Тесницкий лес

Все это время активистами общества «Мемориал» проводится работа по восстановлению памяти о жертвах Тесницкого полигона.
Доподлинно известно, что в Тесницком лесу 23 ноября 1937 года были расстреляны и захоронены прихожане тульского храма Двенадцати апостолов во главе со своим настоятелем, протоиереем Петром Павлушковым (причислен к лику новомучеников и исповедников Российских в 2000 году).
30 декабря 1937 года здесь же расстреляны и захоронены послушницы Мария Лактионова и Аграфена Лесина, а 8 января 1938 года – схимонахиня Августа (Защук), в миру – Защук Лидия Васильевна, основательница и первый директор музея «Оптина пустынь»… Все они канонизированы Русской Православной Церковью и прославлены как святые новомученицы в 2002 году.
3 января (22 декабря ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память священномученика Никиты (Прибыткова), епископа Белевского, викария Тульской епархии. В этот день в 1938 году он был расстрелян на военном полигоне в Тесницком лесу. Вместе с владыкой было расстреляно 19 православных христиан, все они были обвинены в создании «подпольного монастыря».
Последний арест владыки Никиты был связан с так называемым делом о «подпольном монастыре» в Туле.

Еще в 1922 году в городе Белеве под руководством епископа Игнатия (Садковского) и его брата иеромонаха Георгия была создана православная община. В ней состояли и монашествующие, и священнослужители, и миряне. Подобные полулегальные общины, тайные братства и подпольные монастыри существовали в разных епархиях Русской Православной Церкви еще со времен Гражданской войны. Они являли собой своеобразную реакцию церковного народа на прогрессирующее в народе безбожие. Количество их росло по мере усиления гонений.

Несмотря на неоднократные аресты организаторов и наставников, община епископа Игнатия в Туле продолжала существовать вплоть до 1937 года, объединяя сотни верующих людей из Белева и окрестностей. Сначала члены общины собирались при Спасо- Преображенской церкви бывшего мужского монастыря, затем при Стефановский (Богородицерождественской) церкви, а в середине 30-х годов, когда епископ Никита прибыл в Белев – при Казацкой (Никольской на Казацкой слободе) церкви.

77-летний епископ Никита, несмотря на преклонные годы, включился в жизнь общины, регулярно совершал в ней богослужения. Позже, во время допроса, на вопрос следователя, младшего лейтенанта Дадочкина о том, как часто проводились службы при Казацкой церкви, епископ Никита ответил: «Да, подтверждаю: службы в Казацкой церкви были ежедневными утром и вечером, так же как ранее в закрытых монастырях».

Накануне Нового года, 16 декабря 1937 года владыка был арестован, перевезен в Тульскую тюрьму и в третий раз объявлен главой местной «контрреволюционной организации церковников». Вместе с владыкой были арестованы еще 19 человек. Их разыскивали, они пытались скрыться в деревнях, обосноваться в г. Скопине у епископа Игнатия (после отбытия заключения он некоторое время был епископом Скопинским, викарием Рязанской епархии), но тщетно.

Как гласит групповое дело епископа Никиты (Прибыткова) от 1937 года, владыка был обвинен в том, что он «является организатором и руководителем подпольного монастыря при Казацкой церкви Тихоновской ориентации, систематически давал установку монашескому элементу и духовенству о проведении к/р деятельности среди населения и распространении явно провокационных слухов о сошествии на землю антихриста, приближающейся войне и гибели существующего строя».

Вместе с владыкой по делу проходили многочисленные монахи и монахини. В деле указаны мирские имена подследственных, свое монашеское имя сообщают только схиархимандрит Исаакий (или Исаакий II, в миру Иван Николаевич Бобраков, ранее ошибочно Бобриков) – последний настоятель старой Оптиной Пустыни и схимонахиня Августа (Защук Лидия Васильевна). Лидия Васильевна была первым директором музея «Оптина пустынь», созданного в скиту после закрытия монастыря; она приняла постриг от старца Анатолия (младшего) перед самой его кончиной и жила потом в Белеве. Матушку Августу обвинили в том, что она была игуменьей «подпольного монастыря».

