Спас на крови расписание

Беглов опроверг информацию о передаче часовни Спаса на Крови РПЦ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 29 февраля. /ТАСС/. Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов опроверг информацию об обращении представителей Санкт-Петербургской Епархии о передаче в свое ведение ризницы Спаса на Крови. В действительности духовенство просит предоставить им помещение для хранения облачений, сообщил в субботу журналистам глава города.

«О передаче ризницы такого не было. Было обращение секретаря петербургской Епархии отца Сергия о том, чтобы им выделили какое-то помещение для хранения облачения. Чтобы они могли переодеваться во время службы в храме Спас на Крови», — рассказал Беглов. По его словам, комитет имущественных отношений (КИО) рассмотрит это обращение 5 марта.

Спас на Крови входит в комплекс государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». Храм является музеем, но по соглашению с Санкт-Петербургской Епархией, в нем регулярно проходят богослужения.

28 февраля ряд СМИ сообщили, что митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий попросил власти Петербурга передать в ведение РПЦ сам Спас на Крови. В свою очередь КИО сообщил, что комитет получал обращение от Санкт-Петербургской митрополии с просьбой передать не весь храм, а только ризницу (часовню) Спаса на Крови. В Санкт-Петербургской митрополии ТАСС также сообщили, что информация о заявке на передачу Спаса на Крови не является достоверной.

Позиция ГМП «Исаакиевский собор»

В ответе директора ГМП «Исаакиевский собор» Юрия Мудрова (направлен ранее в феврале и имеется в распоряжении ТАСС) на соответствующее письмо комитета имущественных отношений говорится, что «передача здания Ризницы — музея в ведение религиозной организации «Санкт — Петербургская Епархия РПЦ (Московский Патриархат)» представляется нецелесообразной по многим причинам». В этой связи отмечается, что Спас на Крови и Ризница — музей представляют собой комплекс «Храм — реквием Императору Александру II». С первых дней возведения этого мемориального сооружения в память императора за ризницей была закреплена функция музея, она использовалась исключительно для хранения даров и пожертвований и сохраняет это мемориальное значение по сей день.

В ответе Мудрова также указано, что изначально архитектором Парландом для клира, настоятеля и штата служителей были выстроены другие здания, входящие в храмовый комплекс: два двухэтажных и один одноэтажный флигель (1899 г., 1905-1907 гг.). «Один из этих двухэтажных флигелей, который находится в 50-метровой доступности от Спаса на Крови, сохранился до наших дней. Именно он и предназначался для нужд причта. Сегодня вышеуказанное здание по адресу: канал Грибоедова, д. 2а лит. А, выведено из публичного пространства (используется как хозяйственное здание) и могло бы служить для приходских целей», — говорится в тексте.

Также в ответе отмечается, что в настоящее время в ризнице-музее готовится постоянная мемориальная экспозиция, посвященная императору Александру II.

О ризнице

Храм Воскресения Христова (Спас на Крови) и часовня-ризница во имя Иверской иконы Божией Матери составляют единый архитектурный ансамбль, созданный в память об Александре II. Здание часовни-ризницы, или часовни-музея, как ее называли в начале ХХ века, было построено Альфредом Парландом в 1906-1907 годах. 27 апреля 1908 года она была освящена митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским). С 1930-х годов здание ризницы стало использоваться не по назначению. Был полностью утрачен интерьер и некоторые элементы декора фасадов, вместо монограммы Иисуса Христа на куполе появился шпиль. В начале 1970-х годов храм Воскресения Христова (Спас на Крови) и Ризница-музей вошли в состав Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». Здание было отреставрировано. В настоящее время в Ризнице-музее проходят выставки.

Иеромонах Нестор (Савчук) (1960-1993гг).

Отец Нестор (в миру Николай Иванович Савчук) родился 4 марта 1960 г. в селе Поповка Херсонской области.
Окончил школу и училище. В 1978–1980 годах проходил службу в армии. В 1986 году юный Николай уезжает в Почаев ухаживать за дедушкой священником о. Вячеславом, жившим там на покое. В Почаеве именно в тот момент, когда душа его ищет Бога, ему открывается духовный мир монашеской жизни. Там он проходит свои первые монастырские послушания, там он чувствует особенную молитвенную помощь своего второго деда почаевского монаха о. Святополка.
В тот же год он становится старостой храма села Жарки Ивановской области. Попав в этот необыкновенной красоты уголок Ивановской епархии, он говорил: «Если меня когда-нибудь рукоположат, только в этот храм буду проситься, такая там благодать. Икона необыкновенная, чудотворный образ Казанский Царицы Небесной, могилки двух блаженных, замученных большевиками».

В октябре 1988 года о. Нестора рукоположили во диакона города Шуя. Рукоположение совершалось в Воскресенском соборе. После таинства он служил там несколько дней. Здесь с ним произошел интересный случай. После службы о. Нестора жестоко избивают пьяные молодые люди, их арестовывают. Но он отказывается писать заявление и давать показания. Он их прощает. Через несколько лет к нему в Жарки приезжает один из этих парней просит прощения и предлагает денег. На что о. Нестор говорит ему: «Если ты действительно раскаиваешься в том что ты сделал, то оставайся у меня и служи в церкви искупи этим свой грех». И тот бросил все, переселился к нему. Казалось бы случай, а промыслительно: ударил диакона – и воцерковился.
31 мая 1989 года диакон Николай Савчук пострижен в монашество с именем Нестор (в честь Св. Нестора Летописца). 3 сентября 1989 года рукоположен в иеромонаха и назначен ко храму Рождества Богородицы села Жарки.Отец Нестор вел подвижническую жизнь, служил он необыкновенно, службы вел по полному чину. Вечерняя длилась в Жарках 5 часов (это поразительно, в церкви пять бабушек и служба длится по 5-6 часов). Вскоре к отцу Нестору приезжает диакон о. Виктор (Салтыков) (тот самый, который позже станет рассказчиком в фильмах «Одинокий рай» и «Русский заповедник»). Реставрируется и расписывается храм.

