Василий мишин

Василий Павлович Мишин: биография


Василий Павлович Мишин (5 .01.1917—10.10.2001)

  • Конструктор ракетно-космической техники.
  • Один из основоположников советской практической космонавтики. Соратник С. П. Королёва, продолживший его работы в области космонавтики.
  • Герой Социалистического Труда;
  • Лауреат Ленинской и Государственной премий СССР;
  • Заслуженный изобретатель РСФСР;
  • Академик Академии наук СССР;
  • Член Международной академии астронавтики;
  • Заместитель, а затем Главный конструктор Центрального Конструкторского бюро экспериментального машиностроения (2-й Главный конструктор ОКБ-1 — ЦКБЭМ, позже — НПО Энергия)
  • Преподаватель кафедры проектирования и конструкции космических аппаратов Московского Авиационного института имени Серго Орджоникидзе

Родился 17 января 1917 года в деревне Бывалино, Павловско-Посадского уезда Московской губернии в обычной крестьянской семье.
Рано потеряв отца, начал работать в колхозе, но учебу не бросил, хотя в школу приходилось ходить за десять верст.
После школы-семилетки поступил в 1932 в фабрично-заводское училище при Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), получил рабочую квалификацию слесаря и был направлен на работу в цех особых заданий ЦАГИ.
Параллельно учился на вечерних подготовительных курсах при ВТУЗе и в 1935 поступил в Московский авиационный институт (МАИ). Во время учёбы в институте занимался в аэроклубе МАИ, в планерной и лётной секциях, и стал инструктором-планеристом.
Работа в КБ
После окончания факультета вооружения МАИ в 1941 был направлен в авиационное КБ В. Ф. Болховитинова, где в военные годы принимал участие в создании систем вооружения самолётов, в том числе и первого ракетного истребителя БИ-1. За удачные технические решения Мишин удостоен в 1945 году первой награды — ордена Красной Звезды.
Дипломный проект Василий Павлович разрабатывал в ОКБ-293 авиаконструктора-новатора В.Ф. Болховитинова, где и остался работать.
Хотя оригинальные истребители ОКБ-293 на вооружение ВВС не пошли, разработанные для них В.П. Мишиным дистанционно управляемые двухпулеметные установки были использованы на ряде серийных боевых самолетов других ОКБ, за что молодой специалист В.П.Мишин получил первую государственную награду – орден Красной Звезды.
В годы войны главной задачей ОКБ-293 стало создание ракетного истребителя-перехватчика БИ. При этом основные трудности возникли при разработке его двигательной установки.
Василий Павлович включился в сложную работу по ее доведению, ответственность за которую была возложена на А.М. Исаева.
Освоение на практике нетривиальных исаевских методов работы с ЖРД вызвало у Мишина широкий интерес ко всем проблемам ракетной техники.
Необходимо вспомнить, что в то время работы по созданию ракетных перехватчиков не пользовались вниманием Наркомата авиапромышленности.
Отношение к ним изменилось только после появления на фронте в 1944 году немецких реактивных истребителей.
По приказу И.В. Сталина на базе НИИ-3 и ОКБ-293 был создан НИИ ракетной авиации (НИИ-1). Первоначально НИИ-1 планировалось превратить в головной центр развития всей ракетной техники, и одним из первых его оригинальных проектов стал проект высотной исследовательской ракеты, разработанный В.П. Мишиным на основе двигателя самолета БИ.

