В церковь ходят на голодный желудок

Нужно ли приходить на Литургию натощак, даже если вы не причащаетесь?

Обычай приходить к Божественной литургии натощак восходит к глубокой древности – к первым векам христианства. Тогда верующие причащались Святых Христовых Таин на каждой Литургии. По сути, глубинным смыслом участия в Евхаристии как раз и является причащение каждого из нас Тела и Крови Христовых. Для того и служится это великое Таинство. Но, конечно же, для мирского и особенно семейного человека это почти невозможно в каждую Литургию. И все же нужно стремиться причащаться больше необходимого минимума (четыре раза в год – в великие посты), ведь Тело и Кровь Христовы имеют огромную силу. Они попаляют наши грехи и вселяют в нас жизнь, соединяют с Богом. Можно даже, наверное, сказать, что именно в Таинстве Причастия происходит возрождение и воскресение человека!

Обычай же ничего не кушать и не пить перед Божественной литургией все равно сохраняется, даже если вы не причащаетесь. Ведь в храме можно попить святой водички, съесть просфорочку или антидор. Эти святыньки также потребляются с определенной молитвой натощак.

Кроме того, опыт показывает, что довольно трудно молиться Богу с полным животом. Я даже знаю одного пономаря, который плотно поел перед всенощным бдением и едва смог дочитать на утрене шестопсалмие.

Но, конечно же, случаи в жизни могут быть разные. Есть определенные категории людей, которым необходимо поесть: язвенники, диабетики, беременные женщины и кормящие мамы. Бывают гипертонические кризы, когда с утра нужно выпить таблетку, чтобы дойти до храма на богослужение. Например, если такой человек хочет причаститься (а он неспособен натощак выстоять всю Литургию), то он может попросить священника, и батюшка перед службой его поисповедует и причастит запасными Дарами, а потом он уже может спокойно покушать и выстоять Литургию.

Но здесь также есть «скользкий» момент. Нужно учиться всматриваться в себя и понимать, когда ты действительно болен, а когда просто тешишь и нежишь себя любимого, прикрываясь лазейкой послабления.

Вообще же, даже если человек не причащается, то все равно желательно приходить на Божественную литургию натощак. Ведь в этом также есть лично ваша вполне посильная жертва Богу. Когда вы, как свечечка, и в духовном, и в телесном отношении, как полый сосуд, стоите пред Богом, не отягощенные ни земными мыслями, ни необходимостью в данный момент переваривать пищу. А благодать Святого Духа свободно беспрепятственно вливается в вас…

Святитель Иоанн Златоуст: Кто не причащается — не стойте нагло, уходите после чтения Евангелия

Можно ли ходить на Литургию, но не причащаться на ней? Вопрос не праздный.

Ещё десять лет назад большинство читающих этот текст удивлённо вскинули бы брови: ну конечно, можно! Странный вопрос… Мы же не для причастия только в церковь ходим.

Но вот отгремели в печати баталии между сторонниками «частого причащения» и любителями дореволюционного ежегодного «говения и приобщения», вышел эпохальный документ «Об участии верных в Евхаристии», поколение молодых священников потихоньку сменяет заслуженных «перестроечных» протоиереев, привыкших к другому — и перед христианами, всерьёз приходящими к Богу, возникает вопрос: как быть, если прекрасно знаешь, что Литургия — это единый священный порыв к соединению со Христом в Его Тайнах, но причащаться ты не готов (причины неготовности трогать здесь не будем).

И вот из глубины веков таким сомневающимся громогласно отвечает Иоанн Златоуст. Этот огненный епископ жил во времена, когда в недавно гонимую Церковь, вдруг ставшую «государственной», хлынули потоки маловерующих византийских граждан. Многие из них вроде и верили. А вроде и не верили. Как мы сейчас сказали бы, просто «крестик носили». Ситуация, в общем, чем-то похожа на наше дореволюционное время, но и на нынешнюю эпоху тоже. А потому весьма интересно, что же по поводу присутствия на Литургии непричащающихся говорил святой Иоанн.

А говорил он очень просто: кто не готовился, уходите сразу после первой части Литургии, вместе с оглашенными — с теми, кто только готовится ко крещению, и кому положено уходить после слов диакона «Оглашенные, изыдите!». Это, напомним, примерно после чтения Евангелия. И проповеди — она как раз должна быть тут, но в нынешней практике часто переносится на конец службы.

