Валерий севастийский

Мученик Вале́рий Севастийский

Кондак 1

Избраннии страстотерпцы Христовы четыредесяте, во граде Севастийстем чрез огнь и воду прошедшии и в покой вечный вшедшии, песньми восхваляем вас, заступников наших. Вы же, яко имущии велие дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободите, любовию вам зовущих:

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Икос 1

Ангели Божии, хранителие рода человеческаго, зряще пред мучителем дерзновенное ваше исповедание Христа, на подвиг страдальческий невидимо вас укрепляху. Мы же, ведуще вас, подвиг сей добре совершивших, радостно взываем:

Радуйтеся, дерзновенным исповеданием Христа возвеселившии Ангелы;

Pадуйтеся, дивным терпением вашим мучителей удивившии.

Радуйтеся, страдании вашими диавола посрамившии;

Pадуйтеся, непобедимою силою Христовою противу невидимаго врага вооружившиися и вся злохитрыя того на вы козни победившии.

Радуйтеся, неизчетнаго мученическаго лика украшение;

Pадуйтеся, земныя воинствующия Церкви сильнии помощницы.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 2

Видя зверонравный мучитель веру мучеников, заключи их в темницу; Господь же благоутробный яве посети Своя рабы, похваляя начаток подвига их и увещевая неослабно оный совершити, яко токмо претерпевый до конца венчается в Царствии Небесном и сподобляется со Ангелы пети: Аллилуиа.

Икос 2

Разум Божественный от явльшагося вам Христа приемше, утвердистеся в страдальческом подвизе, святии страстотерпцы, и укоризну Агриколаа мучителя в похвалу себе вменисте. Сего ради вам вопием:

Радуйтеся, разум правый боговедения стяжавшии и волю свою воле Божией всецело предавшии;

Pадуйтеся, вся прелести мирския и славу воинскую ради Христа ни во чтоже вменившии.

Радуйтеся, ласканий мучителя не послушавшии и грозных того прещений не убоявшиися;

Pадуйтеся, темничное заключение Христа ради претерпевшии.

Радуйтеся, Спасителем мира во узах посещеннии, благими словесы от Него утешеннии и на подвиг укрепленнии;

Pадуйтеся, яко с верою вас почитающих в скорбех утешаете и от бед избавляете.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 3

Cила Вышняго содела вас, страстотерпцы святии, сильных в слове пред нечестивыми, темже не терпя дерзновения вашего, гордый мучитель паки в темницу вас вверже, в нюже радостно текосте, поюще Богу: Аллилуиа.

Икос 3

Имуще, страстотерпцы, в темнице сострадальца вашего Кириона блага себе учителя, укреплястеся в вере Христовой и, по днех осмих ведени бывше на судище, безбоязненно предстаете Лисию князю и Агриколаю воеводе, мудре обличисте их нечестие. За таковое ваше дерзновение приносим вам сицевые хвалы:

Радуйтеся, в броню веры Христовы облеченнии и щитом благодати Его покровеннии;

Pадуйтеся, единаго Христа паче всех возлюбивший и ради Его повеления беззаконныя мучителей презревшии.

Радуйтеся, силу Христову пред нечестивыми проповедавшии и всемогущество Божие яве показавшии;

Pадуйтеся, яко и каменная метания вам не прикасахуся.

Радуйтеся, яко та силою Божиею на метающих я возвращахуся;

Pадуйтеся, яко и ныне молитвами вашими к Богу вражия стрелы от нас отражаете.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 4

Бурею злобы противу Христа дыша, гордый Лисий третицею вверже страдальцев в темницу, в нейже паки Христос явися, ободряя, утешая их и нетленныя венцы в Царствии Небесном обещавая; они же, сия слышавше, радостно пояху Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше мучителие твердое страстотерпцев Христа исповедание, осудиша я на всенощное в хладнем езере стояние; они же, огнь любве Божественныя в сердцах имуще, не убояхуся лютаго мраза, но единодушно славяще Бога, идоша на страдание. Мы же, терпению сих чудящеся, зовем сице:

Радуйтеся, добропобеднии Христовы исповедницы;

Pадуйтеся, кумирослужения низложителие.

Радуйтеся, терпением лютаго мучения в покой вечный вшедшии;

Pадуйтеся, болезньми страданий обретшии неизреченныя блага.

Радуйтеся, драгие и крепцыи четыредесяте камение;

Pадуйтеся, Церковь Христову собою укрепляющии и осиявающии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 5

Боготечнии звезды Христовы явистеся святии, в нощнем хладе во езере Севастийстем сияющии, ихже не прельсти теплая баня соблазна, но со Ангелы Богу пояху: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше святии, яко един от них отпаде, убоявся бо мраза нощнаго, и скрыся в теплой бане и абие умре, тепле взываху ко Господу, да их укрепит в подвизе страдания и прославит имя Свое. Мы же зовем вам сице:

Радуйтеся, славнии победоносцы, вся козни сопротивных победившии;

Pадуйтеся, всю нощь нази ю езере стоявшии.

Радуйтеся, единодушно тамо Господа призывавшии;

Pадуйтеся, яко в терпении вашем помощь скорую Господь низпосла вам.

Радуйтеся, яко свет Божественный с небесе осия вас;

Pадуйтеся, венцы пресветлии с небесе приявшии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 6

Проповедницы дивнаго чудесе, стражие, в бани бывшии, поведаша, како в нощи свет небесный во езере облиста мученики, лед растопи и хлад в теплоту преложи, еже слышавше, мучителие паче злобою распаляхуся, не ведуще пети Богу: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиявшу во езере свету небесному, возсия и в сердце единаго от стражей благодать Божия, яко той, совлекше ризы своя, ввержеся во езеро ко святым мучеником, восполняя место отпадшаго, и тако посрамися князь тьмы, ликовавый о умалении лика страдальцев; имже мы ныне вопием таковая:

Радуйтеся, Христовы страстотерпцы, молитвами и терпением вашими веселие диавола в печаль обратившии;

Pадуйтеся, от злобы и коварства его верныя избавляющии.

