Тумбала тумбала тум балалайка

Напоминаю, что два наших ближайших концерта — завтра, в пятницу, в Киеве и в воскресенье в ЦДХ будут с редкой и любимой программой — «Шансон» — а точнее, плясовые (чаще) и задумчивые народные песни разных времен и народов.
По этому поводу вам очень интересный текст про одну из песен, которые мы будем исполнять.
Взяла
Митя Фарбер
Всё, что вы хотели знать о Тум-балалайке, но боялись спросить
…Если честно, то слова Тум-балалайки я выучил наизусть вместе с русским переводом и русской «поэтической» версией ещё года два с половиной назад, когда только начал изучать идиш. Каждый, услышав о моём занятии считал своим долгом подойти и спросить «Митя, а про что поётся в Тум-балалайке?» — так что выбора особенно и не было. Поскольку вопросы не прекращаются до сих пор, появилась идея раз и навсегда для будущих поколений зафиксировать сведения в веках.
— Это старинная еврейская народная песня
— Неправда. Первый раз она была опубликована лишь в 1940 году, в США, многие относят её окончательный вариант к творчеству Александра (Аби) Эльштейна — популярного польско-американского композитора тех времён.
Конечно, в народных вариантах эта песня тоже существовала и задолго до Эльштейна, но загадки были весьма разнообразны, например, «что выше дома? (колодец)», «кто проворней мыши?(кошка)» и т.д.
— На каком языке она написана?
— На еврейском. В российской литературе принят также термин «идиш», основанный на самоназвании.
— Что значит «Тум-балалайка»?
— Во-первых, слова «балалайкА» в идиш нет, а есть «балалайкЕ», а во-вторых, это переводится примерно как Zdob si zdub или Uhu-uhu — имитация звука попадания музыкального инструмента в голову не очень качественного исполнителя.
— Есть ли какие-либо стихотворные переводы на русский?
— Есть, и один из них приведён ниже, однако он, как и любой перевод, весьма бледен с сравнении с оригиналом.

Тум-балалайке. Канонический текст
Штейт а бохер ун эр трахт
Трахт ун трахт а ганце нахт
Вемен цу немен ун нит фаршемен
Вемен цу немен ун нит фаршемен?
Цузинг:
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайке
Тум-бала, тум-бала, тум-балала,
Тум-балалайке, шпил балалайке,
Тум-балалайке, фрейлех зол зайн!
Мэйдл, мэйдл, х’вил ба дир фрегн,
вос кон ваксн, ваксн он регн,
вос кон бренен ун нит ойфhерн,
вон кон бенкен, вейнен он трерн?
Наришер бохер, вос дарфсту фрегн
А штейн, кон ваксн, ваксн он регн,
Либе кон бренен ун нит ойфhерн,
А hарц кон бенкен, вейнен он трерн!
Тум-балалайка. Литературный перевод
Думает парень ночь напролёт
Ту ли девчонку в жёны берёт
Можно влюбиться и ошибиться
Ах, если б всю правду знать наперёд!
Припев:
Тумбала, тум-бала,тум-балалайке
Тум-бала, тум-бала, тум-балала,
Тум-балалайка, сердцу сыграй-ка
Пусть веселится вместе с тобой!
Слушай, девчонка, ты мне ответь:
Что может вечно, вечно гореть,
Что без дождя растёт и в мороз,
Что может плакать, плакать без слёз?
Парень, тебе я скажу не шутя:
Камень растёт без тепла и дождя,
Вечно гореть любви суждено,
Плакать без слёз может сердце одно!

