Симеона верхотурского

И небо становится ближе… Святой праведный Симеон Верхотурский

25 сентября – память святого праведного Симеона Верхотурского

Большинство людей любят путешествовать, бывать в интересных местах, видеть нечто необычное, знакомиться с новыми людьми. Ради свежих впечатлений некоторые преодолевают огромные расстояния, забираются в такие уголки планеты, куда редко ступает нога человека.

Но сколько бы человек не гонялся за впечатлениями, все рано или поздно приедается, радости с каждым разом становится все меньше и меньше и, в конце концов, наступает момент, когда этот удивительный и разнообразный мир кажется скучным, серым и неинтересным.

Однако совсем иначе смотрят на окружающую действительность те, кто, полюбив дорогу, выбрали целью своих поездок места, где можно отдохнуть душой, – святые места. Эти мудрые путешественники никогда не пресыщаются, потому что невозможно пресытиться благодатью.

Я решила последовать их разумному примеру и дать своей душе единственную потребную ей пищу, напоить ее из чистого источника отеческой веры: поехать в место дивное, святое. Помолившись, я отправилась в гости к праведному Симеону Верхотурскому.

«Сенькой звали его»

Это было очень давно – в XVI веке. В сибирском селе Меркушино в Верхотурском уезде поселился странный человек. Его манеры выдавали в нем благородное происхождение, однако жил он, как крестьянин: ел простую пищу, спал, как и все деревенские жители, на полу, своим трудом добывал себе пропитание. Собственного угла не имел, но зато знал ремесло – шубы шил. По тогдашней традиции, кого обшивал, у того в избе и жил, и питался тем, что дадут. Для сибирской стороны портняжничество – дело прибыльное, но этот чудак зачастую, немного не закончив работу у одних хозяев, переходил на постой к другим.

Сибирь тогда была дикая, полуязыческая, нравы у людей простые. Ох, и доставалось Симеону от разгневанных хозяев! И били его, и ругали, и денег за работу вовсе не давали. Ведь большинство людей думали, что им двигало корыстолюбие: в другом доме пообещали больше – вот он и ушел. Кому могло прийти в голову, что портной поступает так именно для того, чтобы избежать земного вознаграждения за свой труд и еще больше смириться? Симеон молча переносил оскорбления и побои, без ропота, без обид.

На местных девчат он не заглядывался: хоть и молод был годами, а семьи не заводил. Однако часто беседовал с детьми, рассказывал им о Христе, наставлял в истинной вере, и чистые души с детской простотой впитывали в себя слова праведника.

Когда в селе построили деревянный Михаило-Архангельский храм, многие часы Симеон стал проводить там, в доме Божием. Нередко видели Симеона на берегу реки Туры, где он подолгу просиживал с удочкой. И никто не мог даже помыслить, глядя на одинокую фигуру Симеона, что сердце его непрестанно беседует с возлюбленным Господом…

Он умер молодым, прожив чуть больше тридцати лет. Местные жители похоронили его и забыли, что был такой. А через пятьдесят лет земля сама вдруг вынесла из своих недр на поверхность гроб. Сквозь щели дощатой крышки сельчане увидели нетленные мощи праведника…

Кинулись вспоминать, кто такой, как звали – никто не знает. Слишком потаенную жизнь вел этот человек. Стали всем миром молиться, чтобы Господь, явивший Своим людям нового святого, открыл и его имя. Через некоторое время митрополиту Тобольскому Игнатию, проводившему освидетельствование новоявленных мощей, был голос во сне: «Сенькой звали его». Прославленного на Небе, Симеона, наконец, прославили и на земле.

Чудеса и исцеления от мощей святого праведного Симеона происходили бесчисленные, и в те далекие времена, и в наши дни. Глухое сибирское село наводнилось богомольцами, с той поры и до наших дней не прекращается в эти места паломничество: едут и едут верующие к святому – кто за помощью в житейских нуждах, кто за исцелением, кто за утешением в скорбях, а кто, как я, желая прикоснуться душой к святыне и обрести покой.

Благословенное Меркушино

Дорога вдоль реки Туры величественно-прекрасна: зеленые луга, холмы, ширь долин и темная зелень непроходимых лесов… Но вот, после очередного изгиба голубой ленты, взору предстает зрелище, от которого захватывает дух: ярче солнца горят на фоне лазурного осеннего неба золоченые кресты на куполах меркушинских храмов. На том месте, где были обретены нетленные мощи, возвышается Свято-Симеоновский храм, а рядом, соединенный с ним светлой галереей, храм в честь Архистратига Михаила. В середине прошлого столетия этот исторический храмовый комплекс был разрушен, но в 90-х годах его восстановили во всем его былом величии.

Самый большой храм – в честь Архистратига Михаила – столь просторный, и своды его так высоки, что кажется, будто он соткан из света. Купол уходит далеко ввысь, так что, когда смотришь вверх, даже кружится голова. Но самое удивительное впечатление производят бывающие в этих стенах Богослужения: необычайная акустика храма придает голосам певчих особое звучание. Сложно понять, где рождается звук, потому что он заполняет все пространство, долетает до самого купола и льется откуда-то с небес.

В цокольном этаже храма Архангела Михаила находится храм-баптистерий – необычайной красоты! Дневной свет туда не проникает, поэтому там всегда царит полумрак. В отблеске лампад таинственно мерцает позолоченный иконостас. Внушительных размеров купель для крещения выложена мозаичным орнаментом в византийском стиле.

Престол этого храма освящен в честь священномученика Константина, расстрелянного в Меркушино во времена богоборческой власти. Удивительно, что мощи этого новомученика пролежали все в той же топкой сибирской земле даже дольше, чем мощи праведного Симеона – восемьдесят лет, – но при обретении их также оказались нетленны. Нетронутой временем была даже одежда убитого священника, тело его не закоченело и сгибалось. Поистине благословенна меркушинская земля, во все времена являющая миру святых угодников Божиих!

мощи священномученика Константина Богоявленского

Сколько бываю здесь, никогда не могу налюбоваться на эти места, глаза желают, но никогда не могут удержать в первозданной красоте величие храмового комплекса, сердце щемит при взгляде на трогательно-прекрасную природу здешних мест.

Первым делом иду поклониться гробнице святого праведного Симеона, испить воды из целебного источника, бьющего в том месте, где явился на поверхность земли его гроб. Симеоновский храм построен прямо над источником. Есть места, из которых не хочется уходить, одно из них – гробница святого праведного Симеона Верхотурского: под ласковым взглядом святого, взирающего на тебя с иконы, чувствуешь себя хорошо и уютно, как дома. Сейчас гробница праведного Симеона – это выложенная мраморными плитами маленькая комнатка с источником посередине, расположена она прямо под алтарем Симеоновского храма. Время здесь движется совсем незаметно, а иногда кажется, будто оно вовсе останавливается, замирает и превращается в вечность.