К концу войны стало известно, что немцы в развитии жидкостных ракет ушли далеко вперед, и В.П. Мишин, наряду с другими ведущими сотрудниками НИИ-1, в 1945 году был командирован в Германию на поиски немецких «ракетных тайн», где в составе спецгруппы он занимался изучением немецкой баллистической управляемой ракеты ФАУ-2 (А-4).
Именно Василий Павлович с детективными приключениями нашел значительную часть технической документации ракеты Фау-2 (А-4), а затем в организованном под его руководством расчетно-теоретическом бюро был восстановлен почти полный комплект этой документации.
Такие успехи не могли пройти мимо внимания С.П. Королёва, назначенного в начале 1946 года Главным инженером института «Нордхаузен».
Там они стали ближайшими соратниками в создании первых советских баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. В 1946 С. П. Королёва назначили главным конструктором баллистических ракет дальнего действия. Первым заместителем главного в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия» им. С. П. Королёва) стал В. П. Мишин, и в этом качестве он работал до января 1966 года, когда ушёл из жизни С. П. Королёв. Как его преемник на посту главного конструктора и начальника ЦКБЭМ (ОКБ-1), В. П. Мишин руководил этим предприятием с 1966 по 1974.
С 1946 года в течение 20 лет он был бессменным Первым заместителем С.П. Королёва и его ближайшим соратником-единомышленником.
Сергей Павлович ценил В.П. Мишина за его талант конструктора, несмотря на резкость и сложность характера своего заместителя.
Первой полностью собственной разработкой конструкторского бюро, которое возглавил Королев, стал проект ракеты Р-3 с дальностью 3000 км.
За разработку расчетно-теоретического обоснования проекта ответственность была возложена на руководителя проектного бюро 3-го отдела НИИ-88 В.П. Мишина.
Однако двигателисты не смогли вовремя создать для Р-3 нужный двигатель.Над НИИ-88 (ЦНИИмаш) нависла серьезная угроза срыва задания государственной важности. В этой непростой ситуации именно В.П. Мишин первым решился довести до С.П. Королёва созревшее у проектантов предложение отказаться от Р-3 и сразу перейти к разработке межконтинентальной ракеты Р-7, временно удовлетворив запросы военных созданием стратегической ракеты Р-5. Это и было сделано.

Следует также отметить значительный личный вклад Василия Павловича в создание принципиально новой во всех отношениях межконтинентальной баллистической ракеты Р-9А, предопределившей в процессе разработки революцию в криогенной технике.
Принятые в этом проекте решения в дальнейшем нашли осуществление и в проекте Н-1, и в проекте ракеты-носителя «Энергия», не говоря о верхних ступенях ракет-носителей «Союз» и «Молния».
Неожиданная смерть С.П. Королёва 14 января 1966 года оставила его преемника В.П. Мишина один на один со всеми, с кем работал и умел справляться Королев, имевший огромнейший авторитет.
Василий Павлович понимал, что он не сможет полностью заменить Королева и не может пользоваться его методами работы, поэтому начал существенную перестройку организации всех работ в ОКБ-1, получившем новое название – Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ).

На этой перестройке он существенно потерял темпы работ и поддержку многих королевских соратников, но все же сохранил основной состав и тематику ЦКБЭМ и его филиалов.
Дело постепенно пошло. В ЦКБЭМ наконец-то был создан корабль «Союз» и первая орбитальная станция «Салют», доведена до летных испытаний лунная ракета-носитель Н-1.
Но не обошлось без трагедий.
При испытаниях «Союза-1» погиб космонавт В.М. Комаров, при возвращении с «Салюта» погиб первый экипаж станции (Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков, В.И. Пацаев).
После четырех неудачных пусков Н-1 В.П. Мишин предполагал модернизировать как ракету, так и всю лунную программу в целом, но государственное руководство к этому времени потеряло всякий интерес к этой программе…
В 1974 году В.П. Мишин был освобожден от руководства ЦКБЭМ.
В дальнейшей своей деятельности он сосредоточился на преподавании в МАИ (еще в 1959 году он организовал кафедру проектирования и конструкции космических аппаратов), где проработал до последних дней своей жизни.
В. П. Мишин скончался 10.10.2001, похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