А я добавлю: существует во многих вариантах и русская народная песня — про девку-семилетку. Так вот:

«По улице, по широкой» (святковский хоровод) с. Ивановское Калужская область
По улице, по улице,
По улице по широкой
И шла девка-семилетка
За ней гнался мальчишечка.
Постой девка, постой девка,
Семь загадок загадаю
А что ходит выше лесу?
А что режут, крови нету?
А что идет следу нету?
А что вьётся коло тыну?
Солнце ходит выше лесу
А хлеб режут крови нету
Время идет — следу нету
А хмель вьется коло тыну
КАК ПО ЛУГУ, ПО ЛУЖОЧКУ
Вечорочная, игровая (песня-загадка) Ульяновской области
Как по лугу, по лужочку,
По крутому бережочку,
Идет девка семилетка,
За ней парень бел-кудрявый,
Кричит девке семилетке,
— Дождись, девка семилетка,
Загану я три загадки,
Изволь же ты отгадать,
А что ростет без коренья,
А что цветет безо цвету,
А что шумит безо ветру,
— Ростет камень без коренья,
Цветет сосна безо цвету,
Шумит вода безо ветру.
Бігла, бігла маленька дiвчинка
Народна
Маленька дівчинка,
А за нею русалочка.
– Ой, послухай мене,
Мала панночко!
Загадаю тобі
Три загадочки.
Як вгадаєш –
До батька пущу,
Не вгадаєш –
До себе візьму.
Ой, що росте без кореня?
А що біжить без повода?
А що цвіте без цвіту?
Камінь росте без кореня.
Вода біжить без повода.
Папороть цвіте без цвіту.
Панночка загадочок
Не вгадала.
Русалочка панночку
Залоскотала.
Вот есть пример записи.
Загадки, признайте, какие-то странные. И отгадать их невозможно, не зная заранее ответа. Почему так? А вот объяснение. И это уже совсем другой разговор…
А вот старый пост в моем журнале — интересная переписка, состоявшаяся у меня в привате: про эту песню

LiveInternetLiveInternet

Исходное сообщение Нора_О

Группа «Тум Балалайка» из Чикаго
Еврейскую народную песенку «Тумбалалайка» я впервые услышала довольно давно. Кто-то из знакомых дал мне переписать магнитофонную пленку с записями песен в исполнении сестер Берри. Простенькая мелодия запомнилась. Было в ней что-то привлекательное, притягивающее. Уже тогда я знала, что она написана на идише, еврейском языке германской группы. На идише раньше говорили евреи в Западной Европе и в царской России. Но сейчас иврит вытесняет идиш. И только фольклор сохраняет его непередаваемый колорит.
Моя первая «Тумбалалайка» в исполнении сестер Берри