Из 20 арестованных только один человек был мирянином – врач терапевт Субботин, который обвинялся в финансировании «контрреволюционной группы». В 1957 году, уже после смерти Сталина, по заявлению сына доктора Субботина было проведено расследование обстоятельств ареста его отца и других проходивших по «делу епископа Никиты». По горячим следам выяснилось, какими зверскими способами добывались показания у свидетелей и обвиняемых. 20 арестованных перенесли 14 суток допроса, причем им не давали не только спать, но и садиться. Если человек падал, его обливали холодной водой…

Псевдоследствие проводилось в ускоренном режиме. 30 декабря 1937 года «Особая Тройка» при УНКВД по Тульской области составила обвинительное заключение. Владыку и еще 18 проходивших с ним по делу представителей духовенства, а также врача Субботина, приговорили к высшей мере наказания – расстрелу.

3 января 1938 года в Тесницком лесу под Тулой приговор был приведен в исполнение.

Мартиролог

Они проходили по одному делу со священномучеником Никитой и были также расстреляны в Тесницком лесу:
• Схиархимандрит Исаакий (Бобраков Иван Николаевич) – старец Оптиной пустыни, последний настоятель старой Оптиной Пустыни, 1865 года рождения, уроженец деревни Остров Мало- Архангельского района Орловской области. До ареста жил в г. Белеве.
• Священник Тимофеев Александр Иванович, 1870 года рождения, уроженец села Жуково Белевского района, где жил и служил.
• Священник Преображенский Михаил Николаевич, 1873 года рождения, уроженец села Новгородское Богородицкого района Тульской обл. До ареста жил в г. Белеве.
• Священник Георгиевский Иван Васильевич, 1884 г.р., уроженец г. Спас-Деменск Смоленской области, до ареста работал упаковщиком в Промкомбинате г. Белева.
• Священник Руднев Николай Сергеевич, 1892 г.р., уроженец села Даленино Заокского района Тульской обл. До ареста работал бухгалтером в Белевской артели инвалидов.
• Монах Вадим (Антонов Георгий Федорович), 1892 г.р. Уроженец дер. Красный Ключ Белевского района, до ареста проживал в Белеве.
• Послушник Ларин Григорий Алексеевич, 1886 г.р. Уроженец деревни Загудаевка Ульяновского района Средне – Волжского края. До ареста работал слесарем в Белевском промкомбинате.
• Схимонахиня Августа (Защук Лидия Васильевна). 1871 г.р., уроженка г. С.- Петербурга, происходила из семьи дворян.
• Монахиня Рахиль (Жилина Матрена Александровна) 1879 г.р., уроженка дер. Башкатово Мценского района Орловский области.
• Монахиня Анфиса (Сысоева Александра Матвеевна), 1868 г.р., уроженка села Ивановское Арсеньевского района Тульской области.
• Монахиня Севастиана (Тарасова Мария Гавриловна), 1877 г.р., уроженка с. Казанское Ливенского уезда Курской области.
• Монахиня Аркадия (Проселкова Агриппина Матвеевна), 1870 г.р., уроженка дер. Костомарово Щекинского района Тульской области.
• Монахиня Макария (Сапрыкина Прасковья Афанасьевна) 1867 г.р., уроженка с. Теляжье Орловской области. Работала в артели «Красный производственник».
• Послушница Локтионова Мария Максимовна 1884 г.р., уроженка села Гнездилово Курской области.
• Послушница Проселкова Ольга Матвеевна 1870 г.р., уроженка села Костомарово Щекинского района Тульской области. Работала в артели «Красный производственник» швеей.
• Послушница Пятибратова Христина Яковлевна 1889 г.р., уроженка Полтавской области.
• Послушник Пятибратов Даниил Яковлевич 1884 г.р., уроженец деревни Твердохлебовка Харьковской области. Работал сторожем в Белевской МТС.
• Субботин Борис Алексеевич, 1874 г.р., уроженец Белева, судебно- медицинский эксперт Белевского и Арсеньевского районов, врач.
• Послушница Лесина Аграфена Ивановна 1897 г.р. Уроженка села Беляево Белевского района, до ареста работала швеей в артели «Красный производственник».