В 11.04.2003 в Королеве на доме, где в 1951-1955 жил В. П. Мишин открыта мемориальная доска.
Разработки
Деятельность Мишина в 1945—1974 насыщена успехами в научной деятельности. Его вклад в создание ракетно-космической техники во многом способствовал успешному запуску первой межконтинентальной ракеты Р-7 в августе 1957, выведению на орбиту первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957, первому полёту человека в космос 12 апреля 1961.
Мишин возглавлял большой комплекс исследований и проектных разработок по созданию баллистических ракет, начиная с первой ракеты — Р-1, которая имела дальность полёта 270 км. Её первый запуск состоялся в 1948 году. В апреле 1949 приступили к созданию серии геофизических ракет: Р-1 А, −1Б, −1В, −1Е , поднимавших научную аппаратуру на высоту до 110 км; Р-2А с дальностью полёта 590 км, в октябре 1950 года было проведено зондирование атмосферы до высоты 210 км: −5Б, −5В, −5Р (с марта 1953 года выполнялись исследования космического пространства). В 1953 году была разработана оперативно-тактическая ракета Р-11 подвижного наземного базирования с дальностью полёта 270 км (принята на вооружение в 1955 году). Она работала на высококипящих компонентах топлива, что позволяло хранить и транспортировать ракету в заправленном состоянии. Первая советская стратегическая ракета Р-5 с дальностью полёта до 1200 км и отделяющейся головной частью была создана в 1953 году, а в 1955 появилась ракета Р-11 ФМ с базированием на подводной лодке, несущая ядерный заряд. Эта ракета положила начало морской ветви развития советской ракетной техники. Ракета Р-5М с ядерным зарядом испытана 2 февраля 1956 года. За создание ракеты Р-5 в 1956 году В. П. Мишин был удостоен звания Героя Социалистического Труда.
В 1957 году была разработана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, построенная по двухступенчатой схеме (стартовая масса — 280 т). Появление этого оружия имело большое значение для обороны СССР. С помощью ракеты Р-7 был запущен первый искусственный спутник Земли. Она послужила базовой конструкцией для создания трёхступенчатой ракеты-носителя «Восток», которая сделала возможными запуск тяжёлых спутников, первые полёты автоматических аппаратов к Луне и пилотируемые космические полёты.
Следующей модификацией Р-7 стала четырёхступенчатая ракета-носитель «Молния». Она позволила осуществить межпланетные полёты автоматов к Марсу и Венере, увеличить массу аппаратов для полётов к Луне (в том числе с мягкой посадкой на лунную поверхность) и вывести на орбиту спутники серии «Молния» (радио- и телевизионная связь с районами Дальнего Востока и Сибири).
На основе носителя «Восток» была разработана ракета-носитель «Восход». С её помощью были совершены пилотируемые космические полёты с двумя и тремя космонавтами и выход космонавта в открытый космос.
Усовершенствованный ракетно-космический комплекс «Союз» использовался в программах «Салют», «Союз», «Союз» — «Аполлон», «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс», «Мир» и МКС. Многие из этих проектов были задуманы ещё при жизни академика Королёва.
Вместе с ним работала плеяда учёных и инженеров, среди которых В. С. Авдуевский, В. П. Бармин, К. Д. Бушуев, Л. А. Воскресенский, А. М. Исаев, В. И. Кузнецов, А. Ю. Ишлинский, В. П. Макеев, Г. И. Петров, Н. А. Пилюгин, Б. В. Раушенбах, М. Ф. Решетнёв, Б. Е. Черток и многие другие специалисты. В этом творческом союзе важную роль играл академик Мишин. Его технические решения отличались не только оригинальностью, но и рациональностью, многие из них и в настоящее время составляют основной фонд проектно-конструкторских разработок. Под руководством и при участии Василия Павловича были реализованы такие проекты, как орбитальная станция «Салют», КК «Союз», «Прогресс», «Зонд», унифицированный разгонный блок «Д» с нетоксичными компонентами топлива (использовался для запуска АМС серий «Венера», «Вега», геостационарных спутников «Радуга», «Горизонт», «Экран»). Много сил и творческой энергии В. П. Мишин вложил в создание тяжёлого носителя «Н-1» (стартовая масса 2820 т) и лунного пилотируемого комплекса ЛЗ (масса 95 т), который планировалось запустить к Луне с помощью ракеты «Н-1». Работы над ней в ОКБ-1 начались ещё в 1959 году.
В мае 1974 года на основании письма в ЦК КПСС, подписанного руководящими работниками ОКБ-1, в том числе и Дмитрием Ильичем Козловым, Василий Павлович Мишин за существенные просчёты в руководстве ЦКБЭМ и допущенные провалы в космической программе был снят с поста главного конструктора. После этого экспериментальная отработка ракеты-носителя «Н-1» была прекращена, несмотря на готовность двух ракет к испытаниям. По мнению ведущих специалистов-разработчиков, шансы на успешные испытания этих ракет были весьма высокие. Решение о закрытии работ они считают ошибочным, поскольку оно отбросило советскую ракетно-космическую технику на много лет назад. В. П. Мишин, освобождённый от должности главного конструктора, очень тяжело переживал решение о прекращении работ по данному проекту.
Участие Мишина в других разработках:

  • 1959 — запуски межпланетных станций «Луна-1-3»;
  • 1961 — запуск АМС «Венера-1»;
  • 1961 — первый пуск чрезвычайно важной для обороны страны МБР Р-9;
  • 1962 — создание космического автоматического спутника-разведчика «Зенит»;
  • 1965 — выведение на орбиту первого спутника связи «Молния-1»;
  • 1966 — первый пуск МБР РТ-2;
  • 1968 — облёт Луны и возвращение на Землю пилотируемого корабля «Зонд» в автоматическом режиме.

В 1958 году Мишина избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1966 году — академиком.
Работа королёвского конструкторского бюро в 1946—1974 годах в области создания новейших ракетных средств вооружения и выполнения военных и гражданских ракетно-космических проектов была очень результативной. Это был период становления и интенсивного развития ракетной техники и космонавтики в СССР.
Научная работа
С 1974 года Мишин работал в Московском авиационном институте заведующим кафедрой проектирования и конструкции летательных аппаратов. Василий Павлович был одним из создателей этой кафедры в 1959 году (с этого года профессор) и возглавлял её более 30 лет, до 1974 года — по совместительству. На кафедре сложился сильный научно-педагогический коллектив, она всегда отличалась тесными связями с промышленностью. В. П. Мишин привлёк к работе в МАИ крупных специалистов из РКК «Энергия»: С. О. Охапкина, А. П. Абрамова, В. Ф. Рощина, И. М. Рапопорта, Р. Ф. Аппазова, В. К. Безвербого. На кафедре были подготовлены тысячи молодых специалистов, защищены десятки докторских и более сотни кандидатских диссертаций. Среди воспитанников Василия Павловича — многие известные учёные и специалисты, ряд членов Российской академии наук.
На кафедре были созданы крупные научно-педагогические школы, уникальные научные и учебные лаборатории, изданы многочисленные учебники и монографии. Мишин — автор монографий, учебников и учебных пособий. Наиболее известные из них — «Баллистика управляемых ракет дальнего действия» (1966 г.) и «Основы проектирования летательных аппаратов» (1985) — настольные книги не одного поколения специалистов ракетно-космической техники.
В 1968 году в МАИ был создан факультет летательных аппаратов, впоследствии — аэрокосмический факультет. Его основой стала кафедра Мишина. Мишин был одним из организаторов и признанных руководителей советских научной и научно-педагогических школ проектирования баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. Он всегда был генератором новых, нестандартных идей и решений. Он получил выдающиеся результаты по разработке современных концепций проектирования ракет-носителей многоразового использования и новые принципы построения самолётов с реактивными органами управления, осуществляющими вертикальные взлёт и посадку.
Мишин вёл общественно-научную работу, в частности возглавлял комиссию по научному наследию Ф. А. Цандера, готовил к изданию книгу о творческом пути С. П. Королёва, возглавлял учёный совет в Политехническом музее, постоянно участвовал в работе Академии наук, экспертного совета по авиационной и ракетно-космической технике ВАК РФ, программных научно-технических конференций, состоял в редколлегиях ряда журналов общества «Знание».
Неоднозначность восприятия
Несмотря на значительные научные достижения, деятельность Василия Мишина воспринимается многими ветеранами ракетно-космической отрасли негативно. Наталия Королёва в книге «C. П. Королёв. Отец» свидетельствует о многочисленных случаях малодушия, проявленных Мишиным ещё на посту заместителя Генерального конструктора. 8 лет пребывания его на посту Генерального конструктора (1966—1974) были самыми провальными с технологической точки зрения и привели к глубокому организационному кризису структуры, созданной Королёвым, — практической дезинтеграцией ЦКБЭМ и Завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ).
Начав воплощать в жизнь проект Сергея Королёва по космическим кораблям «Союз», Мишин, стремясь угодить правительству, принимал решения о запуске аппаратов с многочисленными недоработками. Это привело к 2 трагедиям, в которых погибли 4 советских космонавта (чего не случалось ни до, ни после Мишина), и последовательным неудачам на орбите (в основном связанным со стыковкой). Аварийные запуски ракеты Н1 также явно показали неспособность Генерального конструктора эффективно контролировать работу подчинённых. Именно провал советской лунной программы послужил причиной смещения Мишина с этой должности и назначению на неё Валентина Глушко. Резкой критике подверг Мишина в своих личных дневниках Н. П. Каманин.
Награды и звания:

