У Тихона

Мощи святителя Тихона

Глава из книги «“Несвятые святые” и другие рассказы»

Обретение мощей патриарха Тихона в Донском монастыре

Одной из загадок церковной жизни в советские времена была судьба мощей святого Патриарха Тихона, похороненного в 1925 году в Малом соборе московского Донского монастыря. В 1946 году на панихиде у его гробницы митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) с грустью произнес: «Мы молились сейчас только над могилой Святейшего. Тела его здесь нет».

Для подобной уверенности были все основания. То, что останки Патриарха Тихона могли быть уничтожены, никого не удивляло: если православные относились к почившему главе Русской Церкви как к святому, то ненависть к нему со стороны большевиков была исключительной даже на фоне остервенелого советского богоборчества. В списке врагов советской власти, опубликованном в одном из номеров газеты «Известия», Патриарх Тихон значился под номером один.

По слухам, в 1927 году, после закрытия Донского монастыря, власти, опасаясь, что мощи Патриарха станут предметом поклонения, извлекли его гроб из могилы и сожгли в крематории. По другим сведениям, останки Святейшего были тайно вывезены монахами и упокоены на Немецком кладбище в Лефортове. Сторонники третьей версии утверждали: понимая, что власти могут надругаться над останками Патриарха, монахи вскоре после погребения перезахоронили их где-то в некрополе Донского монастыря.

Эти предположения переросли в настоящую убежденность, когда в 1932 году предводитель поддерживаемых советской властью церковных раскольников‑обновленцев «митрополит» Александр Введенский вдруг появился перед своими почитателями в архиерейских одеждах, в которых москвичи сразу узнали драгоценные облачения, сшитые специально для Патриарха Тихона на знаменитой фабрике купцов братьев Оловянишниковых. В них же Патриарха Тихона и хоронили.

И все же надежда, что мощи любимого всей Церковью Патриарха однажды будут найдены, оставалась.

***

Когда стала возрождаться монашеская жизнь в Донском монастыре, одной из первых просьб, с которой немногочисленная тогда братия обители обратилась к своему настоятелю Патриарху Алексию II, было прошение о поисках мощей святителя Тихона. Святейший с радостью благословил нас на эти труды. Если бы мы тогда знали, с какими происшествиями это будет связано и как прекрасно все закончится!

Вскоре представилась удобная возможность. Начался ремонт в Малом соборе Донского монастыря. Храм закрыли на несколько месяцев, и в это время как раз бы и начать поиски… но под разными предлогами они откладывались, и вот ремонт был уже завершен. В храме возобновились службы, время оказалось упущенным. А если сказать честно, патриаршим благословением мы тогда легкомысленно и весьма глупо пренебрегли, ссылаясь на разные «причины и обстоятельства». За что и поплатились. Причем очень скоро. Хотя, как и всегда, Господь сами наши ошибки управил к общему вразумлению и к торжеству Своего верного святого новомученика Патриарха Тихона.

Был ноябрь 1991 года. Наместник, архимандрит Агафодор, закончив с ремонтом, отправился в служебную поездку и оставил меня в монастыре за старшего. Забот было не особенно много, если бы не досадный конфликт с какими-то странными людьми, свалившимися на наши головы. Они представлялись священниками и мирянами Русской Зарубежной Церкви, хотя никакого отношения к ней, как впоследствии выяснилось, не имели. Со скандалами и бесчинствами они во что бы то ни стало пытались устроить в монастыре свои богослужения без благословения Патриарха. Мы уговаривали, увещевали их как могли и наконец, поняв, что ничто не помогает, решительно выставили незваных гостей за ограду. Но те затаили злобу.

18 ноября отмечался день, когда в 1917 году на Поместном Соборе святителя Тихона избрали Патриархом Всероссийским (на него, одного из трех кандидатов, пал тогда жребий). Я прихворнул, но все же служил в тот день литургию, а потом и панихиду: это была еще и годовщина смерти отца Рафаила (Огородникова). Вообще 18 ноября — для меня какая-то необычайная дата. В 1988 году в этот день разбился отец Рафаил, а в 1993‑м умерла Валентина Павловна Коновалова, «московская купчиха», духовная дочь отца Иоанна. История, о которой я рассказываю, тоже произошла 18 ноября. Но это к слову.

На литургии я впервые в своей священнической жизни заготавливал запасные Святые Дары для причащения больных. Хотя по церковным правилам это делается в Великий Четверг, но накануне ночью ко мне приехал мой друг, скульптор Вячеслав Михайлович Клыков, с просьбой срочно причастить и соборовать заболевшего знакомого. Однако выяснилось, что в нашем храме запасных Святых Даров нет: их, оказывается, никогда здесь и не готовили.

Слава Богу, с приятелем Клыкова все обошлось благополучно. Ночью я соборовал его, а наутро больного причастил священник из другого храма. Чтобы больше подобного не случалось, я под руководством нашего старенького иеромонаха отца Даниила подготовил запасные Святые Дары и поставил их в специальном ковчеге на престоле.

После вечерней службы меня пришел навестить мой друг Зураб Чавчавадзе с банкой малинового варенья. Мы пили чай, когда позвонил дежурный и с тревогой сообщил, что к воротам подъехали несколько пожарных расчетов и их командир уверяет, что они срочно должны тушить у нас какой-то пожар.

— У нас что-то горит? — удивился я.

— Нет конечно! — успокоил меня дежурный. — Это у их командира, наверное, внутри горит…

Я все понял. Неподалеку от нас располагалась пожарная часть, руководство которой дружило с отцом Агафодором. Один из офицеров был большой любитель посидеть с батюшкой за столом, пофилософствовать о жизни. Однажды в период такого философско-алкогольного обострения он уже рвался в монастырь среди ночи. Теперь, видимо, история повторялась.

Я повесил трубку, но через минуту снова раздался звонок. Дежурный сообщал, что пожарные не унимаются. Это было уже чересчур. Пришлось нам с Зурабом одеваться, а мне еще и потеплее кутаться после малинового варенья, и идти разбираться.

— Что случилось? — крикнул я, чтобы было слышно за воротами.

— Пожар! У вас пожар! — донеслось оттуда.

— Может, что-то повеселее придумаете? – язвительно поинтересовался я.

— К нам поступил вызов! – не унимались с той стороны.

— Это какая-то ошибка, можете сами убедиться, — ответил я, все же приоткрывая ворота.

У монастырских стен действительно стояли две пожарные машины с полными расчетами. Несколько человек в блестящих касках вошли в монастырь. Они сами были в недоумении.

— Позвонила женщина, мы думали, от вас. Сказала: в Донском пожар, срочно выезжайте.

