Смерть жены

Содержание

Как же это описать можно…
Похоже на точку невозврата.
И будни одиночества.
И запах от вещей. Его запах…

Прошел уже год, а я до сих пор храню его вещи. Иду к шкафу, нюхаю рубашки — плачу. Как пережить смерть мужа, если не можешь жить без него?

Потертые джинсы. В них он ходил целыми днями, куда они только с нами ни ездили. Они еще живы, а он — нет.

Сто раз я уже слышала о том, что жизнь продолжается и надо жить дальше. Еще говорили что-то про «душа не умирает», молись, хватит плакать.
Я уже давно не плачу на людях. Только одна. Да и людей не хочется видеть. Совсем.
Хочется к тебе.
Любимый, забери меня к себе, а?

Все напоминает о нем. И эти улицы города в осеннем кружеве, и наши места. Даже люди…
Смотрю на занавески. Кажется, он их вешал еще вчера.
Сын просит отцовские любимые котлеты. Я готовлю их и вою от боли. Ничего уже не вернуть…
За что? За что! За что…

Как пережить смерть любимого мужа

Разные грани чувств переживает женщина после гибели супруга. Не всегда она осознает, почему так трудно отпустить, не может понять причину злой судьбы, не видит будущего.

  • Чувство несправедливости. Она злится на себя, на людей, на Бога.

На себя — за то, что не успела проявить свою любовь в полной мере, не уберегла супруга, не всегда вела себя правильно.

На людей — за то, что они радостные такие, счастливые. За то, что они живут, а он — нет. За то, что у них полные семьи, а она серой тенью ходит по земле без права на счастье.

На Бога и саму жизнь — за то, что лишили ее опоры, крепкого мужского плеча, любимого человека. Ведь она не хуже других, но именно ей досталась непосильная роль вдовы:
— Он не должен был умирать. За что у меня отняли близкого человека?
Ну не могу я и не хочу радоваться рассветам, весне, жизни! Не-мо-гу! Бог, за что ты так ко мне «добр»?

  • Чувство предательства и обиды: «Он ушел, бросил меня одну…»

Когда женщине становится невыносимо тяжело морально и в быту, любовь к мужу может сменяться вспышками ненависти к нему. Она накручивает себя настолько, что где-то глубоко в душе обвиняет его за то, что он умер.
«Как ты мог оставить меня одну!»— думает она.

Ей кажется, что там, по ту сторону жизни, намного лучше, чем здесь. Словно в этом мире она осталась страдать за двоих. Безумно хочет туда же, к Богу. Ждет час своей смерти как освобождение от мук.
Так переживать смерть мужа может только женщина со звуковым вектором. Она думает, что не хочет жить из-за утраты любимого. На самом же деле, эта смерть только обострила ее внутренние вопросы. Вынесла на уровень сознания ее желание узнать, что будет после смерти и для чего все это…

Звуковичка — единственная, кто разделяет душу и тело. И именно осознание своей жизненной задачи позволяет ей выйти из плена боли.

  • Чувство вины. О нем мы расскажем далее.

Вина, которую не искупить

Это как состояние бреда — невозможно принять.
Чувство вины сильное. Вернуть бы… Я все бы делала иначе…

Чувство вины — это другая сторона обиды на мужа.
Воспоминания о прошлом создают особое восприятие супруга. Мозг старается оставить в памяти все хорошее. Любимый воспринимается как самое светлое, что было в жизни женщины.

Долго и тяжело переживает утрату близкого человека только женщина с определенным вектором психики.

Для нее семья — это все. Ощущение полноты жизни возможно только в семье.
Вдова постоянно прокручивает в голове, как могло быть все иначе, живет прошлым.

Самобичевание и вина за то, что не успела сказать главное, не успела быть идеальной женой, неправильно поступала.

Самое сильное чувство вины вдова испытывает оттого, что не считает себя в праве быть счастливой дальше. Она не всегда осознает это, но именно невозможность предать мужа не дает ей начать новую жизнь.
Каждый раз, когда она смеется, хочет испытать радость, боль вины пресекает все на корню, не дает нарушить клятву верности.

— Как жить после смерти мужа, если я не имею права? — этот вопрос глубоко сидит в подсознании, мало кто признается себе в этом. Внешне — да, женщина может погружаться в работу, в общение, в заботу о детях. Исполнять долг после ухода главы семьи. Но это только то, что на поверхности. Понять свои внутренние якоря, которые тянут на дно, можно, только осознав себя и причинно-следственные связи.

Как пережить смерть мужа — советы психолога

Здесь вы должны знать правду. Ни один психолог не поможет забыть женщине того, кого она любила больше жизни.
Разговоры на время займут голову и сердце, возможно, даже вдохновят сделать ремонт или переехать, чтобы не вспоминать…

Но это будет лишь попытка. Первая, вторая, третья.
Нужно признать, что в вопросе, как пережить смерть любимого мужа, советы психолога не помогают.

Нас будут убеждать, что если убрать с глаз долой все, что связано с близким человеком, то нам будет легче его забыть. Поддерживать разговорами, давать советы, чем заняться в жизни. Мы будем им следовать, но все так же тяжело принимать скорбь своей потери.

Послушайте историю Светланы Козловской — чуткого психолога и заботливой мамы. Как она переживала смерть родного человека:

Как пережить горе после смерти мужа

Наполниться вниманием близких, сменой интерьера, активной деятельностью и даже общением человек, потерявший любимого, в полной мере не сможет.