Раньше я, конечно, не знала содержания песенки. Было только понятно, что она не грустная. Но потом прочла довольно много вариантов перевода «Тумбалалайки» на русский язык. Текст вполне соответствует мелодии — наивная, простенькая, но вполне милая песенка. И по духу народная.
Тumbalalajka (на идише)
Štejt a bocher, štejt un tracht,
Tracht un tracht a ganze nacht:
Wemen zu nemen un nit faršemen?
Wemen zu nemen un nit faršemen?
Rf. Tumbala, tumbala, tumbalalajka,
Tumbala, tumbala, tumbalala…
Tum, balalajka, špil, balalajka,
Tum, balalajka, frejlech zol sajn!
Mejdl, mejdl, ch’vel baj dir fregn:
Wos ken vaksn, vaksn on regn?
Wos ken brenen, un nit ojfhern?
Un wos ken vejnen, vejnen on trern?
Rf.
Narišer bocher, wos darfstu fregn?
A štejn ken vaksn, vaksn on regn.
Libe ken brenen un nit ojfhern,
Un a harz ken vejnen, vejnen on trern.
Тумбалалайка (один из вариантов перевода)
Думает парень ночь напролёт
Ту ли девчонку в жёны берёт.
Можно влюбиться и ошибиться.
Ах, если б всю правду знать наперёд!
Тумбала, тумбала,тумбалалайка,
Тумбала, тумбала, тумбалала,
Тумбалалайка, сердцу сыграй-ка.
Пусть веселится вместе с тобой!
Слушай, девчонка, ты мне ответь:
Что может вечно, вечно гореть,
Что без дождя растёт и в мороз,
Что может плакать, плакать без слёз?
Тумбала, тумбала,тумбалалайка,
Тумбала, тумбала, тумбалала,
Тумбалалайка, сердцу сыграй-ка.
Пусть веселится вместе с тобой!
Парень, тебе я скажу не шутя:
Камень растёт без тепла и дождя,
Вечно гореть любви суждено,
Плакать без слёз может сердце одно!
טומםאלאלײַקא (иврит)
שטײטּּאּּםאָכּערּּשטּײטּּאוןּטראכּט
שטּײטּּאוןּטראכּטּּאּּפאנצּּנאכּט
װעמען צו נעמען און ניט פארשעמען
װעמען צו נעמען און ניט פארשעמען
מײדל , מײדל, כ׳װעל פא דיר פרעגװ
װאָסּ קּען װאקּסּן, װאקּסּן אָן רעגן
װאָסּ קּען םרענען און ניט אױפחערן
און װאָסּ קּען װױנען, װױנען אָן טרערן?
נארישער באָכּער, װאָסּ דארפסטו פרגן؟
א שטײן קען װאקסן, װאקסן אָן רעגן,
ליבע קּען םרענען און ניט אױפחערן,
און א חארץ קּען װױנען, װױנען אָן טרערן.
Привела вариант песни на иврите, потому что текст выглядит красиво. Как кружево… Конечно, я не понимаю, что здесь написано. Но интуитивно кажется, что чего-то не хватает.
Мне хотелось поместить в пост фотографии сестер Берри. Разыскала ролик с записью в их исполнении двух песен. «Тумбалалайка» записана второй, а первая — тоже милая песенка «Чирибим, чирибом».
Сестры Берри: «Chiribim, chiribom», «Tumbalalajka»
Общепринятый сейчас текст песни был опубликована в 1940 году в США. Многие относят окончательный вариант «Тумбалалайки» к творчеству Александра (Аби) Эльштейна — популярного в то время польско-американского композитора. Конечно, эта песня существовала задолго до Эльштейна, но загадки во втором куплете были более разнообразны. Например, «Что выше дома?», «Кто проворней мыши?» и т.д.
Название песни, несмотря на созвучие, никакого отношения к балалайке не имеет (что, собственно, не удивительно ). Прочла, что слово «тумбалалайка» имитирует удар музыкального инструмента по голове фальшивившего музыканта. Довольно своеобразно… Но, вообще-то, евреи — народ с природным чувством юмора. До сих пор не знаю, как правильно писать название песни: «Тумбалалайка», «Тум-балалайка» или «Тум балалайка». Встречала в довольно авторитетных местах все варианты. Учитывая происхождение названия, наверно, это особого значения не имеет. Кому как нравится…
«Тумбалалайка» в исполнении Ирины Розенфельд

«Тумбалалайку» исполняли клезмеры — еврейские музыканты. Они появились в 14-15 веках нашей эры. В силу исторических обстоятельств клезмеры испытали влияние фольклора немцев, украинцев, поляков и особенно румын. Мелодические обороты румынской народной музыки характерны для творчества клезмеров. В результате появилось своеобразное искусство исполнения. Клезмерам была присуща экспрессивная манера игры, неожиданные ускорения или замедления темпа, внезапные импровизированные вставки в мелодию, что повышает эмоциональное воздействие их музыки. Классический состав клезмерского ансамбля – скрипка, цимбалы, контрабас (или виолончель), а также кларнет. Изначально эти ансамбли были любительскими, играли на ярмарках, свадьбах и других еврейских праздниках для увеселения публики. Словом «клезмер» обозначают и сам стиль исполнения. Сегодня клезмер – это респектабельный и бурно развивающийся музыкальный жанр, стремительно завоевывающий популярность. «Тумбалалайка» исполняется именно в этом стиле.
Еще одна «Тумбалалайка» — Иосиф Кобзон и Хор Турецкого
Конечно, я не такой уж знаток фольклора. Привлекла меня «Тумбалалайка» по иной причине. Я обратила внимание, что эта наивная песенка стала в некотором роде олицетворением еврейства. Когда хотят что-то написать в стихах о евреях, часто вспоминают «Тумбалалайку». И, как правило, совсем в невеселом контексте. Собственно, в истории еврейского народа значительно больше трагических нот, чем радостных. И веселые народные песни — это скорее наперекор судьбе. Впервые с такой интерпретацией «Тумбалалайки» я столкнулась у Александра Галича в его «Балладе о вечном огне».