Чтобы окончательно убедиться, что произошло недоразумение, я предложил вместе пройтись по монастырю. Мы направились к центральной площади. Стояли уже поздние сумерки, но все было отчетливо видно. Обычные тишина и покой, ничто не вызывало тревоги.

— Вот видите, — улыбнувшись, обратился я к пожарным.

И в этот момент в окнах Малого собора Донского монастыря полыхнула яркая вспышка, раздался звон разбивающихся стекол и из оконных рам вырвалось оранжевое пламя с клубами черного дыма.

Пожарные бросились к своим машинам. А мы с Зурабом замерли разинув рты. Потом как сумасшедшие закричали:

— Пожар!!! Пожар!!! — И кинулись к храму.

Мимо нас с ревом промчались пожарные машины. Но храм уже полыхал вовсю. В оконных проемах бушевал огонь, дым мрачным клубящимся столбом поднимался в московское вечернее небо.

Не буду долго описывать эту страшную ночь. Только в третьем часу пожарные разрешили нам войти в храм. То, что предстало нашему взору, было поистине ужасно. Черные стены и потолок, обуглившиеся кивоты, иконы, все залито водой, нестерпимый запах гари…

Один из пожарных позвал меня за собой вглубь храма и по пути озвучил свои первые выводы о причине возгорания. Огонь возник, как он утверждал, прямо у надгробия Патриарха. Поскольку стены в храме были выкрашены горючей масляной краской, пламя распространилось моментально.

— А вот это действительно странно, — сказал пожарный, указывая на иконостас.

Деревянные тябла и иконы хотя и почернели от копоти, но даже не обуглились. Иконостас полностью сохранился. Я с замиранием сердца вошел в алтарь и увидел, что здесь тоже, кроме копоти, ничего затронуто не было. Когда я вернулся к офицеру, тот объяснил мне свое недоумение.

— Рядом с иконостасом все выжжено, а сам он почему-то цел. Он же деревянный, не из металла?

— Очень старое дерево.

— Как же он не сгорел? Удивительно…

Тут я вспомнил и сказал:

— А!.. Мы же утром поставили на престол Святые Дары!

— Поставили что?

Я попытался объяснить. Офицер вежливо выслушал и, откашлявшись, спросил:

— Вы всерьез считаете, что это имеет какое-то отношение к сохранности дерева от огня?

— Не знаю. Просто я говорю, что утром мы поставили на престол Святые Дары.

— М‑мм… Понятно, — недоверчиво протянул офицер. — Впрочем, такое случается иногда. Все вокруг горит, а какие-то предметы остаются. В нашем деле чего только не бывает.

В тот же день началось следствие. Оказалось, что очаг возгорания действительно возник у самой гробницы святителя Тихона. Окно здесь всегда держат приоткрытым, и, как предположили следователи, злоумышленник бросил в храм простейшую бомбу с зажигательной смесью. Стены, выкрашенные масляной краской, сразу занялись. При этом у преступника было достаточно времени, чтобы выйти из монастыря незамеченным, с последними посетителями.

Выяснились и обстоятельства, благодаря которым пожар так быстро обнаружился. Одна из наших прихожанок, живущая напротив Донского монастыря, имела обыкновение читать вечерние молитвы на балконе. Она-то и увидела вспышку в окне храма и сразу позвонила в пожарную часть.

Спустя день мы служили в сгоревшем соборе всенощную под память Архистратига Михаила. Хор пел «Хвалите имя Господне», я совершал праздничное каждение, а люди, стоя среди родных, почерневших от копоти стен и обгоревших до головешек кивотов, не могли сдержать слез. Переносить службу в другой монастырский храм мы не хотели: нельзя было допустить людей до мысли, что это тяжелое испытание — просто игра слепого случая и Господь не обратит наши смятение и скорбь в радость, в торжество веры и надежды на непостижимый для нас всеблагой Его Промысл. Именно об этом я и говорил в тот вечер в проповеди перед нашими прихожанами.

Надо было приступать к ремонту в храме. Меньше недели мы прослужили здесь после реставрации, и вот Господь снова предоставлял нам недавно упущенную возможность начать поиски мощей святителя Тихона.

Мы снова обратились к Святейшему, и он подтвердил свое благословение на раскопки, наказав лишь действовать аккуратно и осмотрительно. Мы понимали его тревогу. Кое-кто вообще уговаривал Патриарха не разрешать поиски, поскольку возможность обнаружения останков святителя весьма мала. А вот если распространится слух, что мощи Патриарха Тихона искали и не нашли, тогда, предупреждали осторожные советчики, проблем не оберешься: раскольники и недоброжелатели Церкви сразу пустят слух, что святитель Тихон сам не захотел пребывать своими мощами в патриаршей Церкви. Но, слава Богу, Патриарх Алексий твердо сказал: если мы обретем мощи, будет великий праздник; если же их там нет, мы ни от кого не станем этого скрывать.

Людей, совершивших поджог, так и не нашли. Братия монастыря и некоторые прихожане представляли себе, кто бы это мог быть, но даже как-то жалели их и в душе предали на милостивый суд Божий. Тем более что теперь, по прошествии времени, видно, насколько промыслительно было попущено это злодеяние. Именно в период второго, затянувшегося ремонта Малого собора Донского монастыря и были обретены мощи святителя.

Вечером в праздник Сретения Господня мы совершили молебен у гробницы Патриарха Тихона и приступили к раскопкам. Об этом знали немногие: Святейший Патриарх Алексий II, несколько монахов, два старца — архимандрит Кирилл из Свято-Троицкой Сергиевой лавры, архимандрит Иоанн из Псково‑Печерского монастыря и те, кого мы попросили нам помочь: Вячеслав Михайлович Клыков со своими подмастерьями и художник Алексей Валерьевич Артемьев. Руководил нами ученый-археолог Сергей Алексеевич Беляев. Раньше он принимал участие в обретении мощей преподобного Амвросия Оптинского, занимался раскопками в Дивееве и на Херсонесе.

Сначала сняли надгробие. Его мрамор после пожара стал почти коричневым. Углубившись сантиметров на тридцать, мы обнаружили массивную мраморную плиту с надписью: «Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея России». Именно таков был в начале двадцатого века титул русских Патриархов. Находка нас весьма воодушевила. Мы стали копать дальше и на глубине около метра увидели то, что искали, — каменный свод склепа. Взявшись за работу с утроенной энергией, к утру мы аккуратно расчистили весь склеп. Когда из свода удалось вынуть несколько камней, я просунул зажженную свечу в образовавшееся отверстие и заглянул внутрь. Склеп был пуст. Свет свечи выхватил лишь пыльные клоки старой паутины.