— Отправляйтесь в путешествие, смените обстановку, — посоветует психолог.
Будут вытаскивать из дома на разные мероприятия подруги.
Даже дети будут чаще навещать и заботиться.

Но насладиться, получая от других внимание, — как съесть конфету. Съел, а что дальше? Муж от этого не воскреснет.

Отдавая же от себя любовь и заботу другим, можно гораздо эффективнее выйти из тяжелого состояния.

И только понимая, как устроена жизнь и смерть, осознавая больший смысл, чем даже любовь к супругу, можно начать жить заново.

Как пережить одиночество после смерти мужа

Когда двое людей живут вместе в горе и радости, в болезни и здравии, они становятся одним целым. Одна душа на двоих. И в полной мере ощутить, как это — когда у тебя вырвали кусок души, — может только тот, кто это пережил сам.

Помогая другому пережить боль утраты, разделив его страдание, мы способны ощутить смысл жизни в чем-то большем, чем свое личное горе.

Людей, наделенных психикой зрительного вектора, возвращает к жизни волонтерство и помощь людям.

Но если у человека есть еще и звуковой вектор, то даже волонтерство не спасет его от страданий. Такому человеку непременно нужно ответить на глобальные вопросы: в чем смысл жизни, что будет после смерти физического тела, есть ли рай и ад, для чего жить…

Понимая свою психическую природу на тренинге, мы можем себе адекватно помочь, а главное, знаем, как и зачем жить дальше.

Это наполняет жизнь радостью, особым смыслом. Постепенно расправляются крылья души, и она снова становится способна любить, творить, дарить…

«…Я не знаю как, но лекции Юрия Бурлана вернули меня к жизни. Когда уже ни во что веры не было, оставалось только ожидание встречи с супругом там, наверху…

Сейчас я снова могу радоваться жизни, не чувствуя себя виноватой перед ним.
Сейчас я хочу жить, заботиться, снова любить.
Поверила бы я раньше, что такое возможно? Нет, не поверила бы…»

Это опыт многих женщин. Тренинг показывает нам, что мы можем соединиться сердцем не только с любимым мужчиной, не только со своими детьми.

Он открывает нам устройство психики всего человеческого вида как единого организма. Позволяет осознать себя и свое место в этом мире, свою нужность.

Таких результатов нет нигде в мире.

Послушайте, как женщины смогли пережить смерть мужа:

«…Только сейчас ты умер. Наконец-то. Только спустя 8 лет после твоей смерти ты умер для меня. Мой самый близкий, родной и любимый…
Прочитав про звуковой вектор, я наконец-то узнала себя. И мне стало легче дышать, я увидела, что у меня есть шанс. А пройдя тренинг Юрия Бурлана, я захотела жить…»

Инна Н.

Записаться на бесплатные онлайн лекции можно .

Автор Екатерина Гусарова
Редактор Марина Алексеева
Корректор Екатерина Жаворонкова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Просмотров: 5 213 Поделитесь этим с другими:

  • «Кто-то упрекнет: как рано ты все забыл». Как пережить смерть жены и продолжить жизнь

    – Мы были женаты 25 лет. Ольга не дожила до серебряной свадьбы два месяца. В 2013 году в конце апреля поставили диагноз. Онкология. Рак груди.

    К врачу обратились, когда у нее стали болеть кости. Поехали в Коломну, прошли процедуры. Нам сказали, что метастазы уже в печени. Поехали в Москву на Каширку в онкоцентр. Там немного обнадежили. Про печень не подтвердилось, но в яичниках и брюшной полости метастазы были. Врачи обо всем говорили нейтрально, но я понял: это конец. Первую химию Ольга перенесла неплохо, а после второй отказали ноги. Были поражены нервные окончания, и никакие лекарства не помогали. Помню, врач сказал тогда: химия – это всё равно что по воробьям из пушки стрелять.

    Говорил, что мы победим

    Я научился ставить уколы. Страшно, когда нужно было колоть в складку живота. Игла толстая и тупая. Одна ампула стоила тогда 5000 рублей. Мы многое получали бесплатно, но для этого понадобилось писать в Москву и в буквальном смысле выбивать препараты. Многое покупали сами.

    В туалет, помыться в ванную – всё вдвоем. Она мне доверяла. Детям мыть себя не позволяла. Носил на руках. Однажды сильно сорвал спину, пришлось иногда ночью будить сына, чтобы он маму повернул на кровати с боку на бок. У нас сын и дочь. На тот момент им было 23 и 20.

    Когда назначили трамал, а потом наркотики – было жутко. Ольга быстро к ним привыкла. Находилась в состоянии эйфории. Но я старался колоть их, только когда боли были невыносимы.

    Она плакала и все время говорила: я не хочу умирать. Я не имел права быть слабым и все время повторял: мы победим.

    Хотя веры внутри не было.

    Как-то к нам приехала скорая, сказали, что жена до Нового года не доживет. Очень низкое давление, в животе жидкость, ее мы время от времени откачивали. У меня много друзей-врачей. Они мне тогда помогли. Капельницы и процедуры делали на дому, бесплатно. Однажды промелькнула надежда. Все анализы на онкомаркеры показали хорошее снижение. Это было почти перед смертью. В августе сделали химию, а в июле следующего года Ольги не стало. Пару дней не дожила до дня рождения дочки.