Самих мощей в гробнице нет. Они в Верхотурье, в Свято-Николаевском мужском монастыре, куда их торжественно перенесли почти сразу же после обретения – в 1704 году. Налюбовавшись милыми сердцу местами, я попрощалась с Меркушино и отправилась в дальнейший путь, поклониться мощам праведника. Ведь если не увидел хозяина, то как можно считать, что побывал в гостях.

По дороге мне предстояло сделать несколько остановок. Первая – в месте уединенных молитв праведного Симеона, это совсем близко, километров десять от Меркушино. Здесь сохранился камень, сидя на котором святой молился и удил рыбу. В XIX веке на этом пустынном берегу стояла часовня в честь святого, которую в советские годы разобрали, теперь на ее месте поклонный крест, а рядом – деревянный храм в честь Всех Сибирских Святых, в котором регулярно совершаются Богослужения. Когда бываю в этом месте, то всегда почему-то кажется, будто святой и теперь пребывает незримо здесь. Хочется, как он, сесть на камень близ реки и долго-долго сидеть неподвижно, размышляя о вечности и благодаря Творца за непостижимую Его милость к нам, людям. В душе возникает живая вера, что по молитвам Своего угодника Бог слышит тебя и все тебе прощает.

Следующая моя остановка связана с именем другого святого – блаженного Косьмы Верхотурского.

Путь блаженного Косьмы

Вскоре после того, как мощи святого праведного Симеона Верхотурского были обретены, их решили перенести в Верхотурье, в мужской монастырь, дабы облегчить доступ к ним многочисленных паломников. В резном гробе, выложенном лебяжьим пухом, мощи праведника с торжественными песнопениями и молитвословиями понесли из Меркушино в Свято-Николаевский верхотурский монастырь.

Перенесение мощей св. Симеона в 1704 г.

Вслед за Крестным ходом на коленях полз юродивый Косьма, он был увечный и не мог передвигаться иначе. Когда Косьма выбивался из сил, то обращался к святому Симеону, как к живому, с простыми словами: «Брате, Симеоне, давай отдохнем!» После этого гроб с мощами никто не мог сдвинуть с места, процессия останавливалась, а блаженный Косьма (также прославленный ныне в лике святых) отдыхал, славя Бога и благодаря своего брата во Христе – Симеона. Позже на местах этих остановок верующие воздвигли храмы и часовни.

Дорога петляет то влево, то вправо, оставляя позади леса и холмы. Но вот, за очередным поворотом на небе вновь засияли два солнца – так ярко сверкает, отражая солнечный свет, Крест Христов на луковичной головке белокаменной церкви. Это показалась во всей своей красе Свято-Косьминская мужская пустынь. В XIX веке в память об очередной остановке крестного хода, переносившего мощи праведного Симеона Верхотурского, здесь была построена церковь.

Теперь на этом месте – целый монастырь. Братия в нем живет по строгому афонскому уставу, согласно которому проход на территорию пустыни мирским лицам запрещен. Иногда братья выносят в архондарик (комнатку для гостей) ковчежец с частицей мощей самого блаженного Косьмы. Еще только переступая порог архондарика, чувствуешь необычайную духовную радость, которая усиливается при соприкосновении с самой святыней – мощами святого Косьмы. Кто знает, может, блаженный утешает таким образом тех, кто следует его дорогой и благословляет их в дальнейший путь? Хочется верить, что это так. Тем более что радость эта долго еще потом не покидает окрыленную душу.

К сожалению, другие святыни на пути блаженного Косьмы не сохранились: были разрушены в прошлом столетии, их восстановление идет медленно.

Хранитель уральской земли

«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Иоан. 14:12).

Эти евангельские слова первыми приходят на ум, когда думаешь о тех многочисленных чудесах и исцелениях, которые происходили и продолжают происходить у раки с мощами святого праведного Симеона Верхотурского. Скольким слепым, хромым, увечным помог Господь во время Своей земной жизни! Чудеса не прекращаются и по сей день. Теперь их творят именем Иисуса Христа и Его святые угодники.

Симеоновы дни. Фото: Сестры.ру

Верующие едут в Верхотурье отовсюду: кто для того, чтобы попросить исцеления, кто с благодарностью за полученную помощь. Известно много случаев, когда исцеление происходило на расстоянии: человек с верой помазывал больное место масличком от мощей святого Симеона и получал полное выздоровление. Некоторые отправляются после этого в Верхотурье, чтобы поблагодарить сибирского чудотворца за его милость.

Но немало и таких, которые едут к любимому святому просто для того, чтобы еще раз увидеться с ним, помолиться, постоять в благоговейной тишине под громадными сводами величественного Крестовоздвиженского собора, в котором покоятся мощи. Обычно верующие стоят подолгу – уходить никому не хочется…

Святой праведный Симеон преставился ко Господу более трехсот лет назад, но он не покинул уральской земли, она вверена ему на хранение, как верному рабу Христову, до тех времен, пока не придет Владыка дома.

Вместо заключения

Люди долго могут скитаться по свету, заниматься разными важными делами, к чему-то стремиться, чего-то искать… Но стоит лишь попасть в святое место, как душу посещает ощущение, что все вокруг «суета сует». Душа замирает и, прильнув к святыне, кротко, но твердо возвещает: «Я нашла то, что искала, больше ничего не надо». И она долго не будет отпускать вас отсюда и потом станет всегда проситься назад, в то место, где коснулась ее Божия благодать. Моя душа полюбила Верхотурье и все те места, которые связаны с именем великого святого земли сибирской – праведного Симеона. Приезжайте и вы сюда, и кто знает, быть может, именно здесь Небо для вас станет ближе…

Текст подготовлен сестрами Ново-Тихвинскогомонастыря и интернет-издания Сестры.ру специально для портала «Православие и мир»

Материалы подготовила Н.Н.Козынцева,
член Уральского историко-родословного общества (УИРО)

Путь к возведению храма в честь уральского праведника

Свято-Симеоновский храм (снимок ок. 1910). Фотография из сети интернет

Церковь во имя Святого Праведного Симеона Верхотурского была задумана как центр религиозного просвещения Юго-Восточной окраины Екатеринбурга, населенной в начале XX века небогатым фабричным людом, домохозяевами, мелкими торговцами, при этом значительная часть населения была старообрядческой.

В 1906 году храм украсил собою Ночлежную площадь — именно такое название носила Площадь Обороны в ту пору. Но история храма начинается на 11 лет раньше и связана с историческим юбилеем, который отмечала Екатеринбургская епархия в 1895 году.

18/31 декабря (н.ст.) 1895 г. — исполнилось 200 лет со дня обретения мощей праведного Симеона Верхотурского. По этому случаю действовавшее в Екатеринбурге одноименное церковное братство провело торжественное собрание, на котором члены общества в память об исторической дате приняли решение создать братскую икону и хоругвь праведного Симеона. Их предполагалось разместить в Градо-Екатеринбургском Екатерининском соборе с тем, чтобы члены братства ежегодно в этот памятный день собирались у святынь для общей молитвы своему небесному покровителю.

