Сошествие святого духа врубель

Медиатека

Описание произведения.

Сошествие Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы описано в Деяниях святых апостолов (Деян.2:1-18). В пятидесятый день после Воскресения Иисуса Христа апостолы находились в Сионской горнице в Иерусалиме, «…внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать». (Деян.2:2-4). С этих пор апостолы в полной мере были готовы распространять учение Иисуса Христа по всему миру.

Двенадцать сидящих апостолов расположены полукругом, так что композиция вписывается в архитектурную форму свода. Посередине возвышается фигура Богоматери в темно-синем одеянии. В целом в работе преобладает синяя цветовая палитра: синеватый фон и бледно-голубые одеяния апостолов. Особенно выделяется золотистый свет, излучаемый от Святого духа в виде голубя. Если внимательно присмотреться к одежде апостолов, то можно заметить светлые участки, которые создают необычный эффект свечения. Фигуры апостолов охвачены общим душевным ликованием, которое выражается у каждого по-своему. Эмоции Врубелю удалось передать с помощью жестов: у одних апостолов руки напряженно стиснуты, у других порывисто прижаты к сердцу, или в раздумье опущены, или же трепетно прикасаются к руке сидящего рядом.

История создания.

Искусствоведу Адриану Прахову было поручено восстановить фрески XII века, и для этого ему понадобился художник, чей талант позволит вдохнуть жизнь в древнерусскую роспись фресок и воссоздать их первоначальный смысл. Для этого Адриан Прахов отправляется в Петербург — к своему другу и преподавателю Академии искусств с просьбой найти такого художника. Именно тогда произошла встреча между Праховым и тогда еще никому не известным молодым художником Михаилом Врубелем, который в последствии был приглашен для работы в Киев.

Выдающееся произведение М.А. Врубеля «Сошествие Святого духа на апостолов» украшает цилиндрический свод Кирилловской церкви. Произведение относится к первым работам живописца. Сюжет «Сошествия» имел в церковном искусстве свою иконографическую схему, закрепленную многовековой традицией. Врубель четко следовал схеме, пользуясь, вероятно, старинными миниатюрами евангелий, но фигуры трактовал по-своему, проявив себя как современный художник и даже психолог. Известно, что у его апостолов были живые прототипы. Современники узнавали в его «Сошествии» киевских ученых, священников, археологов.

Свой творческий путь художник начал, изображая святых и ангелов, а завершил его, рисуя печальных демонов, взгляд которых оставляет неизгладимое впечатление и выражает безмерную боль и тоску по утраченному раю.

Отношение автора к вере.

«Искусство — вот наша религия», — как-то заметил Михаил Александрович Врубель. Пожалуй, в той фразе заключается духовная трагедия самого живописца, отдавшего всего себя служению творчеству, потеряв на определенном этапе связь с самим Творцом.

Талант Врубеля проявил себя довольно рано, еще в детстве Михаил чувствовал, что имеет живописный дар, который способен выразить то, что находится за гранью видимого. Сталкиваясь с реалиями мира, будучи не в силах вынести грязь, жестокость и несовершенство, а также желая укрыться от пугающей действительности, художник тянулся к тому, что трогает и волнует душу. Однако все больше уходил в древность, сказку, мистику.

Несмотря на то, что художник писал иконы, расписывал соборы, храм для него был, прежде всего, храмом искусства. Его влекло не религиозное чувство, а масштабность и монументальность церквей. Нередко художник сам сокрушался о том, что не испытывает того светлого религиозного чувства искренне верующего человека, какое могло бы осветить его надломленную сомнениями душу. С одной стороны, Врубель стремился к познанию истины, с другой — никак не мог к ней приблизиться, словно те мистические темы, которые завладели его сознанием, не давали мастеру встать на путь осознания христианского пути. В дальнейшем осмысление образа темных сил переросло в страшную зависимость и душевную болезнь, излечить которую до конца художник так и не смог.

Биография.