Протоиерей Виктор (Салтыков), нынешний настоятель того самого храма Рождества Пресвятой Богородицы
Осенью 1992 года о. Нестор едет с миссионерско-миротворческой целью в горячую Абхазию. Оказавшись в горах в самый разгар боевых действий, отец Нестор крестил людей, отпевал убитых, многих утешал, воздвигал высоко в горах кресты. Здесь люди особо тянулись к Богу. Находясь ежечасно в руках смерти, они ободрялись при виде православного священника, бросая все, они бежали к нему…

Иеромонах Нестор и дьякон Виктор в горах Кавказа:

На Пасху 1993 года в Оптиной пустыни произошло убийство трех монахов: иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта. Сообщение об этом потрясло о. Нестора: «Какая смерть для монаха чудная, смерть за Христа, это милость Божия».

Весной 1993 года на храм где совершал свое служение о. Нестор было совершено нападение, похищены иконы. Сердце, говорит батюшка, закипело от боли. Отец Нестор всех, кто был тогда в Жарках, поставил на молитву перед Казанской иконой Богородицы, бабушек, детки там были, отроки. А сам 25 километров оббегал по окрестным полям и лесам, по мокрому мартовскому снегу. Отец Нестор был очень хорошо подготовлен, роста был небольшого, но был очень крепкий, и сильный, выносливый человек. Нашел следы. Сумерки. Машина стоит, видно, прячут в лесу иконы. Как подойти, номера посмотреть? Он подрясник под пальто, скуфейку в карман, косичку и бороду прикрыл воротником пальто. Подходит, изображая пьяного. Один бандит сидел в машине, остальные были в лесу. «Подвезите до Костяево». Бандит его прогоняет, а номера заляпаны, рассмотреть тяжело. Отец Нестор, продолжая изображать пьяного, пытается незаметно очистить номера. Бандит выскакивает из машины, решив его побить. Как батюшка рассказывал: «Ты же знаешь, я его одной рукой бы в сугробе закопал. Но мне же нельзя было их спугнуть». Отец Нестор говорит: «Ну ладно, я пошел, пошел». Отошел в сторону шатаясь, продолжая изображать пьяного, а затем, когда его уже не было видно, бегом помчался в Костяево, поднял участкового. У отца Нестора характер был очень боевой, он говорит участковому: «Так, ты старший лейтенант, а я — настоятель храма. Командовать операцией буду я». Банду поймали они, хотя и стреляли при задержании в упор в отца Нестора из обреза, но обрез дал осечку. Вернули все иконы. Через некоторое время приезжают бандиты, мафия местная, которая и грабит храмы. Отцу Нестору говорят: «Батюшка, заберите заявление, мы деньги на храм дадим». Отец Нестор отвечает: «Я монах, если бы они меня ограбили, я бы никакого заявления не подавал. Но они ограбили храм Божий, а митрополит Филарет, наш святитель Московский, сказал: «Прощайте врагов своих, сокрушайте врагов Отечества и гнушайтесь врагами Божиими». Они — враги Божии и враги Отечества, и я их простить не могу». Бандиты с угрозой сказали ему: «Ну, смотри!» Отца Нестора спрашивали не боится ли он, отвечал: «Интересно! Если все будут бояться, кто же храмы Божии будет защищать?»
Летом того же года его пытаются убить. Бандиты ломились в дом. Отца Нестора благословил Владыка подавать сигнал из ракетницы, батюшка из ракетницы выстрелил поверх голов, чтобы их отпугнуть. Бандиты посмотрели, как ракета погасла в огороде, и продолжали ломится в дом. Если бы нервы у батюшки сдали, при стрельбе в упор из ракетницы раненых не бывает, прожгла бы насквозь. Но они, знали, что священник в человека стрелять на поражение не будет. И упорно лезли в дом. Пока бандиты пробирались в первую комнату, отец Нестор зашел к себе в келью, выставил стекло, стекло лопнуло, перерезало ему вену у запястья на левой руке. Он был человек очень выдержанный и спокойный, взял ракетницу в левую руку, вену зажал правой рукой, выкатился из окна, избы на севере Ивановской области высокие. Выкатился, и когда пробегал вокруг храма, то там где его могилка сейчас, у алтаря, видно не удержал руку, кровь капнула. Добежал до Костяево, банду поймали, иконы вернули. И тогда к нему в храм пришла икона Божией Матери Державная, найденная у бандитов.
Отец Нестор самостоятельно организовывал лавки православной книги на станциях железных дорог. Он пользовался среди местного начальства уважением и симпатиями. У о. Нестора было желание организовать при храме дом для инвалидов, для этого зимой 1993 года он едет в Москву. Перед отъездом он говорил, что чувствует свои последние дни, что он скоро умрет. Возвращается он 30 декабря очень радостный, говорил, что смог достать денег и теперь может построить дом, который хотел.
Утром 1 января 1994 года к местному милиционеру с заявлением об убийстве о. Нестора обращается его шофер. Тело батюшки обнаружили лежащим в своей келии перед большим деревянным крестом. Стены, пол, крест и даже календарь с иконой Спаса были забрызганы кровью, всюду беспорядок, клочки волос, битое стекло. Со стороны властей, не было принято никаких следственных действий. Медицинская экспертиза дала абсурдное заключение.
Хоронили о. Нестора на пятый день, ни малейшего запаха тления не исходило от его тела. Столько народу храм села Жарки не видел давно. Приехали из Новороссийска, Одессы, Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода, Иваново, Кинешмы, Шуи, Юрьевца, Елнати. В храме был врач, патологоанатом из Нижнего Новгорода, с одним священником приехал. Когда, прощаясь с батюшкой, прикладывались к его руке, то врач был поражен, сказал, что рука отца Нестора как живая, он как специалист это видит, но не может объяснить.
Могила отца Нестора находится перед алтарем храма. Подрясник пропитанный мученической кровью батюшки владыка Амвросий благословил хранить под престолом Жаркинского храма.
Есть свидетельства о явлениях отца Нестора, его молитвенной помощи людям, которые уже позже узнавали о нем из радиопередач. На Аляске в миссионерском братстве Св. Германа Аляскинского, отца Нестора почитают как местночтимого святого, скуфеечка его часто не мироточит, но многие были свидетелями удивительного благоухания.
Со святыми упокой, Господи, душу раба Твоего иеромонаха Нестора
и святыми его молитвами спаси души наша!
По официальной версии отца Нестора убил пьяный местный житель. Он был осуждён на 4 года. Но люди знающие батюшку лично говорят, что этот человек не убивал, был запуган настоящими убийцами.
Были использованы кадры фильмов
«Одинокий рай» и «Русский заповедник»
Сообщение отредактировал Никита — 6.9.2009, 16:49

