Симон ушаков

Ваша картинная галерея

Ушаков, судя по всему, был незаменим при дворе. Ему поручалось руководить поновлением древних памятников, составлять сметы на работы, свидетельствовать о мастерстве принимаемых в артели художников. Состоя на государственной службе, Симон делал рисунки для знамен, монет и для украшения оружия, чертил карты и планы. Любая работа была ему по плечу. Алексей Михайлович ценил его талант, заказывая ему мерные иконы с изображением небесных покровителей своих детей. Весьма примечательно, что именно Ушакову, уже создавшему большое количество великолепных икон, царь поручает расписать колымагу, то есть повозку, для супруги.
Ушаков был сильной личностью, он организовал труд огромной мастерской и находил при этом время для своего творчества. Как известно по документам, он стремился открыть собственную иконописную школу, для которой планировал написать «Азбуку художеств», своего рода книгу образцов, анатомический атлас. Через него мастер передал бы свои навыки в рисунке не только непосредственному кругу учеников, но и зафиксировал бы наработанный годами бесценный опыт для следующих поколений церковных художников. К сожалению, оба замысла остались нереализованными, однако вступление к предполагавшейся «Азбуке» все-таки было создано, являя нам великолепный трактат об искусстве живописи. В сочинении, названном «Слово к люботщательному (то есть к любителю. — С. Л.) иконного писания», мастер говорит о превосходстве изобразительного искусства над прочими видами художеств, а также о личной ответственности художника за свои работы: «Многие из нас, владеющие искусством живописи, пишут то, что скорее достойно смеха, чем благоволения и умиления, этим они вызывают гнев Божий и осуждению иностранцев и великому посрамлению от честных людей». Главным Художником Ушаков называет Творца, создавшего и благоукрасившего мир. «Не сам ли Господь учит нас искусству иконописания?» — вопрошает он. В трактате также звучит слово в защиту почитания икон, содержатся рассуждения о соотношении образа и первообраза и осуждается хуление святых икон.
Государственное древо
Притом что Ушакова можно назвать новатором в области техники живописи, он не был новатором в области православной иконографии, обращаясь к раз и навсегда выбранному типу Спаса Нерукотворного на плате или создавая списки с чтимых веками русских и греческих образов. Исключением можно считать одну из самых известных икон Ушакова «Похвала Владимирской иконе Божией Матери» (1668, Государственная Третьяковская галерея, она же носит название «Насаждение древа государства Российского»), блестящий иконографический замысел которой можно приписать гению художника. Образ был написан для иконостаса церкви Троицы в Никитниках — храма в Китай-городе, рядом с которым художник жил и прихожанином которого, по всей видимости, являлся.

За стенами Московского Кремля изображен Успенский собор, из которого произрастает древо. В центре, среди его ветвей и цветов, — медальон с образом Владимирской иконы Богоматери. У подножия Успенского собора изображены насаждающий древо князь Иван Калита и поливающий корни растения из кувшина митрополит Петр.

По сторонам от них представлена здравствующая царская семья: государь Алексей Михайлович, его супруга Мария Ильинична, сыновья Алексей и Федор.


От древа, произросшего в центре Московского государства, идут побеги в виде виноградных лоз с листьями, цветами роз и гроздьями плодов. Главными же его плодами являются святые русской земли, изображенные в двадцати медальонах со свитками-молениями в руках. Справа от иконы Богоматери представлены святители (митрополиты Иона, Алексий, Киприан, Филипп, Фотий, патриархи Иов и Филарет), а также цари Федор Иванович, Михаил Федорович и царевич Димитрий. Слева представлены преподобные Андроник Московский, Сергий и Никон Радонежские, Пафнутий Боровский, а также московские юродивые Василий Блаженный, Максим Блаженный и Иоанн Большой Колпак.