Радуйтеся, в хладе воды благодатию Святаго Духа просветившиися;

Pадуйтеся, стоянием вашим во езере мысленнаго змия главу сокрушившии.

Радуйтеся, полная четыредесятнице, Христу бодренно представшая;

Pадуйтеся, верою, терпением и страданием Христа ради блаженство райское унаследовавшии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 7

Хотяще чуднии страдальцы веру во Христа непорочно сохранити, славу воинскую и ласкания мучителей ни во что же вменисте и вся лютая мучения, аки безплотнии, претерпесте, воспевающе всесильному человеколюбцу Богу: Аллилуиа.

Икос 7

Новое и последнее умысли мучитель страдание святым мучеником, да голени их млатами сокрушени будут, еже и претерпеша страдальцы доблественно. И тако скончавше мученический подвиг, предаша души своя в руце Божии и прияша от Него нетленныя венцы. Мы же возглашаем в похвалу им сице:

Радуйтеся, прекраснии леторасли сада Иисусова, не секирами, но млатом посеченнии;

Pадуйтеся, драгие сосуды благодати Божией, за имя Христово сокрушеннии.

Радуйтеся, страдальческий подвиг славно скончавшии;

Pадуйтеся, от ликов Ангельских в сожительство приятые.

Радуйтеся, от пророков и апостолов, яко тех стопам последовавшии, любезно сретенные;

Pадуйтеся, всего рода христианскаго слава великая.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 8

Странное чадолюбие и неустрашимую доблесть показа чудная матерь Святаго Мелитона, единаго от лика страдальцев; видящи бо телеса мучеников отвозима на сожжение, своего же сына, еще жива, коварно оставленна, взя того на рамена своя, и той, испустив дух свой, Предста с прочими Христу Богу, в веселии поя Ему: Аллилуиа.

Икос 8

Все зверонравие проявиша мучителие, егда повелеша святая телеса мучеников сожещи огнем и прах их в реку воврещи, да истребится от человек память их, обаче посрамишася, Господь же в роды вечныя прослави я пред Ангелы и человеки. Сего ради тако вопием к ним:

Радуйтеся, по словеси псалмопевца, чрез огнь и воду прошедший;

Pадуйтеся, страстем Христовым общницы.

Радуйтеся, страдальческим подвигом вашим врагов Церкве Христовы посрамившии и верных в вере укрепившии;

Pадуйтеся, неусыпные молитвенницы за род христианский.

Радуйтеся, вечно пребывающии в обителех Отца Небеснаго;

Pадуйтеся, предстательством своим у Господа благостояние миру испрошающии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 9

Вси христиане зело удивишася, како кости святых мученик чудесно нощию в реце светло просияша, и честно собрани, по велению святых, неоскудныя верным исцеления подают, да поем дивному во святых Своих Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия древний, Духом Божиим озаренный, о кончине верных во Псалтири пророчески пояше: «Проидохом сквозе огнь и воду, и извел ны еси в покой». Вы же, святии мученицы, делом сие исполниша. Сего ради в похвалу вам вопием:

Радуйтеся, исполнивши Давидово проречение;

Pадуйтеся, в страданиях ваших, яко злато в горниле, очистившиися.

Радуйтеся, соблюдшие до конца веру Христову;

Pадуйтеся, предстательством вашим к Богу от бед нас спасающии.

Радуйтеся, в скорбех и нуждных обстояниих нам помогающии;

Pадуйтеся, ко спасению душ наставляющии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 10

Спасению нашему многомощнии споспешницы есте, святии страстотерпцы, темже усердно к вам прибегаем; помозите нам вашим предстательством ко Господу остающее время земнаго нашего жития в покаянии благочестно проводити и во всех обстояниих Промыслителю Богу благодарно взывати: Аллилуиа.

Икос 10

Стеною молитв ваших ограждайте нас, страстотерпцы Христовы, от всех зол и козней вражиих, да охраняеми вами, ублажаем вас поименно сице:

Радуйтеся, Кирионе, Кандиде и Домне, Божественнаго писания наставницы;

Pадуйтеся, Ангие и Аетие славнии, душами вашими, яко орли, на небеса возлетевшии.

Радуйтеся, Афанасие, Аглаие, Вивиане и Горгоние, Христа Бога возлюбившии;

Pадуйтеся, Екдите, Гаие, Евноикие, Евтихие, Дометиане и Иоанне, души своя за Христа положившии.

Радуйтеся, Исихие, Ираклие, Кирилле, Клавдие, Лисимахе и Леонтие, небесная блага получившии;

Pадуйтеся, Илиане и Илие, пророку Илии в ревности о славе Божией поревновавшии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 11

Пение хвалебное приносим вам, святии мученицы, яко любве ради Христовы плоти своея не пощадисте и кровию своею торжество веры возвеличисте; темже и память ваша, яко пресветлых светильников веры, вечно в Церкви сияет, верных смыслы озаряя, поющих Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светом небесным осиянных, умныма очима зрим вас, преславнии страстотерпцы Христовы, престолу бо Пресвятыя Троицы выну предстоите и молитвы о мире со дерзновением приносите; темже молебно и хвалебно вам взываем:

Радуйтеся, страстотерпцы Христовы Николае, Приске, Смарагде, Сакердоне, Севериане и Сисиние, злобы вражия славнии победителие;

Pадуйтеся, Филокгимоне и Феофиле, любве Божественныя делом совершителие.