«Для чего взывает : «Изыдите те, которые не можете молиться Богу», а ты стоишь нагло? Если же ты не из кающихся, но из тех, кто имеет возможность причащаться, как же ты не заботишься, чтобы причаститься? Или ты не считаешь Причастие великим даром и пренебрегаешь им? Задумайся, прошу тебя! Здесь царская трапеза, ангелы служат на этой трапезе, Сам Царь здесь присутствует, а ты стоишь, как зевака».

Общий посыл вдохновенной проповеди прост: к Литургии надо относиться серьёзно. Если христианином назвался — будь им. А это значит: живи честно, стремись к Богу, старайся всегда помнить, что ты — член Церкви. Если так себя ведёшь — значит, тебе можно причащаться. А если можно — то причащайся постоянно, а не только по праздникам. Причащайся, испытывая себя, смиряясь, со страхом и трепетом. Но — причащайся!

Вот какой пример приводит Златоуст:

«Скажи мне, пожалуйста, если бы кто-нибудь был приглашён на трапезу, пошёл туда, помыл свои руки, сел и приготовился к трапезе, а затем не стал бы есть, разве он не оскорбил бы того, кто его пригласил? Не лучше ли было бы, если бы он не приходил вообще? Так и ты: пришёл на трапезу, пел с остальными песнопения, исповедовал, что ты достоин (поскольку не удалился вместе с недостойными), как ты можешь оставаться и не причащаться от этой Трапезы?»

А если называешь себя недостойным, и говоришь, что к Чаше тебе сегодня нельзя подходить, значит — покидай собрание после возгласа: «Оглашенные изыдите», и не дерзай оставаться дольше. «Всякий, не причащающийся Таин, стоит бесстыдно и нагло», — комментирует святитель наше поведение.

Выводы? Целью нашей должно стать изменение жизни, приближение её ко Христу, постоянная память о Нём, радость соединяться с Господом на воскресных литургиях, нежелание грешить и отдаляться от дружбы с Богом.

Что делать, если причащение за каждой Литургией пока что кажется нам недостижимым идеалом, и желания приобщаться на каждой службе у нас нет, и всю неделю мы о Боге почти не вспоминаем? Ни в коем случае не причащаться «насильно», потому что прочитали в интернете, и «так положено». Так и вправду положено, но всё это только для христиан, с покаянием, радостью и желанием идущих на службу.

Остальным что?

Во-первых, поставить цель постоянного причащения и каждодневной жизни с Богом. Во-вторых, предлагаем то самое упражнение: уходить после возгласа «Оглашенные, изыдите».

Зачем? Чтобы дать понять себе, чего лишаемся. Чтобы не самообманываться: мол, Литургию отстоял, ко кресту приложился, и с чистой совестью иду домой. Не с чистой! Уходи покаянно после Евангелия, и, глядишь, через пару недель душа сама запросит подготовиться и остаться на службе до конца, и причаститься.

Что, даже если праздник будет, с молебном и освящением яблок? Как же я уйду? Так и уходи — зато честно всё будет. Ну, можно подождать на лавочке у входа, и после окончания Литургии, когда радостно скажет батюшка «С миром изыдем» и врата закроются, войти в церковь и помолиться на молебне — очень хорошая вещь.

А если я так совсем разленюсь, и не буду ходить в итоге в храм? Значит, плохая идея была — можно, посоветовавшись с батюшкой, оставаться на Литургии до конца и не причащаться. Но, во всяком случае, скорбеть, что Чашу проносят мимо тебя. Отец Андрей Ткачёв, например, на вопрос, ходить ли на Литургию, если не причащаешься, отвечал, что, мол, время сейчас у нас такое трудное, что лучше ходить — хотя бы стоять и слушать для начала каждое воскресенье службу.

Поэтому, узнав об этой проповеди Златоуста, с рассуждением подойдём к тому, что в ней сказано. Слова очень важные и полезные, но как сделать так, чтобы на пользу они пошли нашей конкретно душе, тут поразмыслим. Помолимся святому Иоанну, попросим помощи. Он обязательно поможет, и жизнь наша потихоньку выправится, встанем мы на твёрдую почву и будем вместе карабкаться к Царствию Небесному.