Общая композиция произведения восходит к сербским изображениям родословной правителей Неманичей, которая, в свою очередь, опирается на иконографию родословной Христа, называемую «Древо Иессеево». Но если в этих двух схемах дерево с многочисленными ветвями было прежде всего древом генеалогическим, то в иконе Симона Ушакова оно символизирует духовные подвиги изображенных. Их родство состоит в том, что все они — святые Русской земли. Московское царство, а точнее, Кремль, его духовный и политический центр, символизирует устроенный Господом вертоград. Благочестивыми работниками Христа как хозяина виноградника являются митрополит Петр (1308-1326) и Иван Калита (1325-1340), с именами которых традиционно связывается возвышение Москвы. При митрополите Алексии князем Димитрием были построены стены Кремля, а при митрополите Киприане в Успенский собор из Владимира была перенесена икона Богоматери (в 1395 году), ставшая его главной святыней. Так происходило возвышение Москвы, превращение ее в первопрестольный град. «Насаждение древа государства Российского» — уникальная икона, отображавшая единую историю Руси и Русской Православной Церкви и имевшая государственную и политическую актуальность.

Дионисий, иконописец, представитель московской школы живописи

Школа Дионисия и Симон Ушаков

В изобразительном искусстве Руси второй половины XV века ведущую роль играло «рублевское» направление, наиболее выдающимся представителем которого был Дионисий (ок. 1440-ок.1505 гг.) – крупнейший после Андрея Рублева древнерусский живописец.

Однако в отличие от него Дионисий был не монахом, а мирянином, и это наложило отпечаток на его творчество. О жизни Дионисия известно немного. Он происходит из семьи потомственных иконописцев. В семье Дионисия, как и в семьях ряда других художников его времени, иконописание стало наследственной профессией. В искусстве Дионисия преобладают настроения торжественной праздничности, победного ликования.

Уже в молодости, расписав церковь Рождества Богородицы в Пафнутьевом монастыре, где был замечен великим князем Иваном III и приглашен в Москву писать иконы для иконостаса Успенского собора.

Житийная икона митрополитов Петра и Алексия

Кисти живописца принадлежат и две парные житийные иконы с образами русских митрополитов Петра и Алексия (обе конца XVвека).

Дионисий был не первым русским художником, создавшим образы московских митрополитов Петра и Алексея. И в Успенском соборе, где был погребён Петр, и в Чудовом монастыре, где находится гроб Алексея, давно стояли иконы с их изображениями.

Конечно, никому до Дионисия и в голову не приходило изображать обоих митрополитов рядом, «на одной доске»: ни биографически, ни хронологически эти «святые» связаны не были. Если Петр уже давно чтился как первый митрополит московский, то Алексей был канонизирован лишь в1448 году и считался «новым» чудотворцем. В глазах рядового иконописца он не мог быть ровней митрополиту Петру.

Дионисий первый отступил от правила изображать обоих митрополитов отдельно. Правда, он написал их на разных досках, но обе иконы были задуманы как одно целое.

Каждая из этих икон состоит из средника с фигурой митрополита и ряда клейм, где рассказано «о житии святого». Размеры средников одинаковы. Фигура митрополита Алексея как бы повторяет фигуру митрополита Петра. Вся разница в том, что у Петра отвёрнута левая пола одеяния и выставлена вперёд правая нога, а у Алексея отвёрнута правая пола одеяния, а вперёд выставлена левая нога. Плат в руке Петра падает налево, а в руке Алексея — направо. Фигуры митрополитов лишены индивидуальных черт. Но дело тут не в отсутствии изобретательности у мастера, а в изощренности его мысли. Воплощая в двух образах идеальный тип канонического «святого», Дионисий показывает Алексея продолжателем дела Петра, утверждает идею преемственности духовной власти.

Своеобразен подход Дионисия и к выбору сцен для клейм обеих икон. Эти клейма окружают средник и рассказывают о жизни митрополитов. Казалось бы, проще всего для мастера было следовать тексту «житий» Петра и Алексея, тем более что «биография» Алексея (его житие сложилось к 1459 году) отличается от «биографии» Петра лишь походами в Орду, а остальные события в ней как бы повторяются. Но Дионисий преследовал определённую цель и как раз тут, в клеймах, не пошёл за текстом «житий». Избегая повторений, он выбирал в одном случае те сцены, какие выпускал в другом.

В клеймах иконы Петра подчёркнут элемент сверхъестественного, чудесного. Рассказано о видении матери Петра, о том, как написанная Петром икона предсказала ему победу в Царьграде над соперником — Геронтием. Изображён ангел, предупреждающий Петра о близкой кончине, воспето «страшное чудо», совершившееся при переносе тела Петра в церковь.