Радуйтеся, Худионе, Ксанфие и Флавие, воини Христовы предобрии;

Pадуйтеся, Мелитоне, Феодуле и Валенте, вернейшии раби Бога Вышняго.

Радуйтеся, Христовы мученицы Валерие, Александре и Акакие, всеусерднейшии исполнителие велений Господних;

Pадуйтеся, весеннею памятию вашею нам весну Христова вечнаго блаженства возвещающии.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 12

Благодатию обильно исполняется обитель Ксиропотамская, имущи честныя мощи ваша, преславнии мученицы и чудотворцы. Темже и нас, память вашу светло совершающих, благодати Божией молитвами вашими исполните, да поем чудес подателю Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще честная страдания ваша, святии мученицы, хвалим Господа, вас укрепившаго и венцы нетленными на небеси венчавшаго, и яко угодников Божиих и теплых наших пред Ним заступников, восхваляем сице:

Радуйтеся, четыредесять непоколебимых столпов Христовы Церкве;

Pадуйтеся, яко вся концы земли славною памятию вашею озаряете.

Радуйтеся, в ваших немощех телесных велию крепость духа явившии;

Pадуйтеся, яко в трудех поста и молитвы и нас утешаете и укрепляете.

Радуйтеся во граде Севастийстем, яко солнце мысленное, страданьми возсиявшии;

Pадуйтеся, посвященных имени вашему храмов и обителей святых неусыпные покровителие.

Радуйтеся, святии четыредесяте мученицы Севастийстии, преславнии чудотворцы.

Кондак 13

О, святии страстотерпцы Севастийстии, лести лукаваго славнии победоносцы! Предстательством вашим у Господа испросите нам победу на душевредныя страсти и гордость житейскую, да, в покаянии поживше, Небеснаго Царствия сподобимся, всегда о вас благодарно поюще Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды. Затем икос 1-й «Ангели Божии…» и кондак 1-й «Избраннии страстотерпцы…»

Молитва святым сорока мученикам Севастийским

О, святии славнии страстотерпцы Христовы четыредесяте, во граде Севастийстем мужественно за Христа пострадавшии, чрез огнь и воду прошедшии и в покой Царствия Небеснаго вшедшии, со Ангелы и всеми святыми светло ликовствующии! Вы, яко друзи Христовы, имате велие дерзновение ко Пресвятей Троице ходатайствовати о роде христианском, наипаче же о почитающих и призывающих вас с верою и любовию. Темже и мы, святую память вашу празднующе, тепле взываем: испросите нам у щедраго Господа прощение согрешений наших вольных и невольных, да остающее время земнаго жития нашего поживем в покаянии и творении заповедей Божиих, всегда памятствующе смерть и суд праведный, егда воздано будет коемуждо по делом его. Вы бо, славнии мученицы, в воинстем чине за имя Христово крепко и единодушно подвизастеся и души своя за Него усердно положисте, помозите убо и нам пребыти твердыми и непоколебимыми в вере православной. Ей, угодницы Божии, будите нам защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом ваших святых молитв сохранени будем от всех зол даже до последняго дне и часа скончания нашего, и тако прославим о вас Всесвятое достопокланяемое имя Вседетельныя Троицы,Отца и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Молитва 2-я

О, святии славнии страстоносцы Христовы четыредесяте, во граде Севастии Христа ради мужественно пострадавшии, чрез огнь бо и воду проидосте, и яко друзи Христовы в покой Небеснаго Царствия вшедше, имате велие дерзновение ко Пресвятей Троице ходатайствовати о роде христианском: наипаче же о почитающих святую память вашу, и с верою и любовию вас призывающих. Испросите у всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову, и вашим предстательством одесную праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последняго дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопокланяемое имя вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва 3-я

О, страстотерпцы Христовы, во граде севастийстем мужественно пострадавшии, к вам, яко молитвенникам нашим усердно прибегаем и просим: испросите у Всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову и вашим предстательством одесную Праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам, рабам Божиим (имена), защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последнего дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопоклоняемое имя Вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Житие святого мученика Валерия тесно связано с житием святого мученика Иерона.
Святой мученик Валерий Мелитинский родился и жил в армянском городе Мелития (ныне Малатия) в 3-ем веке во времена жестоких гонений на христиан. Пострадал при императоре Диоклетиане вместе с другими тридцатью двумя мучениками. В итоге все 33 воина, включая святого Валерия, были обезглавлены.

Страдание святого мученика Иерона и дружины его

День памяти: 7/20 ноября

Икона Святого мученика Валерия Севастийского

Отечеством св. Иерона была вторая (великая) Каппадокия, родился он в городе Тиане от благочестивой и богобоязненной матери, по имени Стратоники, в царствование императоров Диоклетиана и Максимиана, которые оба были усердными поклонниками идолов и гонителями христиан

Когда до слуха императоров дошло, что жители областей Армении и Каппадокии, вопреки императорским указам, отказываются поклониться идолам, то они, после многих совещаний, избрали двух лукавых, преданных язычеству, жестоких мужей, Агриколая и Лизия, и отправили первого в Армению, а второго в Каппадокию, приказав им, во-первых, казнить всех тамошних христиан, не соглашающихся поклониться идолам, и, во-вторых, записать в войско всех мужей и юношей, сильных телом и способных к военной службе.