  • Герой Социалистического Труда
  • лауреат Ленинской и Государственной премий
  • Заслуженный изобретатель РСФСР
  • золотые медали им. академика С.П.Королева АН СССР и имени В.Г. Шухова Российского союза научных и инженерных организаций, и другие медали и ордена
  • действительный член Международной академии астронавтики

: В. П. Мишин. Почему мы не слетали на Луну?
День космонавтики: Три «К» и человек за кадром

В прессе 60-х годов прошлого века можно было увидеть известную и ныне фотографию с изображением трех «К», так о ней тогда говорили.

На фото академики Королев, Курчатов и Келдыш. Но на самом деле рядом с ними стоял и четвертый, фигура которого всегда тщательно вырезалась компетентными органами. На коллективном снимке этот человек-невидимка появился только спустя годы, когда пала завеса тотальной секретности, скрывавшая тайны наших оборонных и космических разработок.

ТРОЕ НА ФОТО, НЕ СЧИТАЯ…

Этих троих на фото связывала не только работа, они и в обычной жизни были по-настоящему дружны, потому что служили общей цели — созданию для армии страны оружия, способного охладить пыл любого агрессора.

Именно эти три титана науки, эти три «К» — академики Сергей Павлович Королев, Игорь Васильевич Курчатов и Мстислав Всеволодович Келдыш — принимали все важнейшие решения по созданию ракетно-ядерного щита СССР, обеспечившего паритет между сверхдержавами — Советским Союзом и США, сохранившегося по сей день. И в одном ряду с ними стоит тот, четвертый, засекреченный, речь о котором пойдет ниже.

В статье будут использованы отрывки из беседы с Юрием Николаевичем Белкиным, летчиком гражданской авиации, много лет проработавшим в ракетно-космической корпорации «Энергия» и совершившим бессчетное количество перелетов по маршруту Москва — космодром Байконур.

Пассажирами его самолетов, выполнявших специальные рейсы, очень часто были космонавты, величайшие ученые и конструкторы нашей страны, со многими из которых он был знаком лично.

В канун очередного Дня космонавтики Юрий Белкин поделился своими воспоминаниями, и это очень ценно, ведь любая, даже самая незначительная мелочь может рассказать о человеке многое.

КОРОЛЕВ

О Королеве много написано и отсняты километры кинолент. Но была у него одна не всем известная черта характера, которую подметил Юрий Белкин.

Известно, что по навету «коллег» Сергей Павлович шесть лет провел в ГУЛАГе на золотых приисках и в московской «шарашке», где приходилось заниматься конструкторской работой в тюремных условиях. Видимо, пережитое и наложило свой отпечаток на Королева — даже после реабилитации он никогда не забывал обид и не прощал своих обидчиков.