БАЛЛАДА О ВЕЧНОМ ОГНЕ
Александр Галич
Посвящается Льву Копелеву
…Мне рассказывали, что любимой мелодией лагерного начальства в Освенциме, мелодией, под которую отправляли на смерть очередную партию заключенных, была песенка «Тум-балалайка» , которую обычно исполнял оркестр заключенных.
…»Червоны маки на Монте-Кассино» — песня польского Сопротивления.

«Неизвестный», увенчанный славою бранной!
Удалец-молодец или горе-провидец?!
И склоняют колени под гром барабанный
Перед этой загадкою Главы Правительств!
Над немыми могилами — воплем! — надгробья…
Но порою надгробья — не суть, а подобья,
Но порой вы не боль, а тщеславье храните,
Золоченые буквы на черном граните!..
Все ли про то спето?
Все ли навек — с болью?
Слышишь, труба в гетто
Мертвых зовет к бою!
Пой же, труба, пой же,
Пой о моей Польше,
Пой о моей маме –
Там, в выгребной яме!..
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Рвется и плачет сердце мое!
А купцы приезжают в Познань,
Покупают меха и мыло…
Подождите, пока не поздно,
Не забудьте, как это было!
Как нас черным огнем косило
В той последней слепой атаке…
«Маки, маки на Монте-Кассино»,
Как мы падали в эти маки.
А на ярмарке — все красиво,
И шуршат то рубли, то марки…
«Маки, маки на Монте-Кассино»,
Ах, как вы почернели, маки!
Но зовет труба в рукопашный,
И приказывает — воюйте!
Пой же, пой нам о самой страшной,
Самой твердой в мире валюте!..
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Рвется и плачет сердце мое!
Помнишь, как шел ошалелый паяц
Перед шеренгой на Аппельплац,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
В газовой камере — мертвые в пляс…
А вот еще:
В мазурочке
То шагом, то ползком
Отправились два «урочки»
В поход за «языком»!
В мазурочке, в мазурочке,
Нафабрены усы,
Затикали в подсумочке
Трофейные часы!
Мы пьем, гуляем в Познани
Три ночи и три дня…
Ушел он неопознанный,
Засек патруль меня!
Ой, зори бирюзовые,
Закаты — анилин!
Пошли мои кирзовые
На город на Берлин!
Грома гремят басовые
На линии огня,
Идут мои кирзовые,
Да только без меня!..
Там, у речной излучины,
Зеленая кровать,
Где спит солдат обученный,
Обстрелянный, обученный
Стрелять и убивать!
Среди пути прохожего —
Последний мой постой,
Лишь нету, как положено,
Дощечки со звездой.
Ты не печалься, мама родная,
Ты спи спокойно почивай
Прости-прощай, разведка ротная,
Товарищ Сталин прощевай!
Ты не кручинься, мама родная,
Как говорят, судьба слепа,
И может статься, что народная
Не зарастет ко мне тропа…
А еще:
Где бродили по зоне каэры,
Где под снегом искали гнилые коренья,
Перед этой землей — никакие Премьеры,
Подтянувши штаны, не преклонят колени!
Над сибирской тайгою, над Камой, над Обью
Ни венков, ни знамен не положат к надгробью!
Лишь, как вечный огонь, как нетленная слава
Штабеля! Штабеля! Штабеля лесосплава!
Позже, друзья, позже
Кончим навек с болью
Пой же, труба, пой же!
Пой и зови к бою!
Медною всей плотью
Пой про мою Потьму!
Пой о моем брате –
Там, в Ледяной Пади!..
…Пой, труба, не чуди коленцами,
Пой, труба, чтобы сила крепла,
И чтоб встали мы, как в Освенциме —
Взявшись за руки среди пепла!
Ах, как зовет эта горькая медь
Встать, чтобы драться, встать, чтобы сметь!
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Песня, с которой шли мы на смерть!
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,