Имена священномучеников Белевских – епископа Игнатия (Садковского), епископа Никиты (Прибыткова), преподобномученицы Августы (Зощук) Оптинской и преподобномученика Исаакия (Бобрикова) Оптинского старца, мучениц Марии (Локтионовой) и Аграфены (Лесиной) – ныне в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Прибытков, Николай Григорьевич

Прибытков, Николай Григорьевич

Никита (в миру Николай Григорьевич Прибытков) (6 декабря 1859, село Елбанки Бийского уезда на Алтае — 3 января 1938, близ Тулы) — епископ Белевский, викарий Тульской епархии. Причислен к лику святых Русской православной церкви в 2001 году.

Священник

Окончил духовную семинарию. Был рукоположен в сан диакона, затем — иерея. Служил на Алтае, за участие в переписи населения в 1897 году был награжден медалью. Много проповедовал, истово и благоговейно совершал богослужения, пользовался уважением и любовью прихожан. Овдовел. В 1918 году принял монашество.

Архиерей

С января 1924 года — епископ Кузнецкий, затем епископ Рубцовский, затем епископ Бийский, викарий Алтайской епархии. В 1927 году был арестован.

В 1932 году вновь арестован, осуждён по статье 58 пп. 10, 11 к пяти годам лишения свободы. В следующем году был досрочно освобождён.

С 1934 года — епископ Мамалыжский, с 22 мая 1935 года — епископ Белевский, викарий Тульской епархии. В этот период в городе Белеве существовала православная община, деятельность которой владыка Никита активно поддерживал. В его бытность викарным архиереем службы в Никольской при Казацкой слободе церкви города Белева, которую посещали члены общины, проходили ежедневно утром и вечером — как это было положено по уставу, но далеко не всегда делалось в те годы.

18 ноября 1937 года начался разгром общины: были арестованы 51 человек из числа духовенства и монашествующих по обвинению в контрреволюционной деятельности и создании подпольных монастырей. Все арестованные были приговорены 2 декабря 1937 года к расстрелу, приговор был приведён в исполнение 10 декабря 1937 года в Тесницком лесу под Тулой.

Последний арест и мученическая кончина

Престарелый и тяжело больной епископ Никита был арестован 16 декабря 1937 года. Одновременно были арестованы ещё 19 человек (некоторые из них пытались скрыться в деревнях или переехали в город Скопин, где жил один из основателей общины, епископ Игнатий (Садковский)). Среди арестованных был и схиархимандрит Исаакий (Бобриков) — старец Оптиной пустыни.

Владыка Никита был обвинён в том, что он «являясь организатором и руководителем подпольного монастыря при Казацкой церкви Тихоновской ориентации, систематически давал установку монашествующему элементу и духовенству о проведении контрреволюционной деятельности среди населения и в распространении явно провокационных слухов о сошествии на землю антихриста, приближающейся войне и гибели существующего строя».

Все обвиняемые 30 декабря 1937 года были приговорены к расстрелу Тройкой УНКВД по Тульской области. Расстреляны 3 января 1938 года в Тесницком лесу.

17 июля 2001 года Священный Синод Русской православной церкви определил включить имя епископа Никиты (Прибыткова) в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.

Ссылки

  • Биография
  • Биография

Святитель Никита (Прибытков) и мученики Тесницкого леса

3 января (22 декабря ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память священномученика Никиты (Прибыткова), епископа Белевского, викария Тульской епархии. В этот день в 1938 году он был расстрелян на военном полигоне в Тесницком лесу. Вместе с владыкой было расстреляно 19 православных христиан, все они были обвинены в создании «подпольного монастыря».

Полосы в лесу

В километре от оживленной трассы Москва-Тула, на территории Ленинского района Тульской области расположен Тесницкий лес. Когда-то здесь располагалась военная часть, поэтому место еще называется Тесницким полигоном.