Прибывши в Каппадокию, Лизий стал всячески разыскивать годных для набора людей. Между прочим, ему донесли и об Иероне, как о человеке здоровом и сильном и отличающемся особенным мужеством. Лизий тотчас же послал воинов взять его и привести. Посланные не застали Иерона дома: он был на работе в поле. Воины отправились туда и хотели схватить его; но Иерон, узнав, что его берут для воинской службы, отказался идти с ними, считая для христианина вредным иметь общение и служить вместе с идолопоклонниками. Воины хотели взять его силою, но разгневанный Иерон схватил попавшееся под руку дерево и начал их бить; он оказался настолько сильнее воинов, что они обратились в бегство, а он гнал их, как лев гонит козлят. Рассеянные им воины вновь собрались, однако, в одно место. Им стало стыдно друг друга, что не только не могли одолеть одного человека, но и были им прогнаны. Они боялись возвратиться к тому, кто их послал, с пустыми руками и говорили между собою, что если они воротятся без Иерона, то не только будут всеми осмеяны за то, что один человек победил их всех, но и будут жестоко наказаны за трусость. Поэтому они позвали себе на помощь своих товарищей и во второй раз в еще большем числе устремились на Иерона. Услыхав об этом, он набрал себе дружину из восемнадцати мужей — христиан, скрылся вместе с ними в находившуюся вблизи пещеру и оттуда отражал нападение осадивших его язычников. Последние известили между тем своего начальника, что Иерон с другими христианами заперся в пещере, и они не могут взять его. Начальник отправил к ним на подмогу еще более воинов и всё-таки они ничего не могли сделать, так как, боясь Иерона, никто не осмеливался даже приблизиться ко входу в пещеру. Тогда начальник послал к ним одного из друзей Иерона, по имени Кириака. Кириак, пришедши на место, посоветовал воинам удалиться от пещеры, так как Иерона, — говорил он, — можно взять только кротостью и добрым советом, а никак не силою. Когда воины удалились, Кириак вошел к Иерону и убеждал его не сопротивляться власти и идти записаться в воинскую службу. Мирною беседою своею он успокоил Иерона, вывел его из пещеры и отвел в его дом к матери — старой и слепой вдове. Она начала громко оплакивать сына, называла его опорой своей старости и светом своих слепых очей и жаловалась, что лишается единственного утешения в своем печальном вдовстве. Между тем воины, окружавшие Иерона, принуждали его идти с ними. Простившись с плачущей матерью, соседями и знакомыми, которые собрались там, Иерон захватил с собою одного своего родственника, по имени Виктора, и пошел в город Мелитину вместе с воинами, сопровождаемый двумя своими близкими родственниками Матронианом и Антонием и некоторыми другими единоверцами. Путники не поспели в Мелитину до захода солнца и ночевали на месте, где застала их ночь. Ночью блаженному Иерону явился некто одетый в белые одежды и возвестил ему кротким и полным любви голосом:

— Спасение, Иерон, благовествую я тебе! Правым путём идешь ты, так как идешь подвизаться за Царя Небесного и не за скоро гибнущую славу земную будешь ратовать… Скоро ты отойдешь к Царю Небесному и приимешь от Него честь и славу за свои подвиги.    
Этими словами явившийся наполнил сердце Иерона несказанною радостью.    
Когда он исчез, Иерон пробудился и с радостью возвестил бывшим с ним друзьям и сродникам:

— Я узнал тайну благоволения Божие ко мне и теперь уже с веселием иду в предстоящий мне путь. Одно только истинное сокровище, одно истинное наследие, одни только истинный богатства, это — те, которые сокрыты на небесах; все же земные блага не приносят получающим их никакой пользы: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16:26). Для меня нет ничего дороже и лучше души… Достаточно времени своей жизни потратил я на служение суете, теперь иду к Богу. Одно только смущает меня — печаль моей матери, престарелой и немощной вдовы, лишенной света очей и не имеющей себе помощника и заступника. Но я иду умереть за Христа и Ему, Отцу сирот и вдовиц, поручаю я свою мать».

Сказав сие, Иерон пролил несколько слёз о своей матери и отправился в путь. В Мелитине святый Иерон вместе с другими тридцатью тремя христианами был заключен в темницу. Здесь он говорил своим товарищам по заключению:

— Послушайте, друзья и братья, моего совета, который будет вам полезен не в сей жизни, а в будущей. Все боящиеся Бога ищут не земных временных, а будущих вечных благ. Вы слышали, что на утро нас хотят заставить принести жертвы ложным языческим богам: не будем повиноваться, не поклонимся идолам и не принесем им жертву; принесем лучше жертву хвалы истинному Богу нашему и вознесём к Нему наши молитвы, услышав которые, Он подаст нам силу стойко и мужественно перенести мучение и удостоит нас блаженной кончины.

Слушатели Иерона единодушно отвечали:    
— Сладостны нам, как мёд, слова твои! Ты советуешь нам то, что действительно полезно и спасительно для нас, и все мы желаем лучше умереть за Христа, чем, поклонившись идолам, жить в суете.

Темничные стражи известили о таком решении узников самого Лизия. Наутро он велел привести святых мучеников из темницы к себе на суд, поставил их пред собою и с гневом спросил:    
— Какой бес привел вас к безумному решению восстать против власти и не послушаться царского повеления поклониться великим богам?    
— Мы, конечно, были бы безумцами и игрушкою бесам, — отвечали святые, если бы честь, подобающую одному только Богу, воздавали деревянным и каменным произведениям рук человеческих. Но теперь мы поступаем мудро, ибо поклоняемся Творцу всего, создавшему небо и землю словом Своим и изведшему их из небытия в бытие духом уст Своих.

