов не выводима из земных условий его бытия. Согласно Хенгстенбергу, в отношении «дух — материя (тело)» дух является более высоким элементом, а материя — более низким. Дух сообщает телу определенный порядок, обладает определенной властью над ним. Подобно телу, человеческое «я» не является изначально целостным и самостоятельным, и лишь посредством духа психические компоненты оформляются в целостность. Концепция Хенгстенберга, как и концепция Шелера, внутренне противоречива, соединяет в себе элементы материализма и идеализма. Человек в ней представлен как двойственное существо, хотя и указывается, что дух и тело взаимообусловливают друг друга.

В советской марксистской философии мы находим аналогичные представления, несмотря на провозглашение ею диалектического материализма в качестве метода исследования человека и мира. Дух, душа, сознание обычно трактуются как сформированные обществом феномены высшего порядка и противопоставляются природному, биологическому как низшему в человеке. «В соответствии с распространенным представлением, — пишет, например, К. Рутманис, — духовность можно определить как область, противоположную «действительной жизни», естественным, природным образованиям. Это негативное, но вместе с тем очевидное определение духовности» (3, с.30). В одном из недавно вышедших учебников по философии утверждается, что человек «одновременно принадлежит к двум мирам: к природному, телесному миру, и к миру сознания, психическому миру, принадлежность к которому и делает его человеком» (4, с.343). Эти рассуждения вполне в духе дуализма, а отчасти и идеализма. Разве психический мир — не элемент природного, телесного мира? Разве дух — за пределами тела, вне его? И разве не тело человека, включая и психику, делает его человеком?

В ХХ веке благодаря развитию естествознания идея материального единства человека была фундаментально обоснована и прочно вошла в современное научное мировоззрение. Это не могло не оказать влияния на философию, в том числе на идеалистические и дуалистические концепции человека. Так, М. Шелер признает единство души и тела (хотя, как мы уже отмечали, дух он рассматривает как нечто третье, имеющее совершенно другую природу). «Больше нельзя всерьез говорить о такой внешней связи душевной субстанции с телесной субстанцией, какую предполагал Декарт, — пишет он. — Одна и та же жизнь формирует в своем «внутреннем бытии» психические образы, в своем бытии для другого — телесный облик. … Мы имеем теперь право сказать: физиологический и психический процессы жизни онтологически строго тождественны, как предполагал уже Кант» (1, с.79).

Но если душевное в человеке неразрывно связано с телесным, то на каком основании мы говорим о «сверхтелесности» духа? Ведь дух и душа — это синонимы для обозначения внутреннего психического мира человека, находящегося в единстве с его телесным миром. На наш взгляд, различение души и духа — чисто психологическое различение. Например, в отечественной литературе под душой обычно подразумевается переживание, непосредственное чувство, а под духом — ценностное содержание сознания. С этим можно согласиться. Но в философском смысле понятие духовного охватывает всю сферу внутренней жизни человека. Есть единая человеческая психика, а душевное и духовное — ее различные аспекты. Как справедливо отмечает В. Федотова, душа — основа духа. Требование духовности в отрыве от душевного развития есть возрождение схем, отрывающих сознание от бытия. Мировоззрение, идеи, взгляды, духовные предпочтения поддерживаются и питаются общественно выработанными душевными склонностями, имеющими психофизиологические, природные основы (5, с.11).

Что же мешает современной материалистической философии (а философская антропология также содержит материалистическую тенденцию, хотя и не до конца реализованную), представить человека как онтологическую целостность, увидеть в нем частицу Космоса и земной биосферы? По- видимому, убеждение в необыкновенном духовном величии человека, доставшееся нам от антропоцентрической философии Нового времени. И если философская антропология делает акцент на божественной, трансцендентной природе человеческой духовности, то отечественная марксистская философия утверждает ее исключительно социальную природу. Пора отказаться от ложной альтернативы, господствующей в философии в течение многих веков: либо человек происходит от животного, и тогда он сам есть животное, либо он с самого начала нечто иное, нежели животное, и потому у него нет ничего общего с животным. В действительности, человек — особое животное, он происходит из животного мира, сохраняет в себе биологические предпосылки и остается при этом подлинным человеком. Более того, наличие в человеке определенных природных предпосылок является непременным условием его культурного существования. Это, казалось бы, столь очевидное положение до сих пор подвергается сомнению.

Отождествление телесного с биологическим, а духовного — с социальным (или трансцендентным), столь широко распространенное в западной и отечественной литературе, ведет к смешению различных аспектов человеческого бытия. Если противопоставление социального и биологического как относительно самостоятельных структурных уровней человека вполне оправдано и научно обосновано (при этом признается их тесная взаимосвязь и взаимосодействие), то разделение духа и тела с точки зрения материалистической философской онтологии невозможно. Понятие телесного уже включает в себя в качестве компонентов понятия душевного и духовного. Тело материально и, вместе с тем, несет в себе духовное как свою «часть», «свойство», «функцию» и т.д. В то же время душа (дух) человека не существует без тела, вне тела: она по своей природе телесна.

Примечания: 1.

Шелер М. Положение человека в космосе // Проблема человека в западной философии. М., 1988. 2.

Хенгстенберг Э. К ревизии понятия человеческой природы // Это человек: Антология. М., 1995. 3.

Рутманис К. Разорванность человеческого существования // Человек и духовность. Рига, 1990. 4.

Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебное пособие. М., 1997. 5.

Федотова В. Духовное и душевное // Человек и духовность. Рига, 1990.

Вопросы и задания 1.

Каковы основные подходы к решению проблемы соотношения телесного и духовного в человеке? 2.

Раскройте содержание понятий «душа» и «дух» в философии. 3.

Можно ли считать справедливым утверждение, что понятие «душа» носит религиозный характер? 2.

Все мы, увы, болеем. И для многих из нас боль – серьезное испытание и нашего терпения, и нашего душевного, а подчас и духовного устроения. Но примеры из жизни праведников убеждают: даже неизлечимые и тяжелые болезни если не побеждаются правильным к ним отношением, то перестают определять собой течение жизни. Так как по-христиански относиться к болезни и боли? И что такое собственно болезнь? И без чего ее не преодолеть и не усмирить? С этими вопросами мы приехали к протоиерею Валериану Кречетову.

В.М. Максимов. Больной муж. 1881 г.

– Отец Валериан, здравствуйте. Спасибо за возможность встретиться с вами, задать вам вопросы. Тема, которую мы хотели бы сегодня с вами обсудить, – болезни и их преодоление. И первый вопрос: что такое болезнь с духовной точки зрения?

– Болезнь – это следствие греха. В раю болезней не было. Преподобный Евфросин (есть среди святых такой повар) своему игумену, который желал узнать, есть ли кто из них спасшийся, и увидел в раю его, дал три райских яблока, и игумен, придя в себя, эти яблоки разделил и раздал всем братиям, и все, кто болел, стали здоровыми. Это один из примеров того, что в раю болезней не было. Болезнь появилась после грехопадения человека. И, собственно говоря, и следствие-то греха – это болезнь. Вот пример проще некуда: человек курит (это сейчас очень распространенное явление), и у него начинается туберкулез или даже рак горла, рак легких, закупорка сосудов… Человек пьянствует – цирроз печени, помутнение сознания, а в пьяном сознании и увечья всевозможные. Такие довольно наглядные примеры явных результатов греха.

Всё, что происходит в мире, имеет некую причинную связь. И то выражение, которое люди часто употребляют: «Что посеешь, то и пожнешь», – в первую очередь относится к болезни.

Правда, конечно, можно возразить на это: а когда дети рождаются больными, они что греховного сделали? Но часто бывает, что грех сделали их родители.