Когда я объявил об этом своим друзьям, все в изнеможении опустились на пол кто куда и, понурившись, сидели некоторое время молча. Потом один за другим бросились проверять: вдруг я ошибся, может, в обширном склепе остались хотя бы частицы мощей или щепки гроба, оброненные при вскрытии могилы Патриарха? Однако ничего-ничего не было… Оправдывались наши худшие опасения.

Немного придя в себя, мы решили хотя бы задокументировать размеры и состояние склепа. Но когда кто-то стал измерять его длину, прут длиной два метра неожиданно полностью ушел и вправо, и влево. То же произошло и с восьмиметровым прутом. Мы поспешили обследовать подземное сооружение и вскоре поняли, что обнаружили не склеп, а часть отопительной системы храма — каменных труб, расположенных под полом, по которым проходил горячий воздух от печи. На месте могилы Патриарха калорифер зачем-то значительно расширили, так что действительно образовывалось подобие склепа. Да и кладка здесь выглядела новой по сравнению с другими частями каменной подземной трубы. Возможно, это действительно был разоренный склеп. Но, может быть, могила располагалась намного глубже. А то, что мы обнаружили, представляло собой ложный склеп, устроенный, чтобы сбить с толку большевиков и навести их на мысль, что гроб с телом Патриарха уже изъят и где-то перезахоронен.

А тут еще отец Даниил привел одного старичка, который утверждал, что ему якобы доподлинно известно: святитель Тихон похоронен пятью метрами восточнее предполагаемой его гробницы. Мнения разделились, и наутро мы отправились к Святейшему — испрашивать благословения, как поступать дальше. Выяснив все подробности, Патриарх благословил продолжать поиски на том же месте.

Наконец, уже ближе к ночи, перед нами предстал настоящий склеп Патриарха. Сомнений в этом не было. Он являл собой мощное сооружение, покрытое огромной плитой, на наше счастье, оказавшейся не цельной, а состоящей из нескольких массивных каменных секций. Мы подняли одну из этих глыб. Я лег на живот и опустил свечу внутрь. Помню, меня сразу поразил аромат весенней свежести, исходящий из подземной усыпальницы. Все сгрудились вокруг. Передо мной был тонкой, изысканной резьбы дубовый гроб, описание которого я хорошо знал. На нем лежала мраморная табличка. При мерцании свечи я прочел: «Патриарх Московский и всея России Тихон».

Мы не верили своему счастью. Отец Агафодор сразу ушел звонить Патриарху Алексию. Было уже поздно, около полуночи, но в Патриархии только что закончилось заседание Священного Синода. Минут через двадцать Святейший был в Донском. К его приезду мы подняли остальные плиты над склепом и встречали Патриарха праздничным колокольным звоном. В полночь он звучал как на Пасху.

Трудно передать, какие чувства испытывали мы в ту ночь, стоя у открытой могилы святителя Тихона. Не верилось, что все закончено и мощи перед нами. Наверное, такое же чувство было у Патриарха Алексия. Но все же он сказал мне:

— Все-таки следует посмотреть, здесь ли мощи?

Я надел епитрахиль, потому что к мощам можно прикасаться только в священной одежде, и спустился в склеп. Поддев гвозди и приподняв резную крышку гроба, я с замиранием сердца вложил внутрь руку. Пальцы мои ощутили сначала ткань, потом плечо…

— Здесь!!! — закричал я что есть силы.

— Всё! Назад, назад! Закрывайте скорей! — услышал я сверху взволнованный голос Патриарха.

Это произошло 19 февраля, а спустя три дня в монастырь приехали Святейший Патриарх, члены Синода, духовники Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл и архимандрит Наум. Когда подняли обветшавшую крышку гроба с осыпающейся на глазах резьбой, перед нами предстали нетленные мощи святителя Тихона, покрытые бархатной патриаршей мантией.

Еще через несколько дней мы омыли святые мощи по древнему чину, облачили их в новые святительские одежды и уложили в специально изготовленную раку. На Патриархе были те самые знаменитые облачения, сделанные на фабрике Оловянишниковых. Мы потом еще долго ломали головы, каким образом эти же облачения оказались у лжемитрополита Введенского.

Перенесение мощей патриарха Тихона, или Благовещение в Донском монастыре. Фрагмент. Художник: Ф. Москвитин

Несмотря на то что в склепе была очень высокая влажность, тело Патриарха Тихона, пролежав в земле шестьдесят семь лет, сохранилось почти полностью. Примечательно, что одна из панагий — наперсных икон, символов архиерейской власти, покоившаяся на груди святителя Тихона, была сделана из кости мамонта, но полностью превратилась в прах. Остался только серебряный оклад. Нам тогда невольно вспомнилась строка из Псалтири: «Хранит Господь вся кости их». Хотя сохранились не только кости святого Патриарха, но и большая часть тела. А также великий патриарший параман, четки, монашеский параман, нательный крестик, драгоценная золотая панагия, подаренная, еще в бытность Патриарха архиепископом Ярославским духовенством и прихожанами этой епархии. Обнаружилась даже ветка вербы (святителя Тихона хоронили на Вербное воскресенье) и флакончик с благоухающим розовым маслом, которое возливали на тело Патриарха перед погребением.

***

Через некоторое время наш археолог Сергей Алексеевич Беляев все-таки докопался и до разгадки, почему на лжемитрополите Александре Введенском оказались патриаршие облачения. На фабрике Оловянишниковых их сделали не одно, а два. Теперь то из них, которое действительно принадлежало святителю Тихону, выставлено в музее московского Донского монастыря.