Сам по себе лес ничем не примечателен – обычное для центральной полосы чередование хвойных и лиственных деревьев. Необычен только один участок леса – около 150 квадратных метров площадью.

Летом он почему-то не зарастает травой, и даже зимой, сквозь снег на нем проступают четкие геометрические линии. Это могильные рвы. Им уже восьмой десяток лет, но они до сих пор видны невооруженным глазом.

Тесницкий лес, фотограф Андрей Лыженков, 2011 год_photounion.ru

История этого места стала широко известна только в 1991 году, когда военные криминалисты произвели в Тесницком лесу раскопки. Выяснили, что на небольшом участке около сотни рвов, в каждом захоронены останки предположительно 20-30 человек. Получается всего от 2 до 3 тысяч…

Это неугодные сталинскому режиму «политические преступники». В 1937-38 году их расстреливали здесь под звуки канонады – чтобы не привлекать внимания, во время казни имитировали учебную стрельбу. Поэтому в расстрельных рвах человеческие кости перемешаны с многочисленными гильзами и «использованными» наганами.

Среди осужденных по политической статье, расстрелянных здесь – много православных верующих. Доподлинно известно, что в Тесницком лесу 23 ноября 1937 года были расстреляны и захоронены прихожане тульского храма Двенадцати апостолов во главе со своим настоятелем, протоиереем Петром Павлушковым (причислен к лику новомучеников и исповедников Российских в 2000 году).
30 декабря 1937 года здесь же расстреляны и захоронены послушницы Мария Лактионова и Аграфена Лесина, а 8 января 1938 года – схимонахиня Августа (Защук), в миру – Защук Лидия Васильевна, основательница и первый директор музея «Оптина пустынь»… Все они канонизированы Русской Православной Церковью и прославлены как святые новомученицы в 2002 году.

Один из расстрелянных в Тесницком лесу – священномученик Никита (Прибытков).

Священномученик Никита

Епископ Никита (Прибытков)_fond.ru

Священномученик Никита, в миру – Прибытков Николай Григорьевич, был уроженцем Алтая, он родился в селе Елбашки Бийского округа Томской губернии, в традиционной православной семье. Отец его был пономарем. По-видимому, в семье были еще священники. Так, в справочной книге Томской епархии за 1911 год значатся три священника Прибытковых: Василий, Семен и Михаил Григорьевичи. Вполне вероятно, что это братья священномученика Никиты. Там же назван и священник Николай Николаевич Прибытков 1882 года рождения. Скорее всего, это его сын.

В анкете, заполненной в 1932 году в Барнаульской тюрьме со слов епископа Никиты, сказано, что он «вдов, братья и дети все умерли». Возможно, владыка и в самом деле был одинок к началу 30-х годов. Однако не исключено, что он не назвал родных по простой причине – желая спасти их от ареста.

Дореволюционная биография священномученика Никиты известна лишь в общих чертах. Он окончил духовное училище в Барнауле, потом семинарию. С 1884 года служил диаконом, с 1888 года – иереем.

Иерей Николай Прибытков принимал активное участие в общественной жизни своего края, с 1896 года состоял сотрудником Попечительства о бедных духовного звания, в 1899-1918 гг был действительным членом Алтайского православного миссионерского общества.

С 1910 года отец Николай служил в Бийском Тихвинском женском монастыре. В 1912 году он пережил смерть супруги… Как большинство вдовых священников тех лет, он принял монашество (1918). В 1920 году стал игуменом, в 1921 (22?) – архимандритом.

Во время обновленческого раскола отец Николай заявил о себе как об убежденном «тихоновце». В 1924 году Святейшим Патриархом Тихоном он был рукоположен во епископа и стал фактическим главой всех «тихоновских» приходов на Алтае. Противостояние обновленцам было непростым – лишь к 1927 году епископу Никите удалось восстановить единство епархии и зарегистрировать епархиальное управление в Бийске.