    За день перед тем, как Ольги не стало, я вывез ее во двор на садовые качели. Вместе мы смотрели чемпионат мира по футболу. Погода стояла шикарная. И вдруг на фронтон прилетела белая голубка. Мы видели ее оба. Я почему-то ее запомнил, как дурной знак.

    Павел Кожемякин

    На следующий день всё как обычно: утренние процедуры в ванной, усадил перед телевизором. Пришли ее мама, сестра. И что-то щелкнуло у меня. Позвонил на работу, сказал, что не выйду.

    Через какое-то время Оля просто откинула голову на спинку дивана и перестала дышать. Я давай кислород, уколы, искусственное дыхание, зеркало к губам. Сердце бьется – слышу, дыхания нет. Приехала скорая, констатировали смерть. Позвонил детям. Дальше обрыв памяти. До похорон ничего не помню. Всеми делами занимались родственники.

    Пережить

    – После похорон дети отправили меня на родину – в Литву. Приехал. Там родители, друзья. Мы после женитьбы жили в Вильнюсе, а потом, когда Союз начал разваливаться, с нашим производством стало все плохо, подались к жене на родину – в Подмосковье. Так там и остались. Дочь родилась уже в России.

    Напивался я так, что себя не помнил, не только то, что вокруг происходило. Все время думал о том, что варианты же могли быть. Мама у меня две операции по онкологии перенесла. Умерла уже за 80 лет от инсульта.

    Вернулся домой, а там вещи Ольгины, обстановка. Невыносимо тяжело.

    Какое-то время, пока в отпуске был, водкой глушил боль. Потом на работу вышел и с головой в нее окунулся, чтобы отвлечься.

    Каждый день на могилку ходил, приносил желтые розы. Она их любила. Рассказывал ей, как мы живем – я и дети. Повесил на веревочку вместе с крестом ее колечко обручальное.

    Через полгода снова на родину поехал. В Новый год застолье с друзьями отличалось тем, что рядом было пять-шесть незамужних женщин. Друзья пытались меня вытащить. Но интереса не вызвало. Просто снова напился.

    Перед Рождеством в Вильнюсе сам того не понял, как зашел в самый старинный православный кафедральный собор. Хотя сам я старовер. А по жизни – агностик. Торкнуло с батюшкой поговорить: а как дальше жить? У меня состояние такое было, что жизнь закончилась. Пустота внутри и снаружи. И вдруг я понимаю: мне 57, и впереди уйма времени. Растерялся даже. И тут дискуссия с батюшкой вышла. Спрашиваю: может, мне с женщиной познакомиться? А он мне: вы знаете, вам уже ко встрече с Богом надо готовиться. Разговор мне не понравился. И я решил, что надо жить. А на следующее утро, в Рождество, сходил на причастие.

    Другая Оля

    – Однажды был на дне рождения у близкого друга. Их квартира – то место, где я позволял себе плакать и выть от боли. Его жена однажды сказала, что ей противно смотреть на меня. Жалела очень. Позвонила кому-то, они поболтали, посмеялись. Показала мне профиль женщины на фейсбуке, своей подруги университетской по имени Ольга. Жила она тогда в другом регионе, за тысячу километров от Москвы.

    Сначала мы переписывались, потом я попросил номер телефона. Сблизились так, что уже через месяц уговаривал ее приехать. Кто-то упрекнет: как рано ты все забыл. Во-первых, не забыл. А во-вторых, никто не знает, что для кого рано или поздно. Есть жизнь, она знает. Купил билет, выслал по электронке. Она тогда мне говорила, что я как каток по ней прошел. Как бульдозер. Решительный. Не дал опомниться.

    В общем, она позвонила и сказала, что нужно сдавать билет. Попала в больницу на операционный стол. Я сначала не поверил. Подумал, что струсила или я ей не нравлюсь. Где-то через месяц снова взял билет, снова отправил. Через две недели поезд, а она говорит: не поеду, сдавай билет. Меня это возмутило, а она плачет в трубку. Оказывается, поскользнулась на кафеле, ударилась бровью о пол и у нее фонарь под глазом. Вот как так можно? Говорю: не нужен мне твой фонарь, ты нужна. И билеты в театр есть. Еле уговорил.

    Павел

    Был март. Она в кепке с козырьком, в солнцезащитных очках и с кучей косметики в чемодане. К слову, с ней все время что-то происходит. Это удручает и умиляет одновременно.

    Из вагона она не выходила долго. Я стоял, как пацан, волновался на перроне. Могло быть все что угодно. Мы же могли не понравиться друг другу в реальности. Хоть бы что. А я влюбился.

    Стали мы видеться то у меня, то у нее. Ездили друг к другу в гости на длинные праздники, отпуск проводили вместе. А потом я решил, что надо жениться. 6 июля следующего года будет четыре года, как мы в браке. И еще только год, как Ольга переехала ко мне.

    Свадьба и последствия

    – Когда пришли подавать заявление в первый раз у Ольги на родине, мне дали от ворот поворот. Нужно было привезти документ из Литвы, который бы подтвердил мой статус неженатости. Свидетельства о смерти прежней супруги было недостаточно, а в европейских паспортах не ставятся отметки о браке.

    Ольга стояла у двери и улыбалась. Она, может, думала, что всё шуточки, а я поехал в Литву и привез документ.