В клеймах иконы Алексея таких «чудес» мало. Даже «чудо со свечой» представлено как обыденная картина молебна в Успенском соборе. Зато Дионисий изображает здесь целый цикл чудес, сотворенных якобы самим Алексеем.Так вскрывается замысел мастера: доказать «святость» Алексея, канонизированного сравнительно недавно, еще раз подчеркнуть, что Алексей является достойным преемником Петра.

Сохранив обычную схему, обязательную для житийных икон «в рост» Дионисий не стал, однако, делать клейма резко отличными по цвету от средника, не отчеркнул их тёмной чертой. Обычно внизу житийных икон пускали тёмную полосу «поземи». Дионисий употребил для поземи светло-зелёный цвет, украсил его горками и «травами». Это усиливает впечатление легкости и простора. Не имеющие четкого силуэта фигуры «святых» как бы парят в воздухе.

Стиль Дионисия легко угадывается в иконе «Распятие» (Павло-Обнорский монастырь в 1500 году). Удлиненность пропорций, прихотливо изогнутое тело Христа лишено весомой тяжести. Оно парит в призрачном мерцании золотого фона. Композиция иконы дополнена редкой деталью: под крыльями креста изображены образы Синагоги (еврейский храм), изгоняемой ангелом, и истинной Церкви, ведомой ангелом ко кресту. В иконе «Распятие» фигуры святых приобретают подчеркнутое изящество силуэтов, пропорции удлиняются, что в сочетании со светлым колоритом создает впечатление большой легкости и страдания.»Распятие» по стилю приближается к фрескам храма Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре — одному из наиболее замечательных памятников древней Руси и самому великому творению Дионисия.

Из дошедших поздних творений мастера – росписи Ферапонтова монастыря (фрески и иконостас храма Рождества Богородицы).

В глубокой старости Дионисий совместно с учениками расписывает храм в Ферапонтовом монастыре (1500—1502). Монастырь был основан в XIV веке на Севере Руси (Вологодская область) выходцем из Москвы монахом Ферапонтом. К счастью, фрески дошли до нас в хорошей сохранности. Более того, в храме осталась древняя надпись, из которой становится известно, что авторами являются «иконник Дионисий со своими чада», т. е. сыновьями Феодосием и Владимиром, а роспись начата была летом 1500-го и закончена к 1502 году.

Росписи Ферапонтова монастыря объединены общей темой прославления Богоматери, ее величия и милосердия.

Ферапонтовская роспись очень оригинальная по своему композиционно-иконографическому замыслу.

Дионисий выбрал для росписи лишь самые необходимые сюжеты, определяющиеся задачей прославления Марии и обязательные для любой церковной росписи. В нижнем поясе фресок он, как и требовалось изобразил мучеников, великомучеников, отцов церкви. В алтаре — «службу святых отцов». В куполе написан Христос вседержитель, в барабане, между окнами — архангелы, в так называемых парусах (переход от стен к куполу) — евангелисты, а на западной стене храма — «Страшный суд». Дионисий следовал здесь канону, преступить который он не имел права.

В храме, посвященном прославлению Богоматери, отсутствуют некоторые канонические циклы, например, праздничный ряд. Центральной является тема Богородицы, подчиняющая остальные сюжеты.

Дионисий создаёт роспись, прославляющую Марию, роспись подобна песнопению, слагавшимся в её честь. На северной стороне Ферапонтова храма богородица на троне, окруженная архангелами, а у подножия теснятся толпы смертных, воспевающие «царицу мира».

На южной стене сонмы певцов славят Марию, носившую будущего спасителя. На западной стене, в композиции «Страшного суда», Мария прославляется как заступница рода человеческого.

Чрезвычайно любопытно изображение Марии в восточном люнете храма. Здесь она рисуется, в чисто русском, национальном духе, как покровительница и защитница Русского государства. Она стоит с «покровом» в руках на фоне стен древнего Владимира, служившего в то время символом религиозного и политического единства Руси. Окружают Марию не певцы и не святые, а толпы людей в русских костюмах.

В среднем ярусе художник поместил не сцены из жизни Марии, как было принято в южнославянских храмах, а иллюстрации к двадцати четырём песням акафиста богородице. Тут мастер был стеснен канонами меньше всего, и все изображения самобытны.