Спас-на-крови: режим работы 2020 и стоимость билетов, как добраться и официальный сайт

Фото Спаса-на-крови

Храм Спас-на-Крови в Санкт-Петербурге является музеем и памятником русской архитектуры. Был возведен по указанию Александра III и решению Синода на том месте, где 1 марта 1881 года народоволец И. Гриневицкий смертельно ранил Александра II, которого в народе называли Царем-Освободителем за отмену крепостного права.

Собор расположен на берегу канала Грибоедова рядом с Михайловским садом и Конюшенной площадью. Высота храма составляет 81 метр. Это число символизирует год гибели царя. Вместимость собора – 1600 человек.

Режим работы собора Спас-на-крови в 2020 г.

Музей временно закрыт для посетителей в связи с мероприятиями по борьбе с распространением коронавируса.

  • С 10:30 до 18:00
  • Выходной день — среда
  • С 1 мая по 30 сентября с 18:00 до 22:30 в музее проводятся вечерние экскурсии «Спас на крови в белые ночи» (смотрите стоимость посещения в вечернее время). Выходной день — среда

Стоимость билетов в собор Спас-на-крови в 2020 г.

  • взрослые — 350 рублей
  • дети (до 7 лет) – бесплатно
  • дети (от 7 до 18 лет) – 100 рублей
  • студенты России и Белоруссии – 100 рублей
  • пенсионеры России и Белоруссии – 100 рублей
  • студенты зарубежных стран (необходимо предъявить карту ISIC) – 200 рублей
  • Спас-на-Крови в вечернее время — 400 рублей

Как добраться до собора Спас-на-Крови

Ближайшее метро – «Невский проспект», выход на канал Грибоедова. При выходе из метро подойти к каналу, справа вы увидите купола «Спаса на крови».

История храма Спас-на-крови в Санкт-Петербурге

Уже на следующий день после смерти императора было решено установить на месте его гибели временную часовню. В апреле 1881 года она была построена и простояла до весны 1883 года. Когда из губерний стали поступать пожертвования на памятник Александру II, правительство решило возвести здесь собор.

Александром III объявляется конкурс на проект храма, который вобрал бы в себя черты русской архитектуры церквей XVII века. Был выбран проект архитектора Альфреда Парланда и настоятеля Троицко-Сергиевой пустыни, архимандрита Игнатия (в миру И. В. Малышев).

Церковь строилась 24 года с 1883 по 1907 год. Чтобы вода из канала не проходила под здание, для укрепления грунта не использовались сваи. Под всей площадью здания было сооружено бетонное основание. Чтобы построить колокольню на набережной был построен выступ шириной 8 метров. В соборе было проведено электричество, его помещение освещали церковь 1689 лампочек.

Собор Воскресения Христова, как и Исаакиевский собор, находился на государственном содержании. Он не был приходским и не был рассчитан на массовые посещения. В нем проходили только службы, посвященные памяти Александра II и произносились проповеди.

В 1917 году прекратилось финансирование содержания собора. В 1938 году было принято решение о его разборке. Но с началом Великой Отечественной войны решение этого вопроса было отложено. Во время блокады в соборе размещался морг, а после войны здесь хранились декорации Малого оперного театра. С 1968 года собор находится под охраной Государственной инспекции по охране памятников. Позже он передается на баланс музея «Исаакиевский собор». После ремонта, через 90 лет после освещения, 19 августа 1997 года музей-памятник открылся для посетителей.

Внешний вид храма Спас-на-крови в Санкт-Петербурге

Собор имеет ассиметричную форму, вытянутую по оси восток-запад. К восточной стороне собора примыкают три алтарные апсиды – центральная и две малые, боковые с медными позолоченными куполами. С западной части — двухъярусная столпообразная колокольня, увенчанная массивным куполом. Входные двери смещены к северо-западному и юго-западному углам здания. Цокольная часть собора покрыта сердобольским гранитом. В нишах установлены двадцать памятных досок из темно-красного гранита, на которых золочеными буквами обозначены дела императора Александра II (основные реформы с 19 февраля 1855 года по 1 марта 1881 года). Гербы русских городов, губерний и уездов, расположенные с трех сторон колокольни, выполненные мозаикой — главное украшение фасада собора. Мозаичные композиции привлекают внимание к основным деталям собора.

Между крыльцами находится распятие (также из мозаики). Сверху – изображения двуглавого орла. Общая площадь мозаики фасадов составляет 400 квадратных метров. Глава собора, покрытая цветной ювелирной эмалью, имеет луковичную форму. Такой же купол и у центрального шатра. Колокола, главный из которых весил 1100 пудов, были изготовлены в Финляндии.

Хотя храм увековечил трагическое событие в истории России, девятиглавое здание поражает своей яркой, пёстрой красотой. На фоне строгой архитектуры Северной столицы оно кажется игрушкой. Прослеживается сходство собора с храмом Василия Блаженного в Москве.