    Месяца за два до регистрации Ольга в творческом порыве сломала ногу, когда бежала с фотоаппаратом по мокрой траве бабочку фотографировать. Гипс сняли, наверное, за неделю до регистрации. Конечно, она сказала: может, отложим? Но я был настроен решительно. Что – до ЗАГСа не донесу?

    С одной стороны, все это напоминает комедию. Стоим, ждем, когда пригласят в зал. Подходит женщина и спрашивает:

    – Вам Мендельсона или Вагнера поставить? Вагнер медленнее, – сказала она, видимо имея в виду Ольгину хромоногость.

    В это время мимо проходил тот самый друг, жена которого нас познакомила, и бросил невзначай:

    – Старичкам – Вагнера…

    Смеемся до сих пор. У нас же разница в возрасте почти двадцать лет. Меня это смущало сначала. Думал, а если кто родится? А мне уже даже не сорок. А потом вспомнил, что в жизни сколько угодно таких случаев, и расслабился.

    На следующий день после свадьбы шестнадцатилетний сын Ольги устроил истерику. Пережили.

    Сейчас ему 20. С ней он не поехал, остался дома. Не сильно в восторге от всего – это мягко сказано.

    Мой сын тоже никак не мог принять. Злился и не понимал. Но я-то все прекрасно видел. У детей своя жизнь. У сына семья, сам стал папой уже. Вроде бы отошел. Во всяком случае внешне. Он живет в другом регионе. Дочь в Москве.

    Кому я нужен? Бобылем мне помирать, что ли? Да вроде и живой еще, интересы есть. У меня желание заботиться о ком-то. Любой человек нуждается в заботе, любви и внимании. Это же ясно, как день. И мне это все тоже нужно. Необходимо.

    Павел и Ольга

    Мне много задавали вопросы типа «Зачем нужно было жениться? Так бы могли встречаться». А я вот такой старорежимный и немодный. Если делить с женщиной постель – надо жениться. Просто хочу быть вместе. Это поддерживает и лечит.

    Когда Ольга умерла и ее подруги узнали, что у меня появилась жена, не поняли и не приняли. Мнения разделились. Две из них терпимо отнеслись, а две – категорично. Наверное, считают меня предателем, думают, что я до конца своих дней должен жить в печали и страдании, нести свой крест вдовца. А я считаю, что они неправы. Это нечеловечно – желать другому страданий. Мне непонятно это. Столько лет дружили. Наверное, очень просто думать и говорить так, когда у вас полноценные семьи, мужья рядом сидят… Обиделись, наверное. Мы иногда видимся. У Ольги, первой жены, годины очередные – ходим на кладбище вместе, потом общаемся дома, у кого-то из них в гостях. К нам они идти не хотят. Но это их право.

    Денис

    Общих детей у нас с супругой нет. На момент женитьбы во второй раз и многие годы до этого я был сконцентрирован на еще одном важном вопросе. Нужно было забрать из Литвы ребенка. Собственно, уже подростка.

    Денис – внук моего брата. Не было трех лет ребенку, как остался сиротой. Его мама (моя племянница) умерла от передоза. Рос без отца. Дед Дениса со своей жизнью никак разобраться не мог. В общем, парень остался жить у моих родителей. То есть у своих прабабушки и прадедушки. Они оформили опекунство. А моя мама всегда говорила Денису: когда-то тебя Павлик заберет. Тем он и жил много лет. Моя первая жена не настроена была взять пацана. Говорила, что еще своих надо на ноги поднять.

    Приехал я в Литву со второй женой. Познакомил ее с Денисом и сказал: обещал маме забрать. Помню, как тогда нас удивило, что, оказывается, Денис в свои 11 лет не умеет завязывать шнурки на обуви. Ольга показывала ему, научила. А потом она бегала в коридор и не позволяла деду зашнуровывать ботинки. Научился. Поговорили. Решили, что забираем. Но на это еще немало времени ушло.

    Когда приезжали, я подтягивал Дениса по математике, видел, с какой неохотой он ходит в школу. К тому же там его травили. Литовский он не учил. Все ждал, что заберут в Россию. Преподавание в русской школе претерпевало странные изменения, и некоторые предметы стали давать на литовском. Денис не понимал. Наняли репетитора. Бесполезно. Бабушкой и дедушкой он начал манипулировать, находил причины прогулять уроки – живот болит, голова или еще что-то. А на уроки из дома иногда его забирала соцпедагог.

    Денис и Павел. Путешествие по Удмуртии

    Мои родители уже не справлялись, да и старенькие совсем стали. Папе – 86, а маме – 83. Конечно, тяжело. Пришло время судов и документов. Я все собрал – справки о доходах, об условиях проживания, что-то еще. На суде отец уже произнести присягу не может и дать показания, чтобы передать мне опеку. Я помог ему: просто громко читал вслух, он что-то повторял за мной. Судья обратила внимание, что опеку нужно уже над дедом оформлять, тем не менее, приняла решение в мою пользу после ходатайства представителя опеки от мэрии и моей пламенной речи.

    Нет, ну а что делать? Русские своих не бросают. Разве я мог позволить, чтобы Дениса забрали в детский дом? Нет, конечно.

    Я его знаю с пеленок. Папой он меня называл с малолетства. То Паша я для него, то папа. Сейчас – папа.

    Но с судебными делами и оформлением документов в консульстве я изрядно попотел. Мне на работу надо, а я парня вывезти не могу. Ошибка в решении суда, ожидание другого решения, оформление документов в консульстве. Уже когда я обратился лично к консулу посольства России в Литве, она быстро все разрулила – спасибо ей за это. Мы получили многократную визу.

