Сомнения в вере православие

Агностик — кто это? В чем разница между агностиками и атеистами

Агностик — это человек, отрицающий возможность полного объективного познания мира и его закономерностей. По мнению агностиков, некоторые истины невозможно постичь из-за ограниченности человеческого восприятия.

В частности, агностики полагают, что человек не может знать, существует ли бог, есть ли рай и ад, жизнь после смерти и прочие сверхъестественные явления. Чаще всего слово «агностик» употребляют именно в религиозном смысле, противопоставляя агностиков верующим и атеистам.

В чем суть агностицизма

Термин «агностик» ввел в научный оборот английский биолог и естествоиспытатель Томас Гексли в 1869 году. Слова «агностик» и «агностицизм» происходят от греческого «агностос» (ἄγνωστος) — «непознаваемый».

Агностицизм «просто значит, что человек не должен говорить, будто знает что-то, или верить во что-то, если для знания или веры у него нет научных оснований», объяснял Гексли. Ученый не может верить или не верить — он должен сосредоточиться на фактах и доказательствах.

«Агностицизм отрицает и отвергает как аморальную противоположную доктрину: о том, что есть утверждения, которым люди обязаны верить без логических доказательств», — добавлял Томас Гексли. Агностицизм — это не кредо, а метод ученого, указывал он: любая гипотеза должна давать возможность доказать или опровергнуть ее с помощью фактов, иначе это не научная гипотеза.

Томас Гексли — ученый, который ввел в научный оборот термин «агностик». Фото: Cambridge University Library

Агностик и атеист: в чем разница

Иногда агностиков путают с атеистами. Это не всегда верно.

Атеист — это человек, не верящий в бога или богов. Атеисты отвергают возможность существования высших сил. Синонимы к слову атеист — безбожник, неверующий.

В отличие от атеистов, агностики не утверждают, что бога нет. Агностики же указывают, что доказательств существования бога нет и отрицают возможность узнать, существует ли он на самом деле.

Тем не менее, агностики могут быть одновременно атеистами — такие люди не верят в высшие силы, но не утверждают, что это им доподлинно известно, что бога нет.

Знаменитый афоризм в духе агностицизма принадлежит французскому астроному Пьеру-Симону Лапласу. Как рассказывают, Наполеон Бонапарт поздравил его с выходом книги «Небесная механика», но спросил, почему в этом сочинении ни разу не упоминается бог. «Это потому, — ответил Лаплас, — что я в этой гипотезе не нуждался».

Известные агностики: Иммануил Кант, Герберт Спенсер, Нил Деграсс Тайсон

Агностицизм — это философское учение, утверждающее непознаваемость мира. Агностицизм существовал еще до появления этого термина: похожие взгляды высказывали, например, античные софисты. Главные представители агностицизма в Новое время — Дэвид Юм, Иммануил Кант, Огюст Конт, Бертран Рассел.

Иммануил Кант полагал, что независимо от нас существует внешний мир, где существуют подлинные «вещи в себе». Этот мир воздействует на наши органы чувств, и мы лишь опосредованно знаем об устройстве этого мира (мы видим и чувствуем «вещи для нас»). При этом мы не можем сказать, насколько «вещь для нас» похожа на «вещь в себе». Ведь человек не может изучить предмет, не используя свои органы чувств.

Дэвид Юм также отмечал, что человеческое познание имеет дело с чувственным опытом, а потому не может судить о том, какова реальность «на самом деле».

Ученым-агностиком также являлся английский философ и социолог Герберт Спенсер. В работе «Основные начала» Спенсер указывал, что мы ничего не можем знать о «последней реальности» — есть непознаваемые вещи, которые выходят за пределы научного исследования, и именно их религия пытается объяснить с помощью метафор.

В XX веке философ-агностик Карл Поппер сформулировал принцип фальсификации. Человек не способен напрямую обнаружить истину, объяснял Поппер, но может обнаружить ложь и отбросить ее, тем самым приблизившись к истине. Таким образом, прогресс — это разоблачение иллюзий и заблуждений. А критерий научности — возможность опровергнуть гипотезу или теорию фактами.

Из современных ученых агностиком себя называет Нил Деграсс Тайсон — американский астрофизик и популяризатор науки. Сам он объясняет так: «Меня часто спрашивают — иногд в обвинительной манере: «Вы атеист?» Я ученый… я думаю своей головой. Когда вас причисляют к какой-то философии или движению, то навешивают на вас весь багаж и все остальное, что связано с этой философией… Я бы сказал, что наиболее подходящее слово — это агностик… Кто-то, кто не знает, не видел доказательств, но готов принять доказательства, если они есть…»

Нил Деграсс Тайсон. Кадр YouTube / Big Think

Сомнение и вера апостола Фомы

Уверение апостола Фомы

(MP3 файл. Продолжительность 12:05 мин. Размер 11.6 Mb)

Христос Воскресе!

Сегодняшний воскресный день посвящен апостолу Фоме, который в народе получил прозвище «Фома неверующий». Чему же все-таки не поверил Фома: тому, что Иисус воскрес из мертвых? Или тому, что другие ученики видели Его воскресшим?

Имя Фома имеет еврейское происхождение и означает «близнец» (תומא). Вполне возможно, что апостол первоначально был рыбаком (см.: Ин. 21: 2). Фома был призвал Христом стать одним из двенадцати апостолов (см.: Мф. 10: 2–4; Мк. 3: 14–19; Лк. 6: 13–16). Когда умер Лазарь, и Иисус, за Которым уже охотились иудеи, направился в Иерусалим, Фома выразил свое желание пойти за Христом и вместе с Ним умереть (см.: Ин. 11: 16). Во время прощальной беседы Господа с учениками Фома задавался вопросом: как, откуда апостолы могут знать путь восхождения Сына Человеческого к Отцу Небесному? (см.: Ин. 14: 5).

Согласно Евангелию от Иоанна, Фома отсутствовал в тот день, когда Спаситель явился апостолам по Воскресении из мертвых. Не увидел он Христа Воскресшего и засомневался: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20: 25). Явившись апостолам вновь «после восьми дней», Иисус предложил Фоме вложить руку в Свои ребра. Евангелие не сообщает нам подробностей, действительно ли вложил Фома перст в раны Спасителя или нет. Блаженный Феофилакт Болгарский считал, что Фома прикоснулся к ребру Иисуса. По Толковой Библия Лопухина, Фома отказался осязать раны на теле Христовом. Увидев живого Христа своими глазами, Фома воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20: 28).

Буквалистичность описания данного события должна убедить нас в том, что, несмотря на появление Спасителя среди учеников при закрытых дверях, Его тело не было призрачным. Это был тот самый Иисус, на груди Которого еще недавно возлежал любимый ученик. Это был тот самый Иисус, Которого били, повели на Голгофу и распяли. Хотя на третий день Его тело не нашли во гробе, но Его видела Мария Магдалина, жены-мироносицы ухватились за Его ноги (см.: Мф. 28: 9), в селении Эммаус Он преломил хлеб с двумя путниками (см.: Лк. 24: 30), в Сионской горнице Он показал апостолам Свои раны и ел пред ними печеную рыбу, чтобы доказать, что Он – не призрак (см.: Лк. 24: 42–43), а Сын Божий, «пришедший во плоти» (ср.: 2 Ин. 1: 7).

«Фомой неверным» – неверующим – Церковь называет усомнившегося апостола. Если мы мыслью вернемся в апостольские времена, станем на место Фомы, то поймем, что не так-то просто было поверить в благовестие о воскресении Человека из мертвых, ведь до Христа еще никто не воскресал. Фома пошел путем академического ученого: захотел провести такой естественнонаучный эксперимент, который дал бы ему достаточное количество убедительных доказательств. Спаситель предоставил ему такую возможность, демонстрируя Свои руки и ребра.