– И дети отвечают за грехи родителей?

– Да. Дети отвечают за грехи родителей.

Почему-то у нас считают так: когда по наследству получают что-то доброе или само наследство какое-то, то это естественно. Увы, было бы несправедливо, если бы только одно хорошее, а плохого бы не было. К несчастью, получают и другое.

Есть в Библии пример страшный. Когда Адам и Ева согрешили, были даже в некотором ропоте на Бога и Господь изгнал их из рая, у них появился сын Каин. Когда они уже раскаялись, стали сокрушаться, родился Авель – первый мученик. Эти примеры говорят о том, что есть прямая связь между духовным и физическим состоянием человека. А болезнь ведь бывает и телесная, и душевная тоже.

Больше того, есть даже такое мнение, что страдает часто тот орган, который связан с каким-то грехом. От чревоугодия, например, пищеварение страдает, от раздражительности, от резкости сердце страдает… Откуда инфаркты? – Раздраженный человек. От всевозможных мыслей – или помрачение сознания, или же инсульты…

– Батюшка, но инфаркты бывают и от того, что человек долго в себе какой-то негатив вынашивает, например если случился конфликт с близкими людьми. Не высказывает, допустим, обиды, а носит их в себе, переживает…

– И так бывает, да. Всё дело в том, что следствия греха бывают разного характера. Как мы уже заметили, бывает, что сам человек пожинает следствия своего греха, а случается и так, что он получает эти последствия от родителей. А бывает, что он соприкасается с грехом другого человека и часть последствий греха несет на себе.

– А в каких случаях так бывает?

– Известен всем старец Паисий. Он молился за всех. А когда молимся за другого, то часть его болезней берем на себя. Так отец Паисий даже предлагал взять эти болезни. Он об этом говорил. А иногда люди не говорят этого, но это происходит. Это зависит от того, насколько они искренне стараются человеку помочь. Когда молятся за других – это дело святое, очень хорошее. Но нужно иметь в виду, что часть того бремени, облегчить которое у другого мы просим, на нас ляжет. Господь все грехи на Себя принял, а мы только малую часть того, что нам следовало бы потерпеть за грехи, принимаем – в болезнях, в скорбях.

Сказано: «Не по беззаконием нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашым воздал нам есть» (Пс. 102: 10). А связь греха и болезни прямо указана в Евангелии. Приносят Спасителю расслабленного… А расслабленность – это инсульт. Что Господь говорит? «Прощаются тебе грехи твои», а потом: «Встань и ходи». Когда ему стали говорить: «Как это – грехи прощаешь? Кто ты?» Он ответил: «Чтобы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи» (ср.: Мк. 2: 5–11). Поэтому Он и сказал так. Но еще и чтобы знали, что болезнь и грех между собой связаны.

Другой пример – расслабленный при Овчей купели, которого исцелил Спаситель (см.: Ин. 5: 1–14). А потом сказал ему: «Не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже».

Более того. Вспомним, когда приводят ко Христу бесноватого отрока, у которого была тяжелая болезнь (см.: Мк. 9: 14–31). Господь говорит: «А когда это с ним случилось?» – «С детства». А есть объяснение, что такое случается за неверие, потому Господь и сказал: «Он же ребенок еще. Чего же он беснуется?» – «Ты уж помоги, если возможно». – «Всё возможно верующим». – «Верую, Господи. Помоги моему неверию».

Он не верил. Беда вся в том, что у нас как раз эту сторону болезни по большей части забывают. Начинают лечить-лечить-лечить, но болезнь – даже физическая болезнь – по своему происхождению имеет истоки, корни духовные. Инфекция, боли телесные – физическое ощущение боли, чувственное – или же температура, еще какие-то явления – это проявления болезни. Но причина-то глубже. Господь выбирает первую причину – духовную. А дальше идет другая причина – телесная, но тоже основная. А у нас убирают симптомы, то есть затыкают рот болезни, чтобы она не кричала, что человек не в порядке, сбивают температуру, но это не есть лечение. Повторю: болезнь напрямую связана с грехом.

Протоиерей Валериан Кречетов

– Батюшка, когда человек заболевает, особенно если болезнь серьезная, он начинает как-то и в чем-то себя ограничивать. К вам приходит очень много людей. Не могли бы вы рассказать какую-нибудь историю о том, как болезнь меняет людей? И вообще как себя надо к болезни готовить?

– Во-первых, люди, пришедшие в храм, потому что у них серьезное заболевание, обращаясь к Богу, таким образом поворачиваются к духовной стороне жизни. С этого, собственно, и начинаешь обычно беседу с ними. Спрашиваешь: «А вы в церковь-то ходите? Исповедуетесь, причащаетесь? А вы семейный? А венчаный живете?..» Это важно, какой род жизни ведет человек.

И начинается постепенно исправление жизни. Человек начинает чаще ходить в храм, причащаться. И очищается с Божией помощью от греха и начинает выздоравливать. Больше того, есть прекрасное изречение одного врача, еще дореволюционного, который на вопрос: «В чем заключается здоровье человека?» – ответил: «В спокойствии духовном и телесном».

А выздоравливание… Тут вопрос непростой. Ну, конечно, дело и в искусстве врача, в лекарствах, в иммунитете, в операционном вмешательстве или сопротивляемости организма… Но самое главное – в духе.

Вот потому часто уже списанные с точки зрения медицины и безнадежные больные начинали выздоравливать и полностью выздоравливали.

Это уже, конечно, психиатрия, душа. Напрямую все связано с душой. Я знавал Дмитрия Евгеньевича Мелехова, профессор психиатрии, беседовал с ним, и он мне сказал интересную вещь: «Все люди, которые приступают к Таинствам Церкви, начинают вести жизнь христианскую, они начинают и выздоравливать и полностью выздоравливают. Это я свидетельствую как врач».

Это точка зрения специалиста, авторитета. У него много учеников, сейчас уже состарившихся, которым по 90 с лишним лет.

В болезни две стороны – душевная и телесная, и четкую грань провести между телом и душой невозможно, вот так прямо, резко. Да обычно так и не ставят вопрос, потому что болезнь часто связана с состоянием души. Я говорю сейчас о восприятии болезни. И вот человек все думает и думает о ней, что-то пытается сделать… И слишком много уделяет внимания этой стороне, забывая о том, что если что-то послано, значит, какой-то смысл в этом есть.

Есть замечательные слова у святителя Николая (Велимировича). Он описывает тяжелейшее состояние князя Лазаря, израненного, истекающего кровью… Изможденное тело. Это в книге «Царев завет». «Обескровленное, изможденное тело князя держалось жизнью совершенно живой души, ибо, как обычно бывает, тело наиболее служит душе тогда, когда душа о нем особо-то не помышляет». Вот какая связь.

«У кого чего болит, тот о том и говорит». А меньше нужно говорить. Пример князя Лазаря – высокий, а есть более простой и довольно такой земной. Люди, когда лечатся, таблетки глотают. Воздействие таблеток – очень сложная вещь. И вообще о современных лекарствах сложно говорить. Насколько они там лечат, насколько калечат – есть тоже такое выражение. Так вот, проводился эксперимент – думаю, многим о нем известно. Две группы больных, одним давали пустышки-конфетки, другим таблетки. И поскольку первые были уверены, что их лечат, эффект от приема этих «препаратов» в обеих группах был примерно одинаковый. Так что все зависит от настроя мысленного, от доброго или злого духа. Это очень важно, понимаете. Человек падает духом – организм перестает бороться. А медицина только может помочь. Больше того, даже сама медицина говорит: не навреди – есть такой медицинский принцип. А что уж о помощи говорить, если сам организм не борется. Это как и в духовной жизни, где за человека ничего не сделать. Он должен сам что-то делать. А помочь ему можно. Так и когда организм страждет.