Январь 1897 г. – члены братства решили, что вместо создания иконы и хоругви лучшим способом увековечить память небесного покровителя Уральской земли станет сооружение церкви-школы в честь святого Симеона.

Справка: Братство Праведного святого Симеона Верхотурского занималось вопросами просвещения, православного миссионерства, благотворительностью, развитием трезвеннического движения.

Апрель 1897 г. – братство Праведного Симеона обращается к градоначальнику И. С. Бурдакову с прошением о безвозмездном отводе участка земли для постройки церкви-школы, домов под квартиры для будущих священнослужителей и учителя школы, а также для устройства при ней образцового огорода или сада.

«Наиболее удобным… местом… Совет Братства признает восточную половину «Ночлежной» площади, именно совершенно свободный от построек квартал, границами которого служат: с востока – Обсерваторская улица, с запада – Кузнецкая улица, с севера – Александровский проспект и с юга – Ночлежная улица».*

Примечание: Обсерваторская улица — ныне ул. Бажова; Кузнецкая улица — в наши дни на указанной территории не существует, приблизительно совпадает с тротуаром перед храмом; Александровский проспект — ул. Декабристов; Ночлежная улица — ул. Тверитина.

Резолюция городского головы была положительной:

«Желание братства заслуживает сочувствия и удовлетворения со стороны города уже по одному тому, что постройка церкви в Юго-Восточной части города крайне необходима, равно как и учреждение там школы, которая служа на пользу городскому населению и содержась на средства братства, заменит школу городскую, а тем окажет материальную поддержку и городской кассе»*

По условиям на предоставляемой площади Симеоновское братство должно было в течение 15 лет построить церковь-школу, в противном случае – выкупить это место у города, уплатив его стоимость по современной платежу цене. С поставленной задачей общество справилось блестяще.

Закладка, строительство и освящение Свято-Симеоновской церкви

епископ Ириней, Екатеринбургский и Ирбитский (возглавлял кафедру в 1900-1902 гг.)

Первоначально разработанный проект предполагал устройство деревянной церкви. Однако еще в период подготовки к строительству планы были изменены, и выработан проект возведения церкви в камне.

27 июня/10 июля н.ст. 1901 г. — состоялась закладка храма, ее совершил епископ Екатеринбургский и Ирбитский Ириней.

Вот что пишет об этом событии епархиальный печатный еженедельник:

Екатеринбургские епархиальные ведомости, №13 (1 июля 1901 г.), отдел неофициальный, с.617

«27 июня совершилось заложение церкви-школы… В 10 ч. 40 м. из Крестовоздвиженской церкви на место постройки направился крестный ход, в котором участвовало до 16 священнослужителей. Ко времени прибытия крестнаго хода к месту назначения сюда же прибыл и Преосвященный Владыка. Здесь, в особо устроенной палатке, был совершен чин на основание церкви, причем Владыка сам на месте будущего Престола водрузил крест и окропил рвы, выкопанные под фундамент здания, св. водою. Несмотря на будничный день, стечение народа на торжество закладки было довольно многочисленно…»*

* Екатеринбургские епархиальные ведомости, №13 (1 июля 1901 г.), отдел неофициальный, с.617

Строительство велось на средства Свято-Симеоновского братства, а также на народные пожертвования. Те же Екатеринбургские Епархиальные ведомости сообщали о жертвователях, которые, к слову не были исключительно уральцами. Так крестьянин Вятской губернии Иван Константинович Черных пожертвовал 300 руб. с тем, чтобы на половину суммы были приобретены колокола для церкви, а остальную часть поместили в банк, чтобы на процент с них поминались названные им лица. Другим жертвователем была дама, не пожелавшая назвать себя. На сумму 100 рублей она преподнесла храму утварь: серебряную дарохранительницу, дароносицу, металлическое молебное Евангелие, водосвятную чашу, кропило, блюдо для благословения хлебов, кадило и копие.

25 сентября/8 октября н.ст. 1905 г. — главы Симеоновской церкви были увенчаны крестами.

епископ Владимир, Екатеринбургский и Ирбитский (возглавлял кафедру в 1903-1910 гг.)

23 апреля/6 мая н.ст. 1906 г. — состоялось освящение храма. Богослужение возглавил епископ Екатеринбургский и Ирбитский Владимир.

Таким образом, братство Святого Симеона Верхотурского сумело собрать средства и построить храм в более сжатые сроки, чем было оговорено в условиях предоставления городской Думой участка под церковь.

Июнь 1906 г. — совет Симеоновского братства уведомил городскую думу, что:

«главное обязательство Братством выполнено: церковь на 600 человек молящихся и 2 школьных помещения при ней на 140 человек на Ночлежной площади построены; в одном из школьных помещений 22 ноября 1905 г. производились уже занятия с 54 учащимися, а в церкви с 23 апреля сего 1906 года начато совершение богослужений»*

Жизнь прихода до революции

Сенная площадь. Вид на казармы Оровайского полка и Обсерваторскую горку (Метеогорку). Справа виднеется храм Святого Симеона Верхотурского. Фотография с сайта 1723.ru

После освящения храма архиереи также навещали приход. Так, например, в 1914 году Епархиальные ведомости вновь сообщают, что 22 июня (5 июля н.ст.) здесь служил епископ Екатеринбургский и Ирбитский Серафим. Население прихода, по отзыву местного настоятеля, занятое работами на соседних фабриках и заводах довольно равнодушно относится как к посещению храма. По окончании богослужения владыка говорил об этих недостатках прихожан и выразил надежду, что будущее поколение, воспитывающееся при храме, будет не таким, как нынешнее.

епископ Серафим, Екатеринбургский и Ирбитский (возглавлял кафедру в 1914-1917 гг.)

«Дети, привыкшия к храму, не забудут его, не порвут с ним своей связи, но будут и потом стремиться сюда, будут и приносить сюда крупицы от трудов своих. Хотелось бы думать, говорил владыка, что этот храм навсегда останется для них местом, куда они будут стремиться, чтобы отдыхать душой. Задача настоящего причта – упрочить связь прихожан с храмом, сделать этот храм, построенный в центре религиозной темноты, источником истинного света. В том обстоятельстве, что при храме в последнее время возникло общество трезвости, насчитывающее в своих рядах более тысячи членов, Владыка видит хороший проблеск будущаго»*

*Екатеринбургские епархиальные ведомости, 29 июня 1914, отдел неофициальный, №26, с.580-581.

Свято-Симеоновский храм. Фотография с сайта 1723.ru

Сохранились описания внутреннего убранства храма и его внешнего облика.