Юрий Белкин вспоминает: «Сергей Павлович был в общении прост и доброжелателен даже с нами, простыми летчиками. Но в определенных случаях — очень суров. Вспоминается случай.

Самолет готов к вылету в Москву, ждем Королева. Вдруг по трапу поднимается очень самоуверенный мужчина с портфелем — и в салон. Спрашиваю, мол, кто такой? Отвечает: майор Комитета госбезопасности. Тут подъезжает Сергей Павлович. Докладываю: «На борту майор КГБ, сидит, козыряет своим удостоверением. Видимо, тоже собрался в Москву». Королев кагэбэшнику: «Ну-ка, иди сюда!» — «Слушаю вас». — «Вон отсюда! По шпалам в Москву. Никакого тебе самолета!»

И это не единичный случай. Не питал Королев теплых чувств к правоохранительным органам и силовым структурам».

КЕЛДЫШ

Ю.Б.: «С Келдышем мы тоже часто летали, и с ним у меня связан один забавный случай, который, кстати, ярко подчеркивает его интеллигентность.

Летели на Ил-14 с Байконура в Москву, с нами один пассажир. Вылет был срочный. Я как командир знаю, что пассажир — это Келдыш, который тогда еще не был президентом Академии наук СССР. Его тогда называли Главным теоретиком космической техники, а Королева — Главным конструктором.

Срочность срочностью, но у нас была, так сказать, традиция: в это время года (а на дворе май) мы по пути в Москву обязательно садились в Гурьеве, а там, в низовьях Волги, и тебе осетринка разная, и икорка дешевая на базаре…

Сели. Спрашиваю: «Мстислав Всеволодович, вы с нами?» — «А вы куда?» Объясняю, что на базар. «Хорошо, я с удовольствием с вами на рынок схожу», — отвечает своим незабываемым вкрадчивым голосом. Побежали на базар к знакомым рыбакам, у которых было все для нас необходимое.

Келдыш купил для себя совсем немного, буквально мизер какой-то, стоит, ждет нас у ворот базара, а мы для всего отряда, родных и близких таскаем рыбные деликатесы, не соврать, ведрами. И был у меня один беспардонный радист, его никогда не интересовало, кто с нами летает.

Подбегает к Келдышу: «О! Вы больше ничего не будете покупать?» — «Нет, все, спасибо». — «Ну тогда постойте тут у ворот, поохраняйте, а мы пока еще побегаем». Выхожу с базара — вижу Келдыша, а вокруг него целый склад провизии. Спрашиваю, в чем дело. «Да меня ваш товарищ посторожить попросил», — говорит извиняющимся тоном.

Смешно, да не до смеху, но в Москву прилетели благополучно. Распрощались, а через пару дней его выбирают президентом Академии наук. Поэтому и был срочный вылет, и Келдыш знал, для чего он летит и каков будет результат, а тут мы ставим будущего президента рыбу сторожить… Общее мнение экипажа — наш мужик».

КУРЧАТОВ

К сожалению, Юрию Белкину не довелось быть близким знакомым академика Игоря Курчатова: «Летал вместе со мной неоднократно, но близких отношений как-то не сложилось, но это не означает, что он был нелюдимым или слишком заносчивым. Просто мне самому он казался человеком такого высочайшего интеллектуального уровня, таким неприступным и недосягаемым… Духа не хватало подойти и заговорить».

Гений-атомщик Игорь Васильевич Курчатов писал в своих дневниках, что еще с юности мечтал узнать, откуда берется энергия звезд. И это его любопытство вселенского масштаба привело к тому, что он стал «отцом» советской атомной бомбы.

МИШИН, ЗАКАДРОВЫЙ КОНСТРУКТОР

Ю.Б.: «Все тогда в стране выглядело странно. Василий Павлович Мишин был первым заместителем Королева, его правой рукой, но в нашей стране никто не должен был об этом знать. И если Королев был великим вдохновителем и организатором, то Василий Павлович был, что называется, мозгом, превращавшим идеи Главного конструктора в реальный технический продукт, но об этом не писали в газетах. И никаких фотосъемок. Но у меня есть фотография, где три «К» стоят вместе с Мишиным. Впоследствии на снимке он напишет: «В память о замечательных людях. В.П. Мишин».