Дионисий отступает от канонов изображения Девы Марии, в ней нет ничего пленительного юной матери. Начиная с середины XV века, образ богоматери все чаще трактуется русскими живописцами, как торжественный образ «царицы небесной», заступницы, воительницы. Это подчеркивалось четкостью рисунка и цветовыми сочетаниями одежд.

ЗАПИСАТЬ: Росписи Ферапонтова монастыря объединены общей темой прославления Богоматери. Создает образ не юной матери, аобраз «царицы небесной», заступницы, воительницы.

Любимец государя Ивана III, Дионисий был носителем официальной великокняжеской традиции в искусстве. Многофигурные композиции его произведений отличались торжественностью, колорит светел и изыскан, удлиненные фигуры изящны и грациозны, а лики неизменно красивы.

Яркая праздничность и поэтичность искусства Дионисия, воплощенные в светлой гармонии красок и форм, отвечали требованиям времени: Московская Русь, освобожденная от иноземного ига, становилась сильной и переживала период своего расцвета.

Особенности творчества:

— Многофигурность

— грациозность удлиненных фигур

— светлый колорит

Ушаков Симон Федорович

(1626-1686)

Последний представитель иконописной школы периода искусства Московской Руси. В его творчестве отразились коренные изменения, происходившие во 2й половине XVII века: кризис средневековых традиций и как следствие – серьезные перемены в трактовке и понимании иконописного образа. Центром нового мировоззрения на Руси стала Оружейная Палата Московского Кремля, где художник работал более двадцати лет.

Поражает творческое многообразие Ушакова: он исполнял храмовые росписи, писал иконы и миниатюры, делал гравюры на меди, эскизы рисунков знамен, монет, украшений на ружьях. С 1664 г. возглавил иконописную мастерскую Оружейной палаты.

В 1660 г. руководил росписью Успенского и Архангельского соборов, в 1668 г. – росписью Грановитой палаты Московского Кремля.

В живописи Ушаков является создателем нового стиля, называемого «фряжский манер» (т.е. иноземный).

Основным принципов творчества живописца стало сближение портрета и иконы, где соединились стремление к объемному, трехмерному изображению вещей, желание уподобить живописный образ зеркалу и применение для этого светотеневой моделировки ликов, нюансы психических и физических характеристик образа, внешнее проявление прекрасного (серия образов «Нерукотворного Спаса», «Троица», 1671 г., «Благовещение», 1673 г., портрет царя Алексея Михайловича).

ЗАПИСАТЬ: Создатель нового иноземного стиля

Особенности стиля:

— сближение портрета и иконы

— объемность образов

С первых лет самостоятельного творчества определился интерес Ушакова к изображению человеческого лица. Излюбленной темой его становится Спас Нерукотворный. Изо­бражений Спаса работы Ушакова сохранилось несколько — в собрании Третьяковской гале­реи, в иконостасе Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры в Загорске, в Историческом музее и т. д. Самая ранняя из этих икон отно­сится к 1657 году и хранится в Московской церкви Троицы в Никитниках. Настойчиво по­вторяя эту тему, художник стремился изба­виться от условных канонов иконописного изображения и добиться телесного цвета лица, сдержанной, но отчетливо выраженной объем­ности построения и почти классической пра­вильности черт. Правда, иконам Спаса работы Ушакова недостает одухотворенности русских икон XIV—XV веков, но это в известной мере искупается искренним старанием художника воссоздать на иконе возможно правдоподоб­нее живое человеческое лицо.

Ушаковым была написана икона Влади­мирской богоматери, носящая назва­ние «Насаждение древа государст­ва Российского» (1668). Икону эту следовало бы считать картиной три­умфа русской государственности. В нижней части ее изображены — стена Московского Кремля, за ней Успенский собор, главная свя­тыня Русского государства. У подножия собо­ра князь Иван Калита — собиратель русских земель и митрополит Петр, первым перенес­ший митрополичью кафедру из Владимира в Москву, сажают древо Русского государства. На ветвях его размещены медальоны с порт­ретами всех наиболее значительных политиче­ских деятелей Древней Руси. В центральном, самом большом медальоне, представлена ико­на Владимирской Богоматери, почитавшейся покровительницей Москвы. Внизу, на кремлев­ской стене, стоят царь Алексей Михайлович и царица Мария Ильинична с царевичами Алек­сеем и Федором. Портреты царя и царицы Ушаков постарался сделать возможно более похожими.