    Через три дня как приехали в Россию, срочно вернулись в Вильнюс. Умерла мама. Папа без нее совсем зачах. Деменция прогрессировала километровыми шагами. Умер почти через год после мамы. А в перерыве между ними умер мой брат – дед Дениса, которого он толком и не знал. Я остался самый старший в роду.

    Кадет

    Приехали в Россию. Это было два с половиной года назад. Решил отдать парня в кадетскую школу. Все-таки там дисциплина. Прикинуться шлангом не получится. А парень-то неглупый совсем. Две недели без продыху занимались математикой. Я очень переживал за физподготовку. Но он все сдал, поступил. Но на 1 сентября мы пришли без парадки – просто не успели заказать. А Денису очень хотелось. Теперь форму он носит с удовольствием, ездит на профильные кадетские смены. Доволен.

    Павел и Денис в Риге

    И с успеваемостью все хорошо. Если в Литве его балл был 5 из 10 возможных, то здесь 4 и 5. Первый в классе по успеваемости. Домашнее задание я не проверял у него. К урокам не прикасался с того момента, как математикой занимались перед поступлением. Правда, недавно две двойки схватил. Бывает. Для разнообразия можно. Но с ним в этом отношении строго: заработал пару, значит идешь, учишь и исправляешь.

    Когда я его привез, мы два года жили вдвоем. У меня появился собеседник! Я не один дома. Ему интересно общаться на тему истории и литературы. Сейчас учится в 9-м классе. Увлекся Мандельштамом, Блоком. Много знает о Первой и Второй мировых войнах. Бывает, спорим мы с ним. Ему слово, а он тебе в ответ двадцать. Срываюсь, могу наорать. Это правда. Потом сожалею. А он закатывает глаза и спрашивает: «Что не так? Имею я право на свое мнение? Выслушай, прежде чем кричать». Но это проходит. Дальше живем.

    Год как к нам приехала Ольга. У нас семья.

    Павел, Денис, Ольга

    Я не родитель номер один и не родитель номер два, как это сейчас модно. Я – глава семьи. Моя задача – обеспечить и защитить ее. По-моему, я с этим справляюсь. Просто люблю их. Как люблю своих детей и Ольгиного сына тоже люблю. Помогаю всем, насколько это возможно.

    Когда рядом есть близкий и родной, ты защищен. Жизнь человеческая, как спичка. Кто-то невидимый чиркнул – она и погасла.

    И нет ответа на вопросы «За что?» и «Почему?». Бессмысленно искать виноватых. Их нет. Боль потери близкого человека ужасна. Это пережить сложно. Но когда у тебя появляется опора, когда ты для кого-то опора – все меняется. И жизнь берет свое. Человек – существо парное.

    Я по жизни оптимист. Часто себе и близким повторяю: все будет хорошо.

    Муж в порыве гнева пожелал мне смерти.

    Вопрос психологу:

    Добрый день! Пожалуйста, рассмотрите мой вопрос. Познакомилась с будущим мужем 4 года назад, сейчас идёт второй год нашего супружества. Это его второй брак. Семейная жизнь всегда была счастливая и практически без скандалов. Сейчас я на 3 месяце беременности. Ребёнка хотим оба, в первый раз была замерзшая беременность. Надо сказать, характер моего мужа все его коллеги и знакомые охарактеризовали бы как ангельский. Очень добрый, очень отзывчивый, всегда придет на помощь и никогда никому не нагрубит. И дома он такой же. Но иногда у него бывает, как какая то вспышка неадекватной ярости, может накричать на свою сестру, или сына от первого брака, неожиданно и резко. Мало того, я всегда отмечала его агрессивное вождение и стычки на дорогах с другими водителями. Это был крайний диссонанс, человек, который в жизни пушистик и никому слово плохо не скажет, сама сдержанность и дипломатия, на дорогах превращался в скандалиста и агрессора.

    Недавно в гостях он выпил, и я повезла его домой. Хотя права получила недавно и практики мало. По приезду, получила ворчание, что я ужасно вожу и что создавала аварийные ситуации. Я обиделась, потому что нечестно эгоистично просить меня возить его после пьянок и попрекать за плохое вождение, если он со мной просто так не занимается и не даёт тренироваться. Я начала молчать, и он в ответ. Так мы провели ночь и весь следующий день. Был выходной. Весь день он пролежал на диване, а вечером, я заняла зал и телевизор, со словами, мол ты весь день смотрел, теперь я хочу смотреть своё. Иди смотри свой футбол на айпаде. Надо сказать матч был очень важный, он в юности был фанатом и до сих пор не равнодушен к футболу. И тут он встает с дивана, уходит в другую комнату и оттуда я слышу: «чтоб ты сдохла!» Я зашла в спальню. Он лежал на кровати. Спросила, что он сказал. Ответ был такой же, плюс куча мата и угрозы, чтобы я исчезла иначе получу и т.д. и т.п. Надо сказать, он редко матерится в принципе, и тем более ни разу в мой адрес. И я вообще никогда в жизни не слышала, чтобы кто то кому то желал смерти, тем более муж своей беременной жене из-за того, что они поругались из-за какой то фигни. Я оделась и ушла ночевать к сестре. Вернулась на следующий день. Сейчас мы играем в молчанку уже третий день. И я вообще не понимаю, что мне делать. Чувства вины он явно не испытывает. А я вообще не вижу перспектив развития отношений, где мужчина может говорить такие вещи своей женщине. Как мне быть? Хотя бы как себя вести. Вывести его на диалог, но для чего, услышать в лучшем случае, кривоватые покаяния? И забыть, до следующего раза? Мы оба достаточно финансово стабильны, и стать матерью одиночкой мне не так страшно, как то, что вот за день до этого у нас было счастье, любовь, гармония и мир, и вдруг все полетело к чертям, причём просто необъяснимой вспышкой ярости и злобы.