В это время один из присутствовавших на суде указал Лизию на Иерона и сказал:    
— Вот, кто сопротивлялся твоим посланцам, и всё, о чем ты слышал, сделал именно он.    
Лизий, посмотрев на Иерона, спросил, откуда он родом, и, когда Иерон назвал свое отечество и место рождения, опять спросил его:    
— Это ты противился царскому приказанию, надеясь на телесную свою силу, и избил посланных за тобою воинов?    
— Да, я, — смело отвечал мужественный Иерон, — «мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?» (Пс.138:21). Потому-то и нанес я им побои и гнал, как трусливых зайцев.

 Слыша эти слова, Лизий разгневался и, не отдавая должного храбрости и силе Иерона, порицал его за непокорность и сказал:    
— Безумие твое довело тебя до такой дерзости, что ты ослушался царского повеления, не покорился и моему приказу и избил посланных нами. За это повелеваю отсечь по самый локоть твою дерзкую руку, повиновавшуюся безумной голове.

И тотчас святому Иерону отсекли руку, а прочих святых, по повелению того же мучителя, немилосердно били долгое время.

Затем все они опять были брошены в темницу и возблагодарили Бога, сподобившего их понести такие муки за Его святое имя. Но один из них, вышеупомянутый Виктор, родственник святого Иерона, обессилев от полученных им побоев и убоявшись еще больших в будущем, тайно призвал к себе того чиновника, который вёл запись схваченных и преданных мучениям христиан, и униженно умолял вычеркнуть имя его, Виктора, из записи имен узников, страждущих за Христа, причем обещал ему подарить за это одно поместье. Подкупленный обещанным ему подарком, чиновник исполнил просьбу Виктора, — уничтожил его имя в записи и ночью выпустил его из темницы. Но Виктор, вышедши из темницы, вскоре умер и таким образом лишился и поместья, и жизни, и мученического венца.

Когда настало утро, святой Иерон узнал о случившемся и, полный бесконечной печали, громко рыдал о своем сроднике, восклицая:    
— Увы, Виктор! что ты сделал? О, как тяжело откупился ты! Зачем ты сам отдал себя в руки врага? Зачем позор бегства предпочел венцу славы? Зачем отдал жизнь вечную за временную? Зачем временное облегчение поставил выше радости нескончаемой? О, как смутили тебя недолговременные страдания от незначительных ран, которые — ничто пред муками вечными, ожидающими тебя по суду Божиему!

Оплакавши отпадшего от лика мученического, святый Иерон подозвал к себе двух своих сродников Антония и Матрониана, последовавших за ним, и сказал им:    
— Выслушайте мою последнюю волю и, возвратившись отсюда, приведите ее в исполнение. Мое имущество, находящееся в Писидии, я отдаю сестре своей Феотимии, с тем чтобы она, получая с него нужное для пропитания, совершала поминовение по мне в день моей смерти. Всё же прочее мое имущество я оставляю своей матери, по причине её вдовства и сиротства; отдайте ей также и мою отсеченную руку и скажите ей, чтобы она письмом попросила начальника города Анкиры, вельможного Рустика, дать ей дом в Вадисане, где пусть и будет положена рука моя.

Оставив такое завещание своим сродникам, блаженный Иерон спокойно ожидал своей мученической кончины. И вот, на пятый день Лизий опять сел на судейское место и, призвавши святых, стал принуждать их поклониться идолам. Долго старался он и ласками и угрозами отклонить их от Христа, но не имел никакого успеха и тогда приказал сначала бить их без пощады палками, а затем осудил на усечение мечом. После многих мучений святые мученики были осуждены на смерть. Предводимые блаженным Иероном, они, на пути к месту казни, радостно воспевали слова псалма:
«Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем» (Пс.118:1). Пришедши на место казни, они преклонили колена и молились Господу:    
— Господи Иисусе Христе, приими души наши!    
Затем их святые главы были усечены мечом. Антоний и Матрониан обратились к Лизию с просьбою позволить им взять тело их сродника Иерона и, когда Лизий не соглашался, умоляли его отдать им, по крайней мере, отсеченную главу Иерона. Он отвечал им, что отдаст главу только за равное с нею по весу количество золота. Сильно скорбели Антоний и Матрониан, что не было у них столько золота, сколько требовал за главу Лизий, хотя, без сомнения, честная глава мученика и стоила несравненно дороже. Тогда Бог вложил в сердце одному богатому и знаменитому мужу, именем Хризафию, дать выкуп за главу святого мученика Иерона: он отдал Лизию столько золота, сколько весила глава, и, взяв ее, с честью хранил у себя. Корыстолюбивый Лизий стал тогда отыскивать и отсеченную руку святого, рассчитывая и за нее получить золото; но Антоний и Матрониан, узнав об этом, ночью бежали на родину, унося с собою святую руку, а тела его и прочих святых мучеников, обезглавленных вместе с ним, другие христиане, взявши тайно, погребли в скрытом месте. Упомянутые братья, принесши руку святого Иерона к его матери Стратонике, вручили ей святые останки. Мать, взяв усеченную ради Христа руку своего возлюбленного сына, омыла ее слезами, лобызала материнским лобзанием и прикладывала к своим очам. Радуясь за сына и в тоже время отдаваясь естественной скорби, она говорила со слезами:    
— Любезный сын мой, которого я родила живым и здоровым! Теперь у меня только малая часть твоего мертвого тела, но тем большую скорбь она возбуждает во мне. Увы, сын мой! Родила я тебя в болезни, воспитала в трудах, надеялась иметь в тебе опору в старости, поддержку в болезни, утешение в скорбях, и, вместо того, лишилась я тебя, свет слепых очей моих. Но что я плачу, когда мне должно веселиться и радоваться тому, что я — мать мученика, что я отдала плод чрева своего Богу, что ты, возлюбленный сын, умер не так, как обычно умирают люди? Ведь, мученическая смерть, какою скончался ты, ведёт ко многим и великим благам! Но, отошедши от меня, не покидай меня совсем, сын мой, и в молитвах твоих ходатайствуй за меня пред Господом, за Которого ты пролил свою кровь, дабы Он и меня скорее освободил от этой многотрудной и обильной всякими бедами жизни.