А получилось так, что во время одного из полетов я показал ему этот снимок, которому он несказанно удивился: «У меня такого нет. Отдай его мне!» Я ответил: «С удовольствием, но лучше я сделаю вам копию, потому что вы мне его не вернете». Мы с ним всегда в хороших отношениях были. «Да, да, обязательно, не забудь», — в ответ он и сделал мне подпись на фото.

Василий Павлович сам по себе чудесный и очень интересный человек, ставший преемником Королева после его смерти. Впоследствии был отправлен в «ссылку» — на преподавательскую работу в МАИ.

Всеми нашими успехами в космосе мы обязаны Королеву и Мишину, я считаю. Причину же «разжалования» Мишина из генеральных конструкторов в заведующие кафедрой МАИ связывают с провалом советской лунной программы из-за ряда неудачных испытаний суперракеты-носителя Н-1, когда битва за Луну была проиграна Америке.

Скорее всего, это был формальный повод, столь грандиозные проекты не могут рушиться по вине всего лишь одного человека.

Кстати, был любопытный момент, когда у Мишина выявили такую же болезнь, как и у Королева, от которой тот и скончался в операционной кремлевской больницы.

А операцию Мишину провел опытнейший военный хирург Давид Славуцкий, заслуженный врач России. Причем оперировал Славуцкий вместе со своей бригадой прямо на даче у Василия Павловича, за что и получил очень сильно по шапке за несоблюдение субординации — людей уровня Мишина нужно непременно лечить в кремлевке. А Василий Павлович как-то ей не доверился и оказался прав — здравствовал еще не один год.

Отмечаемый на этой неделе День космонавтики — своевременный повод напомнить, что все космонавты, особенно первые, — герои на все времена, и этого никто никогда не оспорит. Они были отважными исполнителями, ведущими актерами сурового театра под названием «Покорение космоса».

Им доставались главные роли, почет и любовь миллионов людей. А были еще гениальные режиссеры, такие, как Королев, Мишин и другие, кто оставался за кадром, за кулисами. Их невидимые последователи работают и сегодня, укрепляя мощь нашей страны, но их фамилии и заслуги станут известны спустя десятилетия.

Между тем споры о трагической гибели первого космонавта Земли не утихают до сих пор. За эти полвека было озвучено немало самых фантастических и вместе с тем весьма правдоподобных версий.

Знаменитый космонавт Алексей Леонов в интервью главному редактору «Мира Новостей» Николаю Кружилину поделился своей версией гибели Юрия Гагарина, и, судя по всему, она и есть настоящая. Читайте статью «Как же все-таки погиб Юрий Гагарин?»

Валерий Мальчев.

Фото из личного

архива Ю. Белкина.

18 января 1997 г . исполнилось 80 лет со дня рождения выдающегося ученого и инженера в области теории движения и проектирования ракетных и космических комплексов, академика Российской Академии наук Василия Павловича Мишина — одного из основоположников отечественного космического машиностроения.

В истории Московского авиационного института академик Мишин занимает особое место. Вместе с С.П.Королевым, он стал основателем, а затем и первым заведующим нынешней 601-й кафедры — одной из первых ракетно-космических кафедр в нашей стране. За всю жизнь работал, не считая МАИ, только в двух местах — в КБ у Болховитинова (и с ним в НИИ-3), а потом — у Королева. Считает своими учениками (по МАИ) М.Ф.Решетнева, В.П.Макеева и конструктора китайского носителя «Великий Поход». В ответ на вопрос, какой момент своей жизни он считает звездным часом, сказал, что таковых у него не было. Из неопубликованного интервью с В.П.Мишиным