    Автор вопроса: Анна Возраст: 30

    Как пережить смерть мужа: советы психолога

    Смерть члена семьи всегда экстремальная психологическая перегрузка. Особенно, если это случилось внезапно: убийство, самоубийство, несчастный случай. К смерти близкого невозможно подготовиться, но кончина в результате долгой тяжёлой болезни воспринимается не так остро, как внезапная потеря. Советы психолога о том, как пережить смерть мужа, помогут тем, кто готов работать над собой, своим состоянием и действительно хочет вернуться к жизни.

    Как пережить смерть любимого мужа: советы психолога

    От любой психологической травмы можно оправиться. Всё зависит от времени и желания. Советы специалиста покажутся невыполнимыми, если вдова или вдовец не видят иного пути, кроме страданий, остаются в плену скорби.

    Этапы осознания смерти любимого супруга

    Первый совет: смерть близкого нужно принять, пройдя все этапы осознания произошедшей трагедии.

    1. Боль. Пришло известие о смерти. Характеристика этапа: удар, шок. В одну секунду потеряно слишком много: опора, защита, поддержка, любовь. Сложно в полной мере осознать такую весть.
    2. Отрицание. В зависимости от обстоятельств этот этап может прийти сразу за первым. Если присутствуют хлопоты, связанные с похоронами, организация, оповещение друзей, коллег, родственников, то боль и отрицание сливаются в один этап. Однако, бывают случаи, когда весть приходит издалека: например, супруг скончался во время командировки или при выполнении боевой операции в горячей точке. От момента получения информации до подтверждения факта кончины вдова тешит себя надеждами: «А вдруг это ошибка?», «Может быть, что-то напутали?», «Это не могло произойти со мной, с нами!», «Кто угодно, только не мы!».
    3. Агрессия. Этап, который приходит позже. Когда факт смерти подтвердился, прошли похороны, вдова будет испытывать гнев. Это обязательная фаза принятия. Психика ищет точку опоры, причину случившегося, чтобы вопросы не висели в воздухе. Потерявшие близких ищут виновных, злятся на мир: тех, кто не уберёг, кто остаётся счастливым, кто продолжает радоваться жизни. Если личность не находит, кого обвинить, агрессия устремляется внутрь: «Это я виновата!», «Если бы я сделала иначе, он был бы жив!».
    4. Депрессия. Самый долгий этап. Приходит понимание, что перемены необратимы, невозможно вернуть прежнюю жизнь. Жить без любимого человека скучна, невыносима. Нет радости и интереса. Независимо от типа личности, каждый вдовец или вдова проходит этот период. Меланхолики и холерики справляются тяжелее, сангвиники и флегматики несколько легче.
    5. Принятие. Этап, который неизбежно приходит к каждому. Индивидуальными остаются лишь сроки: кто-то справляется за три-четыре месяца, кому-то нужен год, полтора. По мнению психологов, оптимально на весь период должно уйти около года. Нельзя оставлять проблему открытой, отказываться от переживания всех этапов. Агрессию направлять на себя, депрессию подменять весельем, попытками забыться в чужих объятиях или алкоголе. Каждый этап должен быть пройден. Принятие выражается в понимании: назад не повернуть, человек ушёл безвозвратно, но жизнь продолжается. Есть ещё множество поводов жить дальше, любить, дарить окружающим и себе положительные эмоции.

    Друзьям и близким не стоит отдаляться от вдовца, прикрываясь мыслями «Он сильный. Он справится сам». Наиболее сложное время в жизни тех, кто испытал потерю, начинается через месяц после смерти. Утихают соболезнования, окружающие всё реже стремятся помочь, поддержать. Вдовец или вдова остается один на один с проблемой, как пережить смерть любимого человека. Советы психолога становятся нужны именно в этот период.

    Как пережить горе после смерти любимого мужа?

    Первые месяцы после утраты проходит привыкание к новым условиям. Главное, не зацикливаться на горе, постепенно смириться с потерей, принять её. После проработки случившегося можно вернуться к жизни, снова научиться радоваться и радовать родных.

    Советы психолога: с чего начать возрождение?

    Взять себя в руки поможет общение:

    • близкие, дети, внуки, братья, сёстры;
    • друзья;
    • психолог;
    • философская литература;
    • религия.

    Что выбрать, зависит от предпочтений и привычек. В этом списке обязательно найдутся способные взглянуть на утрату с нового ракурса. Религия объясняет, что происходит с душой после смерти тела. Друзья придумывают новые интересные развлечения. Психолог рассказывает, как смириться с потерей и увидеть свет во тьме. С близкими можно вспомнить забавные истории об умершем.