Антирелигиозная пропаганда в СССР. Патриарх Тихон

Добавил: Aleks

Тема: Религия

В течение всего 1917 года в России шли дискуссии о возобновлении в патриаршества в церковном управлении. Сразу после революции, в ноябре, в Храме Христа Спасителя было оглашено имя нового Патриарха. Им стал митрополит Тихон.
Политическая позиция нового Патриарха стала ясна с самого начала: в июле 1918 он публично осудил расстрел императора Николая II. Через некоторое время он провозгласит анафему большевикам.
С начала 20-х годов в стране начинается активная антицерковная кампания. Патриарха через день вызывают на Лубянку на допросы. Затем – арест и изоляция от внешнего мира.
За время содержания под стражей в России развивается движение «обновленцев». Стратегия понятна: нужно организовать раскол в церковной среде, и среда запустит механизм самоуничтожения. К концу 22-го года обновленцы заняли 20 из 30 тысяч действующих в России храмов.
В мае 23 года «Второй Поместный Всероссийский Собор», бывший, по своей сути, обновленческим, выносит решение о лишении Патриарха Тихона сана и монашества. Отныне он мирянин Василий Беллавин. Кроме того, Собор отменяет анафему советской власти, провозглашенную Патриархом.
Написав письмо об отмежевании от белогвардейского движения, воспринятое большевиками, как покаянное, Патриарх Тихон в июне того же года выходит на свободу. С амвона собора Донского монастыря он заявляет о возвращении к управлению Церковью Всея Руси и непризнании постановлений обновленцев. Раскол набирает силу.
Подсчитано, что за свою жизнь Патриарх Тихон совершил 777 литургий и около 400 вечерних богослужений – то есть, служил каждые 3-4 дня. Всякое богослужение Патриарха собирало огромное количество народа. Власть не могла не обеспокоиться растущей популярностью Тихона. Очередное совещание обновленцев заявляет: «Отныне бывший Патриарх Тихон – глава секты». Торжество обновленчества, по замыслу авторов раскола, должно было стать важной вехой антирелигиозной пропаганды. Однако количество народа на службах от этого не уменьшается.
В апреле 1925 Патриарх скончался. По официальной версии – от сердечной недостаточности. Вопрос об истинной причине смерти, как и о подлинности завещания Патриарха, ясен не до конца. Следующие 17 лет, до 1943 года, Русская Церковь остается без Патриарха.
Александр Достян

Образ и характеристика Тихона в пьесе «Гроза» Островского с цитатами

Тихон Кабанов один из главных персонажей данного произведения. Проживает в доме матери вместе с молодой женой. Образ и характеристика Тихона в пьесе «Гроза» полны противоречий. С одной стороны мужчина полностью подчинен матери, завися от нее и не смея ослушаться. С другой имеет собственное мнение, мысли, но отстаивать точку зрения не может в силу бесхарактерности и покорности обстоятельствам.

Тихон Кабанов – сын Кабанихи. Муж Катерины

Образ и характеристика

Имя Тихон исключительно подходит этому человеку. Тихон – тихоня. Замкнутый, нерешительный, Не слышно его, ни видно. Абсолютная амеба, не имеющая слова и мнения. Неудачник. Не сумевший реализовать себя ни как муж, ни как сын.

Мать полностью лишила сына возможности принимать решения самостоятельно, подчинив себе. Здоровый, немолодой мужик лишний раз рот боится раскрыть. Вдруг мамочка не одобрит и разгневается.

«Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!». «Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит». Типичный маменькин сынок.

Несчастный. Жизнь в доме, деля крышу с матерью, ежедневная мука.

«С этакой-то неволи, от какой хочешь, красавицы убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, а я все-таки мужчина, всю-то жизнь вот этак жить»

Бесхребетный. Не в силах защитить жену от нападок матери, мечтающей загнать Катерину в гроб. Жену Тихон любит, но ее страдания ему непонятны. Как помочь ей справится с душевными муками, поддержать супругу он не знает.

Дальние командировки, совместное распитие алкогольных напитков с соседом его отдушина. Хороший способ отвлечься от семейных проблем, накаленных отношений в доме. На время запоя Тихон забывал о матери и жене.

«Я как выехал, так загулял. Уж очень рад, что на волю-то вырвался. И всю дорогу пил, и в Москве все пил…»

Инфантилен. Собственная мать поставила на нем крест, как на мужчине и сыне. Он сродни безмолвной марионетке, постоянно кивающей головой в знак согласия. Боящийся отстоять свою точку зрения, пойти наперекор матери.

Мягкотелый. Не может вести разговор по-мужски. Не понимает, зачем применять силу и власть по отношению к жене.

«Зачем же ей бояться? С меня и того довольно, что она меня любит». Именно мягкость характера сыграла с ним злую шутку. Он не смог остановить и образумить Катерину, видя, что она увлеклась другим мужчиной. После ее покаяния Тихон не смог оградить жену от людских упреков. Даже измена не смогла встряхнуть мужчину. Он простил Катерину в душе и жил бы с ней дальше, но судьба распорядилась иначе.

Слабак. Проявление слабости видно в финальной сцене возле тела Катерины.

«Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!». В этом возгласе слышится явный протест против старых устоев и порядков, против насилия над человеком и ограничения свободы. Он бы ушел вслед за супругой, но решиться на такой отчаянный шаг никогда не сможет, слишком страшно что-то менять в жизни. Ему проще страдать, виня во всем мать.

Смелость. Первый раз в жизни Тихон смог бросить матери в лицо, что она сыграла финальный аккорд в судьбе Катерины. Он публично высказал все, что думает о ней. Это было смело. Удар достиг цели. Кабаниха никак не ожидала подобного выпада от сына. Видимо смерть жены смогла пробудить в нем скрытые душевные силы для открытого протеста.

Глупый. Тихон знает, что умом не блещет. Неоднократно признавался в этом окружающим. Зачем шевелить мозгами лишний раз, когда есть маменька.

«Пора бы уж вам, сударь, своим умом жить». «Нет, говорят, своего-то ума. И, значит, живи век чужим…».

Плаксивый. Любит жаловаться на жизнь горемычную. Готов пустить нюни в разговоре, словно маленький ребенок, желающий, чтобы его успокоили и приласкали.

«Что ты нюни-то распустил? Ну, какой же ты муж? Посмотри ты на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?»

Характер Тихона формировался за счет деспотичного влияния матери. Добрый по характеру, податливый, он мог быть счастлив в браке, живи они отдельно от свекрови. Кабаниха загнобила сына, лишив права слова, превратив мужчину в бесхребетное существо не способное ни на что.

Святитель ТИХОН, патриарх Московский (†1925)

Патриарх Ти́хон (в миру Василий Иванович Белавин) — епископ Православной Российской Церкви; с 21 ноября (4 декабря) 1917 года Патриарх Московский и всея России, первый после восстановления патриаршества в России. Канонизирован Русской Церковью в лике святителей Архиерейским собором Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года.

Детство и юность

Василий Иванович Белавин (будущий Патриарх Московский и всея Руси) родился 19 января 1865 года в селе Клин Торопецкого уезда Псковской губернии, в благочестивой семье священника с патриархальным укладом. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

В 9 лет Василий поступает в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, по окончании, покидает родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам, которые прозвали его «архиереем». Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. И новое уважительное прозвище — «Патриарх», полученное им от академических друзей и оказавшееся провидческим, говорит об образе его жизни в то время. В 1888 году закончив академию 23-летним кандидатом богословия, он возвращается в Псков и 3 года преподает в родной семинарии.

Принятие монашества

В 26 лет, после серьезных раздумий, он делает первый свой шаг за Господом на крест, преклонив волю под три высоких монашеских обета — девства, нищеты и послушания.

14 декабря 1891 года он принимает постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и вскоре — в иеромонаха.