Рвется и плачет сердце мое!
31 декабря 1968 г. Дубна
КаЭРы — заключенные по 58 статье (контрреволюционеры).
Георгий Георгиевский: Когда-то, уже очень давно, на магнитофонной ленте я
услышал предисловие Александра Галича к одной своей песне: его польский
друг, побывавший в Освенциме, рассказывал, как лагерное начальство
заставляло оркестр из заключённых евреев провожать уходящих на смерть
лагерников весёлой песенкой «Тумбалалайка». А однажды этот оркестр
сыграл и спел вместо «Тумбалалайки» песню «Червоны маки», ставшую
гимном польского Сопротивления, и расплатился за эту инициативу жизнью.
На мелодию «Тумбалалайки» Галич написал 2 мощные песни о том времени,
о жизни и смерти вообще, о быстром забвении чужого горя. Мне же хотелось
сказать о ситуации, когда музыканты, сами обречённые погибнуть в скором
времени, провожают своих друзей, может быть, родных на уничтожение.
Тумбалалайка
Георгий Георгиевский
Посвящается Наталии Гайслер
И увидел Иаков во сне: вот, лестница стоит
на земле, а верх её касается неба; и вот
Ангелы Божии восходят и нисходят по ней.
Бытие, 28:12
Рахиль рыдает о детях своих
и не хочет утешиться…
Пророк Иеремия
По свидетельству очевидцев,
в Освенциме начальство заставляло оркестр
из заключённых евреев провожать уходящих на смерть
весёлой песенкой «Тумбалалайка».
Наша быль вам чудней, чем небыль.
Наша боль не тупее лезвий.
Нам Иакова лестница в небо –
из углей, чтоб резвее лезли!
На Аппельплаце возня у ворот –
к смерти готовый построен народ.
Бойкий мотив под безудержный плач
пьяный от горя выводит скрипач, –
дивно прекрасна от вечных погонь,
Лия, невеста, уходит в огонь!
Тум бала, тум бала, тум балалайка,
тум бала, тум бала, тум балала.
Тумбалалайка, пой балалайка:
«Мы на дрова, ну а песня жива!»
Путь короче по бездорожью.
Нет надёжней пилюль из ядов.
И штурмуем мы Царство Божье
из Треблинок и Бабьих яров!
«Лия! Не бойся, а веруй и знай:
скоро утешит Тебя Адонай!
Вырвавшись прочь из шеоловых мук,
примешь бессмертие из Его рук.
Я же здесь нелюдей угомоню,
чуть задержусь – и Тебя догоню!»
Тум бала, тум бала, тум балалайка…
тум бала, тум бала, тум балала.
Тумбалалайка, пой балалайка:
«Мы на дрова, ну а песня жива!»
Смысел мук восприимем трезво,
не противясь роскошной доле:
в нас сгорают с весёлым треском
все грехи всех в земной юдоли!
Вечен изгнания список примет,
Нынче всё то же, как тысячи лет:
по свету, слезы глотая и пыль,
вечно о детях рыдает Рахиль,
плачет и плачет, седая от бед,
и не утешится, ибо их нет.
Тум бала, тум бала, тум балалайка…
тум бала, тум бала, тум балала.
Тумбалалайка, пой балалайка:
«Мы на дрова, ну а песня жива!»
На золу, чтобы мёртвым ахнуть,
ну-ка, солнышко, ярче брызни!
Приложились мы к патриархам,
всласть насыщены этой жизнью!
Люди всё те же, куда их ни день:
печи в Освенциме жгут круглый день.
Да и в Треблинке дел невпроворот:
Корчака сжечь вместе с домом сирот!
Боли безгрешных алкает кумир.
Пепел сожжённых засыпал весь мир.
Тум бала, тум бала, тум балалайка…
тум бала, тум бала, тум балала.
Тумбалалайка, пой балалайка:
«Мы на дрова, ну а песня жива!»
От шатания нар под ними
рухнуть в пекло нацистским креслам!
Помним это, как Божье Имя,
этой памятью и воскреснем!
2003
У Антона Духовского в его «Тумбалалайке» описана другая страница истории
еврейского народа — исход в 20 веке. Тоже не очень-то радостный момент в
жизни людей. Ведь ехали, как правило, в неизвестность…
Тумбалалайка
Антон Духовской
Дальний Восток, Еврейская АО, г.Биробиджан
Ах, куда вы, евреи, куда вы
собираетесь в поздней ночи?
От убогих квартир и державы
в жилконтору сдаете ключи.
Вам не сладок тайги этой запах –
То ли век, то ли ветер жесток…
Уезжают евреи на Запад,
покидая свой Дальний Восток.
Если всё против вас – то скорее
поднимайтесь с насиженных гнезд.
Видно, правда, что участь евреев –
это участь блуждающих звезд.
Пусть Бира сопки синие лижет,
намывая прибрежный песок, —
Всё равно вы махнете на Ближний
и оставите Дальний Восток.
Пусть непросто порой расставаться –
но билеты зажаты в руке,
чтобы вырваться из резервации,
чья граница всегда на замке.
Чтобы к счастью быть каплю поближе –
всё приходится к черту бросать…
Мне вычеркивать больно из книжек
опустевшие их номера.
Скромный скарб в чемоданы ложится.
На прощание – пара минут…
Часто мачехи дом необжитый
лучше, чем материнский приют.
Даже солнце там ласковей греет…
Почему же порою в тоске
говорят на чужбине евреи
на российском родном языке?
В Тель-Авиве, в Нью-Йорке, в Париже
зазвучал ваш еврейский вальсок…
А Бира сопки синие лижет,
намывая прибрежный песок.
Смотрит вслед вам безмолвно держава.
А в державе сегодня – беда…
Ах, куда вы, евреи, куда вы?
Да и сам я сегодня – куда?..
Антон Духовской «Тумбалалайка»