ЗАПИСАТЬ:

В нижней части — князь и митрополит сажают древо Русского государства.

На ветвях — медальоны с портретами политических деятелей Древней Руси.

В центре — икона Владимирской Богоматери.

Вывод. В конце 15 – 17 веках происходит переоценка ценностей, процесс постепенного высвобождения искусства от иконографических канонов.

Декоративно-прикладное искусство

В середине XVII в. художественным центром всей страны становится Оружейная палата. Изначально здесь хранилось оружие. Предшественником мастерских Оружейной палаты была мастерская Ивана Грозного. Во 2й половине 17 века Оружейная палата становится центром общерусского изобразительного искусства, в стенах которых объединились разные производительные силы. Из-за разнообразия растущих заказов, внутри Оружейной палаты создается целый ряд различных подсобных мастерских:

— оружия и знамен

— золочение по дереву и кости

— столярного дела

— резного по железу

— Иконная палата

Мастера Оружейной палаты расписывали церкви и палаты, поновляли старую живопись, писали иконы и миниатюры, «знаменщики» (т. е. рисовальщики) создавали рисунки для икон, церковного шитья, ювелирных изделий. Сюда стягивались все выдающиеся художественные силы Руси, здесь работали также и иностранные мастера, отсюда шли заказы на исполнение многочисленных росписей, станковых и монументальных работ в самых разных техниках.

ЗАПИСАТЬ: Центром ДПИ становится Оружейная палата. Орнаменты покрывают архитектуру, костюмы, посуду. Распространяется каменная резьба (белая, позолоченная и полихромная), вышивка, набойка, искусство эмалей.

УШАКОВ СИМОН ФЁДОРОВИЧ

Русский иконописец и график. Одна из центральных фигур русской живописи XVII века.

Биография

Родился в Москве в 1626 году, происхождение его неизвестно. Около 1648 года был принят в царские мастера Серебряной палаты при Оружейном приказе. Здесь он разрисовывал церковную и дворцовую утварь, расписывал знамена, чертил карты и планы. Также писал иконы для двора и частных лиц, став вскоре известным в Москве иконописцем.

В 1664 году Ушаков был переведен в Оружейную палату, которая в середине XVII века считалась основным художественным центром. Ее мастера подновляли и расписывали дворцовые палаты и церкви, писали иконы и миниатюры. Также Оружейная палата служила чем-то вроде высшей художественной школы, куда художники приходили для усовершенствования своего мастерства. Симон Ушаков возглавил мастеров палаты и все живописные работы. Он был талантливым педагогом и умелым организатором. В Оружейной палате впервые писались портреты (парсуны, еще имевшие много черт иконописи) царя, патриарха и бояр. Широкое применение здесь нашел метод совместной работы, когда композиция иконы сочинялась одним художником, лики писались другим, одежды и фон – третьим, а пейзаж – четвертым.

Творчество

Примером ранних работ Ушакова может служить икона «Благовещение с акафистом», написанная в 1659 году вместе с иконописцами Яковом Казанцем и Гавриилом Кондратьевым. Она отличается великолепием архитектурных фонов и миниатюрной тонкостью письма.

С первых лет самостоятельного творчества Симон Ушаков проявил интерес к изображению человеческого лица. Излюбленной темой становится Спас Нерукотворный (например, иконы «Христос Эммануил», 1668, «Спас Нерукотворный», 1678). Настойчиво повторяя эту тему, живописец стремился избавиться от условных канонов иконописного изображения и добиться телесного цвета лица, сдержанной, но отчетливо выраженной объемности построения и почти классической правильности черт. Иконы Ушакова приблизились к портрету. Возможно, им недостает одухотворенности икон XIV-XV веков, но это искупается стремлением художника к изображению правдоподобного человеческого лица.

Сохранились сведения о ряде портретов, исполненных Ушаковым в новой для русского искусства технике масляной живописи, однако ни один из них обнаружить не удалось.