Холмско-Варшавская епархия

В 1892 году о. Тихона переводят инспектором в Холмскую Духовную семинарию, где скоро он становится ректором в сане архимандрита. А 19 октября 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония его во епископа Люблинского с назначением викарием Холмско-Варшавской епархии. Только год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы окружали святителя всю его жизнь.

Служение в Америке

В 1898 г., 14 сентября, владыка Тихон был направлен для несения ответственного служения за океан, в далекую Американскую епархию в сане епископа Алеутского и Североамериканского.

Кафедральный собор во имя святителя и чудотворца Николая в Нью-Йорке

Находясь на этой должности, он воздвигнул новые храмы, и среди них ― кафедральный собор во имя святителя и чудотворца Николая в Нью-Йорке, куда и перенес из Сан-Франциско кафедру Американской епархии, организовал Миннеаполисскую духовную семинарию для будущих пастырей, приходские школы и приюты для детей. В течение 7 лет епископ Тихон мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь. Его паства в Америке возросла до 400 000 чел.: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.

Филлип Москвитин. Прощание с Америкой святителя Тихона

19 мая 1905 года епископ Тихон был возведен в сан архиепископа. В Америке, как и в предыдущих местах службы, архиепископ Тихон снискал себе всеобщую любовь и преданность. Он очень много потрудился на ниве Божией. Паства и пастыри неизменно любили своего архипастыря и глубоко чтили. Американцы избрали архиепископа Тихона почетным гражданином Соединенных Штатов.

Ярославская епархия

В 1907 году он был назначен на Ярославскую кафедру, которую возглавлял на протяжении 7 лет. Одним из первых распо­ряжений по епархии архипастыря было категорическое запрещение духовенству при личных к нему обращениях класть вошедшие в обычай земные поклоны. В Ярославле святитель быстро приобрел любовь своей паствы, оце­нившей его светлую душу и теплую заботу о всех своих пасомых. Все полюбили доступного, разумного архипастыря, охотно откликавшегося на все приглашения служить в многочисленных храмах Ярославля, в его древних монастырях и при­ходских церквах обширной епархии. Часто посещал он церкви и без всякой пышности ходил пешком, что в ту пору было необычайным делом для русских архиереев. Святитель Тихон верхом на лошади, пешком или на лодке добирался в глухие села, посещал монастыри и уездные города, приводил церковную жизнь в состояние духовной сплоченности. В посещении церквей вникал во все подробности церковной обстановки, под­нимался иногда на колокольню, к удивлению батюшек, непривычных к такой простоте архиереев. Но это удавление скоро сменялось искренней любовью к архипастырю, разговаривавшему с подчиненными просто, без всякого следа начальственного тона. Даже замечания обыкновенно делались добродушно, иногда с шуткой, которая еще более заставляла виновного ста­раться устранить неисправность.

Литовская кафедра. Первая мировая война.

С 1914 года по 1917 год он управляет Виленской и Литовской кафедрой. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

Москва. Февральская революция

Для преосвященного владыки Тихона, верного своему архиерейскому долгу, интересы Церкви всегда были дороже всего. Он противился любым пося­га­тельствам государства на Церковь. Это, конечно, влияло на отношение к нему правительства. Именно поэтому он довольно редко вызывался в столицу для при­сутствия в Святейшем Синоде. Когда же произошла февральская революция и был сформирован новый Синод, архиепископа Тихона пригласили в число его членов. 21 июня 1917 года Московский епархиальный съезд духовенства и мирян избрал его, как ревностного и просвещенного архипастыря, широко известного даже за пределами своей страны, своим правящим архиереем.

Незадолго до своей кончины, в 1908 г. в Петербурге, святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом.

Поместный Собор 1917 года

15 августа 1917 года в Москве открылся Поместный Собор, и архиепископ Мос­ковский Тихон был удостоен сана митрополита, а затем был избран пред­седате­лем Собора.

Патриаршество

В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».

На Соборе все тревожились о судьбе московских святынь, подвергавшихся обстрелу во время революционных событий. И вот, первым спешит в Кремль, как только доступ туда оказался возможным, митрополит Тихон во главе неболь­шой группы членов Собора. Как волновались чле­ны Собора из опасения за его судьбу: некоторые из спутников мит­рополита вернулись с полпути и рассказали о том, что они видели, но все свидетельствова­ли, что митрополит шел совершенно спокойно и побывал везде, где было нужно. Высота его духа была тогда для всех очевидна.

Вступление Святейшего Тихона на патриарший престол свершилось в самый разгар революции. Государство не просто отделилось от Церкви — оно восстало против Бога и Его Церкви.

Время было такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за своим Божественным Учителем до конца.

Патриарх не уклонялся от прямых обличений, направленных против го­нений на Церковь, против террора и жестокости, против отдельных безумцев, которым он провозглашает даже анафему в надежде разбудить этим грозным словом их совесть. Каждое послание патриарха Тихона, можно сказать, дышит упованием на то, что и в среде богоборцев возможно еще покаяние — и к ним обращает он слова обличения и увещания. Описывая в послании от 19 января 1918 года гонения, воздвигнутые на истину Христову, и зверские избиения ни в чем неповинных людей без всякого суда, с попиранием всякого права и законности, патриарх говорил: «Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с гроз­ным словом обличения. Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей, загробной, и страшному проклятию потомства в жизни настоящей, земной».

Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Когда под предлогом помощи голодающим была предпринята попытка разгрома Церкви, Патриарх Тихон, благословив жертвовать церковные ценности, выступил против посягательств на святыни и народное достояние.

Неизмеримо тяжел был его крест. Руководить Церковью ему пришлось среди всеобщей церковной разрухи, без вспомогательных органов управления, в обста­новке внутренних расколов и потрясений, вызванных всевозможными «живо­цер­ковниками», «обновленцами», «автокефалистами». «Тяжелое время пережи­вает наша Церковь», — писал в июле 1923 года Святейший.
Сам же Святейший Тихон был настолько скромен и чужд внешнего блеска, что очень многие при его избрании патриархом сомневались, справится ли он со своими великими задачами.

Но его безукоризненная жизнь была примером для всех. Нельзя без волнения читать призыв к покаянию патриарха, обращенный им к народу перед Успенским по­стом: «Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета… Где же причина?.. Вопросите вашу православную со­весть… Грех — вот корень болезни… Грех растлил нашу землю… Грех, тяжкий, нераскаянный грех вызвал сатану из бездны… О, кто даст очам нашим источники слез!.. Где ты, некогда могучий и державный русский народ?.. Неужели ты не возродишься духовно?.. Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смо­ковницу? О, да не будет сего! Плачьте же, дорогие братьи и ча­да, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего отечест­ва, пока оно не погибло да конца. Плачьте о самих себе и тех, кто по ожесто­чению сердца не имеет благодати слез».