Внутренне убранство храма Спас-на-Крови в Санкт-Петербурге

Собор не был рассчитан на массовое посещение. Это и повлияло на его внутреннее убранство, поражающее своей красотой. Оформление включает в себя собрание русской мозаики того времени. Внутри она полностью покрывают стены, пилоны, своды и купола. В соборе мы видим богатую коллекцию самоцветов, ювелирной эмали, цветных изразцов, выполненную лучшими мастерами. В создании украшения собора принимали участие мастера Екатеринбургской, Колыванской и Петергофской гранильных фабрик. Из всего многообразия мозаик и мозаичных композиций необходимо отметить работы, выполненные по оригиналам художников В.М. Васнецова, М.В. Нестерова, А.П. Рябушкина, Н.Н. Харламова, В.В. Беляева. Мозаичная коллекция собора является одной из крупнейших в Европе. В качестве декоративного убранства интерьера собора использовались поделочные и полудрагоценные камни, которыми облицованы иконостас, стены и пол здания. Для иконостаса выполнены иконы по эскизам Нестерова и Васнецова — «Богоматерь с Младенцем» и «Спаситель».

Особенно значительным в храме, после алтаря, было место, где произошло покушение на императора Александра. Над фрагментом булыжной мостовой была сооружена сень, особая конструкция, которая поддерживалась колоннами из серо-фиолетовой яшмы. На вершине сени, возвышался крест из топаза. Под сенью хранятся реликвии собора – часть решетки Екатерининского канала и камни булыжной мостовой, на которые пал смертельно раненый Александр II.

Леса очень долго стояли вокруг собора. И в народе говорили что леса будут стоять до тех пор, пока стоит советская власть. Возможно, что это совпадение. Но леса разобрали незадолго до августовских событий в Москве в 1991 году.

Храм Спас-на-крови — это первый храм, построенный на том месте, где погиб император государства. Построенный памятник архитектуры явился символом надвигающейся революции.

Виртуальные прогулки

Телефон собора Спас-на-Крови

Близится к концу осенний призыв. Всего за три месяца на срочную службу должны отправиться 150 030 новобранцев. Военные рапортуют: проблем с набором в армию нет. У призывников появилась возможность попасть в научную и спортивную роты. Престижной остается служба в Президентском полку, Таманской и Кантемировской дивизиях. А вот православные родители всеми силами стремятся пристроить сына в в/ч № 42754 инженерных войск. Почему — узнала спецкор «Культуры».

Народ давно присвоил этой части звание православной. И то, что мамы мечтают отдать сюда любимых сыновей, — чистая правда. Ведь у солдат, по сути, два наставника: военный — командир части майор Игорь Вандыш и духовный — иеромонах Варнава (Столбиков).

Православные призывники появились в Арсаках 20 лет назад — за год до того, как патриарх Алексий II и министр обороны Павел Грачев подписали первый документ о сотрудничестве Вооруженных Сил и Церкви. Теперь во многих частях есть молельные комнаты, часовни, храмы. Ведется строительство новых — в Липецком авиацентре, гарнизоне «Губа Сайда» Северного флота, на 999-й авиабазе (Кант). В этом году состоялся первый в истории официальный выпуск военных священников. Среди уже назначенных есть представители ислама и буддизма. К слову, до революции в национально-территориальных соединениях, таких как «Дикая дивизия», служили и муллы. Всего же царская армия насчитывала пять тысяч военных священников и несколько сотен капелланов. Рассуждающие о том, что религия и армия не коррелируются, просто не знают истории. В конце концов, и в Церкви, и в Вооруженных силах — служат.

Говорят, предыдущий министр обороны, равно далекий от армии и церкви, всячески тормозил восстановление института военного духовенства. Сергей Шойгу, напротив, взялся за эту тему активно. Пока священники есть только в штате крупных частей. Хотя некоторые батюшки и принимают добровольно миссию духовно окормлять в/ч, расположенные неподалеку от их храмов. На этом фоне ситуация в Арсаках, конечно, уникальная. И дело не только в 20-летнем опыте сотрудничества отца Варнавы с военными. Но и в том, что находится часть на территории… монастыря. Первое упоминание о Свято-Смоленской Зосимовой мужской пустыни относится к концу ХVII века. Военные «расквартировались» в обители в 1925-м — через два года после ее закрытия.

Духовник солдат, игумен иеромонах Варнава в штате в/ч 42754 не состоит. Он служит в Свято-Зосимовой пустыни, куда пришел послушником в 1992-м, в возрождавшуюся тогда обитель. Он же — настоятель домового воинского храма в честь благоверного князя Даниила Московского (небесного покровителя инженерных войск), устроенного на третьем этаже казармы, основатель и худрук православного солдатского хора инженерных войск «За веру и Отечество», ректор Свято-Зосимовской высшей духовно-певческой школы.

— Я приехал из обычной боевой части — а тут свой батюшка, домовый храм, личный состав такой духовный, — улыбается майор Игорь Вандыш, назначенный командиром в феврале 2013-го. — Чего греха таить, первое время по привычке изъяснялся на русском народном языке… Но постепенно научился подбирать слова. А реакция в обществе по-прежнему умилительная: «Они что там, кадилом все время машут?» или: «У вас мальчики только поют?» А эти мальчики и службу караульную несут, и с автоматом ходят сутки напролет. Личный состав небольшой — около 80 человек. А объем выполняемых задач — серьезный.

— Слава Богу, часть возрождается, — говорит батюшка Варнава, с которым мы зашли в домовый храм, где как раз заканчивался ремонт. — Смотрите, как красиво. Ребята здесь — и служители, и прихожане. Сами и иконы написали, и распятие вырезали, и плитку положили. А какой алтарь сделали!.. Еще недавно казарма находилась в запущенном состоянии, туалетные комнаты были ужасные. Теперь видите, как все светится! При том, что Министерство обороны средств практически не выделяет. Спасибо родителям «срочников» и бывшим воинам — поддерживают. Более ста человек из числа отслуживших у нас стали священниками. Немало среди «выпускников» православных офицеров, музыкантов, преподавателей, регентов. Таких частей-то больше и нет.

— А на Валааме?

— Там всего четыре человека — подразделение, куда набирают из числа послушников.

— К вам, наверное, очередь выстраивается из желающих? На сайте монастыря даже объявление висит: по поводу службы в войсковой части не звонить, не писать…

— Да, мы ищем ребят не просто православных, а еще и поющих. Поскольку служат теперь только год, времени на обучение нет. А планка уже высокая. Поэтому предпочитаем семинаристов, студентов духовных заведений, музучилищ, Академии имени Гнесиных. Я сам ее когда-то окончил.