Если первоверховный апостол Петр исповедовал Христа всего лишь «Сыном Бога Живаго» (Мф. 16: 16), то «Фома неверующий» прямо назвал Его «Господом и Богом» (Ин. 20: 28). Более того, Фома обратился к Спасителю со словами: «Господь мой и Бог мой», подчеркивая свои отношения со Христом как «моим» личным Учителем, Спасителем, Богом.

Фома не молчал о своих сомнениях, потому что к вере относился неравнодушно. Он ждал реальной встречи с Богом

Неверие Фомы не было упрямым нежеланием признать свидетельства очевидцев. Это была жажда веры, которая искала подкрепления в видимых доказательствах. Фома не хотел слепо принять что-то на веру, он желал познать «путь, истину и жизнь» (Ин. 14: 6). Он не стал молчать о своих сомнениях, потому что к вере он относился неравнодушно. Его интересовала реальная встреча с Богом, а не слепое следование чьим-то убеждениям. И потому его «неверие», как ни парадоксально, оказало благодатное воздействие на всех окружающих людей.

В песнопениях сегодняшнего праздника «неверие Фомы» называется добрым, поскольку оно «сердца верных привело к познанию». Вера Фомы на поверку оказалась настолько глубокой, что ради проповеди о Воскресшем Господе он отправился в Индию, где впоследствии принял мученическую кончину (ок. 70 г.).

К сожалению, в наши дни можно встретить много примеров полного неверия в Бога или примеров формальной мертвой веры.

Одним из современных мифов является представление о том, что религиозное мировоззрение основано на безусловной вере в авторитеты, в то время как секулярное сознание базируется на здоровом скептицизме и рационализме. Однако сегодня так называемые «критически мыслящие личности» совершенно не представляют себе даже элементарных основ религии, никогда о вере серьезно не задумывались, но отвергают религию на основании воспринятых в советской школе штампов. Напротив, в наши дни как раз те приходят к вере, кто действительно подвергает сомнению атеистические предрассудки и критически смотрят на свою жизнь.

Есть и те, кого мы можем назвать верующими лишь формально. Это те, над которыми совершен обряд крещения, но они не знают основ веры и правил духовной жизни. Такие люди не видят за собой большого количества грехов и не чувствуют нужду в покаянии. Отсутствие в церкви по воскресеньям объясняется ими какими-то непреодолимыми препятствиями: загруженность на работе, необходимость съездить на дачу, посетить родственников… Такие люди редко хотят что-то менять в своих привычках, но они могут быть достаточно навязчивыми в насаждении религии среди домочадцев. Проверьте на своем примере, нет ли среди ваших знакомых таких людей, которые причащаются редко, но зато назойливо повторяют своей второй половине, что тебе, мол, надо пойти в церковь на исповедь. Внешняя религиозность, лицемерная навязчивость и даже агрессивность в проповеди веры может не только оттолкнуть, но и вызвать чувство неприязни со стороны друзей, коллег по работе или близких родных.

Обе категории – как неверующие, так и формально верующие – убеждены в своей правоте, даже если эта правота построена на сплошных сомнениях. Они не поддают свои убеждения критике, не ставят себе сложных вопросов, не пытаются вносить корректив в свою траекторию религиозной жизни.

Нередко неверующий человек упорно сопротивляется Богу, но зато легко верит во всякие глупости, особенно если они имеют околонаучное объяснение. «Никто так не легковерен, как человек неверующий», – писал во II веке святой Ириней Лионский.

Верующие формально, конечно, признают существование Бога, но не обращаются к Нему в молитве. А это значит, что Бог для них – факт, ни к чему не обязывающий. Жизненный путь таких людей с Богом не пересекается. Если случается внутренний кризис, возникает обида на Бога за свою судьбу, болезни и неудачи. Они не пытаются мужественно преодолевать сомнения, учиться подниматься выше них; косность и упорство в сомнениях таких формально верующих людей приводят к унынию, депрессии и даже к потере веры в Бога.

На этот счет митрополит Вениамин (Федченков) высказал достаточно смелую мысль: «В состоянии максимального провала, полной темноты, ощущения богоотсутствия мы понимаем, Кого нет: Бога – значит, Бог есть». Владыка Вениамин также писал о пользе опытной проверки своей веры: «Живая вера всегда сопряжена с актуальным или потенциальным сомнением. Если сомнение не существует, то, как правило, мы имеем дело с традиционностью, то есть человек просто свидетельствует о тех опытах, которые имели его предшественники, а сам этого опыта не постиг». Значит, духовная жизнь – это творческий поиск истины, постоянный пересмотр своего состояния души, а не просто типовой набор молитв для ежедневной вычитки утром и вечером.

Безусловно, сомнения в бытии Божием или неустойчивость в вере осуждаются апостолами (см.: Рим. 4: 20; 14: 23; Иак. 1: 6; ср.: Мф. 16: 3). Однако сомнение в своей мнимой праведности, критический взгляд на свои увлечения и трезвое отношение к успехам и неудачам в духовной жизни – все это при содействии молитвы может приобрести характер духовного рассуждения.

Дорогие братья и сестры! Сегодня Церковь напоминает нам не только о Фоме, но и о человеке в целом, о каждом из нас и обо всем человечестве. У нас нет возможности вложить свои пальцы в раны Христовы, но Сам Христос нам пообещал: «блаженны не видевшие, и уверовавшие» (Ин. 20: 29). По неверию нашему Господь не творит чудеса (см.: Мф. 13: 58), но если у нас будет вера с горчичное зерно, то мы сможем и горы переставлять (ср.: Мф. 17: 20). Будем ли мы христианами только по форме, или, напротив, вместе с отцом больного отрока будем восклицать: «Верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк. 9: 24), – это зависит от нас.

Пусть же Воскресший Господь, озаривший сердце святого Фомы, просветит и наши сердца, чтобы мы вслед за ним направились на поиски своего личного Спасителя – Господа нашего Иисуса Христа и вместе с Фомой могли без всяких колебаний убедиться в том, что «Господь – это мой Бог!».

Аминь.

Иеромонах Ириней (Пиковский)

То же самое прикосновение воспевается на 2-й стихире великой вечерни Антипасхи.

4-я стихира на «Господи, воззвах» великой вечерни Антипасхи. См. также 1-я стихиру на стиховне великой вечерни.

О сомнении

Недостаточно опытные люди, впадая в сомнение, думают, что они будто бы становятся неверующими и от этого весьма мучаются.

Расскажу один характерный случай. Одна довольно интеллигентная женщина доселе была верующей; и, говея постом, она приступила к причастию. Когда уже приближалась ее очередь, вдруг у нее явились смутительные помыслы:

А может быть, св. Дары Тела и Крови Христовых есть простое вино и хлеб?

Эти мысли до такой степени напугали ее, что она готова была отойти в сторону от причащений. Этот пример мы и рассмотрим. Чего испугалась она? — Появившихся мыслей. Но могут ли они называться неверием? Никак нет. И вот почему.

Неверие есть непризнание или отрицание предметов веры.

Но при сомнении такого отрицания нет. Есть лишь недоуменная мысль: да так ли это?

Рассмотрим ее: есть ли это неверие? Вопрос есть только вопрос, недоумение — только недоумение. Но никак не больше. Уже одно это должно внести в душу мир, успокоение. Пойдем далее: отчего же пришло такое недоумение? Оттого, что, во-первых, нам в том или ином пункте нечто — “непонятно”, доселе — “неизвестно”, или даже — для ума нашего совершенно “непостижимо”.

И, естественно, человек смущается. И этому никак не должно удивляться, а тем более — винить себя, как будто сделавшего преступление. Такое сомнение, повторю, совершенно “естественно”. Даже могу сказать больше: странно было бы, если таких помыслов никогда не бывало, а особенно — у людей мысли. И уже по одному этому не нужно — прежде всего — пугаться.