Здание было каменным, одноэтажным и однопрестольным, в форме креста. В два ряда располагались окна, в нижнем ярусе было 12 окон, в верхнем – 8. Здание отапливалось печами. Колокольня была в один ярус высотой, набор колоколов был общим весом в 56 пудов 21 фунт. Над входными дверями в церковь была закреплена икона Симеона Верхотурского в медной ризе и золоченом киоте. Церковь и усадьба обнесена забором. Здание храма выбелено снаружи мелом и покрыто железной крышей, «окрашенной малахитом».

В церковь был один вход через трое дверей. От входа одна деревянная лестница вела на колокольню; другая – через двухэтажную сторожку внутри строения, выводила на хоры, которые отделены барьером из точеных крашеных деревянных колонн.

С двух сторон от входа в храм были обустроены пристрои школы. Каждый — в две комнаты: одна из них была классной комнатой, другая – прихожей. У школьных пристроев были самостоятельные выходы в ограду. Над пристроями вторым этажом были сделаны помещения для церковной ризницы (помещение для хранения облачений и церковной утвари).

Внутри храм был расписан масляными красками, украшен цветным орнаментом и священными изображениями. Было проведено электрическое освещение с 5-ю лампочками, также в ходу были керосиновые лампы. Иконостас деревянный столярной работы, в цвет темного дуба с резьбой.

Закрытие храма

Ночлежная площадь и храм Святого Симеона Верхотурского. Войска Британо-Российской бригады на параде (1919 г.) Фотография с сайта 1723.ru

Вышеприведенные описания храма мы встречаем в документах, связанных уже с закрытием церкви, которое произошло после установления советской власти, в 1928 г. Таким образом, храм после своего открытия был действующим недолго – с 1906 по 1928 гг.

5 апреля 1927 г. — Свердловский окружной исполнительный комитет, по ходатайству Свердловского Горсовета, вынес постановление о необходимости закрытия в городе Свердловске Симеоновской церкви. В дальнейшем здание предполагалось использовать под культурно-просветительные учреждения.

Прихожане, однако, не сдавались, жаловались в Москву Председателю ВЦИК Калинину телеграммой и снаряжали в командировку своих представителей.

«Верующие прихожане закрытых постановлением ВЦИК Свердловских церквей Симеоновской и Спасской согласия на закрытие не давали. Налоги платили исправно, нужда в удовлетворении религиозных потребностей многочисленных верующих рабочих масс велика. Просим исполнение приостановить и дело пересмотреть, выезжает депутация»*.

Февраль 1928 г. — Симеоновскому религиозному обществу из Свердловского горсовета пришло уведомление, что его жалоба о закрытии храма Президиумом ВЦИК отклонена и Симеоновский храм передается ОКРОНО под школу.

Церковное имущество первоначально по просьбе прихода было передано для временного хранения в Александро-Невский собор. Симеоновские колокола властями переданы в Управление пожарной охраны. Сами прихожане временно перешли в состав Александро-Невского общины, но при этом продолжали надеяться на нормализацию приходской жизни. Однако будущее церковного здания было предрешено: его собирались переоборудовать под школу.

История церковного здания в советские годы

Проект переустройства здания Симеоновской церкви на площади М.Горького в школу (21.07.1927). ГАСО. Ф. Р-191. Оп. 1. Д. 1421. Л. 1.

перестроенное здание бывшей церкви-школы на Площади Обороны (1930-е). Фотография с сайта 1723.ru

Площадь Обороны. На заднем плане школа №13, перестроенная из Симеоновской церкви-школы 1930-е годы.

Так бывшее церковное здание заняла образцовая средняя школа №13 имени Я.М.Свердлова.

В 1943 году в условиях Великой Отечественной войны было введено раздельное обучение мальчиков и девочек. Нововведение распространялось на семилетние и средние школы крупнейших городов областных и краевых центров. Коснулось оно и школы №13: мальчики перешли в школу №40, а 13-я школа стала женской.

Школа №13 на Площади Обороны (начало 1950-х). Фото с сайта 1723.ru

В 1954 году по постановлению правительства школа была реорганизована и стала первой в городе школой с преподаванием ряда предметов на английском языке. Восстановлено совместное обучение.

В 1966 году школа №13 переехала на улицу Малышева. А в бывшем церковном здании разместились средние и старшие классы школы №62 (младшие располагались через перекресток Лучачарского-Тверитина, в двухэтажном здании по ул. Тверитина 41-А).

В 1980-м была построена современная школа №62, куда переехали и младшее, и старшее отделения, а в бывшем церковном здании разместилась музыкальная школа, позднее — колледж.

Возрождение приходской жизни

Возвращенный верующим храм, купол еще не установлен

Март 2007 г. — в Областном музыкально-эстетическом педагогическом колледже состоялось подписание соглашения о сотрудничестве с Екатеринбургской епархией и освящение учебного здания архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием.

18 июля 2008 г. — создан приход во имя Святого Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, началось совершение богослужений в бывшем церковном здании.

Ноябрь 2010 г. — вступил в силу Федеральный Закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», епархия обратилась в Администрацию Екатеринбурга с просьбой о передаче ей здания храма.

Первые богослужения в возрождающемся храме.

Апрель 2012 г. — храм посетил Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл, достигнута договоренность с руководством колледжа о постепенной передаче здания для нужд прихода.

Май 2012 г. — часть первого этажа здания была передана приходу.

Архиерейская литургия в возрождающемся храме

23 сентября 2012 г. – в храме была совершена первая литургия, которую возглавил митрополит Кирилл, совершивший малое освящение церкви.

1 сентября 2014 г. — открылась православная школа-гимназия при храме, что стало продолжением истории Свято-Симеоновской церкви-школы.

Установка креста на купол храма

9 ноября 2014 г. — состоялось освящение креста и поднятие его на купол Свято-Симеоновской церкви-школы.

Весна 2017 г. — установлен новый фарфоровый иконостас, изготовленный на Сысертском фарфоровом заводе.

Лето 2018 г. – проведен ремонт пола и потолочного перекрытия в храме.

Трижды в году приход отмечает храмовые торжества:

31 декабря – прославление святого праведного Симеона Верхотурского

25 сентября — день перенесения мощей небесного покровителя Урала и Сибири

25 мая – день второго обретения мощей праведного Симеона Верхотурского

Главной святыней храма является частица мощей небесного покровителя прихода и всего Урала – святого праведного Симеона Верхотурского. Написаны иконы подвижников веры, новомучеников Церкви Русской, входящих в сонм святых Екатеринбургской митрополии.

На сегодняшний день приход реализует просветительские, социальные и педагогические проекты:

  1. взрослая церковная школа
  2. детская церковная школа
  3. сестричество милосердия
  4. детско-подростковый отряд (туризм, краеведение, спортивные мероприятия)
  5. проводятся благотворительные ярмарки, приуроченные к приходским праздникам.

Поделиться: Сделать пожертвование для храма вы можете .