— Вот она — элитная часть. Захочешь — не попадешь.

— Да, все новобранцы приходят сюда только с благословения своих священников. Хотя иногда родители и просят принять невоцерковленных детей.

— Убежденных атеистов и иноверцев совсем нет?

— Практически нет. Да и как у нас могут быть убежденные атеисты, если призыв осуществляется через военный отдел Московской Патриархии? И, хотя идти по православному пути нас благословил Святейший Алексий II, поначалу здесь было совсем непросто. В Арсаках служили дагестанцы, чеченцы. Процветали дедовщина, наркомания. В такой атмосфере оказались в 1993 году 13 призывников из духовных школ. Мне даже приходилось ночевать в казарме — очень было неспокойно. Слава Господу, дал нам мощное воспитательное средство — из 13 ребят четверо оказались поющими. Хор стал развиваться.

Костяк коллектива — восемь человек. Они учатся в магистратуре Свято-Зосимовской высшей духовно-певческой школы. Но прочий состав постоянно меняется. Как говорится, срочники приходят и уходят, а хор остается. И это не самодеятельность. 19 мая нынешнего года мне довелось слушать ребят в удивительном месте — базилике San Nicola в итальянском Бари. В день памяти Святителя Николая православному солдатскому хору инженерных войск «За веру и Отечество» выпала честь петь всю праздничную службу. Для многих ребят это был звучный дембельский аккорд.

В репертуаре хора — песни военные (в том числе забытые), народные, казачьи. Конечно, духовные песнопения. Есть произведения на французском и английском, есть — итальянских композиторов ХIV–ХV веков. Записано уже 15 дисков, в том числе альбом на древнегреческом, поразивший даже афонских монахов, и «Антология старинной хоровой музыки» (на шести языках), исполнение которой специалисты по ошибке приписали хору Московской консерватории. Заграничные поездки, международные конкурсы, на которых солдатский коллектив часто выходит победителем, участие в патриарших службах, частые выступления в зале Церковных Соборов в Храме Христа Спасителя — жизнь поющих воинов, конечно, не сравнима с обычной службой. Кажется: не армия — мечта!

— Все репетиции, записи дисков, подготовка к выступлениям проходят только в личное время, перед отбоем, а иногда и после, — спускает меня на землю майор Вандыш. — И для ребят это
дополнительная нагрузка.

— Служба в основном караульная, а она нелегка, — признается 24-летний Иван Дегтярев из Волгоградской области. — Спать приходится урывками, ночь разбивается на несколько этапов: четыре часа отдыхаешь — час стоишь в карауле. Бывает, кто-то отключается — приходится подталкивать: «Не спать!» Посмеемся — и дальше стоим. После караула возвращаемся в казарму — начинается спевка. А ты спать хочешь… Ничего, это закаляет. Не жалею, что попал сюда. И от церкви не ушел, и в армии послужил.

— Оружие-то хоть видели?

— Да мы постоянно с ним в карауле. Стрельбы регулярно проходят. Часовой идет на пост с заряженным «калашниковым». И если по уставу положено выстрелить, я должен это сделать.

— Сможете?

— Ну, Родину-то защищать нужно.

Пока материал готовился к печати, Ваня Дегтярев демобилизовался и вернулся на истфак Московской духовной академии. А вот студенту РАМ имени Гнесиных, 21-летнему Володе Петрашко из Магнитогорска, служить еще добрых полгода.

— Вообще я хотел в армию, — философски рассуждает он. — В любую. А потом узнал про эту часть. И постарался попасть сюда. Все-таки я дирижер академического хора. Пою на клиросе у батюшки в монастыре. Пошел бы в обычную армию — навыки бы растерял. А тут и стрелять, надеюсь, уже научился. И физподготовка каждое утро. Занятия на турнике. Бег. Отжимания, приседания…

— Сколько раз подтягиваетесь?

— Я? Шесть… Маловато, да… По нормативам — 15 раз надо. Нормальным хватом… Ничего, потренируюсь. Кормят нас замечательно. Раньше солдаты готовили, сейчас — гражданские. Иногда даже пельменями балуют.

— Прямо рай.

— Да обычная армия. Только люди православные. Но у меня здесь борьба началась. Верующий и атеист стали соперничать во мне. В Магнитогорске люди порой так вели себя, что отталкивали меня своим поведением от церкви. А здесь ребята вразумляют: не забывай о Боге, и Он тебя не забудет. В армии тяжело. Но если хочешь быть мужчиной, все выдержишь. Тем более с такой духовной поддержкой.

— Физически здесь ребятам сложнее, но в духовном плане легче, — добавляет отец Варнава. — Некоторые говорят: у вас тепличные условия! А у нас боевая подготовка, может, серьезнее, чем в других частях. Воины охраняют ответственный объект — арсенал. Задачи у саперов и минеров не шуточные. Тактическая, специальная инженерная подготовка, обучение в лесах… Я всегда приезжаю на начало учений и в конце — на молебен, когда силы у ребят уже на исходе и надо поддержать. Мы домовый храм потому и создали в казарме — нагрузка очень серьезная, до монастыря вечером уже тяжело дойти. А тут поднялся на третий этаж — свечку поставил, помолился… Да и я вечерами с ребятами. Для спокойствия. И порядка.

— Говорят, после того как срок службы сократили до года, дедовщины не стало?

— Срок особой роли не играет. Иногда звонят родители, умоляют перевести сына к нам, потому что «там» ужасные условия. Для других частей мы — центр духовно-нравственного воспитания.

— Раньше в частях были замполиты, теперь — священники…

— Мы не заменили замполитов. Есть задачи, которые должны выполнять офицеры. А моя главная обязанность как духовника части — оказывать помощь душе воина. В учебнике по военной психологии, в главе «Стрессы» пишут: нужно применять лекарственные средства, но они могут повредить психике… У православных же есть испытанное духовное средство для борьбы с бесовскими проявлениями и сверхнапряжением — исповедь. В этом я могу помочь командиру части.