Тем более не следует пугаться потому, что здесь нет никакой дурной, греховной воли нашей. Нам всегда нужно помнить одно основное правило духовной жизни:

“единственное зло есть только грех!”

А греха в сомнении, с нашей стороны, при появлении его не было и нет. И это правильное, как мы видим, суждение снова внесет в нашу душу мир.

Но и этой осознанности еще недостаточно. Мучительное чувство продолжает оставаться в нас: хорошо ли это или нет, правильно или нет, но всякий сомневающийся знает, что это состояние влечет за собою беспокойство: ведь вопрос все же остается. Непонятность — налицо?

Верно. Тогда мы пойдем еще дальше. Припомним наши прежние суждения, что непонятность для нас чего-либо или непостижимость — не есть еще небытие… Это внесет еще больший мир. Это удалит с нашего пути мышления еще один камень преткновения, пугающий нас.

Но даже и после этого беспокойство будет еще мучить. Тогда мы должны обратиться к дальнейшим соображениям. Мы не понимаем чего-нибудь? Да так и должно быть! Предметы веры потому и требуют веры, что они непостижимы для ума; но даже и материальные, земные вещи — как мы не раз говорили — необъяснимы нам, хотя и воспринимаются опытом.

Нам хочется освободиться и от этого состояния. Как же это достигается? — Различными способами: опыт подвижников указал нам несколько путей.

Во-первых, не берись даже! И — вот почему. Помня очень ясно, что сомнения происходят не от ума, не от нашей воли и что они (это — ясно) стоят пред совершенно непостижимыми для ума предметами, — и не трать напрасных, бесполезных усилий: они — невозможны! Это было бы подобно тому, как если кому захотелось бы “понять”, например, конечность или бесконечность пространства и времени; или — поднять себя самого за волосы; или — рукою снять с неба звезду и т. п.

Во-вторых, не обращай на сомнение внимания; или, как опытные люди говорят — “пренебрегай” такими искушениями (страха). Впрочем этот путь иному может показаться пугливым укрытием души от искания “истины”. На самом же деле он вызывается хотя бы простой непостижимостью; и разумные люди не хотят заниматься бесполезным делом.

Из житий обычно приводится в пример такой случай. В одном монастыре был неопытный, но пугливый послушник. На него напали “хульные” (их так называют) помыслы неверия. Он так был испуган, что не осмелился даже объявить об этом своему старцу или игумену, опасаясь, что его за это выгонят из монастыря. Старец, видя печальное его лицо, спрашивает, что с ним. — Но послушник лицемерно отвечает: “Ничего, хорошо”.

Через некоторое время тот опять спрашивает: в чем причина? Послушник снова скрывает, что у него на душе. Старец спрашивает его в третий раз и велит ему открыть свою душу.

Тогда послушник со страхом падает ему в ноги и рассказывает свое долговременное мучение. Старец велит ему раскрыть на груди одежду. Раскрыл.

— “Стань против ветра!” — Он стал.

— Ты можешь запретить ветру прикасаться к груди твоей?

— Нет!

— Так знай: и мы не можем запретить злому духу к душе нашей! — И послушник успокоился; между тем доселе он мучился несколько лет.

В этом случае мы упомянули уже и о лукавом (о чем будет речь еще дальше), но сейчас нам важно наставление отцов: не обращать внимания на эти пугающие чувства и мысли.

А о. Иоанн Кронштадтский в Дневнике так говорит: опытные люди даже презрительно “плюют” на подобные “навязчивые” помыслы…

В-третьих, если же и это не успокоит нас, то отцы советуют помолиться, просить Божьей помощи. И хотя в этом и великая сила, но иногда, по особому Промыслу Божию, и молитва не действует сразу.

Приведу пример. По милости Божией, я отслужил в добром духе воскресную литургию и приехал в монастырь. После принятия пищи, через некоторое время, я вдруг, без каких бы то ни было особых причин, почувствовал тоску. Не зная, чем объяснить ее, я пробовал заняться церковной музыкой, но это не помогло. Тогда я стал молиться; однако и это не принесло мне мира. Стал размышлять: отчего бы это могло быть? Ответа не получилось. И осталось мне одно: терпеть без смущения, положившись на волю Божию.

Что же случилось? Через 2—3 часа пришел ко мне знакомый близкий человек и спрашивал меня, что ему делать — на него напала необъяснимая тоска! Я, пережив ее на своем опыте, успокоил его. И тогда я понял, что Господь попустил мне это искушение, дабы я испытал его лично, чтобы потом со своего опыта мог утешить и помочь бедному брату своему.

Большею же частью скорое обращение с молитвой к Богу — хотя бы с краткой, мгновенной просьбой, или — с одним словом “Господи”, тотчас возвращает мир. Если же он еще не водворяется в сердце, то — по какому-либо особому Божественному промышлению; и тогда нам следует терпеть эту тугу, пока она не пройдет или же не вскроется какая-либо особая цель этого.

Но и терпеть нужно с возможно полным спокойствием: это — непременно!

Это средство применяется тогда, когда человек одинок, как, например, отшельник.

В противном случае нужно открыть свое смущение старцу или хоть брату; только — как говорит еп. Феофан Затворник — никак не оставайся один. Это — четвертый путь.

Вспоминается из поучений преп. Аввы Дорофея, как один монах не мог вполне понять некоего текста из Писания. Тогда он решил пойти к старцу. Враг же стал возражать ему: что нет никакой необходимости идти за разъяснением: ведь он скажет то же самое. — Но истинный монах все же пошел к старцу. И тот действительно дал такое же толкование, какое ему самому приходило на ум. Когда он возвращался обратно, враг шептал ему: не говорил ли я тебе, что старец скажет тебе то, что ты и сам думал. Инок ответил:

— Прежде это было от твоего лукавого внушения; а теперь — от Бога!

В-пятых, в подобных случаях рекомендуется порадовать пришедшего брата чем-нибудь приятным, даже вкусным угощением.

И опять из житий припоминается следующий случай. Некий пустынник не понимал, как разрешить недоуменный вопрос. И молился, и постился: но результат был тот же. Тогда он решил идти к соседнему брату — спросить его. Но как только он вышел из своей пещеры, предстал ему Ангел Божий и сказал, что Господь послал его открыть недоумение.

— Почему же ты не приходил, когда я молился и постился?

— Потому, — ответил Ангел, — что Бог желает, чтобы люди спасались совместно.

В-шестых, если ничто из указанных средств не помогает, то — советует святой старец (кажется св. Исаак Сирин), — не смущаясь, закрой голову кукулем и засни, терпя сомнение.

Есть, вероятно, и другие способы одоления искушений; но во всех их неизменно указывается один решительный совет: никак не смущайся!

Но, в-седьмых, нужно обратить еще наше внимание на один вид искушения сомнительными помыслами — от лукавого. Об этом уже упоминалось выше (п. 2); но на нем следует остановиться специально. И вот почему.

Опытные подвижники единогласно утверждают, что корень подобных искушений лежит во враге нашего спасения; а они знают, что говорят.

И понятно: враг Божий прежде всего хочет, чтобы люди или потеряли веру совсем, или, по крайней мере, стали сомневаться в бытии Его. Потому он и внушает такие помыслы.

Несомненный Свидетель сему Сам Христос Господь. С первого же дня выступления Своего на проповедь Он на Себе испытал “искушение от диавола” (Мф. 4, 1).

Когда ученики воротились с проповеди, сказали Господу: “И бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию… Однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах” (Лк. 10, 17—20).

И лукавый может и внушать нам свои мысли лжи или похищать из души истину. Конечно, для нас это непостижимо. Но Свидетель этому Сам Господь. Вот как Он объясняет ученикам притчу Свою о сеятеле: “Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его — вот кого означает посеянное при дороге” (Мф. 13, 19).

Притчу о плевелах Господь так же объясняет апостолам: “Поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол…” (38—39 ст.).