Святые мощи Симеона Верхотурского, или «экспонат № 12125». Елена Александрина

Мало осталось сведений о жизни будущего чудотворца. В основном они запечатлены в жизнеописании святого, составленном в XVII веке митрополитом Тобольским и Сибирским Игнатием. Повесть рассказывает о том, что Симеон родился в знатной боярской семье. В так называемое Смутное время, когда в стране царило то безвластие, то войны, то голод, он потерял родителей. По всей видимости, Симеону пришлось бежать из западной части страны на Урал, где он нашел пристанище в тихом селе Меркушино, расположившемся в нескольких десятках верст от города Верхотурье.

Летом Симеон селился на берегу реки Туры. Питался праведник рыбой и тем, что находил в лесу. Молился в уединении. Зимой отшельник жил в домах крестьян. Пока жил, шил хозяевам шубы, но недошив немного, уходил к другим. Многие ругали его за это. Но со временем люди стали понимать, что Симеон делал это потому, что не хотел брать за работу денег. Будущий святой много проповедовал среди местных языческих народов, любил рассказывать о Боге местным ребятишкам. За свою нестяжательность, смирение и подвижничество еще при жизни заслужил почитание среди людей. Скончался Симеон в 1642 году и был погребен на сельском кладбище.

Через пятьдесят лет жителей села Меркушина не могло не поразить одно событие. На сельском кладбище у храма Архистратига Михаила земля извергла на поверхность гроб с нетленными останками. Поначалу старожилы даже не могли предположить, кто покоился в этой могиле, но со временем вспомнили, что в их селе проживал некий человек, слывший праведником и молитвенником. Так началась иная, неземная жизнь святого Симеона Верхотурского. Когда чудесным образом были явлены его мощи, в Меркушино стали происходить исцеления от земли с могилы праведника. В основном сельчане избавлялись от разных кожных заболеваний. Слух об этом дошел до епархиального начальства, в село был направлен клирик по имени Матфей, которому предписывалось собрать все факты о чудесных исцелениях.

«Сенькой звали его»

В декабре 1694 года по этому же поводу на место событий прибыл настоятель Далматовского монастыря игумен Исаакий. Было совершено освидетельствование мощей и еще один опрос о имевших место чудесах. На следующий день в Меркушино прибыл сам митрополит Сибирский и Тобольский Игнатий. Он выслушал донесение Исаака, что «в гробе нашли совершенно целое тело, исключая истлевшие пальцы у одной руки и платье, и что при свидетельствовании они ощутили от тела благовонный запах», но отнёсся к фактам скептически. В житии святого владыка позже напишет, что после этого у него заболел глаз. Митрополит решил, что это кара за его неверие, и сам освидетельствовал мощи еще раз. Останки были подняты, и митрополит Игнатий объявил их нетленными. Вскоре во сне ему был голос: «Сенькой звали его». Так было явлено миру имя угодника Божия Симеона.

После этого владыка вновь посетил Меркушино, перенёс мощи в церковь и дал указание собрать сведения о жизни святого. На их основе было составлено житие и акафист праведному Симеону. Почитание его распространилось не только в округе, но и далеко за ее пределами. В начале XVIII века мощи святого были перенесены крестным ходом в Николаевский монастырь города Верхотурье.

Остались интересные свидетельства об этом событии. Вслед за крестным ходом на коленях полз юродивый Косьма, который не мог ходить. Когда он изнемогал от усталости, то обращался в мыслях к святому Симеону с просьбой: «Брате Симеоне, давай отдохнем!» После этого гроб с мощами не двигался с места, все останавливались, и блаженный Косьма отдыхал. Затем процессия снова шла вперед. Позже на местах этих остановок были возведены храмы и часовни. А на прежнем же месте погребения праведника забил родник, над которым жители Меркушино в память о святом поставили часовню.

К XX веку численность паломников в Верхотурский монастырь стала достигать 60 тысяч человек в год. В связи с этим в обители был построен большой каменный Крестовоздвиженский собор. Его освящение состоялось 11 сентября 1913 года в день празднования 300-летия дома Романовых. Свое почитание святому Симеону выразила царская семья. В телеграмме, присланной настоятелю обители, государь Николай II просил его молитв пред ракой преподобного.

Спустя более двухсот лет со дня обретения останков Симеона Верхотурского и начала его почитания мощам святого пришлось претерпеть многие испытания. Покушения на них начались сразу после революции. Одним из первых посягнул на святыню некий красный комиссар Сабуров. Действовал он решительно. Вооружившись наганом и взяв в поддержку нескольких красноармейцев, он вошел в собор монастыря. Несмотря на возмущение настоятеля, рака с мощами была вскрыта и произведен осмотр «костей», судьбу которых должен был решить рьяный противник всего церковного. Но прошло два дня, и Сабуров, несмотря на свое мастерство наездника, упал с лошади и сломал ключицу. Поведение красного командира после этого резко поменялось. Он стал посещать монастырь, прикладываться к мощам и просить прощения. Еще долгое время раскаявшийся атеист защищал обитель от разорения. Но вскоре Сабурова отправили в другой город, и мощи святого вновь оказались под угрозой.

25 сентября 1920 года, в день памяти праведного Симеона, в Верхотурский монастырь приехало несколько тысяч паломников. Именно в этот день власти решили провести вскрытие мощей. Сделано это было после литургии. Раку вынесли на паперть и вскрыли. Останки святого расчленили и выложили на стол. После чего перевернули гроб и вытряхнули оставшееся в нем. На поверхность стола белыми пушинками полетел лебяжий пух, которым было устлано дно раки. В этот момент прозвучал возглас монастырского архимандрита Вениамина: «Не кощунствуйте!». Вслед за этим над площадью пронесся возмущенный гул и скорбный плач толпы верующих. В тот день, испуганные количеством народа, представители власти ретировались. Но желание не только опорочить, но и уничтожить святыню, у большевиков не пропало.

А к мощам всё ехали и ехали сотни паломников. Поклонение праведному Симеону не прекращалось. Это совсем не вписывалось в идеальный образ советского человека и продолжало раздражать власти. И вот, было принято решение сжечь останки святого. От полного уничтожения их спас директор Нижнетагильского краеведческого музея Александр Николаевич Словцов. Историк убедил вышестоящих начальников в том, что мощи будут полезнее в качестве экспоната в музее с целью «антирелигиозного просвещения трудящихся».

«Во всей системе этой выставки нет ничего антирелигиозного»

Но паломничество к мощам продолжалось. Теперь уже люди шли в музей с надеждой хоть постоять рядом со святыней. Продолжалось это несколько лет, пока в журнале «Советское краеведение» не была опубликована статья о не совсем антирелигиозном состоянии этой музейной экспозиции: «Слабо оформлен и антирелигиозный аспект в музее. Когда заходишь в комнату, где выставлены остатки костей “нетленного Симеона Верхотурского”, невольно чувствуешь, что вошёл в какую-то молельню. Здесь собрана вся священная утварь, паникадила, громадное Евангелие. Во всей системе этой выставки нет ничего антирелигиозного». Благодаря нескольким строкам этого доброхота экспозиция в 1934 году была расформирована, а директор музея сослан в лагеря, где умер спустя 10 лет.