Скажут: вот батюшка говорит-говорит, а у меня болит! Ну и что, что болит. Поболит-поболит и перестанет когда-нибудь. А когда? Нужно ждать. Болезнь – это ожидание, а не «когда то?» да «когда это?» Есть замечательное слово отца Иоанна (Крестьянкина): «Если человеку дана телесная болезнь, то он должен сделать всё, чтобы исправить ошибки и устранить или облегчить боль, сколько можно. В то же время надо углубить свою духовную жизнь, чтобы ее горение отвлекло жизненную энергию от телесной боли. Надо уметь не прислушиваться к своей боли, не думать всё время о ней, а противопоставлять ей духовную сосредоточенность. Если кто скажет, что не имеет этого, то пусть молится, чтобы Господь дал на это силы. Молитвой лечатся и более тяжелые, мучительные, душевные страдания. Молитва – зов о помощи к Тому, Кто зовет к Себе через страдания».

Вот это важно – «научиться не прислушиваться к боли». Об этом говорил и святитель Николай (Велимирович). А это бывает с человеком и невольно.

– А как научиться не прислушиваться к своей боли?

– Бывает и невольное – шоковое – состояние, когда внимание человека сосредоточено на том, что произошло. Автокатастрофа, авария, что-то такое. Человек занят тем, что происходит, и не замечает боли. Другой пример – война. Люди в каких условиях были! Полные лазареты больных… Условия не то, что сейчас.

Все и идет так, как человек к этому относится, насколько он внимательно и сосредоточенно следит за болью. А он себя жалеет или жалуется всем, так что самому себя станет жалко… У святителя Димитрия Ростовского есть замечательный пример – история о том, как случилась какая-то беда с одним человеком, и, когда к нему пришли и стали расспрашивать, что произошло, он ответил: «Уже все прошло. Что я буду себя мучить снова. Я не буду рассказывать, чтобы снова не начать переживать. Лучше мне что-нибудь расскажите, чтобы меня отвлекло».

Так что не надо думать о том, что болит.

Помню, однажды зуб болел – не очень приятное состояние. Так я про себя стал конструировать одну установку. Я конструктор.

– Строили в уме?

– Да. И не думал о том, что болит. И прошло.

– Отец Валериан, вы вспомнили пословицу: «У кого что болит, тот о том и говорит». А я хотел бы напомнить другую: «В здоровом теле – здоровый дух». Как бы вы ее прокомментировали?

– Это как раз не совсем правильное выражение, но его часто у нас именно так употребляют. Оно принадлежит Ювеналу. Это римский мыслитель. И звучит его изречение так: «Нужно стремиться, чтобы в здоровом теле был здоровый дух». Слово «стремиться» предполагает, что в здоровом теле здорового духа часто не бывает. И это, кстати, сказано не про болезни. Потому что чаще бывает в нездоровом теле здоровый дух, и этот здоровый дух помогает переносить болезнь. Почему мы прославляем святого Пимена, других людей, претерпевших болезни? Потому что у них был здоровый дух. И этот здоровый дух и помогал им болезни переносить.

– Этим же можно объяснить, почему некоторые святые переносили очень тяжелые заболевания.

– Вот именно. И они еще более укреплялись духом. Есть такой пример: одному монаху ампутировали ногу, а он в это время вел духовную беседу. Это было тогда, когда такие операции без анестезии делали.

– И монах спокойно беседовал?!

– Ну, насколько спокойно, трудно сказать. По крайней мере, он отвлекался от боли. Еще пример того, о чем у нас с вами уже шла речь.

– Батюшка, часто болезнь подрывает у человека уверенность в себе, приводит его в отчаяние. Как быть в таких случаях?

– Вы правильно сказали: уверенность в себе. В себе уверенности не особо-то и должно быть. И мы имеем печальный пример апостола Петра, который был уверен в себе, был предупрежден, но, увы, трижды отрекся. В себе уверен!.. В себе не положено быть уверенным. Ни в себе, ни в других. Потому что человек не прочен. Всяк человек – ложь. Не потому, что он лжец, а потому, что он сам не знает, что еще наделает. Народ эту истину шутливо выразил: «Не хвались горох, что лучше бобов: намокнешь – и сам лопнешь». Ты не знаешь, что натворишь, когда в твоей жизни соответствующие обстоятельства представятся.

– Батюшка, не могу не спросить вас о поисках быстрых «решений»: люди, столкнувшись с очень серьезными болезнями, обращаются за помощью к колдунам, экстрасенсам и прочим шарлатанам. Чем это чревато?

– Во-первых, «все средства хороши для достижения цели» – это не христианский принцип. Такое вот «всё равно, каким способом, но лишь бы избавиться от чего-то» может привести к страшному результату. Есть печальный пример в истории нашей страны. Это белогвардейцы, которые пытались справиться с той властью, что взяла в свои руки бразды правления. Некоторые из них говорили так: «Хоть с диаволом, но против коммунистов». Это тот самый вариант, о котором вы спрашиваете. И ничего не получилось – потому что с диаволом. Тем более что святитель Тихон не благословил братоубийственной войны. И если «с кем попало, лишь бы только избавиться», этак можно и Родину предать. Некоторые предавали, им всё равно было, с кем идти. Это печальный пример того, что бывает, когда человек любыми способами готов избавиться от какой-то болезни или обстоятельств.

Как-то ко мне пришла девушка, у которой были проблемы сердечного характера. Спрашиваю ее: «Вы веруете?» – «Уверую, если у меня все получится», – отвечает. Так это то же самое, как некоторые продавали душу диаволу, чтобы достигнуть своей цели. И это недопустимо. Об этом очень хорошо говорил отец Иоанн (Крестьянкин).

А эти экстрасенсы, необычные явления, которые есть у разных людей, и образования-то не имеющих… Откуда это всё? Так-то оно так вроде бы и так… но только даст обладателю этих способностей гордыню. А пациенту, который обращается к нему, – расстройство душевное и телесное. Но, конечно, если болен, предпринимать нужно что-то. Что и как? Всё делать с молитвой. И с желанием, чтобы Господь указал как.

– Отец Валериан, благодарю вас за ваши ответы и советы. Надеемся, что эта встреча не последняя.

– Тем более что вопрос болезней сейчас особенно насущный. Сейчас, по-моему, здоровых почти нет. Все больные. И потому это та проблема, о которой необходимо думать чуть ли не с младенчества.

– Спасибо вам.

С протоиереем Валерианом Кречетовым

беседовал Никита Филатов

Православие.Ru

Духовность и душевность в чём разница?