После этого плача, Стратоника положила руку святого на том месте, которое он сам благоволил указать, и привела в исполнение всё им завещанное. А Хризафий, давший золотой выкуп за главу святого Иерона, чрез несколько времени построил церковь на месте, где были усечены святые мученики, и с честью положил в ней главу мученика, прославляя Святую Троицу.

Кондак, глас 8:

Лик мученический ясен, полк светоносен, сошед к нам разумно, церковь днесь просветил есть чудными зарями. Темже празднующе честную память их, просим от Тебе Спасе наш: тех молитвами от бед избави нас, да поем Ти: аллилуия.

Тропарь Валерию Мелитинскому

Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего, имуще бо крепость Твою, мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости. Тех молитвами спаси души наша.

Молитва Валерию Мелитинскому

Моли Бога о мне, святый угодниче Божий Валерий, яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому помощнику и молитвеннику о душе моей.

Святитель Димитрий Ростовский. «Жития Святых».

Икона «Валерий Севастийский, мученик»

Описание иконы

Икона Валерия Севастийского отображает лик одного из сорока мучеников — мученика Валерия, которые приняли смерть во имя Христа.

В 313 году правил император Константин Великий. Он издал указ, что христиане могут свободно исповедовать свою веру и права язычников и христиан были уравнены. Но Ликиний, соправитель Константина, был истинным язычником и в своей части государства он решил избавиться от христианства. Ликиний объявил войну Константину и в своем войске решил убрать всех христиан.

В армянском городе Севастии военачальником войска из сорока человек был Агриколай, веру он исповедовал языческую. Во многих сражениях это войско выходило победителем. Все воины были христианами. Когда Агриколай приказал воинам принести жертву языческим богам, они все отказались. Обозленный военачальник отправил их в темницу. Воины усердно молились в темнице, и однажды им явился голос, который сказал: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

Утром воинов привели к Агриколаю, и он начал льстить своим подчиненным, говоря об их мужестве. Он снова предложил отречься от Господа, тем самым они будут прощены императором. Но и в этот раз Агриколай услышал отказ. Он приказал заковать воинов, на что самый старший из них Кирион, сказал, что император не давал такого указа. Агриколай смутился и отправил воинов обратно в темницу без оков.
Семь дней спустя прибыл в Севастию сановник Лисий, который стал судить воинов. Святые мученики отвечали, что они отдадут свои жизни за Господа, но не откажутся от своей веры. Лисий приказал побить воинов камнями. Все летевшие камни отлетали в сторону, и ни один не попал в мучеников. А камень брошенный Лисием попал в Агриколая. Все поняли, что святых мучеников ограждает невидимая сила. Их обратно отправили в темницу и там во время молитвы воины опять услышали голос Господа: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо воспримете венцы нетленные».

Тогда была зима и сильный мороз. Мучеников раздели и повели к озеру. Оставили мучеников со стражей на ночь на холодном льду. Неподалеку от озера растопили баню, чтобы сломить мучеников. Ночью, когда мороз стал еще крепче, один из воинов не стерпел и бросился бежать в баню, но переступив порог умер. В три часа ночи вдруг стало светло, и вода в озере потеплела, лед растаял, а над головами мучеников сияли венцы. Аглай, который в тот момент бодрствовал, посчитал их. Оказалось 39, один из мучеников, который не выдержал испытание, потерял свой венец. Тогда Аглай стал говорить, что он теперь тоже христианин и, сняв одежду, присоединился к мученикам.

Наутро все увидели, что мученики живы и Аглай вместе с ними прославляет Господа. Тогда воинов вывели из озера и перебили им голени. Тела всех мучеников положили на колесницу и повезли на сожжение. Оставшиеся кости бросили в реку, чтобы христиане не смогли их собрать. Через три дня епископу Севастийскому во сне явились сорок святых и велели собрать их останки и захоронить. Епископ собрал останки мучеников и честью похоронил их.
Святой Валерий Севастийский, икона которого имеется во многих храмах, является символом веры.

Каталог икон на сайте PravIcon.com

Валерий Севастийский, мч. — житие

Эта страничка относится к разделу

Мученик Алекса́ндр Севастийский

В 313 го­ду им­пе­ра­тор Кон­стан­тин Ве­ли­кий под­пи­сал за­кон о сво­бо­де ис­по­ве­да­ния ве­ры. Его со­пра­ви­тель им­пе­ра­тор Ли­ки­ний то­же под­пи­сал этот за­кон, но в под­власт­ных ему об­ла­стях го­не­ния на хри­сти­ан про­дол­жа­лись. Око­ло 320 го­да в го­ро­де Се­ва­стии, в Ар­ме­нии, сто­я­ло рим­ское вой­ско. В вой­ске на­хо­ди­лось 40 во­и­нов-хри­сти­ан ро­дом из Кап­па­до­кии (ныне на тер­ри­то­рии Тур­ции). Во­е­на­чаль­ник Аг­ри­ко­лай при­нуж­дал их при­не­сти жерт­ву идо­лам, но во­и­ны от­ка­за­лись.