«Руководство контрреволюционной организацией принимаю на себя»

В 1931 году епископ Никита бы арестован и этапирован из Бийска в Барнаульскую тюрьму. Одновременно чекисты арестовали еще 25 «активных церковников» из окрестных сел. В частности, вместе с епископом Никитой в Бийске были арестованы священники Иоанн Веселовский и Тихон Смородинов, а также секретарь владыки Никиты отец Иоанн Соколов, сын архиепископа Иннокентия. Арестованные вряд ли знали о существовании друг друга, но по ходу «следствия» их искусственно объединили в «контрреволюционную организацию церковников», во главе поставили Преосвященного Никиту…

В основу обвинительного заключения были положены бумаги, обнаруженные у владыки при обыске. Это был текст меморандума местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Нижегородского Сергия и ответа на него представителя Правительства Смидовича. В меморандуме митрополит Сергий изложил Правительству ряд просьб и предложений по поддержанию хотя бы мало-мальски сносных условий церковной жизни «тихоновцев»:

— не приравнивать духовенство к нетрудовому элементу;
— не закрывать детям духовенства доступ в школы и вузы;
— членов церковных советов не приравнивать к кулакам;
— при решении вопроса о закрытии храма принимать во внимание голос прихожан;
— разрешить открытие богословских курсов (обновленцы имели Духовные Академии);
— разрешить издание журнала при Патриархии;
— в новой Конституции не ухудшать положения верующих в СССР»…

Ответ Смидовича был туманным, хотя и давал какие-то надежды.

Чекисты объявили оба документа «контрреволюционными», поскольку они «не имеют официального характера и предназначены для возбуждения недовольства Советской властью у священнослужителей и верующих».

Также при обыске у епископа Никиты нашли список из 71 фамилии. Список не имел названия. Скорее всего, владыка заполнял его постепенно, день за днем. Чекисты разобрались, что это список лиц, взятых «по линии ОГПУ» и включили его в «дело», как еще одно доказательство недовольства епископа Советской властью.

Владыку допрашивали 8 раз. После изнурительных допросов он дал признательные показания и заявил, что руководил вымышленной чекистами к/р организацией церковников. «Хотя я и невиновен, — написал владыка в своем заявлении, — но руководство контрреволюционной организацией я принимаю на себя». Однако допросы не прекратились. 4 мая 1931года во время еще одного из допросов владыка Никита сказал: «Признание свое я мотивирую тем, чтобы скорее закончилось следствие».

13 июня 1931 года «Особая тройка» ПП ОГПУ по Запсибкраю вынесла обвинительное заключение по «делу епископа Никиты». Всего было осуждено 29 человек, из них один был приговорен к расстрелу, остальные к различным срокам заключения. Епископ Никита, в виду старческого возраста, был приговорен к 5 годам ссылки в Востсибкрай. Сослали его в Туруханский край.

Однако еще до окончания срока ссылки владыка подвергся новому аресту. В апреле 1932 года его этапом доставили в Новосибирскую тюрьму и там предъявили очередное обвинение. На этот раз «тройка» ОГПУ по Запсибкраю объявила его «инициатором и руководителем Алтайского филиала к/р повстанческой организации церковников». Владыка снова признал свою вину и взял на себя «руководство» вымышленной организацией…

Из 46 священнослужителей, проходивших с ним по делу, 24 были расстреляны, остальные были приговорены к различным срокам лагерей и ссылок. Епископ Никита, опять ввиду преклонного возраста, получил 5 лет ИТЛ и был направлен в Нарымский край. Однако в том же году Комиссия по разгрузке мест заключения, несмотря на противодействие ОГПУ, освободила его из лагеря по причине глубокой старости.

По освобождении, в декабре 1934 года владыка получил назначение в Центральную Россию, в Вятскую епархию, на вдовствующую с 1931 года Малмыжскую кафедру. Менее чем через год, в мае 1935 года он был переведен на новое место – стал епископом Белевским, викарием Тульской епархии.

«Подпольный монастырь»

Священномученик Никита (Прибытков), фото перед расстрелом_optina.ru

Последний арест владыки Никиты был связан с так называемым делом о «подпольном монастыре» в Туле.