До 1946 года мощи праведного Симеона хранились в музее атеизма, который располагался в Ипатьевском доме города Свердловска, где была расстреляна так почитавшая святого царская семья. Затем святыню передали в фонды Окружного краеведческого музея. Долгое время мощи находились в здании собора во имя святого Александра Невского закрытого Ново-Тихвинского монастыря, в специальном хранилище как «экспонат № 12125».

Но и в запасниках музея ручеек почитателей праведного не пресекался. Сотрудники выстраивались в очередь по уборке помещения, где хранилась святыня. Несколько раз в верхах принималось решение закопать или сжечь мощи, но чудом этой трагедии удалось избежать. В конце 1980-х годов Церкви начали возвращать святыни и храмы. Архиепископ Свердловский и Курганский Мелхиседек (с 1993 года — Екатеринбургский и Верхотурский) решился просить о возвращении мощей Симеона Верхотурского. 11 апреля 1989 года мощи вернули Русской Православной Церкви. Святыню поместили в храме Спаса Всемилостивого в Свердловске (ныне Екатеринбург), а 25 сентября 1992 года перевезли в Верхотурский Николаевский монастырь в возрожденный Крестовоздвиженский собор.

Снова десятки тысяч людей приезжают к мощам преподобного Симеона Верхотурского. Что думают они, стоя у раки святого, о чем просят? Вряд ли в наш прагматичный век кто-то хочет такого же самоотречения и уничижения, отторжения всех житейских благ и отречения от мира. Но чем изнеженней и слабей современный человек, тем больше ему надо духовной помощи. И как лествицы, соединяющие землю и небо, наши святые не оставляют нас на этой грешной земле, окрыляя и согревая нас своей любовью и молитвой.

Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)16

Приход во имя св. прав. Симеона, Верхотурского чудотворца, расположен в пос. Совхозный г. Екатеринбурга и состоит из 2-х храмов:

  • Храма во имя св. прав. Симеона Верхотурского, освящённого в декабре 2000 г.
  • Храма во имя св. блаж. Космы Верхотурского , освящённого в августе 2003 г.
  • Свято-Симеоновский источник с часовней над ним, освящён в августе 2005 г.

Деревянные храмы как нельзя лучше вписываются в сосновый бор, расположенный на берегу реки Патрушихи, Храмы спроектированы уральским архитектором Виктором Шадриным в старорусском стиле. Ещё на этапе выбора места под строительство храмов было понятно, что этот лесочек обладал какой-то особенной притягательностью. Год спустя выяснилось, что в этих местах, ещё до большевистского переворота 1917 г., находились сельхозугодья Ново-Тихвинского женского монастыря с кельями и часовенкой.

Хотя наш приход относительно молодой (ему 16 лет), он собрал под сводами своих храмов замечательные иконы. Эти иконы интересны не только историей своего написания, но также интересна история появления этих святынь в наших храмах. Ниже приведены изображения и описания некоторых икон.

Ипатия Александрийская

(этот же рассказ с музыкой в античных ладах на эллинских музыкальных инструментах)