Михаил Врубель родился 17 марта 1856 г. в Омске, в семье военного юриста. Рисовать начал примерно в пятилетнем возрасте и время от времени брал уроки живописи. По желанию отца окончил юридический факультет Петербургского университета.

Осенью 1880 г. был принят в Академию художеств. В 1884 г. Врубель уехал в Киев — для участия в реставрации Кирилловской церкви XII в. и росписи Владимирского собора. В Киеве написаны картины «Девочка на фоне персидского ковра» и «Восточная сказка» (обе 1886 г.). Особое место принадлежит иконостасу Кирилловской церкви. Для создания икон Врубель побывал в Венеции и копировал там фрески.

В Киеве произошло первое обращение художника к теме Демона, образ которого стал ключевым в творческом мировоззрении Врубеля. Сделанные им эскизы росписи Владимирского собора «Надгробный плач», «Ангел с кадилом и свечой» показались комиссии неканоническими, и в работе Врубелю было отказано.

В 1889 г. художник приехал в Москву; здесь он познакомился со знаменитым меценатом С. И. Мамонтовым, в доме которого жил и работал над «Демоном (сидящим)» (1890 г.), иллюстрациями к юбилейному изданию произведений М. Ю. Лермонтова (1891 г.).

Поначалу картины Врубеля враждебно восприняли даже образованные люди — настолько его искусство с острыми экспрессивными формами, отражающими трагизм авторского мироощущения и болезненный внутренний надлом, нарушало привычные нормы живописи. Непонимание его творчества сопровождало художника всю жизнь.

Многие наиболее яркие впечатления Врубель черпал в музыке, под влиянием которой родилось немало его работ, в том числе майоликовые скульптуры на темы опер «Снегурочка» и «Садко», панно «Богатырь», «Царевна Лебедь». Символическими являются полотна «Сирень», «Пан», «К ночи», а также «Демон поверженный» (1902 г.).

С 1902 г. начались долгие годы душевной болезни. В редкие просветы художник писал портреты, графические натюрморты, создал одну из лучших своих работ — пастель «Жемчужина» (1904 г.). Неоконченным остался портрет поэта В. Я. Брюсова (1906 г.) — во время работы над ним Врубель ослеп. Последние годы жизни он провел на попечении жены и старшей сестры. Врубель почти постоянно был погружен в собственные галлюцинации. Он умер 14 апреля 1910 года, так и не узнав, что ему присудили звание академика.

Автор текста: Миненко Евгения Владимировна.

Его творчество вызывало наибольшие толки среди современников. Отношение к нему сменялось от неприкрытой прижизненной хулы, до неимоверного превозношения в конце жизни.

Одни считали его за бездарность, за шарлатана, прячущего свое неумение за ловкими приемами. Другие, напротив, превозносили его как гения, которому все доступно.

Для большинства людей, даже очень внимательно следящих за миром живописи, Врубель до сих пор остается загадкой.

ВРУБЕЛЬ И КИЕВ

Идея построить в Киеве Владимирский собор, посвященный 900-летию Крещения Руси, очень понравилась императору Николаю I. Началось строительство в 1862 году, уже при Александре II, и растянулось на долгих тридцать лет. Расписывать Владимирский собор и Кирилловскую церковь предложили многим художникам — Васнецову, Сурикову, Поленову, Репину, Врубелю. Не все из них согласились. Чтобы писать настоящие иконы, нужна подлинность веры.

Ангел с кадилом и свечой. 1887 г.

Михаил Врубель приехал в Киев, но его отношение к храмовой живописи было иным. Христа по-настоящему Врубель не знал, не чувствовал. «Искусство — вот наша религия», — как-то заметил Михаил Александрович, работая над одной из захвативших его картин. «Впрочем, — добавил, — кто знает, может, еще придется умилиться».

Храм для него был прежде всего храмом искусства. Его влекло не религиозное чувство, а масштабность и монументальность церквей. Художник Ковальский, в то время ученик киевской рисовальной школы, рассказывал, как он впервые встретился с Врубелем вскоре после прибытия того в Киев. Ковальский расположился писать этюд на высоком холме с видом на Днепр и дальние луга.