Тумбалалайка
стихи Надежды Мальцевой
Исполняет Нателла Болтянская
Что же ты плачешь всю ночь за окном
Прошлого, ставшего темным пятном.
Там, где горит семисвечный шандал,
Что необычного ты увидал.
Тумбала, тумбала, тум-балабончик,
Русско-еврейский бубенчик в груди.
Кто бы ты ни был, клади-ка червончик
В кружку церковную и отойди.
Тумбала, тумбала, тум- ни бельмеса
Ты в береженом своем не поймешь.
Корни от бога, пыльца же от беса,
В чью же копилку опустится грош?
Тум-бишь, да где-бишь, в Твери-бишь, во Ржеве,
Въяве-бишь, вживе-бишь, вправе-бишь, влеве…
Плоть – лишь балласт, благодатное било,
Боль для души, что тебя оскопила.
Тумбала, тумбала, тум-боляченько,
Боле, чем надо нам боли пришлось.
Все мы прошли за ступенькой ступеньку
Тумбала — тамбуры песни насквозь.
Так ли, не так ли, не все ли равно ли,
Пусть уравняются лучшие доли
Между баллистами рая и ада
Там, после смерти, а нынче – не надо!
Это лишь морок, пустая блона,
Просто в крови наступает весна
Вдох – и вонзается в шею удавка,
Это не родинка, а бородавка.
Тумбала, разве не солоно брашно,
Тумбала или по-прежнему страшно
В мире, где мы никому не нужны,
Разве нельзя обойтись без страны,
Блеклых не слыша шагов по пятам,
Быть и бывать только там, только там,
Тумбелокаменный град белоризный,
Тот, что московской зовется отчизной.
Тумбала, тумбала, тум — лотерея,
Ветхий завет или новый завет.
Сможешь ли, крест на груди лицезрея,

Вытащить свой несчастливый билет.
Ноги омой и шагай-ка, шагай-ка.
Скрипочки, эй, прекратите нытье!
Тумбалалайка, шпиль, балалайка,
Сердце, разбитое сердце мое.