«Помните люди о дочери чистой Фэона!
Как на устах обагренных невинною кровью
Не было слов осужденья. Склонитесь пред ветром,
Он развевает тот прах, что не знает гробницы.
Светлое небо, прими свою звёздную деву…»
Агнэлий
Египет. Александрия. Март 415 года.
Я шёл в полдень по улицам Александрии.
Был тягостный зной, мои уста пересохли, и в глазах солнце темнело.
Как хочется воды и тени – только подумал я, как услышал знакомый голос.
Гаиус, мой римский друг! Как я рада тебя видеть…
мой скромный ученик – то был голос Ипатии,дочери Фэона.
Садись под сень моего паланкина, я дам тебе прохладную воду и хлеб, и мои слуги отнесут
тебя туда, куда ты держишь свой путь.
Поблагодарив милосердную женщину, я сел под лёгкие ткани носилок.
Я знал, что каждая минута, проведённая возле мудрого философа, последней звезды древнего
мира, бесценна для меня.
Вдруг, к нам подбежал какой-то человек, и стал просить милостыню, говоря:
я гадаю по звёздам! Подайте мне динарий, я вам скажу вашу судьбу!
Ипатия звонко, как-то по-детски засмеялась, и подавая нищему два динария, сказала:
мы сами смотрим на звёзды, но поверь мой друг, только Бог знает нашу судьбу….
Да, Гаиус Ювенис, то, что я подарила морякам инструмент для определения пути по звёздам,
наверно в простом народе тоже считается колдовством?
Мне так забавно и смешно, я представляю, как бегаю я по улицам, и показывая на прибор,
предлагаю гадание.
Ипатия звонко смеялась, а мне было не до смеха, я знал, будучи христианином, что,
епископ Кирилл (0) настраивает народ против Ипатии.
Я вспомнил, как он ранил префекта Ореста, подослав к нему своих людей, а когда
одного из нападавших после убили, он перед толпой города, провозгласил убийцу мучеником за веру.(1)
Ипатия будто прочитала мои мысли.
Её глаза как-то по-особенному просветлели, и нежно, по-матерински она сказала:
— Не грусти…. Я знаю, как не любят тебя твои братья по-вере, за то, что ты общаешься
со мной.
Но ты знаешь, что я чту Бога в своём сердце, и боюсь прогневать Божество.
Поэтому, пока я дышу в этом мире, я буду ходить только пред Ним…
Мой добрый ученик, я верю, что Бог един, что только Он судия душ человеческих.
И что, Логос Его всегда с Ним, и ведает тайны сердца каждого.
Об этом ещё писали древние мудрецы Греции.
Поверь мне, что очень скоро, твоя церковь будет не сжигать Платона, но восхищаться
его трудами.
И многих из них, так же как и меня, будут ненавидеть и гнать.
Но вспомнят они, как говорили аэды Орфея:
«Радуйся, испытав испытанное, прежде ты не знал такого,
Из человека ты превратился в бога.
А душа у людей корнями растет из эфира.
Воздух вдыхая, мы душу божественную срываем.
А душа, бессмертна и вечно юна — от Бога.
Всех бессмертна душа, а тела подвержены смерти.»
Поэтому я не боюсь и смерти, как говорил Гераклит:
«Все, что мы видим наяву,— смерть; все, что во сне,— сон; все, что по смерти,— жизнь….»
А твоих «братьев» мне искренне жаль, ибо вижу, что в сердце их нет познание от Бога,
а лютая ненависть ко всему, что они не могут понять, и к тому, что не похоже на их
суждения.
Твой Учитель отнял у них жертвоприношения и пролитие крови агнцев, принеся Себя
в жертву за грех, а что они делают? они приносят в жертву людей! я помню
страшные погромы домов иудеев в нашем городе…(2)
Ипатия вздохнула, приподняла ткань на окне носилок и произнесла:
«С сердцем бороться тяжело, ибо чего оно хочет, то покупает ценой души…»
И добавила: это тоже Гераклит…
Ты знаешь, о Гаиус, что у меня много учеников христиан и из знатных родов Александрии
и Ливии, а так же и не из знатных.
Я знаю, что ты стремишься к высшей истине, так же как и я…
Но, не все понимают нас.
Из людей тираны часто делают тёмную толпу, потому что такими проще управлять и воплощать
свою злобу.
В Александрии мне не один раз угрожали.(3)
Ты это знаешь…
Но, я не буду бежать из города, как и Сократ не бежал от казни афинян из своей тюрьмы.
Мне ещё много нужно тебе сказать…
Впрочем, ты мыслящий душою человек, и тебе, даже если меня не будет, всё откроется
со временем.
А любое навязывание идей, как и тирания, губит
красоту и добродетель.
Поэтому тебе будет проще самому познать многое.
Когда Константин провозгласил вашу единую веру, все мы философы, думали – вот и мир
пришёл к нам…
Но, ты знаешь, что обезумевшие из христиан, хотя скорее они и не являются истинными
учениками Христа, говорившего иные слова, и имеющего иное сердце, нежели они, они убили
моего брата и жениха моего, которому, я буду верна до смерти, при взятии Александрийского хранилища книг.
Они сильно ранили отца моего, которого я с любовью потом выхаживала…
А сколько мудрых изречений философов, было тогда растоптано?
Древни пергаменты и папирусы не могут противостать невежеству…
Но, мы можем!
… я не храню ненависти к ним в своём сердце.
Я буду кроткой, даже если они будут пытать меня и после казнят.
Прости мои грустные речи, видно, долгая дорога по городу утомила меня.
Сегодня так душно, солнце не щадит ни кого….
Ипатия кротко улыбнулась, и тихо засмеявшись, после смущенно замолчала…
Прости – сказала она – я вспомнила слова нашего друга Паллада, его эпиграмму, которую
он посветил мне:
«Смотрю и внемлю я, склоняясь пред тобой;
И в звездный Девы храм я возношусь тогда:
Ведь, словно небеса, чисты дела твои,
Ипатия, а ты изысканности слов,
Ума и знания блестящая звезда.»
Не правда ли забавно?
Я молчал, слёзы подступали к моим глазам,
я с трудом мог говорить…
Да не грусти ты, Ювенис! – снова по-детски сказала Ипатия.
Вот! Вот мой подарок тебе – сказала Ипатия, сняв золотой перстень со своей руки.
— Это, подарок моей матери, храни его мой верный ученик….
Я же оставлю себе это скромное кольцо от моего умершего возлюбленного – и, погладив
медное кольцо, Ипатия спрятала кисть руки в складках белоснежной туники.
Я ещё не успел поблагодарить её, как вдруг наши носилки упали на землю, и хрупкая
женщина выпала из них на каменную дорогу.
Я в ужасе, спешно стал протягивать к ней руки, но увидел, как страшная толпа,
возглавляемая монахами Кирилла, епископа александрийской церкви, схватила Ипатию,
и потащила в ближайшую церковь.(4)
Их глаза походили на глаза бездомных и одичавших собак, которые хотят растерзать
беззащитного человека.
Как волки и шакалы, одержимые злом, не говорили, а рычали, брызгая слюной.
Я вылез из упавших носилок, и увидел, что мы находимся возле набережной церкви Цезарион,
куда и потащила свора человекоубийц женщину.
Когда я забежал, расталкивая толпу в храме, где душно пахло ладонном и смирной, я увидел,
что перед алтарём и чашами для причастия, люди избивают моего учителя.
Стойте!!! – закричал я, но рёв толпы, как демонический шторм зимнего моря,
заглушил мой крик…
Братья!!! Ведь сегодня день великого поста! Как вы можете?!
Но всё было бесполезно…
Монахи схватили меня, и закрыли мой рот ладонью, испачканной в крови невинной…
Её обнажили, оглушили палками, ударив по голове, и стали острыми ножами, которые были
сделаны из морских раковин и глиняных черепков, сдирать с живого тела кожу…
Скрежет стоял в храме…
Запах крови заполнил своды, и дым ладана, словно растворился…
Я стал терять сознание.
Когда я очнулся, то увидел, как расчлененные куски тела, толпа вытаскивала во двор храма,
где полыхал жуткий огонь.
Страшные и огромные кровоподтёки были на мраморном полу здания.
Во двор вела красная дорога, это всё, что осталось от Ипатии…
В ещё тёплой почти чёрной густой крови, я увидел медный перстень, подобрав его,
я выскочил из храма.
Для слёз у меня не осталось сил, я как во сне, побежал прочь из ада, от сборища
сатанинского, пока меня не остановил один из учеников дочери Фэона.
Тогда, упав ему на грудь, я рыдал так, как не рыдали ещё матери всего мира;
я был так потрясён, что наверно проплакал на руках друга целую вечность…
Когда я разжал ладонь, он увидел окровавленное кольцо Ипатии, и всё поняв без слов,
спрятал меня в дом префекта….
…………………………………………………..
Был тягостный зной, мои уста пересохли, и в глазах солнце темнело.
Как хочется воды и тени – только подумал я, как вспомнил знакомый голос…
Но открыв от сильной боли в душе на ложе глаза, я увидел только цветущий в окне миндаль,
чей сладкий запах наполнял светлую комнату…
…………………………………………………..