Территория части ничем не выдает духовность своих воинов: КПП, штаб части, казарма, собачий питомник, узкоколейка, пожарные машины, танк… Однако здесь даже традиции уникальные.

Концерт для родителей в день присяги. Дембельский вечер. Участие в международных православных турнирах по футболу. Пение на богослужениях в монастыре. И непременно — возвращение: венчаться, крестить детей. И просто пообщаться с игуменом Варнавой. Как с родным отцом.

— Отделить батюшку от воинства уже нельзя, — рассуждает командир части Игорь Вандыш. — Проблемы у нас одни. Житейские ситуации-то повторяются. Смотрю, парень ходит как в воду опущенный. Оказывается, девушка попала в больницу. А у него любовь, все дела… Ну, отправил в увольнение. В конце службы он подошел — улыбается: товарищ майор, девочка выписалась, все хорошо. А когда не знал, что делать, и с батюшкой советовался. У меня есть психологическая подготовка. Но не каждому командиру и психологу воин откроет душу. И вот тут на помощь приходит батюшка.

— Уж больно благолепная картина получается… Вы что, даже не наказываете солдат?

— Почему? Если задача по объективным причинам не выполнена, может быть выговор, строгий выговор, лишение увольнения. За курение не наказываем. А серьезных дисциплинарных поступков ребята не совершают. Начинается стодневка (100 дней до приказа) — идем пресекать на корню… Младшие и старшие есть везде. Зная, что утром один может заставить другого заправить койку, захожу в казарму: свою заправляет? Все в порядке. У нас служат и 18-, и 26-летние, и холостые, и женатые. Мужской коллектив. Каждый хочет доказать, что он лучше, сильнее. Это нормально. Мужчины всегда будут меряться… Но если кого-то опускают головой в унитаз, как показывает ТВ, оскорбляют, унижают, — это преступление, за которое надо жестоко наказывать. Судить и сажать надолго. А вот когда есть контроль, то и попыток не будет. Болезнь всегда лучше предупредить.

Татьяна УЛАНОВА,
Газета «Культура», 13.12.13

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:

Армейские будни игумена Варнавы

С игуменом Варнавой (Столбиковым) – художественным руководителем известного православного хора и ансамбля Инженерных войск ВС РФ «За веру и Отечество» – меня «познакомил» священномученик Герман (Ряшенцев). Сведения о владыке Германе я собирала нынешней осенью в Сыктывкаре, Москве и Подмосковье и так выяснила, что игумен Варнава является внучатым племянником российского новомученика. А побывав у батюшки Варнавы на службе в одном из московских храмов, получила приглашение посетить воинскую часть 55591 инженерных войск маскировочного полка Красногорского района города Москвы, где в настоящее время он живет и трудится.

Игумен Варнава (Столбиков)

За кулисами

С учетом особенностей движения по столичным дорогам, выехали из Москвы задолго до времени встречи. Поэтому прибыли в поселок Инженерный в назначенный час. В ожидании отца Варнавы успели даже немного погулять и оценить красоты местного пейзажа. Батюшка сам вышел к нам навстречу и сразу повел в воинский клуб. Неожиданно попав в деятельную творческую атмосферу, пытаюсь сначала понять происходящее: в одной части здания идет репетиция хора, в другой – солдаты трудятся над написанием икон. У стендов с книгами православной литературы толпятся военнослужащие и что-то увлеченно обсуждают.

Я представляла себе именитых артистов, а увидела обычных парней в военной форме

Отец Варнава, попросив нас подождать, продолжил занятие с хором. Я к этому моменту немного была знакома с творчеством известного коллектива, но понимала, что выпала мне по молитве священномученика Германа редкая возможность – побывать в самом сердце уникального творческого союза, увидеть, что называется, непарадную, обыденную жизнь хора. Образованный в 1993-м году при поддержке руководства Министерства обороны РФ и начальника Инженерных войск генерал-полковника В.П. Кузнецова, хор за 24 года своего существования девять раз становился лауреатом международных конкурсов и фестивалей православной музыки в Польше, Белоруссии, Испании, Италии, России. Генерал-лейтенант Ю.М. Ставицкий, который в настоящее время является начальником Инженерных войск, придает особое значение развитию уникального коллектива. Благодаря его непосредственному участию хор выступает на ведущих концертных площадках России и за рубежом. Православный воинский коллектив – участник Рождественских международных чтений в храме Христа Спасителя, а также культурных мероприятий Министерства обороны РФ. Словом, знакомясь накануне встречи с послужным списком хора, я представляла себе именитых артистов, увенчанных славой и признанием, а на репетиции увидела… обычных парней в военной форме. Кто-то, забравшись на последний ряд во время репетиции, дал возможность выспаться солдатскому коту Ваське, у кого-то не получалось в унисон исполнить песнопение Божественной литургии «Трисвятое». Объяснение этому было простое – хор «За веру и Отечество» состоит из солдат, проходящих срочную службу, и коллектив воинской музыкальной семьи постоянно меняется.

В библиотеке воинской части

– Но как же удается вашему хору всегда оставаться на высоте? – тихо спрашиваю у батюшки.

– Это происходит благодаря тому, что костяк нашего коллектива уже сформирован. После окончания службы, обучаясь в музыкальных заведениях, наши воспитанники не теряют связь с хоровой семьей – приезжают, занимаются с воинами, участвуют в концертах, – объясняет отец Варнава.

Пока я нахожусь в воинской части, репетиции следуют одна за другой.

– Мы постоянно готовимся к каким-то событиям, – рассказывает батюшка. – Вот завтра, например, ждем возвращения наших воинов с учений, и по этому случаю у нас в части состоится концерт.

Воспользовавшись случаем, пока батюшка был занят на репетиции хора, я решила исследовать этот необычный армейский мир.

Иконописные работы

Александр Архипов и Сергей Круглов

В иконописной мастерской в это время трудились Александр Архипов и Сергей Круглов.

Александр родом из Перми. Окончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Обучался на факультете церковных художеств, на кафедре иконописи. Мечтал попасть именно в эту часть, поэтому и обратился в Синодальный отдел Московской Патриархии по работе с Вооруженными силами, чтобы служить без отрыва от основного вида своей деятельности – иконописи.