В первом приближении, как я это понимаю:
— что для тела полезно (но обычно неприятно), то духовно, а что приятно (но обычно не полезно), то — душевно.
Гармония жизни это — сбалансированное объединение полезного с приятным…
Далее:
— что требует трудовых затрат обычно духовно, а что валиться само в руки, то обычно душевно;
— духовность — это труд, зарабатывание благ, а душевность — это получка, получение заработанных благ.
Попытка же получить не заработанные блага, это в лучшем случае называется корысть (когда выклянчивают блага, побираются или просто «тянут одеяло на себя»). В России побираться всегда считалось последним делом. А в Индии многие религии даже запрещают давать милостыню… А в худшем случае это — насилие и вампиризм .
С другой стороны, предоставлять не заработанные блага, например, выплачивать не заработанные деньги, тоже является серьезным нарушение Этики. Не заработанные деньги портят человека больше чем недополученные.
Подавание милостины — это проявление душевности, полезно только слишком черствым, бездушным моралистам, для возрождения в душе душевности.
Все перечисленные виды отклонения от Этики являются г р е х а м и разной степени. Грехом считается также и принятие участие в лотереях, игра в казино, на игральных автоматах на деньги и на биржах, как получение денег не заработанных созидательным трудом…
— плоды духовности обычно не виднЫ, поскольку появляются и проявляются только в будущем и даже в далеком будущем, только во время «получки», а до получки, как известно, «еще надо дожить»! Поэтому духовность и ее плоды, как правило, не оче-видны_ А в данный момент их можно узреть (ощутить, пощупать) только через Веру, черпать их опыта предков и рода (изучая их опыт). Поэтому толковать ее исключительно сложно. А душевность — вот она на виду…
Поэтому часто и пытаются невидимую духовность толковать через понятную душевность. Но только больше запутывают дело…
— Дух — мужское начало, небо, синие энергии, а Душа — женское начало, земля, красные энергии.
— Духовность — небесное, а душевность — земное, физическое, телесное
— Духовность — отвечает за обеспечение возможностей, за теорию, а душевность отвечает за реализацию возможностей, за практику (но только в рамках предоставленных возможностей)
— За духовность отношений отвечает отец (муж, мужчина), за душевность отношений несет ответственность мать (жена, женщина). По этой причине на Востоке, где прекрасно знакомы с понятиями душевности и духовности, мужчин, например, за неудачные постельные отношения ответственности не несет. И не потому что не желает, а потому что он на это от природы не способен. Вопросами секса и сексуальной грамоты (при монастырях и императорах) занимаются исключительно женщины. Видимо поэтому там у них больше порядка в отношениях. А на Западе считается нормальным, когда сапоги тачает пирожник, а пироги печет сапожник. Отсюда и результат…
— Духовность как правило груба и горька как правда-матка, как горькое лекарство, а душевность чаще проявляется как сладкая ложь, как сладкое успокаивающее, веселящее вино…
— Духовность грустна, базируется на опыте прошлого, связана со старостью и мудростью, а душевность весела, связана с детством, с отсутствием опыта и переживаний, оптимизмом на будущее…
— Духовность чаще приходит через обиды, а душевность через похвалы…
Вот почему по Православию обижать — не грех, а обижатьСЯ грех!
Обижаясь на обиду, мы обижаемся на (Святого) Духа и его Духовность.
По этой же причине нужно молиться за обидчика (врага)
Вот первое что пришло в голову по этому вопросу.

Пастырская психиатрия: разграничение духовных и психических расстройств

А. Дюрер «Меланхолия» Соотношение духовных недугов и психических заболеваний — одна из проблем, с которой постоянно приходится сталкиваться в церковной жизни как духовенству, так и мирским представителям клира. Но чаще всего именно священник оказывается первым, к кому обращается за помощью человек с психическими расстройствами.

Три жизни

В начале года в СМИ прошла волна публикаций о серии суицидов среди подростков. Примерно в это же время ко мне обратился священник с просьбой проконсультировать его духовную дочь, девушку-подростка, которая не раз в беседах с духовником упоминала о самоубийстве. На прием Маша (имя изменено) пришла вместе с мамой, прибывающей в недоумении, зачем священник направил ее дочь к психиатру. Никаких изменений в состоянии дочери члены семьи не замечали. Маша успешно оканчивала школу и готовилась к поступлению в вуз. Во время нашей беседы она не только подтвердила наличие суицидальных мыслей, но и рассказала, что несколько раз открывала окно, чтобы выброситься из него. Свое состояние Маша умело скрывала от родных и близких и только духовному отцу говорила о личных переживаниях. Батюшка приложил много усилий, чтобы уговорить девушку пойти к психиатру. У Маши была тяжелая депрессия, требовавшая госпитализации. Если бы не усилия священника, она наверняка пополнила бы список подростков, покончивших с собой и оставивших в растерянности и отчаянии своих родных и близких.

Примерно тогда же в «скорую помощь» поступил вызов из одного московского храма. «Неотложку» к юноше вызвал священник. Молодой человек с целью «духовного совершенствования» полностью отказался от еды и пил только воду. В состоянии крайнего истощения он был доставлен в больницу, где в течение десяти дней находился в реанимации. Примечательно, что родители видели его состояние, но никаких мер не принимали. В обоих случаях девушка и юноша остались живы только благодаря тому, что священники распознали у них психическое расстройство.

Третий, трагический, случай также был в Москве. Священник по некомпетентности запретил обратившемуся к нему за помощью юноше принимать лекарства, хотя тот несколько лет назад перенес шизофренический приступ. Через две недели больной покончил жизнь самоубийством.

Распространенность психических заболеваний и расстройств в нашем обществе довольно высока. Так, около 15,5% населения страдает психическими расстройствами, при этом около 7,5% нуждаются в психиатрической помощи. В немалой степени на эту статистику влияют алкоголизм и наркомания. По самоубийствам наша страна занимает второе место в мире (23,5 случая на 100 000 населения). По официальным данным, с 1980 по 2010 год покончили с собой около миллиона российских граждан, что свидетельствует о глубоком духовном кризисе нашего общества1.

Неудивительно, что люди, страдающие психическими расстройствами, обращаются за помощью в Церковь чаще, чем куда-либо еще. С одной стороны, большинство из них только в храме обретает духовную поддержку, смысл и цель в жизни. А с другой, что не менее важно, многие душевные расстройства в период обострения имеют религиозную окраску. Кроме того, как отмечает доктор медицинских наук прот. Сергий Филимонов, «сегодня в Церковь приходят не по доброй воле познания Бога, а в основном для решения вопроса выхода из кризисных жизненных ситуаций, в том числе связанных с развитием психического заболевания у себя или близких родственников»2.

Новый предмет в подготовке священнослужителей

Сегодня во многих епархиях наработан серьезный опыт сотрудничества врачей-психиатров и священников, которое началось в начале 90-х годов. Тогда по благословению духовника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Кирилла (Павлова) в Московской духовной семинарии начались занятия по пастырской психиатрии под руководством наместника лавры архимандрита Феогноста (ныне архиепископ Сергиево-Посадский). Отец Феогност преподает пастырское богословие, в структуру которого был включен цикл по пастырской психиатрии. В дальнейшем курс «Пастырская психиатрия» на кафедре пастырского богословия (с 2010 года — кафедра практического богословия) появился в ПСТГУ по инициативе протоиерея Владимира Воробьева и в Сретенской духовной семинарии по инициативе архимандрита Тихона (Шевкунова).

Первый больничный храм при психиатрической клинике освятил 30 октября 1992 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в честь иконы Божией Матери Целительницы при Научном центре психического здоровья РАМН. Тогда, выступая перед психиатрами, Святейший Патриарх сказал: «На врачей-психиатров и ученых возложена трудная и ответственная миссия служения делу духовного здоровья вверенных в их попечение человеческих душ. Служение врача-психиатра является в подлинном смысле искусством и подвигом по образу служения Самого Христа Спасителя, Который пришел в мир отравленного человеческим грехом бытия для того, чтобы помогать тем, кто нуждается в помощи, поддержке и утешении».

Впервые специальное руководство для священников по психиатрии на основе концепции целостного христианского понимания человеческой личности разработал один из признанных авторитетов отечественной психиатрии, сын священника Рязанской губернии профессор Дмитрий Евгеньевич Мелехов (1899–1979). Свою концепцию курса «Пастырская психиатрия» для студентов духовных академий и семинарий он написал в советское время. И хотя ему не удалось завершить книгу «Психиатрия и вопросы духовной жизни»3, Мелехов сформулировал основные принципы соработничества врача-психиатра и священника в лечении и окормлении страдающих душевными недугами. Эта работа вышла в машинописном издании вскоре после смерти автора. В дальнейшем она вошла в Настольную книгу священнослужителя, а позже в состав многочисленных сборников.