«Тишина вечера, полное отсутствие кого бы то ни было, только кроме ласточек, которые кружились и щебетали в воздухе. Я в спокойствии созерцания изображал, как умел, свой 30-верстный пейзаж, но тихие шаги, а потом устремленный взгляд заставил меня повернуться. Зрелище было более чем необыкновенное: на фоне примитивных холмов Кирилловского за моей спиной стоял белокурый, почти белый блондин, молодой, с очень характерной головой, маленькие усики тоже почти белые. Невысокого роста, очень пропорционального сложения, одет… вот это-то в то время и могло меня более всего поразить… весь в черный бархатный костюм, в чулках, коротких панталонах и штиблетах.

Богоматерь с Младенцем. 1885 г.

Так в Киеве никто не одевался, и это-то и произвело на меня должное впечатление. В общем, это был молодой венецианец с картины Тинторетто или Тициана, но это я узнал много лет спустя, когда был в Венеции. Теперь же на фоне кирилловских холмов и колоссального купола синевы киевского неба появление этой контрастной, с светлыми волосами, одетой в черный бархат фигуры было более чем непонятным анахронизмом».

КИРИЛЛОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Врубель в Киеве должен был руководить реставрацией византийских фресок XII века в Кирилловской церкви, кроме того, написать на стенах ее несколько новых фигур и композиций взамен утраченных и еще написать образа для иконостаса. Так Кирилловский храм вошел в историю не только своими древними фресками, но еще и как памятник, запечатленный гением Врубеля.

Пророк Моисей. Фреска в Кирилловской церкви в Киеве

Художник написал на стенах несколько фигур ангелов, Христа, Моисея и, наконец, две самостоятельные композиции — огромное «Сошествие Святого Духа» на хорах и «Оплакивание» в притворе. В работе над ними Михаил Александрович уже не копировал старинные образцы. У него было внутреннее право не следовать букве древнего стиля — он проник в его дух. При этом, работая в Кирилловской церкви, Врубель признавался в письме к сестре: «Рисую и пишу изо всех сил Христа, а между тем вся религиозная обрядность, включая Христово Воскресенье, мне даже досадны, до того чужды».

Воскресение. Триптих. 1887 г.

Похоже, трудно смотреть одним глазом в землю, другим в небо. Может быть, поэтому слишком зыбкой становится черта между добром и злом в киевских работах Врубеля, слишком двоятся образы земного и небесного в его иконах. Так в образе Богоматери Врубеля откровенно проглядывают черты земной женщины — Эмилии Праховой. В нее Врубель в киевскую пору был влюблен болезненно и безответно.

Из четырех иконостасных образов Богоматерь удалась художнику особенно. Это один из его несомненных шедевров. Написана она на золотом фоне, в одеянии глубоких, бархатистых темно-красных тонов, подушка на престоле шита жемчугом, у подножия — нежные белые розы. Богоматерь держит Младенца на коленях, но не склоняется к нему, а сидит выпрямившись и смотрит перед собой печальным вещим взором.

Сошествие Святого Духа на апостолов. 1885 г.

В «Сошествии Святого Духа», написанном на коробовом своде Кирилловской церкви Врубель следует иконописной схеме довольно близко, пользуясь, по-видимому, миниатюрами старинных евангелий. Но в трактовке фигур и лиц он проявил себя как художник современный, как психолог. У его апостолов были живые прототипы. Раньше думали, что художник делал подготовительные этюды с душевнобольных (Кирилловский храм находился на территории психиатрической лечебницы), но это не так: современники узнавали в его «Сошествии» киевских ученых, священников, археологов.

Другая композиция Врубеля в Кирилловской церкви — «Оплакивание», — написанная в нише притвора, следует ближе старинной традиции. Но это не просто стилизация под старину. В ней есть неповторимый врубелевский лиризм, выражение скорби в сочетании с торжественным покоем; она предвещает эскизы «Надгробного плача» для Владимирского собора, сделанные тремя годами позже, уже после поездки художника в Венецию.