    Советы психолога: как пережить смерть мужа, жизнь по-новому

    Занятия, способные вернуть интерес к окружающему миру:

    • поиск достойных целей, достигая которые вдова почувствует, что умерший супруг ею гордится;
    • благотворительность. Помощь другим — лучший способ загладить переживания с пользой;
    • поиск новых занятий. Настало время открыть таланты, попробовать то, на что раньше не хватало времени;
    • поиск новых мест. Любопытство — главный враг апатии. Вокруг столько интересного! Стоит только включить наблюдательность, как горе начнёт отступать. Путешествия, смена обстановки — лучший способ встряхнуться;
    • выход эмоций. Здоровое ухоженное красивое тело — лучшее лекарство для скорбящей души. Избавляйтесь от негатива. Поплакать об умершем можно и через пять лет после трагедии. Главное — устанавливать границы и придерживаться их. Научитесь отличать тяжёлую скорбь от светлой грусти;
    • Чувствуйте благодарность: за то, что было, за бесценные дни совместной жизни, за опыт потери. Благодарность — настоящий бальзам на сердце потерявшего.

    Советы для окружающих

    Помните: наиболее сложный период для вдовца или вдовы начинается через три-четыре недели после факта потери. Именно в это время переживания уходят внутрь, в депрессию, апатию. Но уже с первых минут долг родных, друзей — поддерживать близкого человека, следить за его состоянием.

    Следите за реакцией

    Психологи перечисляют несколько типичных проявлений первого этапа:

    • апатия — человек словно находится в тумане или полузабытье, не до конца осознаёт, что происходит, отказывается заниматься организационными вопросами, или делает всё в автоматическом режиме;
    • нарушение аппетита. Чаще — потеря, иногда, наоборот, — обильная тяга к еде. Любые нарушения пищевого поведения ведут к ухудшению физического состояния организма и дополнительной нагрузке на психоэмоциональную сферу;
    • проблемы физического характера: головокружения, тахикардия, микроинфаркты, приступы. Наличие этих реакций характерно для первых часов после получения информации о смерти, зависят от исходного состояния организма и имевшихся проблем;
    • необычные реакции: неожиданный истерический смех, сильная агрессия без разбора и прочие нетипичные для человека действия. Чаще случается с теми, кто имеет нестабильную психику.

    Предугадывайте, как женщина отреагирует на весть о смерти супруга. Приготовьтесь к разным проявлениям, чтобы исключить панику и дополнительное давление на вдову.

    Отсутствие паники, истерик у окружающих — первый важнейший совет психолога о том, как помочь пережить потерю мужа или жены.

    Будьте рядом

    Быть рядом — не означает, постоянно находится в поле видимости, не давая человеку побыть одному. Если вдова или вдовец реагирует адекватно, оставлять наедине с мыслями можно. Находиться рядом в трудный момент — значит, присутствовать, угадывать нужды близкого.

    Второй совет психолога близким: помогайте там, где требуется помощь. Нужен совет — предложите. Нужна помощь — помогите. Не стоит лезть в личную зону без надобности.

    Варианты незримого присутствия:

    • в первые часы накапайте седативного средства для успокоения;
    • обнимите, погладьте по голове;
    • принимайте любые проявления скорби, не запрещайте плакать, кричать. Если действия становятся неадекватными и угрожают физическому состоянию (человек бьётся головой о стену, пинает ногами предметы), останавливайте его мягко. Приказной тон — в самых исключительных случаях;
    • никогда не произносите причитания из разряда «как ты теперь без него будешь жить?». Это бесполезный риторический вопрос, который несёт лишь дополнительную нагрузку на психику;
    • помогайте с организационными вопросами. Но брать на себя нужно только то, что сам скорбящий сделать не в состоянии. Общение с сотрудниками похоронного бюро, медиками, владельцами кафе вытягивает человека из мира скорби в обычную жизнь, напоминая: мир не рухнул, жизнь продолжается;

    Как помочь подруге пережить смерть мужа?

    Женщине в этот сложнейший период необходимы ориентиры на дальнейшую жизнь. Не всегда она может справиться сама. Хорошо, если к помощи родственников добавляется поддержка лучшей подруги.

    Что нельзя говорить подруге:

    • советовать поскорее найти нового мужчину — это оскорбит вдову;
    • перечислять похожие истории, случившиеся с другими — не несёт никакой пользы;
    • плакать, страдать вместе со вдовой;
    • говорить слова «время не лечит, некоторые и по пять-десять лет страдают, забыть не могут» — к сожалению, такие формулировки звучат часто, особенно, от тех, кто сам пережил психологическую травму.

    Что нужно делать:

    • ненавязчиво указывать на хорошие моменты в жизни женщины, потерявшей любимого мужа: улыбки близких, успехи детей, наступление весны. Это кажется банальным и утомительным, но вода точит камень. Регулярные напоминания о том, что мир остался прекрасным и удивительным, дадут плоды;
    • почаще бывать со вдовой в людных местах (но не навязывать силой. Не хочет на концерт — сходите вместе в ресторан), увлекать новыми занятиями;
    • спрашивать, как настроение, чем она занималась, как дела у родственников. Тему горя и апатии обходить стороной, делая упор на том, что происходит в её жизни сейчас;
    • помогать подруге оставаться красивой, ухоженной, здоровой;
    • если сил или времени на поддержку не хватает, не находятся нужные слова, обратиться за помощью к психологу. Психолог-гипнолог Никита Валерьевич Батурин за несколько сеансов поможет улучшить состояние.

    Как помочь маме пережить смерть мужа?