Диавол есть зародитель хульных мыслей: “хульными” называются не только богохульные помыслы, но и вообще всякие дурные мысли (о страстях, о дурном чем-либо в людях, о нелепостях). И это началось с прародительницы Евы, которой “змий” нашептал хулу на Бога, будто Он по зависти не велел первым людям вкушать плодов от дерева, “которое среди рая” (Быт. 3,3—5); потому что сами будем, “как боги, знающие добро и зло”.

И евреев Христос поэтому назвал детьми диавола, от которого зарождаются ложные мысли: “Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец, и отец лжи” (Ин. 8, 44). Поэтому они и не веруют во Христа (ст. 43). И самому апостолу Петру предсказал: “Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера Твоя…” (Лк. 22, 31—32). И еще раньше, когда апостол стал упрашивать Его — не допустить Себя до страданий, Господь резко ответил: “Отойди от Меня, сатана!” (Мф. 16, 23); ибо за этой просьбой Петра Христос презирал искушение диавола. И эти же самые слова — “отойди от Меня, сатана!” — Христос сказал и самому сатане при искушении в пустыне (Мф. 4, 10) И на Тайной Вечере, после лицемерного причащения Иуды “вошел в него сатана” (Ин. 13, 27).

Здесь нами намеренно много места отведено вопросу о власти диавола. И это потому, что среди христиан широко распространено неверие в силу его. Правда, так называемый “простой” народ верит правильно; но среди интеллигентных людей — наоборот. Даже среди профессоров богословия очень мало верящих в это. Например, в церковных историях, — даже у знаменитого В. В. Болотова, — в числе причин гонений на христиан совершенно не упоминается о самой главной: о борьбе диавола против Бога вообще и — против Христа Спасителя в особенности. Между тем Господь для того и пришел, “чтобы разрушить дела диавола” (1 Ин. 3, 8).

А Батюшка, о. прот. Иоанн Кронштадтский, именно в этом видит основную причину гонений и вообще всяких возмущений — в частности — и сомнений.

Это знают и опытные светские и ученые люди. Об этом знал и высокодуховный Н. В. Гоголь, который в Развязке к “Ревизору” пишет: городничий, “а лучше сказать, сам лукавый дух”, говорит его устами: “Что смеетесь? Над собой смеетесь!” Перед смертью он просит Господа защитить его “непобедимою и непостижимою силою животворящего креста”. И в частности, вспоминает о простой детской вере, о которой Господь сказал: “Истинно говорю вам (апостолам), если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное! Итак, кто умалится, как это дитя”, призванное Господом и поставленное “посреди них”, “тот и больше в Царстве Небесном” (Мф. 18, 2—4).

Увы! Об этом нам не говорили ни в семинариях, ни в академиях; и сейчас — лишь исключительные люди знают это о Н. В. Гоголе — от него самого (см. “Переписку с друзьями”).

Об этом же говорит Н. И. Пирогов в своем “Дневнике” — по своему опыту.

Так верил и философ В. С. Соловьев. Так же пишет Ф. М. Достоевский (“Бесы” и др.).

А если мы обратимся к Западу, то и там (не говоря уже о Католической Церкви) увидим таких же ученых верующих. Например, заканчивая свою “Историю французской революции”, ректор Английского университета, Томас Карлейль, пишет: “А все-таки эту революцию нельзя понять, если за кулисами ее не видеть демонских сил” (пишу по памяти, но, вероятно, почти буквально, и, во всяком случае, верно по мысли).

Я лично слышал от английского миссионера, проповедовавшего в Ю. Африке, такие слова: “Кто не был среди язычников, тот не знает, какую силу над ними имеет диавол!” Знал я лично и профессора-психиатра (б. председателя всемирного психиатрического съезда в Женеве) в Париже, который (подобно и православным канонам Церкви) различал естественных сумасшедших от одержимых бесами.

Впрочем, в чем же тут сомневаться нам, христианам, если все Евангелие наполнено исцелениями от бесов Самим Господом?! Если пред крещением нашим требуется отречение от царства диавола?! Если есть и особые моления против бесов?!

А если мы почитаем Жития Святых, то там постоянно встречаемся с борьбой подвижников с врагами.

Да и простые монахи и монахини очень часто употребляют слово “искушение”!

А самое главное и убедительное то, что все домостроительство (дело спасения нашего) Христово теснейшим образом связано — и в причине, и в цели — именно с бесами, с диаволом!

Правда, мы не можем понять умом нашим: как может действовать на нас враг? Но это непонимание, — как мы твердим все время в данной работе, — ничуть не может смущать разумных и опытных людей: непонимание не есть небытие.

Зато у нас есть — факты, которые убедительнее всяких слов и мыслей! Да, нам, верующим, несравненно важнее иное: как бороться с врагами, раз они имеют такую силу? Особенно — в сомнении?.. Можно указать несколько путей. Не обойдем и естественные средства, о которых знаем и по опыту.

а) Если сомневаешься в чем-либо, то представь себе таких великих людей, как апостолы, св. Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, св. Николай и прочих святых; вспомни и про русских подвижников: Антония, Феодосия и прочих чудотворцев Печерских, Сергия игумена Радонежского, Серафима Саровского и подумай: кто мы такие пред ними?! — Маленькие дети!

И авторитет этих великанов научит нас смиренной вере во все христианское учение.

Не буду уже вдаваться в частности о вере их в бесов. Стоит лишь почитать творения св. Григория Богослова, тем более потому, что об этом совсем почти не говорят богословы. Я же посвящу ему эту страничку.

— “Опять пришел змий: за Тебя емлюсь, Христе!.. Отойди, отойди от меня, дух!”

— “Опять пришел ко мне змий. За Тебя емлюсь, Боже; поддержи, поддержи меня: не предавай на поругание Своего образа, да не похитит меня враг, как птицу из гнезда!”

— “Пришел ты, злодей (знаю твои помыслы), пришел ты, неуступчивый, лишить меня вожделенного и вечного света. Как же ты, будучи тьмою, явился мне светом? Не обманешь такою лживостью”.

— “Удались же; или низложу тебя крестом, пред которым все трепещет”.

— “Как скоро заметил я дым, догадался, что будет и огонь. Обильное зловоние — явный признак змия”.

— “Отойди, отойди: я чувствую твое нападение”. “Пришел Христос — моя помощь” (т. V).

б) Но сила демонская более всего побеждается Самим Господом Иисусом Христом. Поэтому к Нему Самому и следует прежде всего обращаться с верой и молитвой. Об этом мы уже говорили раньше в третьем способе борьбы. Здесь же приведу слова такого опытного духовного руководителя, как преподобный автор “Лествицы”, Иоанн Лествичник. Он всю Церковь учил и учит доселе: “Именем Иисусовым бей супостатов!”

То есть: не верою вообще, не силою благодати, не молитвой к Богу — а простым приведением себе на память — ИМЕНИ ИИСУСОВА! И оно — сильно отогнать врагов. Это знают не только подвижники, но и миряне.

Однажды я заметил интеллигентную женщину в трамвае, которая шевелила губами. Спросил ее, почему она делает это? Оказывается, она творила молитву Иисусову (“Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй меня, грешного”); на мой же вопрос — почему она ею постоянно молится? — она смиренно ответила мне: “Потому что враг постоянно искушает”.

Видел я и 80-летнего старца монаха, который, сидя рядом со мною, непрестанно повторял молитву Иисусову. Слышал я спящего со мною в гостинице епископа, который и во сне, — параллельно с редкими вдыханиями и выдыханиями воздуха, произносил: “Господи … помилуй”.

Вся книга “Рассказы странника” (I—II) полна удивительными случаями о силе этой молитвы.

в) Наряду с ней нужно поставить и крестное знамение, и иконы, и мощи, и просфоры.