Надгробный плач. 1887 г. Второй вариант

Врубель написал иконы для «византийского иконостаса» Кирилловской церкви. Но его эскизы к Владимирскому собору не были приняты. Слишком отличались они от традиционной иконописи. Среди работ Врубеля во Владимирском соборе присутствуют лишь орнаменты в боковых нефах. Это было крушение. Врубель мечтал писать монументальные полотна. Не случилось. Он не написал Христа, но напишет своего знаменитого теперь Демона.

НАД ТОЛПОЙ

Для Врубеля творец, художник — всегда над толпой. Он избран «будить душу от мелочей будничного». А мелочами, чепухой и обыденностью и наполнена большей частью человеческая жизнь. Оттого обреченность на непонимание и бесконечное одиночество: «Я художник, но я никому не нужен. Никто не понимает, что я делаю, но я так хочу», — жаловался Врубель.

Последние четыре года Михаил Александрович Врубель, слепой и безумный, доживал в петербургских психиатрических клиниках. Поэт Брюсов писал об этом периоде: «Очень мучила Врубеля мысль о том, что он дурно, грешно прожил свою жизнь, и что в наказание за то, против его воли, в его картинах оказываются непристойные сцены. „Это дьявол делает с моими картинами. Ему дана власть, за то, что я будучи не достоин, писал Богоматерь и Христа. Он все мои картины исказил“».

Голова Иоанна Предтечи. 1905 г.

Врубель — тревожная, зрячая душа. Он пленился демоном, но демон оказался лжепророком. За всеми его соблазнами на деле лежала пустота, бездна. Врубель душой коснулся этой страшной пустоты и заплатил за это знание слишком дорогой ценой — разрушением души. На его похоронах Блок скажет: «Врубель оставил нам своих демонов как заклинателей против лилового зла, против ночи». Вряд ли как заклинателей. Это не химеры Нотр-Дам-де-Пари. Это образы тьмы, которые преследовали художника всю его жизнь.

Возможно, и в нашем сегодняшнем мире стоит задуматься над его завещанием. О том, чего стоит творческая свобода без нравственных ограничений, о том, что самовозвеличивание рано или поздно оборачивается падением, и о том, что, перестав искать свет, человек не только не находит счастья, но наполняет мир разочарованием и отчаянием.

Белая азалия без стебля. 1886-1887. Бумага, итальянский карандаш, акварель

Белая азалия с листьями. 1886-1887. Бумага, акварель

Белая азалия с листьями. 1886-1887. Этюд. Бумага, черный карандаш, графитный карандаш, акварель. КГМРИ

Белый ирис. 1886-1887. Бумага, акварель. КГМРИ

Букет в синей вазе. 1887. Бумага, акварель

Жёлтые розы. 1894. Правая часть триптиха Цветы для особняка Е.Д.Дункер в Москве. Холст, масло. 134,5×135,5 см. ООМИИ

Кампанулы. 1904. Бумага, акварель. ГТГ

Красная азалия (Два цветка). 1886-1887. Этюд. Бумага, акварель, графитный карандаш. КГМРИ

Красные цветы и листья бегонии корзине. 1886-1887. Этюд. Бумага, акварель. КГМРИ

Натюрморт. Цветы, пресс-папье и другие предметы. 1885. Бумага, акварель, графитный карандаш. КГМРИ

Полевые цветы. 1884. Эскиз для вышивки. Бумага, акварель

Примавера. 1897. Бумага, акварель. ГРМ

Роза в стакане. 1904. Бумага на картоне, акварель, графитный карандаш. 29,8×18,3 см. ГТГ

Розы и орхидеи. 1894. Левая часть триптиха Цветы для особняка Е.Д.Дункер в Москве. Холст, масло. 134×134,5 см. ООМИИ

Сирень. 1900. Холст, масло. 160×177 см. ГТГ

Сирень. 1900. Эскиз. Дерево, масло. ГРМ

Сирень. 1901. Другой вариант. ГТГ

Цветы в синей вазе. 1886-1887. Бумага, акварель. КГМРИ

Шиповник. 1884. Бумага, акварель. ЧС