Одна из центральных проблем этой книги — проблема соотношения в человеке телесного, душевного и духовного и, соответственно, соотношение душевных и духовных болезней. Известный в годы молодости Мелехова cвященноисповедник Георгий (Лавров), подвизавшийся в Даниловском монастыре, четко различал две группы этих болезней. Одним он говорил: «Ты, деточка, иди к врачу», а другим: «Тебе у врачей делать нечего». Бывали случаи, когда старец, помогая человеку настроить свою духовную жизнь, рекомендовал ему сходить к психиатру. Или, наоборот, брал от психиатра людей к себе на духовное лечение.

В книге «Психиатрия и вопросы духовной жизни» Мелехов исходил из святоотеческого трихотомического понимания человеческой личности с разделением ее на три сферы: телесную, душевную и духовную. В соответствии с этим болезнь духовной сферы лечит священник, душевной — врач-психиатр, телесной — врач-соматолог (терапевт, невролог и др.). При этом, как отмечал митрополит Антоний (Блюм), «нельзя сказать, что где-то кончается душевное и начинается духовное: есть какая-то область, где самым нормальным образом совершается взаимное проникновение»4.

Все три сферы человеческой личности тесно взаимосвязаны друг с другом. Телесное заболевание часто сказывается на душевной и духовной жизни. Об этом еще в IV веке писал святитель Иоанн Златоуст: «И тело Бог создал сообразным с благородством души и способным выполнять ее веления; создал не просто каким-нибудь, но таким, каким ему нужно быть для служения разумной душе, так что если бы оно не было таким, действия души встретили бы сильные препятствия. Это и видно во время болезней: когда состояние тела хоть немного уклонится от надлежащего своего устройства, например если мозг сделается горячее или холоднее, то многие из душевных действий останавливаются»5.

При этом возникают некоторые принципиальные вопросы: может ли человек, страдающий тяжелым физическим заболеванием, быть психически и духовно здоровым? Ответ здесь однозначный. Такие примеры мы знаем не только из житий святых и из подвигов новомучеников, но и среди наших современников. Второй вопрос: может ли человек духовно больной быть формально психически и физически здоровым? Да, может.

Третий вопрос: может ли человек, страдающий серьезным психическим заболеванием, включая тяжелые формы депрессии и шизофрению, иметь нормальную духовную жизнь и достичь святости? Да, может. Ректор ПСТГУ прот. Владимир Воробьев пишет, что «священник должен объяснить человеку, что болезнь душевная — это не позор, это вовсе не какое-то вычеркнутое из жизни состояние. Это крест. Для него не закрыто ни Царство Божие, ни благодатная жизнь»6. Свт. Игнатий (Брянчанинов) приводил конкретные примеры, «св. Нифонт Епископ четыре года страдал умоисступлением, свв. Исаакий и Никита долго страдали умоповреждением. Некоторый св. пустынножитель, заметивший возникшую в себе гордость, молил Бога, чтоб попущено было ему умоповреждение и явное беснование, которые и попустил Господь смиренномудрому рабу Своему»7.

Отношение Церкви к проблеме соотношения духовных и душевных болезней четко сформулировано в Основах социальной концепции (ХI.5.): «Выделяя в личностной структуре духовный, душевный и телесный уровни ее организации, святые отцы различали болезни, развившиеся “от естества”, и недуги, вызванные бесовским воздействием либо ставшие следствиями поработивших человека страстей. В соответствии с этим различением представляется одинаково неоправданным как сведение всех психических заболеваний к проявлениям одержимости, что влечет за собой необоснованное совершение чина изгнания злых духов, так и попытка лечения любых духовных расстройств исключительно клиническими методами. В области психотерапии оказывается наиболее плодотворным сочетание пастырской и врачебной помощи душевнобольным при надлежащем разграничении сфер компетенции врача и священника».

О соотношении духовных и душевных состояний

К сожалению, обращает на себя внимание высокая распространенность совершения чина «изгнания злых духов» в современной церковной практике. Некоторые священники, не проводя дифференциацию между духовными недугами и психическими заболеваниями, направляют на совершения «отчиток» больных с тяжелыми генетически обусловленными психическими заболеваниями. Еще в 1997 году Патриарх Алексий II на епархиальном собрании духовенства Москвы осудил практику «отчиток».

Существует целый ряд состояний, которые внешне имеют сходные проявления, но относятся к духовной или душевной жизни и имеют, соответственно, принципиально различную природу. Остановимся на соотношениях некоторых из них: печаль, уныние и депрессия; одержимость и бред «бесоодержимости»; «прелесть», маниакальные и депрессивно-бредовые состояния.

Среди духовных состояний выделяют печаль и уныние. При печали отмечаются упадок духа, бессилие, психическая тяжесть и боль, изнеможение, скорбь, стесненность, отчаяние. В качестве ее основной причины святые отцы отмечают лишение желаемого (в широком смысле этого слова), а также гнев, воздействие бесов8. Необходимо отметить, что преподобный Иоанн Кассиан Римлянин наряду с этим особо выделяет «беспричинную печаль» — «неразумную скорбь сердца»9.

Депрессия (от латинского dep­ressio — подавление, угнетение) — это уже не духовное, а душевное расстройство. В соответствии с современными классификациями оно представляет собой состояние, основными проявлениями которого является устойчивое (не менее двух недель) грустное, печальное, подавленное настроение. С тоской, унынием, утратой интересов, снижением работоспособности, повышенной утомляемостью, сниженной самооценкой, пессимистическим восприятием будущего. А также с утратой потребности в общении и нарушением сна, снижением аппетита вплоть до его полного отсутствия, трудностями сосредоточения и осмысления. Кроме этого при депрессии нередко возникает беспричинное самоосуждение или чрезмерное чувство вины, повторяющиеся мысли о смерти.

Люди верующие в состоянии депрессии будут испытывать ощущение богооставленности, утраты веры, появление «окамененного бесчувствия», «холода на сердце», говорить о своей исключительной греховности, духовной гибели, жаловаться, что не могут молиться, читать духовную литературу. При тяжелой депрессии нередко отмечаются суицидальные мысли. Люди верующие обычно говорят, что совершить самоубийство они не могут, ведь за это их ожидает ад. Но, как показывает практика — и на это нужно обращать внимание, — они также совершают самоубийства, хотя немного реже, так как душевные страдания являются самыми тяжелыми и не все способны их вынести.

Среди депрессий выделяют реактивные, возникающие после психотравмирующих ситуаций (например, после смерти близкого человека), и эндогенные («беспричинная печаль»), которые обусловлены генетически. Особо часто депрессии встречается у людей преклонного возраста, среди которых они отмечаются более чем в половине случаев. Нередко депрессии приобретают затяжное и хроническое течение (более двух лет). По данным ВОЗ, к 2020 году депрессия выйдет на первое место в структуре заболеваемости и будет отмечаться у 60% населения, а смертность от тяжелых депрессий, зачастую приводящих к суицидам, выйдет на второе место среди других причин. Причина этого — утрата традиционных религиозных и семейных ценностей.