О силе креста знает всякий христианин. Поэтому мы и крестимся часто; и поэтому носим на себе крест. И делаем это не только как свидетельство того, что мы — христиане (хотя этого не показываем, а носим на теле) — но и во ограждение от “нечистой силы”. И это — истинно и несомненно.

И св. иконы тоже имеют подобное же значение: т. е. — не только выражение нашей веры, но и — ограждение нас от врагов. По себе мы знаем: пока в доме не повешены еще иконы, верующему человеку неспокойно и даже странно: где нет икон, там живут демоны. Поэтому (хотя, может быть, и не сознаем мы этого ясно) у всякого верующего не только крест — на груди, но и икона — в переднем углу.

Поэтому в крестных ходах “поднимают иконы”, и мы, верующие, радуемся, когда “принимаем” в дом иконы: “иконы пришли”, говорим мы: “взять Божию Матерь”, или — короче: “взять Иверскую”, “поднять Николая Чудотворца” и т.п.

Тем более мы чтим св. мощи угодников. И там бывало много чудес от них. И они бывают от всяких святых: от просфор, от риз, даже — от “песочка” на могилах угодников и т.п. Случаи такого действия святынь — очень многочисленны.

Расскажу один случай. Я был в Лондоне. Нас пригласили в один дом русские люди. Увидев большую икону св. Чудотворца Николая (приблизительно в четыре-пять четвертей на 3-3,5), с лампадкой перед ней, я спросил, чем объясняется такое почитание. И хозяйка рассказала следующий случай. Ее муж (еще живой) должен был по делам выехать по железной дороге — очень экстренно, а жена в это время ждала рождения ребенка (у них мы видели две девочки: 10 и 12 лет). Удержать мужа было уже невозможно. Простились. И вдруг, лежа в постели, она в ногах кровати увидела яркий свет; и явился св. Николай: — Останови мужа!

Видение исчезло. Беременная приказала прислуге немедленно позвать не успевшего еще уехать мужа. И не говоря ему ни слова о явлении св. Николая, умолила супруга (фамилию их и сейчас помню: “Аф-вы”) во что бы то ни стало остаться…

Оказалось, на том поезде, на котором должен был он ехать, произошло крушение с жертвами. Очевидно, и ему грозила смерть. И св. Николай предупредил ее. — С тех пор они и за границей чтут его икону и держат перед ней неугасимую лампаду. И сколько таких чудес! Тысячи, тысячи!

г) Св. Причащение. Об этом свидетельствует славный о. Иоанн. Он, — когда его приглашали к больным, — предлагал им причащаться… И сколько у него было чудес вообще, — над бесноватыми в особенности. Вот что говорит он сам.

“Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, лишь только причастился в девятый день поутру Животворящих Тайн, к вечеру стал здоров и встал от одра болезненного. Причастился он с твердою верою”.

“Дивлюсь величию и животворности Божественных Тайн! Старушка, харкавшая кровью и обессиленная совершенно, ничего не евшая, — от причастия Св. Тайн, мною преподанных, в тот же день начала поправляться. Девушка, совсем умиравшая, после причастия Св. Тайн в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить! Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!”

д) Помимо всех этих чудесных действий Божией силы, укажем и на силу самих подвижников, что не всякому уместно. Приведу просто примеры.

Жил в одной пещере пустынник. Рядом с ним помещался его послушник. Нередко он слышал, как старец говорил: — Не соизволю! Не соизволю!

Вошел он к старцу и спрашивает, с кем тот разговаривает?

— С демонами. Они внушают мне что-нибудь, а я отвечаю им: не соизволю.

Другой случай — более резкий. Когда подвижник был искушаем, он говорил врагу: — Вон!

И враг исчезал.

Такого рода власть — не под силу нам, грешным. Здесь мы вспомним событие из книги Деяний, описанное очевидцем, евангелистом Лукою — об апостоле Павле.

“Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая чрез прорицание доставляла большой доход господам своим. Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения.

Это она делала много дней. Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час” (Д. 16, 16—18).

Значит, не всякий прорицатель — от Бога. И не всякому дозволяется изгонять врага.

Другой случай произошел с заклинателями именем Иисусовым: “Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. Даже некоторые из скитавшихся иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует.

Это делали какие-то семь сынов иудейского первосвященника Скевы.

Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен; а вы кто? — И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома” (Д. 19, 11—16).

Поэтому и нам должно быть осторожнее и смиреннее с указанными ныне повелениями: не нашей это силы. Да и Сам Господь сказал: “Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?

И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!” (Мф. 7, 21—23).

И, по словам же Господа, не следует “радоваться” чудесам над бесами, а вписанию в книгу вечной жизни (Лк. 10. 20). А нам нужно заботиться о спасении от грехов наших, поэтому не случайно, после избиения 7 заклинателей, в книге Деяний с похвалой говорится: “Многие же из уверовавших приходили, исповедуя (грехи) и открывая дела свои” (19 гл.. 18). И нам нужно вести себя смиреннее.

“Не великое дело — творить чудеса; не великое дело видеть ангелов; великое дело — видеть собственные грехи свои”, — сказал св. Антоний Великий.

Самомнение

  • Самомнение Сокровищница духовной мудрости
  • Самомнение Энциклопедия изречений
  • О самомнении и смиренномудрии свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • Для плодоносного покаяния необходимо отвержение самомнения свт. Игнатий
  • Самомнение свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • Как избежать самомнения свт. Феофан Затворник
  • Самомнение преп. Амвросий Оптинский
  • Самомнение свт. Тихон Задонский
  • Самомнение преп. Оптинские старцы
  • Самомнение схиархим. Иоанн (Маслов)
  • Самомнение свт. Димитрий Ростовский
  • Самомнение. Как с ним бороться? преп. Исаак Сирин
  • Самомнение преп. Макарий Великий

Самомне́ние — 1) завышенное мнение о себе; 2) страсть ума, форма гордыни, проявляющаяся в стойком, чрезвычайно преувеличенном мнении о собственной персоне (достоинстве, личных качествах, талантах, положении в обществе и даже (!) «добродетелях»).

Чем самомнение может препятствовать спасению?

Беседуя с учениками незадолго до предстоящих Крестных Страданий, Спаситель отметил: «без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5).

Это значит, что cпасение в принципе невозможно без соработничества со Христом, без содействия благодати Божьей, благодати Христовой.

С другой стороны, это предостережение означает, что спасение каждого отдельного человека достигается через добросовестное исполнение заповедей Христа, через знание и соблюдение преподанного Им учения веры.

Достаточно часто обладатели самомнения считают себя первым мерилом истины и справедливости. Как результат, они реже обращаются за советами к духовникам и просто к товарищам. А зачем? Ведь они — сами себе голова. Нередко такие вот гордецы выступают с огульной критикой даже в адрес признанных отцов Церкви, полагая, что знают о спасении больше, чем знали великие подвижники (в нашей Церкви это особенно проявляется среди сочувствующих протестантизму).

Опять же, в той ситуации, где один христианин, столкнувшись с соблазнами, трудностями, готов слёзно испрашивать у Бога вразумления, другой — помощи, третий — милости, гордый и надменный человек нередко полагается исключительно на себя, ведь в своём понимании он — велик.

Кроткий, смиренный христианин, трезво оценивая свои силы и возможности, понимает, что без Бога он — ничто. Не так, конечно же, считают люди гордые и надменные.

В своё время блаженному Августину пришлось приложить немало усилий, чтобы изобличить ересь пелагиан, извративших Евангельское учение и сведших роль благодати, в деле спасения, почти что к нулю. Всякий человек, утверждали еретики, способен преодолеть стремление ко греху, опираясь на самого себя, лишь бы только он этого захотел.

Вообще самомнение часто служило причиной заблуждений и ересей, отступлений от Церкви. Бывало, что самомнение доводило верующих до полного отказа от веры в Бога, до атеизма.

А разве не надменность застилала глаза фарисеям, хулившим Христа? Мол, как это так, Сын плотника учит народ?