– Сейчас я завершаю работу над прорисью икон для росписи. Эти образы будут в иконостасе нового храма, вы его позже увидите, – рассказывает Александр.

– Вы пройдете здесь службу, а потом куда? – интересуюсь у юноши.

– Надеюсь устроиться при иконописной мастерской в Москве или в артели, которая занимается росписью храмов. До службы в армии я в одной из таких работал.

Александр Архипов работает над прорисью икон

Его помощник Сергей – родом из города Химки Московской области.

– Я сейчас работаю над золочением иконы – покрываю ее раствором, на который позже буду наносить пластины из сусального золота, – комментирует Сергей.

– А где вы постигали азы иконописи? – спрашиваю я.

В походном храме воинской части

– Два года я проходил подготовку на дизайнера-художника, это мне очень сейчас помогает в моей работе. Но перед армией я учился в институте на актера театра и кино. И здесь я не прерываю свою творческую жизнь: и в хоре пою, и помогаю в иконописной мастерской, и принимаю участие в концертах. А после завершения службы в армии я собираюсь продолжить изучение актерского мастерства и еще заниматься параллельно своим личным творчеством.

Присоединившись к нам во время беседы с иконописцами, отец Варнава показывает целый ряд уже готовых икон и ведет нас в строящийся домовый храм в честь иконы Божией Матери «Державная».

– Здесь наши воины укрепляли стены и утепляли крышу. Пока же идет строительство храма, службы проходят у нас в походной церкви, – рассказывает батюшка.

В строящемся храме воинской части в честь иконы Божией Матери Державная

«У тебя такие дедушки!»

Все время общения с игуменом Варнавой меня не покидало ощущение, что батюшка словно повторяет путь своего святого дедушки – священномученика Германа, который тоже любил церковное пение и уделял ему много времени. Из жизнеописания владыки Германа мне также было известно, что он занимался окормлением воинских чинов, находящихся в запасных батальонах. И даже был прикомандирован к Могилевской военно-местной церкви «для исполнения пастырских обязанностей», где он и пробыл июль и август 1915 года.

– Обстоятельства сложились таким образом, что когда началась революция, владыка Герман отправился уже в действующую армию, – рассказывает отец Варнава. – Эту поездку по трудности и значимости он сравнивал с путешествием апостола Павла.

Епископ Герман (Ряшенцев) в ссылке. Фото из архива игумена Варнавы – Батюшка, а священномученик Герман повлиял на ваш выбор монашеского пути? – спрашиваю я.

– Мой выбор монашеского пути, конечно, связан и с владыкой Германом, и с его родным братом – владыкой Варлаамом. Но понимание этого пришло не сразу… Хотя детство мое проходило в доме, построенном моей бабушкой, Верой Степановной Ряшенцевой, в Сергиевом Посаде, то есть рядом с Троице-Сергиевой лаврой и Вифанией, где в качестве ректора Вифанской духовной семинарии трудился священномученик Герман.

Но сначала я пошел по музыкальному пути – учился на историко-теоретико-композиторском факультете Российской академии музыки имени Гнесиных, потом в аспирантуре. Был в моей жизни период, когда я преподавал в музыкальном училище города Тверь и даже возглавлял теоретическую секцию. Можно сказать, что и занятия научной работой в области музыки привели меня к выбору со временем духовного пути.

Другие обстоятельства, которые убедили моего собеседника в выборе пути монашеского делания, были связаны с событиями жизни его семьи:

– Я ведь был женат, – делится батюшка сокровенным, – но у нас с супругой не было детей. И вот однажды жена сказала мне: «У тебя такие дедушки! Видимо, мирская жизнь – это не твой путь». А когда я пришел и передал слова супруги своему духовному отцу – старцу Троице-Сергиевой лавры Моисею (Боголюбову), он удивился и восхитился ее мудростью: «Неужели она это сказала? – воскликнул иеросхимонах Моисей. – Да она молодец!» Потом старец Моисей, обращаясь ко мне, часто любил повторять эту фразу: «У тебя такие дедушки!»

Воинская часть в поселке Инженерный

Годы послушания проходили для отца Варнавы в Троице-Сергиевой лавре:

– Я был келейником у старца Моисея, постриг принял в Смоленской Зосимовой пустыни Владимирской области, которая находилась на территории воинской части, – вспоминает батюшка события своей жизни, произошедшие более 20 лет назад.

Игумен Варнава (Столбиков) В какой-то момент возник вопрос, а как могут взаимодействовать воины и монахи, и командир военной части поднял вопрос о том, чтобы призывать воспитанников семинарий к воинскому служению в части, соседствующей с монастырем.

– Были призваны первые 13 семинаристов, но эти юноши оказались еще и поющими. Так, в 1993 году родился хор «За веру и Отечество», – рассказывает игумен Варнава.

Год назад православный солдатский хор инженерных войск «За веру и Отечество» вместе с художественным и духовным руководителем игуменом Варнавой приказом начальника инженерных войск был переведен из Владимирской области в одну из центральных частей Подмосковья, где мы и встретились с батюшкой. Вместе с ним сюда «переехал» и священномученик Герман.

Студенческие годы

В какой-то момент нашего разговора батюшка просит солдата принести красную папку. Как оказалось, за ней скрывалась дипломная работа тогда еще студента Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, иеромонаха Варнавы (Столбикова) «Выдающиеся иерархи и служители церкви в их духовно-исторических связях с Зосимовой пустынью». А одна из глав диплома так и называлась – «Священномученик Герман (Ряшенцев), епископ Вязниковский, и Зосимова пустынь».

Из жизнеописания владыки Германа известно, что он часто посещал Смоленскую Зосимову пустынь, где в это время подвязались два знаменитых старца – схиигумен Герман и иеросхимонах Алексий. Оба ныне прославлены в лике святых. Особенно часто владыка Герман посещал Гефсиманский скит, с настоятелем которого, игуменом Израилем, его связывали особенно тесные дружеские отношения.