Среди духовных состояний выделяется бесоодержимость. Вот два примера, иллюстрирующие это состояние. Первый из них связан с епископом Стефаном (Никитиным; †1963), который еще до рукоположения в священный сан в лагере, будучи врачом, носил на себе Святые Дары. Однажды его как врача попросили проконсультировать дочь начальника лагеря. Когда он к ней пришел, она неожиданно стала метаться по комнате и кричать, чтобы убрали святыню, доктора попросили уйти. Другой пример из жизни архиепископа Мелитона (Соловьева; †1986). Он относится к концу 1920-х годов. Однажды он поздно вечером, почти ночью, переносил с одной квартиры на другую портрет св. Иоанна Кронштадтского. Навстречу ему шел мужчина, который стал неожиданно кричать и называть имя Иоанна Кронштадтского. То есть ведущий критерий определения бесоодержимости, как отмечают многие пастыри, — это реакция на святыню.

В то же время к душевным болезням относятся шизофренические психозы, когда нередко наряду с разнообразной бредовой тематикой больной считает себя владыкой мира или Вселенной, мессией, призванным спасти Россию или всё человечество от мирового зла, экономического кризиса и т.п. Существуют также бредовые расстройства, когда больной убежден, что в него вселились бесы, шайтаны (в зависимости от того, к какой культуре он принадлежит). В данных случаях идеи бесоодержимости, так же как идеи мессианского содержания, являются только тематикой бредовых переживаний больного при тяжелом психическом заболевании.

Например, один из пациентов в первом психотическом приступе считал себя Чебурашкой и слышал в голове голос крокодила Гены (слуховые галлюцинации), а в следующем приступе он говорил, что в него вселились темные силы (бред бесоодержимости) и им же принадлежат голоса. То есть в одном случае тематика бредовых переживаний была связана с детским мультфильмом, в другом имела религиозный подтекст. Оба приступа одинаково успешно лечились антипсихотическими препаратами.

Нам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда священники квалифицировали слуховые галлюцинации как воздействие демонических сил и не рекомендовали больным обращаться к врачам. Хотя эти больные регулярно причащались, никаких изменений в их психическом статусе не происходило, что должно было отмечаться при бесоодержимости.

К духовным состояниям относится и состояние «прелести», важнейшим проявлением которой является переоценка человеком своей личности и интенсивный поиск различных «духовных даров». Однако данный симптом, наряду с ощущением больным прилива сил, энергии, особого духовного состояния, психомоторным возбуждением, расстройством влечений, сокращением длительности ночного сна, является одним из проявлений маниакальных состояний. Бывают и другие состояния, когда человек начинает очень активно «заниматься своим духовным ростом» и перестает слушать своих духовников.

Некоторое время назад ко мне обратились родители одной девушки, которая примерно за год до этого пришла к вере, но последние два месяца ее духовная жизнь стала очень интенсивной. Она похудела настолько, что возникла реальная угроза ее жизни в связи с дистрофией внутренних органов. Около двух часов она молилась утром, около трех вечером, днем около двух часов читала кафизмы и отдельные места из Евангелия и Послания апостолов. Она причащалась каждое воскресенье, а перед этим каждую субботу отстаивала многочасовую очередь на исповедь в одном из монастырей. На исповедь она приходила с многочисленными листами. В храме ей неоднократно становилось плохо и приходилось вызывать «скорую». Слова духовника о том, что она не монахиня-схимница, что ей не положено выполнять такие молитвенные правила, она не слышала. Также она не слышала и просьб своих пожилых родителей. Они просили хотя бы иногда ходить в храм рядом с домом, так как проводить с ней все выходные в монастыре им физически тяжело, а одну отпустить ее они не могут. Она перестала справляться с работой и общаться со своими коллегами. Больной она себя не считала, при этом негативно отзывалась о священниках, которые пытались ограничить ее молитвенные «подвиги». Под давлением родителей она пассивно согласилась принимать лекарства, на фоне которых у нее постепенно восстановился аппетит и трудоспособность. Молитвенное правило (на чем настаивал духовник) сократилось до чтения утренних и вечерних молитв и одной главы из Евангелия.

Понятно, что ни в одном из монастырей ни одна игуменья, ни старец не благословят молодую послушницу на подобные «подвиги». Никто не отменял старого монашеского правила: когда видишь брата, резко поднимающегося наверх, сдерни его вниз. Когда человек воспринимает себя «великим специалистом» в духовной жизни и не слышит своего духовника, принято говорить о состоянии прелести. Но в данном случае была не прелесть, а психическое заболевание, которое приобрело религиозную окраску.

Навязчивые состояния и их формы

При обсуждении темы соотношения духовных и душевных болезней необходимо остановиться на проблеме навязчивых состояний (обсессий). Они характеризуются возникновением в сознании больного непроизвольных, обычно неприятных и тягостных мыслей, представлений, воспоминаний, страхов, влечений, по отношению к которым сохраняются критическое отношение и стремление им противостоять. Существуют двигательные навязчивости, когда человек повторяет какие-то движения. Например, несколько раз возвращается к запертой двери, проверяет, заперта она или нет. При психических заболеваниях бывает, что больной делает поклоны и стучит лбом об пол (такое бывало и с православными, и с мусульманами). Кроме этого выделяют так называемые контрастные навязчивости, когда у человека появляется неотвратимое желание сбросить кого-то под поезд в метро, у женщины возникает желание ударить ножом своего ребенка.

Для больного совершенно чужда такая мысль, он прекрасно понимает, что этого совершать нельзя, но эта мысль неотвязно существует. Также к контрастным навязчивостям относят так называемые хульные мысли, когда у человека появляется как бы хула на Духа Святого, на Божию Матерь, на святых угодников. Подобное состояние было у одного из моих пациентов на этапе депрессии после шизофренического приступа. Для него, православного человека, хульные мысли были особо мучительны. Он пошел к священнику на исповедь, но тот отказался его исповедовать, сказав, что всё простится человеку, кроме хулы на Духа Святого (ср.: Мф. 12, 31). Что ему оставалось делать? Он совершил попытку самоубийства. После проведенной психофармакотерапии указанные психопатологические расстройства купировались и в дальнейшем не повторялись.

Выводы

Отмеченные выше депрессивные состояния, состояния с бредом бесоодержимости, с навязчивостями, с маниакальными и депрессивно-бредовыми состояниями в целом успешно реагируют на психофармакотерапию, что свидетельствует о биологической основе этих состояний. Это отмечал и митрополит Антоний (Сурожский), который писал, что «психические состояния в значительной мере зависят от того, что происходит физиологически с точки зрения физики, химии в нашем мозгу и в нашей нервной системе. Поэтому каждый раз, когда человек заболевает психически, это нельзя приписывать злу, греху или бесу. Очень часто это бывает вызвано скорее каким-то повреждением в нервной системе, чем наваждением бесовским или результатом такого греха, который человека оторвал от всякой связи с Богом. И тут медицина входит в свои права и может очень многое сделать»10.

Многие классики психиатрии и современные исследователи отмечали, что христианское восприятие жизни делает человека устойчивым к различным стрессовым ситуациям. Очень четко эту мысль сформулировал Виктор Франкл, основатель теории логотерапии и экзистенциального анализа:»Религия дает человеку духовный якорь спасения с таким чувством уверенности, которое он не может найти нигде больше»11.

Сложность разграничения душевных и духовных заболеваний остро ставит вопрос о необходимости обязательного включения в программы подготовки будущих священников во всех высших учебных заведениях Русской Православной Церкви курса пастырской психиатрии, а также специальных курсов по психиатрии при подготовке социальных работников. О необходимости этих знаний для каждого пастыря писал в своем руководстве «Православное пастырское служение» еще профессор архимандрит Киприан (Керн), посвятив вопросам пастырской психиатрии специальную главу. Он настоятельно рекомендовал каждому священнику прочитать одну-две книги по психопатологии, «чтобы огулом не осудить в человеке как грех то, что само по себе есть только трагическое искривление душевной жизни, загадка, а не грех, таинственная глубина души, а не нравственная испорченность»12.