Еще в 1922 году в городе Белеве под руководством епископа Игнатия (Садковского) и его брата иеромонаха Георгия была создана православная община. В ней состояли и монашествующие, и священнослужители, и миряне. Подобные полулегальные общины, тайные братства и подпольные монастыри существовали в разных епархиях Русской Православной Церкви еще со времен Гражданской войны. Они являли собой своеобразную реакцию церковного народа на прогрессирующее в народе безбожие. Количество их росло по мере усиления гонений.

Несмотря на неоднократные аресты организаторов и наставников, община епископа Игнатия в Туле продолжала существовать вплоть до 1937 года, объединяя сотни верующих людей из Белева и окрестностей. Сначала члены общины собирались при Спасо- Преображенской церкви бывшего мужского монастыря, затем при Стефановский (Богородицерождественской) церкви, а в середине 30-х годов, когда епископ Никита прибыл в Белев – при Казацкой (Никольской на Казацкой слободе) церкви.

77-летний епископ Никита, несмотря на преклонные годы, включился в жизнь общины, регулярно совершал в ней богослужения. Позже, во время допроса, на вопрос следователя, младшего лейтенанта Дадочкина о том, как часто проводились службы при Казацкой церкви, епископ Никита ответил: «Да, подтверждаю: службы в Казацкой церкви были ежедневными утром и вечером, так же как ранее в закрытых монастырях».

Накануне Нового года, 16 декабря 1937 года владыка был арестован, перевезен в Тульскую тюрьму и в третий раз объявлен главой местной «контрреволюционной организации церковников». Вместе с владыкой были арестованы еще 19 человек. Их разыскивали, они пытались скрыться в деревнях, обосноваться в г. Скопине у епископа Игнатия (после отбытия заключения он некоторое время был епископом Скопинским, викарием Рязанской епархии), но тщетно.

«Дело епископа Никиты»

Как гласит групповое дело епископа Никиты (Прибыткова) от 1937 года, владыка был обвинен в том, что он «является организатором и руководителем подпольного монастыря при Казацкой церкви Тихоновской ориентации, систематически давал установку монашескому элементу и духовенству о проведении к/р деятельности среди населения и распространении явно провокационных слухов о сошествии на землю антихриста, приближающейся войне и гибели существующего строя».

Икона преподобномученицы Августы (Защук)_fond.ru

Вместе с владыкой по делу проходили многочисленные монахи и монахини. В деле указаны мирские имена подследственных, свое монашеское имя сообщают только схиархимандрит Исаакий (Бобраков Иван Николаевич) – старец Оптиной Пустыни и схимонахиня Августа (Зощук Лидия Васильевна). Лидия Васильевна была первым директором музея «Оптина пустынь», созданного в скиту после закрытия монастыря; она приняла постриг от старца Анатолия (младшего) перед самой его кончиной и жила потом в Белеве. Матушку Августу обвинили в том, что она была игуменьей «подпольного монастыря».

Из 20 арестованных только один человек был мирянином – врач терапевт Субботин, который обвинялся в финансировании «контрреволюционной группы». В 1957 году, уже после смерти Сталина, по заявлению сына доктора Субботина было проведено расследование обстоятельств ареста его отца и других проходивших по «делу епископа Никиты». По горячим следам выяснилось, какими зверскими способами добывались показания у свидетелей и обвиняемых. 20 арестованных перенесли 14 суток допроса, причем им не давали не только спать, но и садиться. Если человек падал, его обливали холодной водой…

Псевдоследствие проводилось в ускоренном режиме. 30 декабря 1937 года «Особая Тройка» при УНКВД по Тульской области составила обвинительное заключение. Владыку и еще 18 проходивших с ним по делу представителей духовенства, а также врача Субботина, приговорили к высшей мере наказания – расстрелу.

3 января 1938 года в Тесницком лесу под Тулой приговор был приведен в исполнение.