То­гда во­и­нов аре­сто­ва­ли и свя­зан­ны­ми по­ве­ли к озе­ру близ го­ро­да Се­ва­стии. Сто­я­ла зи­ма, ве­че­ре­ло. Во­и­нов раз­де­ты­ми по­ста­ви­ли в по­кры­тое льдом озе­ро. Страш­ная сту­жа ско­ва­ла чле­ны свя­тых му­че­ни­ков, и они на­ча­ли за­мер­зать. Му­че­ние это бы­ло для них осо­бен­но тя­же­лым, по­то­му что на бе­ре­гу озе­ра для со­блаз­на бы­ла по­став­ле­на теп­лая ба­ня. Кто хо­тел спа­сти свою жизнь, дол­жен был за­явить тю­рем­но­му сто­ро­жу, что он от­рек­ся от Хри­ста, и то­гда он мог вой­ти в теп­лую ба­ню и ото­греть­ся. Всю ночь во­и­ны му­же­ствен­но пе­ре­но­си­ли лю­тый мо­роз, обод­ряя друг дру­га и поя свя­щен­ные гим­ны Бо­гу.

Ран­ним утром один из во­и­нов не вы­дер­жал стра­да­ний. Он вы­шел из озе­ра и по­спе­шил к бане. Но как толь­ко теп­лый воз­дух кос­нул­ся его те­ла, он упал мерт­вым. Вско­ре по­сле это­го тю­рем­ный сто­рож Аг­лаий уви­дел, как над му­че­ни­ка­ми, остав­ши­ми­ся в озе­ре, за­бли­стал незем­ной свет. Аг­лаий был так по­тря­сен этим чу­дом, что, объ­явив се­бя хри­сти­а­ни­ном, сбро­сил с се­бя одеж­ду и при­со­еди­нил­ся к 39 му­че­ни­кам. Му­чи­те­ли, при­шед­шие немно­го спу­стя, уви­де­ли, что во­и­ны-хри­сти­ане не толь­ко не за­мерз­ли, но, по-ви­ди­мо­му, да­же ото­гре­лись. То­гда му­чи­те­ли мо­ло­та­ми пе­ре­би­ли им го­ле­ни и по­бро­са­ли в огонь, а по­том обуг­лен­ные ко­сти му­че­ни­ков сбро­си­ли в ре­ку.

Через три дня му­че­ни­ки яви­лись епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му Пет­ру и рас­ска­за­ли о сво­ем по­дви­ге. Еп. Петр со­брал их ко­сти и с че­стью по­хо­ро­нил. Име­на му­че­ни­ков со­хра­ни­лись: Ки­ри­он, Кан­дид, Домн, Ис­и­хий, Ирак­лий, Сма­рагд, Ев­но­ик, Ва­лент, Ви­ви­ан, Клав­дий, Приск, Фе­о­дул, Ев­ти­хий, Иоанн, Ксан­фий, Или­ан, Си­си­ний, Аг­гей, Ае­тий, Фла­вий, Ака­кий, Ек­де­кий, Ли­си­мах, Алек­сандр, Илий, Гор­го­ний, Фе­о­фил, До­ми­ти­ан, Га­ий, Леон­тий, Афа­на­сий, Ки­рилл, Са­кер­дон, Ни­ко­лай, Ва­ле­рий, Филик­ти­мон, Се­ве­ри­ан, Ху­ди­он, Ме­ли­тон и Аг­лаий. Па­мять 40 му­че­ни­ков от­но­сит­ся к кру­гу наи­бо­лее чти­мых празд­ни­ков. В день их па­мя­ти, 9 мар­та, об­лег­ча­ет­ся стро­гость Ве­ли­ко­го по­ста и со­вер­ша­ет­ся Ли­тур­гия Пре­ждео­свя­щен­ных да­ров.

В 313 го­ду свя­той Кон­стан­тин Ве­ли­кий из­дал указ, со­глас­но ко­то­ро­му хри­сти­а­нам раз­ре­ша­лась сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния и они урав­ни­ва­лись в пра­вах с языч­ни­ка­ми. Но его со­пра­ви­тель Ли­ки­ний был убеж­ден­ным языч­ни­ком и в сво­ей ча­сти им­пе­рии ре­шил ис­ко­ре­нить хри­сти­ан­ство, ко­то­рое зна­чи­тель­но рас­про­стра­ни­лось там. Ли­ки­ний го­то­вил­ся к войне про­тив Кон­стан­ти­на и, бо­ясь из­ме­ны, ре­шил очи­стить от хри­сти­ан свое вой­ско.

В то вре­мя в ар­мян­ском го­ро­де Се­ва­стии од­ним из во­е­на­чаль­ни­ков был Аг­ри­ко­лай, рев­ност­ный сто­рон­ник язы­че­ства. Под его на­ча­лом бы­ла дру­жи­на из со­ро­ка кап­па­до­кий­цев, храб­рых во­и­нов, ко­то­рые вы­шли по­бе­ди­те­ля­ми из мно­гих сра­же­ний. Все они бы­ли хри­сти­а­на­ми. Ко­гда во­и­ны от­ка­за­лись при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, Аг­ри­ко­лай за­клю­чил их в тем­ни­цу. Во­и­ны пре­да­лись усерд­ной мо­лит­ве и од­на­жды но­чью услы­ша­ли глас: «Пре­тер­пев­ший до кон­ца, тот спа­сен бу­дет».

На сле­ду­ю­щее утро во­и­нов вновь при­ве­ли к Аг­ри­ко­лаю. На этот раз языч­ник пу­стил в ход лесть. Он стал вос­хва­лять их му­же­ство, мо­ло­дость и си­лу и сно­ва пред­ло­жил им от­речь­ся от Хри­ста и тем снис­кать се­бе честь и рас­по­ло­же­ние са­мо­го им­пе­ра­то­ра. Сно­ва услы­шав от­каз, Аг­ри­ко­лай ве­лел за­ко­вать во­и­нов. Од­на­ко стар­ший из них, Ки­ри­он, ска­зал: «Им­пе­ра­тор не да­вал те­бе пра­ва на­ла­гать на нас око­вы». Аг­ри­ко­лай сму­тил­ся и при­ка­зал от­ве­сти во­и­нов в тем­ни­цу без оков.