Руководителем диплома иеромонаха Варнавы была Ирина Ивановна Ковалева.

Вместе со своим педагогом отец Варнава подготовил жития преподобных Германа и Алексия Зосимовских и написал тропарь Алексию Зосимовскому. Стал батюшка и автором тропаря и кондака своему двоюродному дедушке – владыке Герману. Время работы над дипломом было частью армейской и монастырской жизни батюшки:

Иеродиакон Герман (Ряшенцев) и архимандрит Феодор (Поздеевский). Фото из архива игумена Варнавы (Столбикова) – Мне приходилось договариваться с руководством монастыря о том, чтобы я часто служил, чтобы потом на неделю уехать в Москву. Здесь ночами я работал над дипломом, а днем трудился в архивах. – Сегодня дипломная работа – увесистый труд в красном переплете – повсюду путешествует с батюшкой.

– Сколько у вас в работе размещено редких и уникальных снимков священномученика! – не могу сдержать своего удивления, листая научный труд игумена Варнавы.

– Да, фото мне удалось сохранить, – улыбается батюшка.

Вот среди выпускников Казанской духовной академии вижу юного Николая Ряшенцева (будущего священномученика Германа) рядом с братом – иеромонахом Варлаамом (Ряшенцевым).

На одном из старинных фото запечатлены иеродиакон Герман (Ряшенцев) с архимандритом Феодором (Поздеевским).

– Благодаря архимандриту Поздеевскому и был совершен перевод владыки Германа в Вифанскую семинарию, – рассказывает отец Варнава. – Вместе с ним они написали акафист Даниилу Московскому, а он, как известно, является небесным покровителем инженерных войск. Вот такая связь снова прослеживается с моей нынешней жизнью и моей работой с воинами. Мы просим разрешения на строительство в части собора в честь Даниила Московского.

Но все же основной целью работы над главой диплома о священномученике Германе, по словам батюшки, было запечатлеть в памяти какие-то уникальные события из жизни дедушки, воспоминания о которых хранились в его семье.

Когда его расстреливали, то не могли убить и закопали живым в землю

– А какие события из жизни владыки Германа вам удалось восстановить? – интересуюсь у отца Варнавы.

– Так, наши родственники мне рассказывали о первом аресте дедушки. Владыка Герман уже ждал, что его должны были арестовать, и находился в большом напряжении в доме наших родственников в Сергиевом Посаде.

Моя бабушка общалась с послушницей Акатовского монастыря Татьяной Харламовой, которая сопровождала владыку Германа в его первую ссылку в Сибирь, приезжала она к нему и в его последнюю ссылку в Сыктывкар. Она поведала ужасающие сведения о казни владыки: когда его расстреливали, то не могли убить. И тогда его закопали живым в землю. И в течение недели слышался стон. Вот такие она сообщила подробности. Хотя в нашей семье по-разному относятся к этим сведениям… Привезла послушница Татьяна и передала моей бабушке черную монашескую рубашку владыки Германа. На память о священномученике Германе среди особых реликвий в нашей семье остался и деревянный крест, изготовленный владыкой в годы его многочисленных ссылок.

По пути священномученика

Студент Казанской духовной академии Н.С. Ряшенцев (священномученик Герман) с ее выпускниками. Фото из архива игумена Варнавы (Столбикова) Предпринимал отец Варнава даже попытку пройти по пути священномученика Германа. Часто эта работа совпадала с гастрольной деятельностью хора «За веру и Отечество».

– Не так давно мы с хором ездили в Казань и пели в Казанском соборе, где наверняка владыки Герман и Варлаам бывали. В архиве Казанской духовной академии мне удалось познакомиться со статьями владыки Германа. Знаю, что сохранились и диссертации владык Германа и Варлаама. Просто надо приложить усилия и исследовать этот вопрос…

В 2014-м году отец Варнава тяжело заболел и не смог больше продолжать работу по сбору сведений о владыке Германе.

– Но Господь пока сохраняет мне жизнь… Слава Богу! – делится батюшка.

Большой радостью для отца Варнавы стало известие о том, что серия публикаций о владыке Германе в год 80-летия со дня его мученической кончины вышла на портале «Православие.ру», и было обустроено место предполагаемого захоронения священномученика Германа на старом кладбище в Сыктывкаре.

– Чудо, что эта работа по увековечиванию памяти о святом получила новый импульс, – с волнением признается мой собеседник.

«Целая военная епархия»

Максим Втюрин (слева) и Андрей Макущенко

Время нашего общения с батюшкой подходило к концу. Так получилось, что начинали мы беседу малым кругом, а завершали ее уже при большом стечении духовных чад батюшки – они приехали навестить отца Варнаву и тихо ожидали своей очереди, внимательно слушая наш разговор. Среди них встретила Наталью Захарову, прихожанку отца Варнавы. Наташа посещала богослужения игумена Варнавы еще в Зосимовой пустыни и в день нашей встречи приехала испросить благословения и молитв батюшки перед дальней паломнической поездкой.

За это время свыше 140 бывших солдат стали священнослужителями

Среди наших слушателей оказались Максим Втюрин и Андрей Макущенко. По признанию юношей, после окончания службы в воинской части они уже шестой год посещают батюшку – услышать совет духовного отца в сложных жизненных ситуациях – и раз в месяц обязательно стараются попасть к нему на исповедь.

Максим уже окончил семинарию. Андрей учится последний год в Николо-Перервинской духовной семинарии. Дальнейшая судьба юношей не вызывает у отца Варнавы сомнений:

– За это время свыше 140 наших бывших солдат стали священнослужителями. Целая военная епархия! – шутит батюшка.

Православный хор и ансамбль инженерных войск ВС РФ. Фото группы хора ВКонтакте

На такой позитивной ноте мы попрощались с батюшкой, его воспитанниками и духовными чадами. А после возвращения домой, на Север, я стала с интересом следить за гастрольной деятельностью хора и ансамбля «За веру и Отечество», болеть за них на конкурсах, потому что эта история моих герое, благодаря российскому новомученику, стала теперь частью и моей жизни тоже.