    Если женщина не знает, как теперь жить после смерти мужа, советы психолога помогут её детям. Смерть папы, с которым мама прожила долгое время, особенным образом влияет на детей: во-первых, приходится справляться со стрессом потери отца, а во-вторых, искать силы поддерживать маму.

    Потеря близкого человека в старшем возрасте, когда за плечами огромный опыт, чаще навевает глубокую апатию. Мама после смерти мужа может выглядеть оптимистично, но при этом чувствовать полную опустошённость, тоску, потерю ориентиров, целей.

    Что нельзя говорить маме:

    • требовать, чтобы она прекращала плакать. Слёзы — это выход негативной энергии. Копить её внутри означает рисковать физическим здоровьем, наживая психосоматические заболевания;
    • оставлять один на один с горем и тоской. Может быть, она и сильный человек, переживший множество трудностей, но поддержка детей бесценна для любой мамы;
    • запрещать маме проявления заботы. Представьте: если раньше смыслом её существования была забота о муже, то после потери эта часть жизни превратилась в зияющую дыру. Заботой о детях мама может заполнить образовавшуюся пустоту и почувствовать себя по-прежнему необходимой.

    Что нужно говорить:

    • поддерживать любые начинания: отправилась ли она на курсы вязания, записалась ли в библиотеку или стала активно посещать бассейн — пусть мама видит, ваш интерес. Не подшучивайте над этим, спрашивайте, как успехи, радуйтесь вместе с ней;
    • помогите ей обрести новые жизненные ориентиры. Пусть заботится о внуках или домашнем животном, активно подключайте её к вашим делам, просите помощи, поддержки, совета. Главное — дать понять маме, что она необходима своим близким;
    • почаще гулять с ней, если она предпочитает сидеть дома. Не давать находиться в полной тишине долгое время;
    • вспоминать с мамой тёплые мгновения прошлого, когда они с папой были молоды, а дети маленькие, рассматривать фотографии. Делайте это, только если маме становится лучше.

    Советы психолога о том, как пережить смерть жены или мужа, сводятся к важной мысли. Главный принцип помощи близкому человеку – не навязывать и не указывать. Действуйте по потребностям человека, а не исходя из своих убеждений и интересов. Помощь в трудной ситуации — непростой тонкий процесс. Чтобы овладеть полезными навыками в этой области, обратитесь к психологу-гипнологу Никите Валерьевичу Батурину. На своём канале он объясняет, чем может помочь гипноз, как мягко выходить из депрессии и выводить из неё других, и чем грозит накапливание негативных эмоций внутри.

    Умерший бывший…

    Двенадцать лет назад я похоронила своего гражданского мужа.
    Он застрелился.
    Просто пришел домой пьяный, положил на стол перед собой блокнот со стихами, посвященными мне, и выстрелил себе в висок. За четыре месяца до этого я ушла от него, вернее, сбежала. Потому что, жизнь моя была похожа на блокбастер. Он гулял, регулярно избивал меня, и женщин у него было, ну просто, очень много, о чем я узнала только после его смерти. Он был старше меня на 10 лет, побывал в Афгане , и удобно этим прикрывался , когда по-пьяни у него сносило башню. Но несмотря на все это, и даже уйдя от него, я просто страшно его любила. У меня так же как и у него сносило башню, но только от страсти. Когда мы мирились, мы по два дня не выходили из комнаты и я плакала от счастья , что он опять рядом.
    И вот я ушла, навсегда ушла. Сняла квартиру, он не знал адреса. Выла от того , что не могу без него жить, но твердо решила, пусть лучше буду любить всю жизнь, не видя его, но живая и здоровая. Так , в принципе, и получилось.
    Он умирает, мне 24 года. Ровно через два месяца умирает моя мама, у меня на руках, от инсульта. И я остаюсь совсем одна. Папа умер, когда я была ещё маленькой. Теперь он и мои родители похоронены через две могилы друг от друга. Этот год я не забуду никогда. Было все — алкоголь, психотерапевты и беседы с батюшкой в храме. Но… в принципе, дело даже не в этом.
    Через три года я вышла замуж. Удачно вышла. Он офицер, порядочный, любящий, добрый, с ним я, как за каменной стеной и т.д. И я действительно счастлива с ним. Живем вместе 9 лет, души друг в друге не чаем.
    Но все вот эти 12 лет, как только я зысыпаю, приходит ОН. Иногда, он с перемотанной головой, иногда, просто за неё держится… Он никогда не подходит ко мне близко, и не разговаривает со мной. Он всегда стоит где-то в стороне и просто, смотрит на меня. Смотрит, тем самым взглядом, от которого я когда-то сходила с ума. Мне может сниться любой сон, но он всегда стоит и смотрит, или сидит в машине и смотрит. Иногда я молчу и делаю вид, что не вижу его. Но внутри все переворачивается и начинаются бабочки в животе. Бабочки в животе от мертвого человека. Иногда я кричу ему, что я хочу к нему, и что я вернусь, и что я вышла замуж, потому что могла просто сойти с ума тогда. Хочу просто прикоснуться к нему, и закрыться с ним в комнате на два дня. А он молчит, не подходит и мне подойти не дает.
    А утром я просыпаюсь и психую на него, что он опять не подошел, и опять мне не удалось его хотя бы просто подержать за руку.
    Устала жить двумя жизнями. Днем я живу и люблю одного мужа, а ночью другого. При чем настоящий мой муж, даже не подозревает, как я тоскую и о ком я думаю.
    А тот, который ночью, все видит и все-все про меня знает…