Мартиролог

Они проходили по одному делу со священномучеником Никитой и были также расстреляны в Тесницком лесу:
• Схиархимандрит Исаакий (Бобраков Иван Николаевич) — старец Оптиной пустыни, 1865 года рождения, уроженец деревни Остров Мало- Архангельского района Орловской области. До ареста жил в г. Белеве.
• Священник Тимофеев Александр Иванович, 1870 года рождения, уроженец села Жуково Белевского района, где жил и служил.
• Священник Преображенский Михаил Николаевич, 1873 года рождения, уроженец села Новгородское Богородицкого района Тульской обл. До ареста жил в г. Белеве.
• Священник Георгиевский Иван Васильевич, 1884 г.р., уроженец г. Спас-Деменск Смоленской области, до ареста работал упаковщиком в Промкомбинате г. Белева.
• Священник Руднев Николай Сергеевич, 1892 г.р., уроженец села Даленино Заокского района Тульской обл. До ареста работал бухгалтером в Белевской артели инвалидов.
• Монах Вадим (Антонов Георгий Федорович), 1892 г.р. Уроженец дер. Красный Ключ Белевского района, до ареста проживал в Белеве.
• Послушник Ларин Григорий Алексеевич, 1886 г.р. Уроженец деревни Загудаевка Ульяновского района Средне — Волжского края. До ареста работал слесарем в Белевском промкомбинате.
• Схимонахиня Августа (Зощук Лидия Васильевна). 1871 г.р., уроженка г. С.- Петербурга, происходила из семьи дворян.
• Монахиня Рахиль (Жилина Матрена Александровна) 1879 г.р., уроженка дер. Башкатово Мценского района Орловский области.
• Монахиня Анфиса (Сысоева Александра Матвеевна), 1868 г.р., уроженка села Ивановское Арсеньевского района Тульской области.
• Монахиня Севастиана (Тарасова Мария Гавриловна), 1877 г.р., уроженка с. Казанское Ливенского уезда Курской области.
• Монахиня Аркадия (Проселкова Агриппина Матвеевна), 1870 г.р., уроженка дер. Костомарово Щекинского района Тульской области.
• Монахиня Макария (Сапрыкина Прасковья Афанасьевна) 1867 г.р., уроженка с. Теляжье Орловской области. Работала в артели «Красный производственник».
• Послушница Локтионова Мария Максимовна 1884 г.р., уроженка села Гнездилово Курской области.
• Послушница Проселкова Ольга Матвеевна 1870 г.р., уроженка села Костомарово Щекинского района Тульской области. Работала в артели «Красный производственник» швеей.
• Послушница Пятибратова Христина Яковлевна 1889 г.р., уроженка Полтавской области.
• Послушник Пятибратов Даниил Яковлевич 1884 г.р., уроженец деревни Твердохлебовка Харьковской области. Работал сторожем в Белевской МТС.
• Субботин Борис Алексеевич, 1874 г.р., уроженец Белева, судебно- медицинский эксперт Белевского и Арсеньевского районов, врач.
• Послушница Лесина Аграфена Ивановна 1897 г.р. Уроженка села Беляево Белевского района, до ареста работала швеей в артели «Красный производственник».

Имена священномучеников Белевских – епископа Игнатия (Садковского), епископа Никиты (Прибыткова), преподобномученицы Августы (Зощук) Оптинской и преподобномученика Исаакия (Бобракова) Оптинского старца, мучениц Марии (Локтионовой) и Аграфены (Лесиной) – ныне в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Часовня-храм новомучеников и исповедников Российских в Тесницком лесу, на месте расстрела епископа Никиты (Прибыткова)_sobory.ru

В память о пострадавших за веру в 2001 году на месте массовых расстрелов в Тесницком лесу под Тулой возведен храм-часовня новомучеников и исповедников Российских.

При подготовке текста использованы материалы официального сайта Тульской епархии (www.tulaeparhia.ru).

«Тесницкие лагеря» — небольшой лесной массив, расположенный примерно в двадцати километрах от Тулы, совсем недалеко от главной трассы, ведущей в Москву.

На исходе советской власти стали распространяться слухи, что Тесницкий лес связан с мрачными страницами сталинского периода репрессий. Тогда же стали появляться скупые свидетельства давних очевидцев, которые в советское время были связаны подпиской о неразглашении.