Через семь дней в Се­ва­стию при­был знат­ный са­нов­ник Ли­сий и устро­ил суд над во­и­на­ми. Свя­тые твер­до от­ве­ча­ли: «Возь­ми не толь­ко на­ше во­ин­ское зва­ние, но и жиз­ни на­ши, для нас нет ни­че­го до­ро­же Хри­ста Бо­га». То­гда Ли­сий ве­лел по­бить свя­тых му­че­ни­ков кам­ня­ми. Но кам­ни ле­те­ли ми­мо це­ли; ка­мень, бро­шен­ный Ли­си­ем, по­пал в ли­цо Аг­ри­ко­лаю. Му­чи­те­ли по­ня­ли, что свя­тых ограж­да­ет ка­кая-то неви­ди­мая си­ла. В тем­ни­це во­и­ны про­ве­ли ночь в мо­лит­ве и сно­ва услы­ша­ли уте­ша­ю­щий их го­лос Гос­по­да: «Ве­ру­ю­щий в Ме­ня, ес­ли и умрет, ожи­вет. Дер­зай­те и не стра­ши­тесь, ибо вос­при­и­ме­те вен­цы нетлен­ные».

На сле­ду­ю­щий день суд пе­ред му­чи­те­лем и до­прос по­вто­рил­ся, во­и­ны же оста­лись непре­клон­ны.

Сто­я­ла зи­ма, был силь­ный мо­роз. Свя­тых во­и­нов раз­де­ли, по­ве­ли к озе­ру, на­хо­див­ше­му­ся неда­ле­ко от го­ро­да, и по­ста­ви­ли под стра­жей на льду на всю ночь. Чтобы сло­мить во­лю му­че­ни­ков, непо­да­ле­ку на бе­ре­гу рас­то­пи­ли ба­ню. В пер­вом ча­су но­чи, ко­гда хо­лод стал нестер­пи­мым, один из во­и­нов не вы­дер­жал и бро­сил­ся бе­гом к бане, но ед­ва он пе­ре­сту­пил по­рог, как упал за­мерт­во. В тре­тьем ча­су но­чи Гос­подь по­слал от­ра­ду му­че­ни­кам: неожи­дан­но ста­ло свет­ло, лед рас­та­ял, и во­да в озе­ре ста­ла теп­лой. Все страж­ни­ки спа­ли, бодр­ство­вал толь­ко один по име­ни Агла­ий. Взгля­нув на озе­ро, он уви­дел, что над го­ло­вой каж­до­го му­че­ни­ка по­явил­ся свет­лый ве­нец. Агла­ий на­счи­тал трид­цать де­вять вен­цов и по­нял, что бе­жав­ший во­ин ли­шил­ся сво­е­го вен­ца. То­гда Агла­ий раз­бу­дил осталь­ных страж­ни­ков, сбро­сил с се­бя одеж­ду и ска­зал им: «И я – хри­сти­а­нин!» – и при­со­еди­нил­ся к му­че­ни­кам. Стоя в во­де, он мо­лил­ся: «Гос­по­ди Бо­же, я ве­рую в Те­бя, в Ко­то­ро­го эти во­и­ны ве­ру­ют. При­со­еди­ни и ме­ня к ним, да спо­доб­люсь по­стра­дать с Тво­и­ми ра­ба­ми».

На­ут­ро ис­тя­за­те­ли с удив­ле­ни­ем уви­де­ли, что му­че­ни­ки жи­вы, а их страж­ник Агла­ий вме­сте с ни­ми про­слав­ля­ет Хри­ста. То­гда во­и­нов вы­ве­ли из во­ды и пе­ре­би­ли им го­ле­ни. Во вре­мя этой му­чи­тель­ной каз­ни мать са­мо­го юно­го из во­и­нов, Ме­ли­то­на, убеж­да­ла сы­на не стра­шить­ся и пре­тер­петь все до кон­ца. Те­ла му­че­ни­ков по­ло­жи­ли на ко­лес­ни­цы и по­вез­ли на со­жже­ние. Юный Ме­ли­тон еще ды­шал, и его оста­ви­ли ле­жать на зем­ле. То­гда мать под­ня­ла сы­на и на сво­их пле­чах по­нес­ла его вслед за ко­лес­ни­цей. Ко­гда Ме­ли­тон ис­пу­стил по­след­ний вздох, мать по­ло­жи­ла его на ко­лес­ни­цу ря­дом с те­ла­ми его свя­тых спо­движ­ни­ков. Те­ла свя­тых бы­ли со­жже­ны на ко­ст­ре, а обуг­лив­ши­е­ся ко­сти бро­ше­ны в во­ду, чтобы хри­сти­ане не со­бра­ли их.

Спу­стя три дня му­че­ни­ки яви­лись во сне бла­жен­но­му Пет­ру, епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му, и по­ве­ле­ли ему пре­дать по­гре­бе­нию их остан­ки. Епи­скоп с несколь­ки­ми кли­ри­ка­ми но­чью со­брал остан­ки слав­ных му­че­ни­ков и с че­стью по­хо­ро­нил их.

См. так­же: «Стра­да­ние свя­тых со­ро­ка му­че­ни­ков, в ар­мян­ской Се­ва­стии» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Proudly powered by WordPress | Theme: Heroic by Webriti