Тум-балалайка вся наша жизнь

56. Тум-балалайка вся наша жизнь: для умных проста, как скатерть-самобранка, для остальных – сплошные слезы.
Понятие: Все играют на балалайках.
Для русских балалайка исконно народный русский инструмент. Всего три струны: просто, дешево и сердито. И не видел я ни одного еврея с балалайкой в руках. Но есть у них о балалайке еврейская народная песня.
Другими словами, характером своим еврей на словах такой же простой, как русский, даже еще проще, поскольку старается показаться простым, а русский не старается: какой есть, такой и виден. Привлекательна своей мелодией еврейская народная песня «тум-балалайка». Её часто поют все, не только евреи. Слышал я её не один раз, но никогда не обращал внимания на слова. Такой характер у еврея: говорит много, а о чем говорит, это значения не имеет, поскольку магия в его разговоре такая, что завлекает самим разговором. Впервые я познакомился с литературным переводом песни сейчас. Первый куплет:
Тум-балалайка. Литературный перевод
Думает парень ночь напролёт
Ту ли девчонку в жёны берёт
Можно влюбиться и ошибиться
Ах, если б всю правду знать наперёд!
Будет ли русский думать ночь напролет, ту ли девчонку он в жены берет? Русский не думает, когда влюбляется. Влюбился – и сразу жениться ему подавай, независимо от того, сколько ему лет, может ли он содержать семью, какие у неё родители, есть ли перспектива, умная ли девчонка. Еврей парень расчетливый: ночь не спит, думает, не ошибся ли он, влюбившись. Во втором куплете он загадки загадывает, чтобы выяснить, умная ли девчонка: с умной женой он не пропадет:
Слушай, девчонка, ты мне ответь:
Что может вечно, вечно гореть,
Что без дождя растёт и в мороз,
Что может плакать, плакать без слёз?
Девчонка, по народной легенде, оказывается умной: какая еврейская жена когда-нибудь была глупой?! Если не хватает ума еврейке, то агрессии, необходимой для устройства в жизни силе, от Бога в ней больше в два раза, чем у остальных. Сарра была вначале просто Сарой. Но Бог вместе с добавкой ума Исааку буквой «а», добавил Сарре агрессии (двойным стало «р»).
Отвечает девчонка в третьем куплете так, что русский ничего не понял бы, то есть загадкой на загадку, и так замысловато, что вывод даже еврей может сделать такой, что не глупая девчонка:
Парень, тебе я скажу не шутя:
Камень растёт без тепла и дождя,
Вечно гореть любви суждено,
Плакать без слёз может сердце одно!
Русский подумал бы, что за глупость – камень растет? А еврей знает (абстрактно), что камень точно растет. О вечной любви можно лапшу на уши вешать русскому, еврей же знает, что это всё слова-слова, как во французской песне поется «пароле-пароле». Но слова нужны, поскольку из этих слов состоит вся красота внешней жизни. И если не будешь знать этой простой истины, то потом и сердце заплачет такими горючими слезами без слез, что наполнится ими всё нутро. Слезы из глаз хороши тем, что наружу выплескиваются, сердечные слезы остаются внутри и заставляют на стенку лезть или в петлю.
А вообще-то, как в припеве поется, вся жизнь эта муть (тум). И до того проста эта муть, что прямо как трехструнная балалайка, проще которой нет музыкального инструмента.
Припев:
Тумбала, тум-бала,тум-балалайке
Тум-бала, тум-бала, тум-балала,
Тум-балалайка, сердцу сыграй-ка
Пусть веселится вместе с тобой!
Смысл жизни, по еврейски, в том, чтобы, зная обо всех жизненных препонах, жить весело. Да не просто весело, а чтобы сердцу было хорошо, то есть глубоко хорошо. Так просто пескарей ловят мальчишки: заходят в воду, ногами поднимают песок со дна, и в этой мути глупый пескарь бросается на крючок. Замутить дело, есть такое выражение у современных бизнесменов. Кого они в этой мути обманули, об этом разговора нет. Главное, замутить так, чтобы прибыль была. Периодически сейчас (2019-05-08) банкротятся турфирмы: вначале работают, чтобы поверили им, честно, а потом, когда поверили, в момент наибольшего сбора авансов, закрываются. Всё просто, как дважды два. Так до сих пор работают строительные фирмы, собирая авансы с населения на долевое строительство квартир. Лишь сейчас, спустя десятилетия, о борьбе с ними вдруг задумалась Госдума. Так работают все дельцы в России, где за мошенничество не привлекают к ответу и награбленное разрешают вывозить за рубеж.