После 1991 г., когда был открыт доступ в архивы, подозрения о зловещем характере Тесницкого леса все-таки подтвердились. Теперь уже документально. Тесницкий лес находится примерно в 30-ти км от города и в километре от оживленной трассы. В братских могилах покоится более двух с половиной тысяч человек, расстрелянных в 1930-е годы – жители Тулы и Тульской области. Расстрелы и захоронения совершались в глубокой тайне. Прикрытием служили выстрелы тут же находящегося испытательного стрелкового полигона.

В Тесницком лесу пострадало множество священнослужителей, в том числе и монахи Оптиной пустыни во главе с последним настоятелем обители архимандритом Исаакием. Многие из убиенных здесь причислены ныне к лику святых. Среди них — ныне прославленные в лике святых: сщмч. Никита, епископ Тульский, протоиерей Петр ( настоятель храма 12 апостолов г. Тулы).

Лишь в конце 80-х годов и только под нажимом общественности по всей России начались поиски мест захоронений жертв сталинских репрессий. К этой работе в Тульской области подключились следователи областной прокуратуры, сотрудники УФСБ и активисты тульского «Мемориала»».

Сегодня доподлинно известно, что в Тесницких лесах были расстреляны за веру Христову тульские монахини Августа (Защук), Мария (Лактионова) и Агриппина (Лесина). В 2002 году определением Священного Синода Русской Православной церкви они были причислены к сонму новомучеников.

После открытия архивов, местная общественность и волонтеры принялись исследовать Тесницкий лес. Косвенным признаком для обнаружения схронных ям являлось то, что на месте больших человеческих захоронений характер почвы и растительности существенно отличается от обычного (из-за большого количества продуктов органического распада). Несколько из таких обнаруженных мест были вскрыты. Экспертиза установила фрагменты человеческих костей, черепов с характерными отверстиями в затылке. Гильз было совсем немного. Анализ показал, что при казнях использовалось оружие НКВД 30-х годов, в основном наганы.

Дальнейшие изыскания в архивах позволили установить, что сюда по преимуществу привозили уже мертвые тела, расстрелянные в других местах. Лишь некоторых расстреливали прямо здесь. Также были найдены некоторые фрагменты личных вещей, например, чьи-то очки. Никаких документов в захоронениях не было, поэтому точно идентифицировать останки сегодня невозможно.

Однако из следственных дел, добытых в архивах бывшего КГБ немногими настойчивыми родственниками, стали известны, по крайней мере, имена некоторых жертв. На 162 км шоссе Москва-Симферополь, в Тесницком лесу, в 1937 — 1939 годах были расстреляны и захоронены более двух тысяч безвинно пострадавших.

С 1991 года идет работа по сбору материала о тульских новомучениках. К сонму Новомучеников причислены три имени: епископ Тульский Онисим (Пылаев), епископ Белевский Никита (Прибытков), протоиерей Петр Павлушков.

Чин канонизации новых святых, пострадавших за веру Христову на Тульской земле в годы богоборчества, совершил 16 сентября 2001 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II за воскресной литургией в кафедральном Всехсвятском соборе Тулы.

В 2001 году на этом месте скорби заложена часовня с алтарем. Сегодня здесь действует маленький храм, в котором в редкие определенные дни в течение года совершаются богослужения. Рядом с часовней установлены поклонные кресты в память о людях, пострадавших на этом месте. Первоначально КГБ и прокуратура отрицали сам факт расстрелов на этом месте или же утверждали, что на этом месте производили казни немецкие оккупанты.

Внешне мемориал устроен очень скромно. Пожалуй, пока трудно назвать его окончательно устроенным. Нет указателя с главной дороги — не знающий просто проедет мимо. На самом мемориале стоит часовня, несколько разрозненных памятных крестов и табличек. Часовню из серого силикатного кирпича построил на свои средства один из местных депутатов Госдумы. В последние годы 16 сентября, в день памяти тульских святых, в часовне проводятся панихиды.

Источники информации не указаны