Будем ещё ждать воскресного дня, как самого счастливого в неделе, будем бежать на Литургию вприпрыжку, и моменты страшной и прекрасной службы будут ещё для нас самым главным временем в жизни.

И тогда всё наше существование превратится в удивительное время радости о Боге, и Его присутствия у нас в сердце. Ей, гряди, Господи Иисусе!

Источник: У стен Церкви

Приглашаем Вас подписаться на рассылку портала «Православие в Татарстане». Православный календарь, Священное Писание, душеполезные публикации, новости, уведомления о предстоящих церковных событиях и паломнических поездках — всю эту полезную информацию Вы можете получать удобным способом на свой мобильный телефон по WhatsApp. 📲 Для подписки перейдите по .

Вопрос:

Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, как понимать Правило 9 Святых Апостол: «Всех верных входящих в церковь, и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, яко безчиние в церкви производящих, отлучати подобает от общения церковного». Это что, значит, что стоять на литургии и не причащаться — преступление, караемое церковными законами, грех? Или есть еще какие-то примеры толкования этого правила?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Этим правилом выражено понимание Литургии как общего дела (греч. leiturgia – общественный, ergon – дело, труд). Общим может быть оно только тогда, когда все присутствующие в храме приобщаются Тела и Крови Христовой. Ради Святых Тайн и совершается Евхаристия. Если люди молятся во время Литургии, но не причащаются, то не достигается молитвенная соборность. Нет молитвенно-духовного единства общины. В первенствующей Церкви было немыслимо, чтобы кто-то, молясь за Литургией, не принимал Святые Тайны. Это сохранялось и в последующее время. Поэтому при формировании чина Литургии появились прошения об оглашенных. С началом Литургии верных оглашенные должны были покинуть храм, потому что они, как не крещенные, не могли причащаться. С возникновением христианского государства в Церковь вошло много номинальных членов, которые не понимали и не переживали таинства евхаристии. Они редко причащались. Таких прихожан и имел ввиду Антиохийский собор (341 г.), который, опираясь на 9-е Апостольское правило, постановил: «Все входящие в церковь, и слушающие священныя писания, но, по некоему уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом, или отвращающиеся от причащения святыя евхаристии, да будут отлучены от церкви дотоле, как исповедаются, окажут плоды покаяния, и будут просити прощения, и таким образом возмогут получить оное» (2-е правило). Постепенно среди церковного народа все больше становилось, людей, которые не переживали литургию как главное событие их духовной жизни. Неизбежным следствием этого стала наблюдаемая ныне практика: большинство людей приходит на литургию только помолиться. Молитва, конечно, нужна, но плодом ее должно единение верующих у единой Чаши Жизни. Все должны быть в общей любви, соединяясь с Христом. Охватывающая всех единая духовная радость предполагает евхаристическую соборность.

«Вот дароносица, как солнце золотое,

Повисла в воздухе – великолепный миг,

Здесь должен прозвучать лишь греческий язык:

Взят в руки целый мир, как яблоко простое.

Богослужения торжественный зенит,

Свет в круглой храмине под куполом в июле,

Чтоб полной грудью мы вне времени вздохнули

О луговине той, где время не бежит.

Евхаристия, как вечный полдень, длится –

Все причащаются, играют и поют,

И на виду у всех Божественный сосуд

Неисчерпаемым веселием струится».

(О.Э.Мандельштам. 1915 г.).

Отступая от принятого словоупотребления, поэт называет Чашу дароносицей, потому что в ней находятся Святые Дары, вынесенные из алтаря для причащения верующих. В руках священника под ярким июльским светом, струящимся из-под купола, она похожа на солнце – образ, усвоенный Церковью, Христу Спасителю: лице Его, как солнце, сияющее в силе своей (Откр.1:16). Евхаристия при общем причащении переживается как приобщение к вечности (вечный полдень) и нескончаемой радости. В слова играют и поют метафорически передано состояние внутреннего ликования (ср. выражение взыграла душа моя), которое соединяет всех у св. Чаши. «Божественная Литургия – это служба, цель которой – священнодействие Самого Пресвятого Тела Христова и Крови и чтобы даны они были в Причащение всем верным. И, как таковая, цель ее состоит только в Причащении» (Св. Симеон Солунский).