Допросы и арест

Большевики в Успенском соборе Кремля. 1918 г.

На основании циркуляра Комиссариата Юстиции от 25 августа 1920 года власти на местах «проводили полную ликвидацию мощей». За полгода было вскрыто около 38 гробниц. Мощи подвергались поруганию. Патриарх
Тихон обращается к В.Ленину: «Вскрытие мощей нас обязывает стать на защиту поругаемой святыни и отчески вещать народ: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам».

Дело на патриарха Тихона

Сначала его начинают вызывать на многочисленные допросы по делу об изъятии церковных ценностей в качестве главного свидетеля. Патриарха Тихона обвиняли в преступлениях, за которые предусматривалась высшая мера наказания. Вот описание очевидца допроса патриарха и поведения обвиняемых и слушате­лей: «Когда в дверях зала показалась величавая фигура в черном облачении, сопро­вождаемая двумя конвойными, все невольно встали… все головы низко склони­лись в глубоком почтительном поклоне. Святейший Патриарх спокойно-велича­во осенил крестом подсудимых и, повернувшись к судьям, прямой, вели­чествен­но-строгий, опершись на посох, стал ждать допроса».

Арест патриарха Тихона

В результате он был арестован и с 16 мая 1922 года по июнь 1923 года находился в заточении в Донском монастыре в одной из квартир маленького двухэтажного дома рядом с северными воротами. Теперь он находился под строжайшей охраной, ему запрещалось совершать богослужение. Только раз в сутки его выпускали на прогулку на огороженную площадку над воротами, напоминавшую большой балкон. Посещения не допускались. Патриаршая почта перехватывалась и изымалась.

В апреле 1923 г. на заседании Политбюро ЦК РКП(б) было принято секретное постановление, по которому Трибунал должен был вынести святителю Тихону смертный приговор.

В это время Патриарх Тихон обладал уже всемирным авторитетом. Весь мир следил с особенным беспокойством за ходом судебного процесса, мировая печать была полна возмущениями по поводу привлечения Патриарха Тихона к суду. И позиция власти изменилась: вместо вынесения смертного приговора Патриарх был «лишен сана» обновленцами, после чего власти начали усиленно добиваться от него покаяния. Не имея достоверной информации о положении Церкви, Патриарх должен был получить из газет представление о том, что Церковь гибнет…Патриарху Тихону было предложено освобождение из-под ареста при условии публичного «покаяния», и он решил пожертвовать своим авторитетом ради облегчения положения Церкви.

Журнал Красная деревня, 1923 год, публикация о патриархе Тихоне

16 июня 1923 г. Патриарх Тихон подписал известное «покаянное» заявление в Верховный Суд РСФСР, запомнившееся словами: «… я отныне советской власти не враг». Таким образом, расстрел Патриарха не состоялся, но в застенках Лубянки было получено «покаянное» заявление Патриарха Тихона.

Но любовь народная к Патриарху Тихону не только не поколебалась в связи с его «покаянным» заявлением, но стала еще больше. Власти не сломили святителя и были вынуждены выпустить его, однако стали следить за каждым его шагом.

Обновленцы

На долю патриарха Тихона выпало возглавление Русской Православной Церкви во время ее перехода к новой, самостоятельной жизни, в условиях но­вого госу­дарственного строя. Этот переход, сопровождавшийся открытым столкновением двух противоположных мировоззрений (религиозного и атеисти­ческого), был крайне тяжелым и болезненным.

В годы Гражданской войны в среде духовенства произошло расслоение: появились обновленческие группировки, призывавшие к революции в Церкви. Патриарх подчеркивал недопустимость богослужебных нововведений. Но в результате усиленной работы ГПУ был подготовлен обновленческий раскол. 12 мая 1922 г. к Патриарху Тихону, находившемуся под домашним арестом на Троицком подворье, явились три священника, лидеры так называемой «Инициативной группы прогрессивного духовенства». Они обвинили Патриарха в том, что его линия управления Церковью стала причиной вынесения смертных приговоров и потребовали от Святителя Тихона оставить патриарший престол.

Обновленческий раскол развивался по плану, согласованному с ВЧК, и быстро втянул все неустойчивые элементы, которые были в Церкви. В короткое время по всей России всем архиереям и даже всем священникам поступили требования от местных властей, от ЧК, чтобы они подчинились ВЦУ. Сопротивление этим рекомендациям расценивалось как сотрудничество с контрреволюцией. Патриарх Тихон был объявлен контрреволюционером, белогвардейцем, и Церковь, которая осталась ему верна, была названа «тихоновщиной».

Обновленцы

Во всех газетах того времени ежедневно печатаются большие погромные статьи, которые обличают Патриарха Тихона в «контрреволюционной деятельности», а «тихоновцев» во всяких преступлениях.

В мае 1923 года обновленцы проводят «лжесобор» под названием «Второй Поместный Собор Русской Церкви», на котором лишают патриарха Тихона монашеского достоинства и Первосвятительского сана. Главари «Собора» Крас­ницкий и Введен­ский собрали для совещания епископов, и когда начались многочисленные возражения против предложенной резолюции о низложении патриарха, Красницкий совершенно открыто заявил: «Кто сейчас же не подпишет этой резолюции, не выйдет из этой комнаты никуда, кроме как прямо в тюрьму». Половина архиереев принимает обновленчество.

Глава обновленцев митрополит Александр Введенский

В пол­ной уверенности, что теперь патриарх и политически, и церковно умер для народа, власти объявили ему, что он свободен в области церковной жизни предпринимать, что сочтет нужным. Однако Советская власть, как безбожная, не учла одного и решитель­ного фактора в церковной жизни — того, что Дух Божий правит Церковью. Слу­чилось совсем не то, что ожидалось по чисто человеческим расчетам.

«Покаянное» заявление патриарха, напечатанное в советских газетах, не про­из­вело на верующий народ ни малейшего впечатления. «Собор» же 1923 года не имел для него никакого авторитета; плохо разбираясь в кано­ни­ческих тонкостях, простой народ, однако, интуитивно почувствовал всю фальшь его постановлений. Подавляющая масса православных людей открыто приняла освобожденного патриарха как своего единственного законного главу, и патри­арх предстал пред глазами властей в полном ореоле фактического духовного вождя верующих народных масс.

Выход на свободу Святейшего принес огромную пользу Церкви, восстановив и утвердив в ней законное церковное управление.