Задача священника при выявлении у человека признаков психического заболевания — помочь ему критически осмыслить состояние, побудить обратиться к врачу, а в случаях необходимости к систематическому приему лекарственной терапии. Уже есть немало случаев, когда больные только благодаря авторитету священника, по его благословению принимают поддерживающую терапию и длительное время находятся в стабильном состоянии. Как показывает практика, дальнейшее совершенствование психиатрической помощи возможно только при тесном сотрудничестве врачей-психиатров со священниками и при четком разграничении сфер компетенции.

ПРИМЕЧАНИЯ:

Молитва от шизофрении

Скачать эту статью

Состояние греха невыносимо для обычного человека. Даже если внешне он может не показывать этого, внутри него ведётся борьба зла и добра. Чем более тяжек грех, тем более душевных сил забирает у человека его совершившего.

В этом случае возможно даже наступление психического расстройства, например, шизофрении.

Помочь больному облегчить его душевные муки и излечиться поможет молитва от шизофрении. Молитвенная поддержка со стороны сильных духом христиан помогает победить грех и, следовательно, душевную болезнь.

Психические заболевания обычно не оставляют видимых повреждений на теле человека

Храм — это место, которое посещается разными людьми. К сожалению, приходят сюда и лица, страдающие психическими заболеваниями. При психических заболеваниях внешне очень трудно понять, болен человек или же нет.

Дело в том, что такая болезнь может протекать скрытно и со стороны достаточно тяжело определить, болен человек или же нет.

«Сцена при дворе Кристиана VII», картина Кристиана Цартмана (1873), изображающая датского короля, больного шизофренией. Человек больной шизофренией может внешне ничем не отличатся от здорового

В том же случае, когда болезнь находится в стадии обострения или же её течение имеет острый характер, симптомы достаточно ясны. Это:

  • бред;
  • галлюцинации;
  • поведенческие нарушения;
  • расстройства эмоциональной сферы в виде мании и депрессии и т.д.

Душевные болезни весьма разнообразны и поэтому симптомов их огромное количество. Что же касается шизофрении, то это психическое заболевание, проявляющееся типичными изменениями личности.

Больной данным заболеванием неспособен правильно мыслить, принимать решение, а также общаться с другими людьми. Он может видеть галлюцинации, не осознавать себя как личность, у него проявляются эмоциональные нарушения, имеются структурные нарушения мышления.

Видеоролик: Как относится Церковь к лечению психически больных людей? На 25 секунде автор (протоиерей Владимир Головин, г. Болгар), говорит о том, что больной человек должен, в первую очередь, лечиться в больнице.

Он один из авторов православного сайта Мой духовный маяк и поэтому его мнению можно доверять.

Современная наука считает, что шизофрения — это не одно заболевание, а целая группа психозов, объединённая под одним термином. Больной шизофренией в обязательном порядке должен находиться под наблюдением врача.

Что же касается религиозной сферы, то молитвенная поддержка такого больного очень нужна. Не нужно думать, что по молитве психическая сфера человека придет в полный баланс, но его состояние значительно улучшится.

Понятия шизофрении в Библии нет

Вылечить шизофрению достаточно тяжело. Дело в том, что для этого заболевания характерно наличие дисбаланса работы обоих полушарий головного мозга. В этом случае правое полушарие сверхактивно, а левое наоборот малоактивно.

В результате больной живёт в собственном внутреннем мире. Он может слышать голоса, видеть видения и т.д.

«Юродивый». Василий Перов 1875, 1879. Холст, масло. Картина написана в 1875 г., Пейзаж переписан в 1879 г. В Библии ничего не говорится о шизофрении, но часто упоминаются болезни духовные

Юродивый — это человек, получивший благословение на духовный подвиг юродства. Если этого не было, вполне возможно, что это просто больной человек.

Необходимо отметить, что православный взгляд на шизофрению основывается на том факте, что в Библии не имеется никаких указаний на эту болезнь. Однако в ней часто указывается на душевные болезни. При этом их не стоит связывать с таким явлением, как одержимость бесами.

Православная Церковь считает, что душевный недуг — это Господом возложенный крест

Шизофрения, с точки зрения православия, — это Господом возложенный крест. При этом в богословии существует несколько точке зрения на этот вопрос. Часть богословов считает, что всему виной естество человека.

Преподобный Антоний Печерский. Фрагмент Свенской иконы Божией Матери. Преподобный Антоний три года ухаживал за монахом больным кататонией

Кататония — одна из разновидностей психических заболеваний, может служить симптомом наличия у больного шизофрении.

Естество человека — это физическое состояние его организма. Православные не видят ничего плохого в том, чтобы ухаживать за больными психическими заболеваниями, облегчая их состояние.

Например, преподобный Антоний Киево-Печерский три года ухаживал за монахом, который болел одной из форм психоза или кататонии. При этом не считал, что он одержим бесом.

Преподобный Антоний Киево-Печерский три года ухаживал за монахом больным кататонией.

Как священникам, так и мирянам изучающим вопрос «шизофрения и церковь», стоит изучить книгу «Православное пастырское служение» архимандрита Киприана (Керна).

В ней говорится о том, что существуют такие состояния души, которые трудно определить категориями нравственного богословия и которые не входят в понятия добра и зла.

Отец Киприан считает, что такие состояния относятся не к аскетической области, а к психологической и они развиваются от природы человека.

Православное пастырское служение. Профессор, архимандрит Киприан (Керн). Для того, чтобы понят отношение Православной Церкви к психически больным, стоит изучить книгу «Православное пастырское служение» архимандрита Киприана (Керна)

Опытный священник в состоянии определить, имеется у человека заболевание головного мозга и психики или же у него грехом разрушена духовная сфера.

Старец-архимандрит Георгий (Лавров) из Данилова монастыря часто направлял обращавшихся к нему к психиатру. При этом в некоторых случаях он забирал от врача людей к себе на духовное окормление.

Греховный человек уже болен и это может проявиться в виде шизофрении

Отцы Церкви, как мы видим, считают, что душевные болезни по своей природе сопоставимы с телесными. И те и другие посылаются по попущению Божиему человеку для того, чтобы споспешествовать ему в деле спасения. И в этом случае та же самая шизофрения — это Господом возложенный крест.

13 — 14 ноября 2018 года. Данилов ставропигиальный мужской монастырь. Международная конференция «Попечение Церкви о душевнобольных». Православная Церковь считает любую болезнь, в том числе и шизофрению, Крестом Господнем

Несмотря на данное обстоятельство, природа психического заболевания биологическая. Оно может подтверждаться различными соматическими или же неврологическими реакциями на вредоносные факторы.

Среди таких факторов можно назвать сильный шум, воздействие СВЧ-полей, отравление нейротропными ядами и т.д.

Шизофрения, как и все болезни, — это следствие грехопадения Адама.

При этом страдать от шизофрении может не только из-за своих физических изъянов, но и потому, что все человеческие болезни — это следствие грехопадение Адама. Таким образом, считаются естественными её проявления, то есть от «естества».

Духовная же составляющая естественной признана быть не может. Она греховна и Господь может исцелить её по своей воле.