Известны выполненные Ушаковым еще в иконописной манере изображения или парсуны царей Ивана Грозного и Федора Ивановича, воеводы М.В. Скопина-Шуйского. Сквозь иконописную схему в них уже проглядывает некоторые индивидуальные черты. Однако во всех портретах образ человека носит еще условный характер. Преобладает плоскостная, нередко декоративная трактовка, особенное внимание уделяется передаче орнамента тканей.

Симон Ушаков совместно с дьяком Клементьевым выполнял росписи Грановитой палаты. Здесь были изображены события русской истории, в которых отчетливо проводилась идея прославления царской власти. Также Ушаков правил иконографию генеалогического «Древа государей Российских».

Творчество Симона Ушакова, сочетавшее древние иконописные каноны и западный, так называемый «фряжский», стиль, очень хорошо иллюстрирует культурные тенденции второй половины XVII века с ее обмирщением и обращением к западному опыту.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения ВЗРЫВАЯ_СТЁКЛА Симон Фёдорович Ушаков (1626—1686) — происходил знаменитый московский иконописец из потомственных дворян. По-видимому, в юном возрасте Симон получил серьезную художественную подготовку, основательно освоил искусство «знамения» (рисования). Только этим можно объяснить тот факт, что всего двадцати двух лет от роду он был принят «жалованным» царским мастером Серебряной палаты при Оружейном приказе в Кремле. А вскоре его именовали не иначе, как «золотых и серебряных дел знаменщик и иконописец».
«Спас Нерукотворный»
Вернемся к печальному 1665 году, когда появились в делах Оружейной палаты черновые «памяти» — служебные записки, где говорилось о двух разных монастырях, о Николо-Угрешском и Покровском, что на Убогих домах, за Земляным валом, у Покровской заставы. Оба назначались местом заключения Ушакова.С сентября 1666 года наконец снова появляются сведения о занятиях Ушакова на царской службе, о наградах, полученных им наряду с другими иконописцами. Царские заказы, личные пожелания самого Тишайшего талантливый мастер выполнял не только в Оружейной палате Кремля, но и в своем доме, который со временем превратился в мастерскую и иконописную школу
«Богоматерь Казанская» , 1658
Рисовал, Симон образы святых на сосудах церковных, на чеканной бляхе или украшение на облачении и шапке архимандрита.) А тут требовались особое знание рисунка, вкус и самостоятельное творчество. Расписывал мастер фресками храмы, делал эскизы для знамен, монет и украшений. Обращался изограф и к рисованию с «живства», то есть с натуры.Симон Ушаков сам был мастером рисунка и прекрасным иконописцем: неслучайно в Москве имел славу первого иконописца. В свои иконы он вводил портретные изображения и пейзажи. Именно с его творчеством связывают постепенный переход от средневековой иконописи к светской реалистической живописи.
«Богоматерь Донская» , 1668
Талантом Ушаков обладал многогранным. Он делал эскизы для предметов церковной утвари и дворцового обихода, сочинял узоры для рукоделий, рисунки для ювелирных украшений, чертил и раскрашивал карты, рисовал державных орлов в клеймах на мушкетах, а на ножах по серебру — зверей, птиц и травы, расписывал в Рождественские праздники стены царской комнаты. Все делал мастерски, а главное — стремясь понять природу и суть человека, передать своеобразие изображаемого. Неслучайно художник сравнивал живопись с зеркалом, обладающим чудной тайной отражать реальность жизни, как она есть.
«Богоматерь Новоникитская»
» Икона Преподобного Никона Радонежского»
«Сергий Радонежский» , 1669
«Спас Нерукотворный»,1669
«Богоматерь Елеуса Киккская» ,1668
«Древо государства Московского (Похвала Богоматери Владимирской)» ,1670
«Богоматерь Елеуса Киккская» ,1675
«Архангел Михаил, попирающий дьявола» ,1676
«Тайная вечеря»
» Филипп, Митрополит Московский и всея Руси»
» Троица» , 1677
» Иоанн Богослов в молчании» , 1673
«Спас Вседержитель» , 1668
«Спас Нерукотворный» , 1676
«Спас Нерукотворный» , 1677
«Спас Вседержитель на престоле» , 1672
» Спас Нерукотворный»
«Архангел Гавриил»
«Богоматерь Владимирская с избранными святыми» ,1660

«Голгофский крест» ,1651

«Христос Эммануил»

«Троица Живоначальная»

«Николай Чудотворец»