После освобождения из заточения патриарх проживал не в Троицком подворье, а в Донском монастыре, к нему со всех концов России приезжали разные лица и в его при­­ем­ной можно было увидеть епископов, священников и мирян: одни приезжали по делам церковным, другие — за получением патриаршего благословения и за утешением в горе. Доступ к нему был свободным, и келейник его лишь спрашивал посетителей о цели прихода. Патриарх помещался в трех комнатах, первая из коих в указанные часы служила приемной. Обстановка патриарших покоев поражала своей простотой, а беседа с ним, по словам ви­девших его, производила сильное впечат­ление. Святейший находил всегда несколько слов для каждого, даже приходяще­го только за благословением.

Покушения на убийство

Враги Православной Церкви ненавидели ее главу, Свя­тейшего Тихона. Он был истинным избранником Божиим и на нем оправдались слова Христа: «Поносят вам и ижденут, и рекут всяк зол глагол, на вы лжуще Мене ради» (Мф. 5:11).

Мало того — враги Церкви покушались на жизнь Святейшего Патриарха.
Первое покушение было 12 июня 1919 года, второе — 9 декабря 1923 года. При втором покушении несколько преступников ворвались в комнаты патриар­ха и убили первым вышедшего на шум его келейника Якова Полозова.

Яков Сергеевич Полозов, келейник Патриарха Тихона. Убит 9.12.1923г.

Несмотря на гонения, святитель Тихон продолжал принимать народ в Донском монастыре, где он уединенно жил, и люди шли нескончаемым потоком, приезжая часто издалека или пешком преодолевая тысячи верст.

Болезнь и кончина

Внешние и внутренние церковные потрясения, обновленческий раскол, непрестанные первосвятительские труды и заботы по устроению и уми­ротворению церковной жизни, бессонные ночи и тяжелые думы, более чем годичное заключение, злобная гнусная травля со стороны врагов, глухое непо­нимание и неумная критика со стороны подчас и православной среды подточило его когда-то крепкий организм. Начиная с 1924 года, Святейших Патриарх стал настолько сильно недомогать, что в день Рождества Христова написал свое завещание, в котором, указывает себе преемника по управлению Русской Цер­ковью. (В силу этого распоряжения Святейшего Тихона после его кончины патриаршие права и обязанности перешли к митрополиту Крутицкому Петру.)

Завещание патрирха Тихона

Усилившаяся болезнь — сердечная астма — вынудила Святейшего лечь в боль­ницу доктора Бакунина (Остоженка, дом 19). Однако, находясь там, пат­риарх Тихон регулярно выезжал по праздничным и воскресным дням для служения в храмах.

В воскресенье, 5 апреля, за два дня до своей кончины, Святейший Патриарх, несмотря на болезнь горла, выехал служить литургию в церковь Большого Воз­несения на Никитской. Это была его последняя служба, последняя литургия.

Кончина патриарха Тихона

Патриарх Тихон умер в день праздника Благовещения, во вторник, 25 марта/7 апреля 1925 года.

Примечательно, что в больнице, где нахо­дился перед кончиной патриарх Тихон, не было иконы. Он попросил принести икону, не указав, какую именно, его просьбу исполнили — из Зачатьевского монастыря принесли икону Благовещения Пресвятой Богородицы.

Перед похоронами Патриарх Тихон был перевезен в Донской монастырь. На похороны его съехались почти все епископы Русской Церкви, их было около шестидесяти. Прощание с Патриархом было открытое. Невиданные толпы людей шли прощаться с ним день и ночь. Останавливаться у гроба было нельзя, по подсчетам мимо гроба прошло около миллиона человек. Не только весь Донской монастырь, но и все окружающие улицы были полностью запружены людьми.

Перенесение мощей патриарха Тихона или Благовещение в Донском монастыре

Прославление

Прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, произошло на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, и многие видят в этом Промысл Божий. «Дети, любите друг друга! — говорит в последней проповеди Апостол Иоанн. — Это заповедь Господня, если соблюдете ее, то и довольно».

В унисон звучат последние слова Патриарха Тихона: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Только на камени врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя ее, чистота подвига ее чад и служителей. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»
Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. Покоятся они в большом соборе Донского монастыря.

Рака с мощами патрирха Тихона в Донском монастыре

Источник: Храм Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Тропарь, глас 8-й:
В годину тяжкую Богом избранный в совершенной святости и любви Бога прославил еси, во смирении величие, в простоте и кротости силу Божию являя, положил душу за Церковь, за люди своя, исповедниче патриарше святе Тихоне, моли Христа Бога, Емуже сораспялся еси, и ныне спасти землю Русскую и паству Твою.

Кондак, глас 4-й:
Тихостию нрава украшен, кротость и милосердие кающимся являяй, во исповедании православныя веры и любве ко Господу тверд и непреклонен пребыл еси, святителю Христов Тихоне. Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия, яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Молитва святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси:
О, пастырю наш добрый, святый великий патриарше Тихоне, яко град горний ты явился еси — добрая дела твоя и доныне светятся пред человеки. Вемы, яко ты, предстоя престолу Пресвятыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах пред Господем. Воззри и ныне на нас, грешных и недостойных чад твоих, к тебе бо, яко имущему велие дерзновение пред Творцем всяческих, ныне припадаем и усердно молимся: умоли Господа, да подаст нам решимость стяжать благочестие отцев наших, его же ты стяжал еси от юности твоея. Ты в житии своем ревностный защититель и хранитель истинныя веры был еси, помози и нам незыблемо соблюсти веру православную. Тихая бо душа твоя зело преуспела в Божественном смиренномудрии, научи и нас разум наш питати не многомятежной мудростию человеческой, но смиренным познанием воли Божией. Ты пред лицом лютых врагов Христовых Ис­тинного Бога дерзновенно исповедал еси, молитвою своею укрепи нас, малодушных, да и мы всегда и всюду противостанем духу безбожия и льсти. Ей, угодниче Божий, не презри нас, молящихся тебе, ибо не токмо от бед и скорбей избавление просим, но силы и твердости, великодушия и любви просим, дабы переносить оные напасти, восстающия на ны. Испроси нам неослабное терпение даже до конца жития нашего, мир с Господом и грехов отпущение. Отче святый! Укроти в стране нашей ветры неверия и смуты, да водворит Господь на земле Российстей тишину и благочестие и любовь нелицемерную. Молитвами твоими да сохранит ю от междуусобныя брани, да укрепит Святую Церковь нашу Право­славную, да не оскудеет она истинными пастырями, добрыми делателями, право правящими слово евангельской Истины. Упаси и за­блуд­шие овцы стада Христова. Наипаче же моли Господа сил, да возродится Русская земля святым покаянием и единым сердцем и едиными усты прославит Дивнаго во святых Своих Бога, в Троице славимаго Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Русская Православная Церковь

Тихон, митрополит Псковский и Порховский (Шевкунов Георгий Александрович)

Дата рождения: 2 июля 1958 г.