PS
Судьба Ипатии Александрийской, возможно позже была взята за основу жития
святой Екатерины.
Но часть церкви земной, забыв о подчинении Церкви Небесной, где Глава всего милосердный
Агнец Распятый и Воскресший,так и не раскаялась в содеянном и не вынесла уроки истории, поэтому я не удивлюсь,
если сии события 5 века скоро повторятся, в той или иной форме власти и зла…
Господь сердцеведец, поэтому и сказал, что там где во имя Его соберутся
(а имя Его — любовь Отчая, Любовь вечная и жертвенная), там и Он будет.
Это и есть Тело Его незримое в Духе — Невеста Церковь.
***
(0) — архиепископ (епископ) города Александрия.
Кирилл Александрийский, известен также тем, что начал против Иоанна Златоуста длительную
интригу, закончившуюся заточением и последующим изгнанием Златоуста из Константинополя.
Умер Иоанн в 404 или же 407 году в ссылке.
…начиная со святого Афанасия Александрийского, патриарший престол в этом городе
столетиями переходил в семейное наследство.Он передал патриаршество своему племяннику
(сыну) святому Петру; святой Петр — своему племяннику (сыну) святому Феофилу; святой
Феофил — племяннику (сыну) святому Кириллу; святой Кирилл — племяннику и признанному
разбойником Диоскору и так далее. И все они были людьми крутого нрава. Диоскор, например,
в истории христианской церкви прославился как заводила и глава Разбойничьего Собора
(449 рек), на котором патриарх Александрийский доказывал свою богословскую правоту
избиением прибывших на Собор, по приглашению Диоскора, архиереев. В высшей мере
интеллигентный константинопольский патриарх святой Иоанн Златоуст назвал было династию
Александрийских патриархов “фараонами”, чем накликал на себя беспощадный гнев святого
Кирилла Александрийского. Последний выступил инициатором и принял активнейшее участие
в травле величайшего в истории всего христианства оратора-проповедника и скромнейшего
в личной жизни Ивана Златоуста (350-407), В результате успешной деятельности Кирилла
Александрийского Иоанна Златоуста дважды изгоняли из константинопольского патриаршего
престола и в конце концов сослали умирать в ссылке. Иоанна Златоуста через 10 годов
после смерти признали святым, канонизировали и мощи его перевезли в константинопольский
храм Святых апостолов. Острый на язычок Кирилл не забыл личной обиды и заявил:
“Иван (Златоуст) такой же святой, как Иуда Искариотский — апостол” Об отношении
александрийских патриархов, в том числе святого Кирилла к святому Иоанну Златоусту,
со ссылкой на церковные же документы, более детально рассказывает профессор
Нью -Йоркской Свято-Владимирской православной академии протоиерей Иоанн Мейендорф
в своем учебнике Введение в святоотеческое богословие’, Нью-Йорк, 1985, стр. 208-222, 256-262.
После смерти, епископ Кирилл был канонизирован под именем – святой святитель Кирилл,
Архиепископ александрийский.
(1) — В один прекрасный день толпа монахов преградила путь колеснице, на которой проезжал
по городу Орест, и принялась оскорблять префекта, обвиняя его в язычестве.
Поводом для слухов, что префект принял язычество, стали его симпатии к Гипатии (Ипатии).
Защищаясь от брошенного обвинения, Орест сообщил монахам о том, что был крещен
константинопольским патриархом Аттиком (занимавшим патриаршую кафедру в 406 г.).
Поскольку Аттик был союзником Иоанна Златоуста, противника Теофила, то слова Ореста
еще больше разъярили толпу. Противостояние кончилось тем, что один из монахов, Аммоний,
бросил в Ореста камень, который попал префекту в голову. Аммоний был схвачен стражей
и подвергнут пытке, от которой скончался. Снова два донесения были посланы императору.
Кирилл, представив события как столкновение на почве религии, провозгласил Аммония
мучеником; при этом он даже дал погибшему новое имя — Томасий (Великолепный).
Это было явным перегибом, за что патриарх подвергся критике со стороны умеренных
христиан. Столкнувшись с внутренней оппозицией, Кирилл вынужден был отказаться от
дальнейшей кампании по канонизации Аммония-Томасия
(2) — Итак, в Александрии, с одной стороны, существовал кружок Гипатии, состоявший
из язычников-интеллектуалов (в основном александрийских неоплатоников) и христианской
городской элиты (включая представителя христианской государственной власти Ореста).
С другой стороны — ригорист Кирилл и его сторонники. Назревал конфликт.
Его непосредственной причиной стали события, происходившие вокруг иудейской общины
за несколько дней до празднования Пасхи.
В Александрии со времени ее основания Александром Великим существовала многочисленная
иудейская община. Терпевшая притеснения со стороны нееврейского населения города, она,
несмотря на ограничения, наложенные византийским законодательством, находилась под
защитой государства. Однако после изгнания последователей Новациана Кирилл занял
жесткую позицию по отношению к александрийским евреям.
(3)- Последователи епископа александрийского Кирилла развернули среди жителей
города тонко продуманную кампанию.
Они распространили слух о том, что Гипатия (Ипатия) якобы практикует наиболее зловещую
разновидность колдовства — черную магию. Такого рода практика предусматривала
в Византийской империи строжайшее наказание. Поводом к обвинению в магии
(которое и привело Гипатию к гибели) стали прежде всего ее математические занятия.
Кампания травли, развернутая против Гипатии, нашла благодатную почву.
Народ поверил, что все его беды и несчастья являются следствием магической практики
знаменитого философа, математика и астронома (и, значит, автоматически астролога).
(4) — В обстановке враждебности по отношению к математикам, возникшей в связи
со строгостью кодекса Феодосия и непримиримой позицией Церкви, “злоба поднялась
против той женщины”, и “святая” или “святейшая”, как называл Гипатию Синесий,
в дальнейшем епископ Пентаполя Ливийского,
тут же стала называться христианами («христианами»)в Александрии “посланницей ада”,
“всецело преданной магии, астролябиям
и музыкальным инструментам, которая завлекает народ своими сатанинскими
хитростями”, и прежде всего “правителя города” Ореста, который, прекратив
обычное для него посещение церкви, “стал принимать неверных в своем доме”,
а “ее осыпал неслыханными почестями”.
Зловещие клеветнические слухи о колдовстве Гипатии достигли желаемого результата.
Мартовским днем 415 г. “множество верующих в Господа”
(дикие звери, как сказал о них Дамаский) во главе с “неким Петром” (чтецом по профессии)
подстерегли возвращавшуюся домой Гипатию. Они вытащили ее из повозки и повлекли
к церкви, называемой Цезарион. Разодрав на Гипатии одежду, они убили ее черепками битой
глиняной посуды (ostraka). Расчленив мертвое тело, они доставили его на место,
называемое Цинарон, где предали сожжению.
Как сообщает Дамаский, те, кто совершил это преступление, остались без наказания,
чем навлекли на город большую немилость. Кирилл (имевший прямое или косвенное
отношение к гибели Гипатии) получил наконец возможность беспрепятственного
исполнения своей миссии в Александрии. “ весь народ сплотился
вокруг патриарха Кирилла, называя его новым Теофилом; ибо он разрушил последние остатки
идолопоклонничества в городе”. Орест исчез, и истории ничего не известно о его
дальнейшей судьбе.
Убийство Гипатии остановило развитие не только греческой философии,
но и науки (ведь Гипатия преподавала классический платонизм, придававший особое
значение математике). Б. Л. ван дер Варден отмечает, что “после Гипатии наступил
конец александрийской математики”
Спустя несколько лет после гибели Гипатии другая греческая женщина Афинаида,
дочь афинского философа Леонтия, ставшая в 421 г. императрицей Византии
под именем Евдокия], берется привить греческую мысль к стволу новой имперской
идеологии и политики. Осознавая благодаря отцу значение таких культурных
учреждений, как платоновская Академия, она в 425 г. уговаривает своего мужа Феодосия
II провести императорским указом реорганизацию и расширение, а по существу новое
открытие университета, основанного Константином Великим в 330 г.
(который вновь расцвел, благодаря присутствию замечательных ученых), а в 439 г.
провозгласить греческий язык “Ellhnisti diatiqesqai” официальным языком Византийской
империи.