Будучи по своему характеру формой гордыни, страсть самомнения, оставаясь не уврачеванной, приводит ко всем тем плачевным последствиям, к которым приводит и гордость вообще.

Пример проявления наивысшей степени самомнения — диавол, а из людей в этом отношении всех превзойдёт сосуд диавола, антихрист. Как известно, его самомнение дойдёт до того, что он воссядет во храме и назовёт себя богом (2Сол.2:4).

Из всех грехов, которые мы можем совершать, сомнение является одним из самых ненавидимых Богом. Согласно как Ветхому, так и Новому Заветам, наши сомнения огорчают Господа, раздражают Его, причиняют Ему много боли. Один из первых примеров этого мы видим в древнем Израиле, после избавления Божьего народа от рук фараона.

Псалмопевец сетует: “Согрешили мы с отцами нашими, совершили беззаконие, соделали неправду. Отцы наши в Египте не уразумели чудес Твоих, не помнили милостей Твоих, и возмутились у моря, у Чермного моря” (Пс.105:6-7).

Автор признает здесь вину. Что же это был за нечестивый грех, который совершил Израиль? Они усомнились, что Бог будет и дальше избавлять их, – даже после того, как Он совершил для них невероятное чудо у Чермного моря.

Псалмопевец просит нас представить себе, как Божий народ стоит, радуясь после победы, на берегу моря. Господь только что свершил одно из величайших в истории человечества чудес, избавляя Израиля от могущественных египтян. Однако, как же после этого реагировали те же самые люди на встретившиеся им после этого трудности? Они усомнились в Божьей верности.

Автор, по существу, говорит: “Можете ли вы этому поверить? Наш Господь сверхъестественным образом вступился за нас, избавляя нас от врага, но даже после такого великого чуда мы не доверяли Ему. Как мы вообще могли раздражать Бога подобным образом?”.

Это совершенно не было похоже на реакцию Израиля после победы над врагом у Красного моря. Они пели и плясали, видя, как могучая египетская армия погружалась в погибель: “Грозно рёк морю Чермному, и оно иссохло; и провёл их по безднам, как по суше; и спас их от руки ненавидящего, и избавил их от руки врага. Воды покрыли врагов их, ни одного из них не осталось. И поверили они словам Его, и воспели хвалу Ему” (Пс.105:9-12).

Израильтяне пели правильную песню – песнь хвалы Всемогущему Богу – но они пели её не на том берегу. Любой может петь и радоваться после одержанной победы. Но на той стороне, где Израиль подвергся испытанию, они вели себя самым жалким образом. Они вообще не доверились там Богу.

Теперь, после того как они пережили чудесное избавление из Египта, псалмопевец делает следующее шокирующее заявление: “Но скоро забыли дела Его, не дождались Его изволения… презрели они землю желанную, не верили слову Его” (Пс.105:13,24).

Вы видите, что здесь происходит? Бог явил Себя Своему народу в Египте, совершая для них невероятные знамения и чудеса. Десять раз Он производил суд над Египтом, в то же время сохраняя израильтян в безопасности.

Однако, согласно псалмопевцу, эти чудеса не произвели на израильтян никакого впечатления. Когда наступал трудный час, люди, оглядываясь назад, смотрели на эти прошлые чудеса, как на обыкновенные природные бедствия. Моисей пытался убедить их, что всё это было Божьими действиями, направленными в их защиту. Он заявлял: “Господь использовал все эти чудеса, чтобы совершить ваше избавление”. Но они продолжали сомневаться в Боге, воспринимая Его великие дела, как само собой разумеющееся.

Конечно же, мы никогда не должны строить свою веру только на одних чудесах. Скорее, Дух Святой укрепляет нашу веру в Господа посредством наших испытаний и скорбей. И, однако, несмотря на это, Израиль стал свидетелем десяти потрясающих знамений и чудес, каких мир никогда до этого не видел. Но они прибыли к Чермному морю без малейшей веры в Бога.

Бог намеренно ввёл Израиля в безвыходную ситуацию

Израиль переправился на другой берег Чермного моря. Место, где они остановились, называлось по-еврейски “вход к обрывистой скале”. Это название также означало “на грани кризиса”. Божий народ в буквальном смысле слова остановился на границе обширной пустыни. Однако Господь привёл их туда, потому что у Него был для них некоторый план.

В последующие дни Бог будет сверхъестественным образом обеспечивать всякую нужду, с которой встретится Его народ. Там, в этой пустыне, не было никаких продуктовых магазинов, однако Израиль будет питаться манной с неба. Там не было воды, но Господь, чтобы утолить их жажду, будет источать воду из скалы. Там не было никаких торговых центров, но одежда и обувь у людей чудесным образом никогда не будет изнашиваться. Бог ничего не упустил из виду.

Он даже нагрузил их серебром и золотом, перед тем как вывести их из Египта. Затем, когда они уже были в пустыне, Бог наделил их сверхъестественным здоровьем. Среди них не было ни одного немощного или слабого. Бог защитил их от жгучего солнца пустыни, покрывая облаком. Ночью Он поддерживал сверхъестественный огонь, согревая их и сохраняя от пустынной стужи и освещая тьму.

Израилю не угрожала никакая опасность, потому что Бог со всех сторон окружил их Своей заботой. Но была одна вещь, которой Он не мог их обеспечить: упование и вера. Даже несмотря на многоразличную чудесную Божью заботу об Израиле, Его народ продолжал сомневаться в Нём.

Позвольте мне здесь остановиться и задать вам один вопрос: как вы думаете, почему Бог избрал Израиля в качестве Своего народа? В конце концов, они были крошечным и незначительным народом. Какую цель преследовал Бог, взяв их из Египта и поселив в Ханаане? Было ли это для того, чтобы дать им красивые дома, виноградники, изобилие молока и мёда? Было ли это для того, чтобы обеспечить им спокойную жизнь, чтобы они могли свободно совершать жертвоприношение Господу и поклоняться Ему на протяжении многих поколений?

Нет. Это великое избавление не заключалось в том, что Бог приведёт Свой народ на место, где они могли бы купаться в Его благословениях. Ясно, что Бог стремился нечто произвести в Своём народе посредством этого опыта. Он привёл их на самый край катастрофы, где они должны были столкнуться с кризисом, которого никто из них ещё не переживал.

Проще говоря, Бог хотел обучить Свой народ, чтобы они стали Его посланниками к этому погибающему миру. Видите ли, от самого начала Его целью было достичь погибающего человечества. Он избрал Израиля, чтобы тот был светом для язычников, сияющим примером Его милости и любви. Он хотел, чтобы этот мир узнал, какую любовь Он имеет в Своём сердце к каждому народу, – даже к тем, кто согрешили против Него.

Израильские пророки знали это. Они вновь и вновь пророчествовали, что Божий закон выйдет из Иерусалима и станет достоянием остального мира. И теперь, здесь, в пустыне, Бог желал сформировать “первое поколение”, которое будет полностью доверяться Ему. Он хотел засвидетельствовать народам, что существует только один Бог, Который совершает Свои чудеса посредством верующих людей.

Но Господь не будет действовать через людей, исполненных сомнения и неверия. Библия говорит нам: “А без веры угодить Богу невозможно”. Сам Иисус не мог совершать чудеса, когда люди не веровали: “И не совершил там никаких чудес по неверию их” (Матф.13:58).

И сегодня Бог продолжает искать людей, которые будут полностью доверять Ему.

Возлюбленные, Господь спас нас не просто для того, чтобы мы могли бесконечно наслаждаться Его благостью, милосердием и славой. Избирая каждого из нас, Он имел в виду вечную цель, и эта цель выходит далеко за рамки благословений, общения и откровения. Дело в том, что Бог всё ещё простирает Своё спасение к погибшему человечеству, и Он ищет верующих, доверяющих Ему людей, которых Он мог бы превратить в Свои орудия евангелизации.