Дата хиротонии: 24 октября 2015 г. Дата пострига: 1991 г. День ангела: 7 апреля

Страна: Россия Биография:

Родился 2 июля 1958 г. в Москве в семье служащих.

В 1982 г. окончил сценарный факультет Всесоюзного государственного института кинематографии по специальности «Литературная работа». В том же году поступил в Псково-Печерский монастырь трудником, затем послушником.

В августе 1986 г. митрополитом Волоколамским и Юрьевским Питиримом переведен в Издательский отдел Московского Патриархата, для работы по подготовке празднования тысячелетия Крещения Руси.

В июле 1991 г. в Донском ставропигиальном монастыре г. Москвы пострижен в монашество с именем Тихон в честь святителя Тихона, Патриарха Московского. В том же году Святейшим Патриархом Алексием II рукоположен во иеродиакона и во иеромонаха.

В 1993 г. назначен настоятелем московского подворья Псково-Печерского монастыря, которое расположилось в стенах бывшего Сретенского монастыря.

В 1995 г. возведен в сан игумена и назначен наместником Сретенского ставропигиального мужского монастыря.

В 1998 г. возведен в сан архимандрита.

В 1999 г. назначен ректором Сретенского высшего православного монастырского училища, преобразованного в дальнейшем в Сретенскую духовную семинарию.

С марта 2001 г. ― председатель монастырского хозяйства ― сельскохозяйственного производственного кооператива «Воскресение» в Михайловском р-не Рязанской обл.

В 2004 г. экстерном закончил Сретенскую духовную семинарию.

Решением Священного Синода от 31 марта 2009 г. (журнал № 29) назначен сопредседателем Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы.

Решением Священного Синода от 5 марта 2010 г. (журнал № 7) назначен ответственным секретарем Патриаршего совета по культуре.

Распоряжением Президента РФ Д.А. Медведева от 16 марта 2010 г. включен в состав Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству.

С 31 мая 2010 г. — руководитель Комиссии по взаимодействию Русской Православной Церкви с музейным сообществом.

С 22 марта 2011 г. — член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.

29 февраля 2012 г. Святейший Патриарх Кирилл совершил чин поставления архимандрита Тихона во игумена Сретенского монастыря и вручил ему игуменский посох.

Решением Священного Синода от 22 октября 2015 г. (журнал № 63) избран викарием Московской епархии с титулом «Егорьевский».

Наречен во епископа 23 октября 2015 г. в соборе Введения во храм Пресвятой Богородицы Оптиной пустыни. Хиротонисан 24 октября за Божественной литургией в Казанской Амвросиевской ставропигиальной женской пустыни в Шамордино. Богослужения возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

С октября 2015 г. по июль 2018 г. — управляющий Западным викариатством г. Москвы.

Решением Священного Синода от 15 июля 2016 г. (журнал № 57) назначен председателем Патриаршего совета по культуре.

Решением Священного Синода от 14 мая 2018 г. (журнал № 20) назначен Преосвященным Псковским и Порховским, главой Псковской митрополии, с сохранением должности председателя Патриаршего совета по культуре.

17 мая 2018 г. за Литургией в Храме Христа Спасителя в Москве Святейшим Патриархом Кириллом возведен в сан митрополита.

19 мая 2018 г. распоряжением Святейшего Патриарха Кирилла освобожден от обязанностей наместника Сретенского монастыря и ректора Сретенской духовной семинарии.

Решением Священного Синода от 14 июля 2018 г. (журнал № 64) назначен священноархимандритом и игуменом Успенского Псково-Печерского монастыря г. Печоры и священноархимандритом Благовещенского Никандровского монастыря с. Любовец Дубровенской волости Порховского района Псковской области.

***

Член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству. Председатель Общественного совета при Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка. Член Общественного совета при Министерстве культуры РФ (с июля 2012 г.).

Место работы: Комиссия по взаимодействию Русской Православной Церкви с музейным сообществом (Руководитель) Место работы: Церковно-общественный совет по защите от алкогольной угрозы (Сопредседатель) Место работы: Успенский Псково-Печерский мужской монастырь (Наместник) Епархия: Псковская епархия (Правящий архиерей) Место работы: Псковская митрополия (Глава митрополии) Место работы: Патриарший совет по культуре (Председатель) Научные труды, публикации:

Слово архимандрита Тихона (Шевкунова) при наречении во епископа Егорьевского.

Автор фильмов:

  • «Псково-Печерская обитель», получившего в ноябре 2007 г. на XII Международном фестивале православного кино и телепрограмм «Радонеж» (Ярославль) гран-при;
  • «Гибель империи. Византийский урок», получившего премию Российской киноакадемии «Золотой орел» за 2009 г.

Награды:

Церковные:

  • 2008 г. ― орден прп. Сергия Радонежского II ст.;
  • 2008 г. — орден св. равноап. кн. Владимира III ст. «во внимание к трудам в деле восстановления единства с Русской Зарубежной Церковью»;
  • 2010 г. — орден прп. Нестора Летописца (УПЦ);
  • 2017 г. ― орден св. блгв. кн. Даниила Московского I ст.;
  • 2019 г. — орден прп. Сергия Радонежского III ст.

Светские:

  • 2003 г. ― национальная премия им. П.А. Столыпина «Аграрная элита России» в номинации «Эффективный собственник земли» и особый знак «За духовное возрождение села»;
  • 2006 г. ― премия «Лучшие книги и издательства года» «за издание религиозной литературы»;
  • 2007 г. ― орден Дружбы «за заслуги в сохранении духовных и культурных традиций, большой вклад в развитие сельского хозяйства»;
  • 2008 г. ― премия «Лучшая книга года-2007»;
  • 2008 г. ― премия газеты «Известия» «Известность»;
  • лауреат национальной премии «Человек года» за 2008 и 2009 гг.

E-mail: info@pskov-eparhia.ru Web-сайт: http://pskov-eparhia.ru

Публикации на портале Патриархия.ru

Митрополит Псковский Тихон: В России проходит самая тихая и успешная антиалкогольная кампания — цифры впечатляют!

Интервью епископа Егорьевского Тихона «Российской газете»

Епископ Егорьевский Тихон: «Наша задача — сделать историю актуальной»

Епископ Егорьевский Тихон: Мы должны вместе сохранить Европу христианской

Стереотипы прошлые и нынешние

Архимандрит Тихон (Шевкунов): «Книга для меня — часть священнического дела»

Архимандрит Тихон (Шевкунов): О воле Божией, современных монастырях, роскоши и скуке

Архимандрит Тихон (Шевкунов): «Любая книга священника — это часть его дела, его пастырского послушания»