Фреска «Изгнание из рая». Фрагмент. Церковь Иоанна Предтечи в Рощенье. Человеческие болезни, в том числе психические — результат грехопадения Адама

Отцы Церкви указывают на то обстоятельство, что и у здоровых людей может присутствовать расщепление психической деятельности. Грешник ненавидит свой грех, но продолжает его совершать. Об этом святой апостол Павел сказал так:

«Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех»

(Рим. 7, 15-20)

Шизофрения может быть признаком бесоодержимости

Православие о шизофрении говорит, что эта болезнь иногда может считаться признаком бесоодержимости. В Священном Писании злые духи изображаются входящими в людей и выходящими из них (Мф. 4, 24; Мк. 1, 23; Лк. 4, 35 и др.).

Наиболее же известен в христианстве пример исцелении Господом гадаринского бесноватого.

Дело в том, что он вёл себя как человек с психическим расстройством, но окружающие его люди слышали, как находящиеся в нём бесы просили дозволения у Христа выйти из него и войти в стадо свиней (Мф. 8, 28-32).

Исцеление бесноватого глухонемого отрока. С картины Ивана Ефимовича Крюкова (1823 — 1857). В Новом Завете описывается несколько случаев исцеления Христом бесноватых

В том случае, когда человек одержим злым духом, его душа делается неестественной, томится и страдает. Священное Писание прямо указывает на то, что бесноватые чётко отличаются от больных. Беснование не следствие расстройства душевных сил человека, но от воздействия нечистой силы.

Именно поэтому одержимый ведёт себя не как человек: он лает, воет, кричит нечеловеческим голосом, скачет и т.д. Особенно сильно одержимый бесами реагирует на открытие Царских Врат во время богослужения и чтения молитвы «Со страхом Божиим и верую приступите».

Бесоодержимые боятся молитв, святой воды Креста Христова и Христовых Таин.

В любом случае, необходимо знать, что дух шизофрении — это дух болезни, а не тот бес, который может находиться в больном. От него бесноватый отличается следующим:

  • злые духи знают Бога, боятся Креста Христова, крещенской воды, молитвы, святых Христовых Таин;
  • поведенческие расстройства у бесоодержимых носят характер насильственности, так как душа человека противится тому, что её заставляет делать лукавый.

Иерей Лев Баграмян на открытии храма святого праведного Иоанна Кронштадтского при Психоневрологическом интернате № 7. 28 октября 2016 года

Задача пастыря в случае бесоодержимости — научить человека не верить демоническим внушениям и клеветам, как на Бога, так и на людей. Христиане должны поддерживать как психически больного человека, так и бесоодержимого молитвенно.

Поэтому, если вы узнаете, что ваш знакомый заболел психической болезнью, помолитесь за него пожалуйста.

Исцеление психического больного возможно только по Воле Божией

Необходимо отдельно отметить, что лечение шизофрении молитвами — это не медицинская процедура и наедятся на исцеление больного можно, только уповая на милость Господа Иисуса Христа. Освобождение от духа шизофрении возможно только так и никак иначе.

Поэтому посещая храм, прошу помолитесь за больного или бесоодержимого, но не обнадеживайте его или сами не обнадёживайтесь, ведь все в Воле Господа.

Для излечения от шизофрении по молитве необходимо соблюсти 4 условия.

Причиной большинства психических болезней называется совершение греха в жизни. Освободить от чувства вины по этому поводу может только Сын Божий. При этом существует несколько условий, при соблюдении которых может наступить излечение от шизофрении. Среди них можно назвать следующие:

  • необходимо самому быть крещённым набожным человеком;
  • молиться нужно последовательно и постоянно;
  • необходимо настроиться на то, что результат сразу не наступит;
  • требуется любое улучшение состояния больного использовать для спасения человека для жизни вечной.

Образ Христа-Пантократора в куполе церкви монастыря в Хоре. Мозаика. Начало 14 в. Константинополь. Только Господь Наш Иисус Христос может исцелить человека по нашей молитве, а не знахарь или лекарь

Помните всегда о том, что болезни Бог попускает для спасения души человеческой. Не врач освобождает человека от духов болезней и не целитель, но имя Иисуса Христа. Только Сын Божий по молитве может избавить больного от страданий. Человек же молящийся за другого — инструмент в его руках.

Для избавления от шизофрении чаще всего молятся Иисусу Христу, блаженной Матроне и святому Николаю угоднику

Перед родственниками больных шизофрений часто возникает вопрос: кому молится об исцелении? Дело в том, что в этом может помочь только сильная молитва. Именно поэтому в этом случае обычно молятся самому Господу Нашему Иисусу Христу.

Кроме того, чаще всего верующие обращаются с просьбой об исцелении к блаженной Матроне Московской, святому Николаю Угоднику и святителю Луке Крымскому.

Как молиться, что бы исцелиться от шизофрении. Священник Игорь Сильченков. В видеоролике автор говорит что для излечения от шизофрении необходимо постоянно читать Иисусову молитву.

Текст исцеляющей молитвы, обращённой ко Христу следующий:

Дорогой Отец Небесный!

На руках молитвы я приношу к Тебе моего сына (дочь, отца, мать…по имени)

Я знаю как Ты любишь его (ее) и дорожишь им.

Я верю, что Ты, Иисус, умер на кресте за моего сына (дочь…), чтобы он жил.

Я верю, что Ты понес на Себе всякую болезнь и всякую немощь моего сына (дочери…).

Ранами Твоими он (она) исцелен (а). Так говорит Слово Твое, и Оно истинно и пребудет вовек.

Ему (ей) нет необходимости страдать от шизофрении, так как Ты забрал эту болезнь на себя.

Именем Господа Иисуса Христа и силой Духа Святого я связываю тебя, дух шизофрении, и повелеваю оставить навсегда моего сына (дочь…).

Дух Святой, коснись сердца и разума моего сына (дочери…), наполни Его Твоим Божественным миром и покоем во имя Иисуса Христа.

Очисти его (ее) разум от всяких негативных мыслей. Обнови ум и наполни Своим содержанием.

Господь, освободи его (ее) от чувства вины и наполни Своей свободой.

Реки воды живой да потекут прямо сейчас через него (нее).

Головной мозг, восстановись! Да придет полный баланс левого и правого полушарий во имя Иисуса.

Да придет полный баланс в каждую клеточку его (ее) естества.

От темени до подошвы ног наполни светом Своим, Господь.

Твой свет — есть жизнь.

Иисус, ты есть Путь и Истина и Жизнь.

Направь моего сына (дочь…) на путь истины и даруй ему (ей) жизнь и жизнь с избытком.

Открой сердце моего сына (дочери…) для искреннего покаяния и спасения.

Благодарю тебя, мой дорогой Авва Отче, за освобождение моего сына (дочери…) от духа шизофрении и полное излечение от этого недуга. Во имя Иисуса.

Тебе, мой Бог, слава, хвала и поклонение, во имя Иисуса. Аминь.

Помочь может только молитва, заговоры усугубят положение

К сожалению, многие родственники больных шизофренией в надежде облегчить их состояние, обращаются к знахарям. Это делать категорически нельзя. Излечиться человек может только по Воле Божией.

Сильная молитва поможет душе человеческой избавиться от духа шизофрении. Ранами Иисуса она исцелена, а обратившись к знахарям и лекарям можно усугубить положение больного.

Бог даёт исцеление по молитве. Поэтому не нужно обращаться к колдунам и знахарям для того, чтобы помочь больному шизофренией. Необходимо идти в церковь и молиться за него

Дело в том, что различные колдовские приёмы способны ещё больше укрепить нечистых духов и бесов, поселившихся в человеческом теле. Если ваш родственник болен, необходимо верить в его исцеление.

Только в этом случае оно возможно. Обращаясь же к колдунам, вы обратитесь к бесам, которые окончательно погубят душу близкого вам человека. То же самое касается различных «отчитчиков».

Бороться с бесами может только священник и только по особому благословению, об этом необходимо всегда помнить.