Наш Господь не использует ангелов для свидетельства о Своей славе. Он использует Свой народ, и желает сделать нас особым, “избранным” родом (см. 1Пет.2:9). Он наблюдает за тем, чтобы Его Слово подтверждалось в нашей жизни таким образом, чтобы мир уверовал в Него, когда мы будем провозглашать его им. Он хочет представить неверующим народам людей наполненных верой, которые, пережив тяжкие времена, сокрушённые глубокими скорбями, продолжают уповать на Него.

Мы видим Бога, ищущего таких людей во дни Гедеона. Когда Гедеон сделал призыв добровольцев для сражения с мадианитянами, откликнулись тысячи израильтян. Но Господь сказал Гедеону: “Народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их… провозгласи вслух народа и скажи: “кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдёт назад” (Суд.7:2-3).

Бог говорил Гедеону: “Если кто-то из находящихся здесь, боится, скажи ему, чтобы он сейчас же шёл домой. Я не допущу, чтобы Моя армия была заражена страхом”. Бог действительно отсылал прочь добровольцев Своей армии, и в одночасье 22000 сомневающихся были отосланы домой. В итоге Гедеон уменьшил их число до 10,000, но Бог сказал ему, что и это всё ещё слишком много. В конце концов, Господь оставил 300 закалённых, испытанных солдат.

Это должно нам о чём-то говорить. Когда Господь ищет вестников Евангелия, которых Он мог бы послать в этот мир, Он не собирается набирать их в церквях, где скамьи заполнены боязливыми, сомневающимися, неиспытанными людьми. Он не будет искать мощные, деятельные религиозные организации или высокообразованных выпускников семинарий. Бог использует организации и высокообразованных людей, но сами по себе они не имеют ресурсов, чтобы быть испытанными Божьими посланниками.

Так что же нужно, чтобы достичь потерянного и израненного человечества? Небольшая армия солдат, которые зачислены в школу испытаний и трудностей. Бог ищет тех, кто желают быть испытанными, и Он зачисляет на службу тех, кто желают быть испытанными огнём, чью веру Он может очистить и сделать как чистое золото.

За годы моего служения я заметил в жизни большинства христиан одну характерную особенность. Почти сразу же после того, как Бог нас спасает, Он ведёт нас в пустыню испытания. Это было справедливо даже в жизни Иисуса. Когда наш Господь вышел из воды крещения, Он был поведён Духом в пустыню, где Он был подвергнут мучительному испытанию (см. Лук.4:1-2). То же самое произошло с израильтянами. Не успел Божий народ выйти из Египта, как они были приведены на грань пустынного кризиса.

Почему так происходит? Это потому что Бог ищет людей, которые будут доверяться Ему перед всем миром в невозможных ситуациях. И вы можете быть уверены, что мир наблюдает за тем, как Божьи слуги переносят бедствия и испытания, держась веры.

Мы видим, как подобного рода доверие было проявлено Даниилом. Завистливые вельможи, вместе с Даниилом управлявшие страной, составили против него заговор, убедив царя Дария запретить на тридцать дней молиться. Как и ожидали его коллеги, Даниил не послушался запрета и продолжал молиться трижды в день. Хотя царь Дарий уважал Даниила, он был вынужден, подчиняясь своему собственному указу, бросить этого святого мужа в львиный ров.

Даниил был полностью осведомлён, что наказанием за нарушение запрета будет смерть, но он не перестал молиться, потому что он доверялся Богу. Он знал, что Господь будет с ним в его испытании.

На протяжении этого тяжёлого испытания царь Дарий с тревогой следил за Даниилом. Он испробовал всевозможные средства, чтобы спасти Даниила, но был просто не в силах это сделать. В конце, как раз перед тем, как Даниил должен был быть брошен ко львам, царь заверил его: “Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасёт тебя!” (Дан. 6:16). Однако в эту ночь царь не мог уснуть. Писание говорит, что он “пошёл в свой дворец, лёг спать без ужина и даже не велел вносить к нему пищи” (6:18).

Если вы скажете миру, что Иисус является вашим Господом – вашим Спасителем и Целителем – они будут наблюдать за вами, чтобы увидеть, как вы будете реагировать в безнадёжных ситуациях. Их взоры устремлены на всех, кто хвалится Божьей добротой, силой и славой. Дьявол также смотрит на нас, надеясь, что наша вера не устоит.

Псалмопевец пишет: “Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя и которые приготовил уповающим на Тебя пред сынами человеческими” (Пс.30:20). Что это за “многие блага”, которые Бог хранит для тех, кто уповают на Него во времена испытаний? Это непостижимое, славное свидетельство миру о том, что ваша вера может пережить любую ситуацию.

Как Бог ответил на веру Даниила? Он заградил пасти голодным львам. На следующее утро царь Дарий, поднявшись рано, с тревогой поспешил, чтобы увидеть, как Бог ответил на молитвы Даниила. Он быстро подбежал ко львиному рву и жалобным голосом кликнул Даниила, и сказал… “Даниил, Даниил, раб Бога живого! Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов?” (Дан. 6:20).

Это всё ещё является актуальным вопросом. Подобно Дарию, мир жаждет видеть свидетельство Божьей сохраняющей силы, и он будет спрашивать нас, пока не придёт Иисус: “О христианин, я вижу, ты верно служишь Богу. Ты постишься, молишься и свидетельствуешь о Его славе и силе. Но вот тебя постигла беда. Скажи мне, поддержал ли тебя твой Бог в этом тяжком испытании? Каково твоё свидетельство теперь, когда ты находишься в львином рву?”.

Можно представить радость Дария, когда он услышал голос Даниила, отозвавшегося из рва: “Царь! Во веки живи! Бог мой послал Ангела Своего и заградил пасти львам, и они не повредили мне” (6:21-22). Даниил был жив и здоров. Но я не думаю, что этот благочестивый слуга спокойно спал всю эту ночь. Даниил не был каким-то сверхчеловеком, но обычным, как и мы сегодня, и наш Бог не требует, чтобы мы поступали неестественно, проходя через подобные кризисы. Наша тревога и трепет в такие моменты – это нормальное явление.

На мой взгляд, Даниил всю ночь бодрствовал и молился. Всякий раз, когда лев, зевая, оскаливал зубы, Даниил, наверное, молча взывал: “Господь, я верю, я верю, что Ты закроешь пасть этого зверя”. Он крепко держался своей веры, и Писание говорит нам: “Никакого повреждения не оказалось на нём, потому что он веровал в Бога своего” (6:23).

Один человек уповал на Бога пред глазами людей, и это всколыхнуло всё царство. Библия говорит: “Царь Дарий написал всем народам, племенам и языкам, живущим на земле: “…мною даётся повеление, чтобы во всякой области царства моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым, потому что Он есть Бог живой и присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно. Он избавляет и спасает, и совершает чудеса и знамения на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов” (6:25-27).

Вы видите, что говорит здесь Дарий? Он превозносит Бога, не просто за Его природные чудеса, но за избавление от смерти Даниила. Этому языческому царю нужно было увидеть всего лишь одного верующего, который искренне верил в то, что он проповедовал, и он, в свою очередь, заявляет: “Я видел одного человека, который сохранил свидетельство о своём Боге. Он никогда не сомневался, и Господь избавил его от сил ада”.

Бог желает, Чтобы мы вошли в Его совершенный покой.

Во Христе есть место, где нет никакой тревоги о будущем. В этом месте нет никакого страха внезапного бедствия, страдания, безработицы. Там нет никакого страха пред людьми, страха падения, страха потерять свою душу. Это место полной уверенности в Божьей верности. Автор Послания к Евреям называет это место совершенным покоем.

Такой совершенный покой был предложен Израилю, но они не вошли в Божий покой по причине своих сомнений и неверия: “Те, которым прежде возвещено, не вошли в него за непокорность” (Евр.4:6). Израильтяне жили в непрестанном страхе, постоянно ожидая наступления очередного кризиса. В результате они не имели утешения в своих скорбях.

Если бы Израиль вошёл в этот покой, Бог мог бы считать законченным Своё дело в отношении этого народа. Но так как они не вошли, Господь продолжает искать в каждом поколении людей, которые желают в него войти: “Посему для народа Божия ещё остаётся субботство” (Евр.4:9).

Бог говорит нам: “Этот покой сегодня предлагается вам. Ещё есть во Мне место, где сомнения и страхи больше не существуют. Это место, где вы будете готовы ко всему, что может произойти”. Таким образом, Его Слово увещевает нас: “Посему будем опасаться, чтобы, когда ещё остаётся обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим” (4:1).

Сегодня многие христиане ничего не знают об этом покое во Христе. Когда они читают ужасные сообщения в ежедневных новостях – сообщения о трагедиях, бедствиях, смертях – их наполняет страх и ужас. В их молитвах постоянно звучат слова: “О Боже, пожалуйста, не забирай никого из моих близких. Я никогда не справлюсь с этим горем”.

Но когда вы покоитесь в Господе, вы не будете поддаваться подобным страхам. Вы не будете паниковать или разрываться на части, когда вас коснётся какой-нибудь неожиданный кризис, и вы не потеряете надежду, обвиняя Бога в том, что Он навёл на вас беду. Да, вы будете переживать боль, как и всякий человек, живущий на земле, но в вашей душе будет покой, потому что вы будете знать, что всеми обстоятельствами вашей жизни управляет Бог.

Моей жене Гвен было тридцать четыре года, когда у нее впервые обнаружили рак. Получив эти известия, мы испытали душевное опустошение. Мы только недавно переехали с семьёй в Нью-Йорк, где я собирался начать служение для уличных банд. Теперь, ходя по улицам и проповедуя членам банд и наркоманам, мне приходилось сдерживать слезы мучительной скорби и страха. Но Господь постоянно ободрял меня: “Я верен, Давид. Я не оставлю ни тебя, ни твоих близких”. Бог был со мной в этом страшном и тяжком испытании раком и во всех последующих.

Но Господь не хочет, чтобы наша победа была просто каким-то одноразовым переживанием. Его цель – не извлечь нас из кризиса, чтобы мы могли сказать: “Слава Богу, я сохранил свою веру в этом испытании”. Да, возможно, тебе и удалось справиться с этой бедой, но, подобно победоносному Израилю у Чермного моря, неизбежно придёт и следующее испытание, и оно может оказаться совершенно непохожим на предыдущее.

Пребывание в Божьем покое – это образ жизни. Бог хочет, чтобы мы сохраняли Его мир и доверие к Нему во всех наших испытаниях, зная, что наш Первосвященник сострадает нам в наших немощах.

Поймите меня правильно: я не говорю о достижении некоего бесчувственного состояния нирваны. Многие нью-эйджевские учителя заявляют, что единственный способ перенесения будущих кризисов – это сделать своё сердце грубым и убить всякую любовь. Короче говоря, если вы просто перестанете заботиться о людях, вас ничего не будет задевать и ранить. Поэтому вы должны закалить себя, чтобы противостать всем жизненным бедам.

Но Бог никогда не прославится, когда Его рабы заставят себя настолько закоченеть, что станут совершенно нечувствительными. Его покой нисколько не похож на такое состояние. Он заключается в том, чтобы научиться доверять Его обетованию быть верным по отношению к нам во всём.

Я являюсь отцом четверых детей и дедушкой одиннадцати внуков и я честно могу вам сказать, что никогда у меня не было такого случая, когда видя, как моё дитя испытывает боль, я не хотел бы разделить с ним его страдания. В такие времена я делаю всё, что в моих силах для их выздоровления и избавления от боли. Я спрашиваю вас: насколько больше любит нас наш Небесный Отец, проходя с нами через наши испытания и желая исцелить наши раны?

Совершенный покой во Христе невозможно выработать самому.

Чтобы войти в Божий покой, мы должны отказаться от наших собственных усилий и потуг. Только одна вера может ввести нас в этот совершенный покой: “А входим в покой мы уверовавшие” (Евр.4:3). Проще говоря, мы должны устремить свои сердца на то, чтобы верить, что верен Бог, чтобы избавить нас во всяких обстоятельствах, какими бы безвыходными они не казались.

“Ибо, кто вошёл в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих” (4:10). Когда мы покоимся во Христе, мы больше не будем пытаться сохранить бодрый вид во время скорби. Мы не будем напускать на себя какую-то личину благодушного восприятия своего кризиса и беспокоиться о том, что можем поддаться страху и начнём сомневаться в Божьей любви. Короче, наше умонастроение больше не руководит нами. Теперь мы научились просто уповать на Господа и доверять Ему.

Как мы развиваем такое доверие? Мы ищем Господа в молитве, размышляем над Его Словом и ходим в послушании Его заповедям. Вы можете возразить: “Но всё это является делами”. Я не думаю так. Это всё является делами веры. Если мы так поступаем, мы доверяем тому, что Дух Святой действует в нас, накапливая в нас силу на время нашей нужды. Мы можем не ощущать того, как Бог внутренне укрепляет нас или как в нас возрастает Его сила, но когда подойдёт следующее испытание, эти небесные источники проявятся в нас.

Это и есть главная причина, почему я прилежно ищу Господа – пощусь, молюсь, исследую Писание, стараюсь быть послушным Его заповедям силою Духа Святого. Это не потому, что я служитель, который хочет быть образцом для подражания. Я делаю это, потому что знаю, что впереди меня всё ещё ожидают многие испытания. Пока я служу Господу, дьявол никогда не будет давать мне покоя. Меня ожидают великие битвы, неожиданные нападения и, несмотря на все победы и мир, который я уже испытал, я всегда буду нуждаться в небесных источниках, которые помогут мне всё перенести.

Я хочу быть солдатом, который полностью готов к сражению, и знаю, что победа выигрывается задолго до начала битвы. Она выигрывается на учебном полигоне, в процессе обучения и тренировок. Когда враг внезапно придёт на меня, я буду нуждаться во всевозможном вооружении, и это вооружение даёт могущественное Слово Божье, которое я сокрыл в своём сердце. И когда враг в очередной раз нападёт на меня, я уверен, что у меня будут силы, чтобы противостать ему. Я выиграю эту битву наедине с Богом ещё до того, как она началась.

Являетесь ли вы преданным солдатом, верующим, что Бог прямо сейчас облекает вас в Своё всеоружие? Если да, то вы исполняете следующие три требования:

1. Вы являетесь прилежным читателем Божьего Слова.

Когда вы читаете Писание, вы начинаете понимать, как сильно Бог вас любит. Если вы не убеждены в Его абсолютной к вам любви, вы не будете способны справиться ни с каким грядущим кризисом. Стать же убеждённым в Его любви вы можете только поглощая Его Слово.

2. Вы ежедневно уединяетесь с Богом в молитве, уделяя этому самое лучшее время.

Наш Господь хочет, чтобы мы взывали к Нему во времена наших кризисов, но молитвы во время испытания недостаточно. Мы должны искать нашего Отца также и в добрые времена. Наша вера не предназначена только для особых ситуаций. Она должна быть следствием развивающихся отношений с нашим Господом.

3. Вы верите, что Бог не допустит, чтобы вы встретились с каким-либо испытанием, не дав вам сил его перенести.

Если на вас придёт великое испытание, вам не нужно тревожиться, хватит ли у вас силы перенести его. Наш Отец даёт благодать по мере необходимости, и если вы развиваете близкие, сердечные отношения с Ним, Он наделит вас Своей благодатью для перенесения испытаний, когда вы будете в ней нуждаться.

Бог приглашает вас войти в Его покой – сегодня! Аминь.