Творческий путь академика Мишина во многом совпадает с основными этапами развития космонавтики. Более того — в свое время Василий Павлович оказался среди тех, чьи идеи и чья напряженная творческая работа непосредственно определили очертания отечественного ракетно-космического комплекса. С.П.Королев и В.П.Мишин. Не только юбилейные даты — и имена их в истории нашего ракетостроения неразрывно связаны. Недавно выбравшийся из казанской «шарашки» Королев в подполковничьих погонах и командированный из КБ Болховитинова выпускник факультета вооружений МАИ «майор» Мишин впервые встретились в Пенемюнде, у «развалин» немецкого ракетного комплекса. Уже там, анализируя опыт команды фон Брауна, а затем и перенося на отечественную почву фон-Брауновские Фау-2, СП и ВП заложили основы будущей подлипкинской команды. В подмосковных Подлипках на базе артиллерийского завода в 1946 года было создано ОКБ-1, сегодня выросшее в Ракетно-космическую корпорацию «Энергия». А спрятанный тогда подмосковной станцией Подлипки-Дачные «тайный город» Калининград — этой осенью обрел новое качество — указом Президента был переименован в город Королев. Тогда, в 46-м, В.П.Мишин стал у Королева заместителем Главного Конструктора- и так и пробыл «зам.главного» до смерти Королева в 1966-м. Мишин отвечал у Королева за «науку», курировал научно-исследовательские и проектные работы. Был «генератором идей». «Знать состояние дела, быстро разбираться в сложном вопросе и быстро принимать решения — вот что приходится видеть, наблюдая за работой Василия Павловича», — напишет в 1987 г . академик К.Колесников, в свое время много участвовавший в «мишинских» семинарах. За Р-1, созданной с использованием немецкого опыта, последовала Р-2, затем — Р-3, Р-5… Но подлинной вершиной Мишина стала «семерка», ракета Р-7, позволившая вывести в космос первый спутник и гагаринский «Восток», первые межпланетные станции и спутники связи, да и сегодня остающаяся основой «Союзов» и «Молний» — основных ракет-носителей российской космической программы. За Мишиным — вся проработка компоновочной схемы и основных проектно-конструкторских параметров Р-7 — тогда, в 50-х, ставшей первой в мире межконтинентальной баллистической ракетой и предоставившей политикам увесистый «аргумент» в порядком напряженной международной обстановке. «Семерка» неожиданно превратилась из военно-политической «дубинки» в «космического извозчика». За ней последовали первые спутники и пилотируемые корабли. А потом началась «лунная эпопея» — яростная гонка с американцами в попытках высадить на Луну советского космонавта — первым, и никак не иначе! Гигантская лунная ракета Н-1 стала «лебединой песней» Королева, скончавшегося в 1966 г . после пустяковой, как казалось, операции. Преемником СП стал ВП — настоял коллектив. «Наступила эра преемника С.П.Королева академика Василия Павловича Мишина… Его опыт работы в ракетной технике, его научно-теоретические изыскания к этому моменту были широко известны как специалистам, так и студентам МАИ и МВТУ им.Баумана». В.М.Филин, заместитель Генерального конструктора РКК «Энергия», один из участников работы над Лунным Кораблем Мишин руководит работами по созданию тяжелого носителя, лунных кораблей — облетного и посадочного, созданием нового производства в Куйбышеве и сборочного завода на Байконуре… История Н-1 и проигранной нами «гонки за Луну» описывалась уже многократно. Давал интервью, публиковал статьи и книги у нас и за рубежом и В.П.Мишин. Увы — на этот раз гигантская кооперация не сработала. Дали о себе знать и давние «политические и идейные» расхождения руководителей фирм-гигантов ракетно-космического комплекса. Неудачи преследуют и лунную программу, и пилотируемые «Союзы»… В 1974 году министр общего машиностроения С.А.Афанасьев привозит в Подлипки академика В.П.Глушко — и представляет его коллективу в качестве Генерального конструктора. Новая глава более чем полувековой творческой биографии академика Мишина начинается в Московском Авиационном Институте. При Королеве еще созданная кафедра ракетостроения всегда была объектом особого внимания — когда предприятия отрасли перешли на пятидневку, по субботам сюда приезжали читать лекции ведущие конструкторы и проектанты, профессорами кафедры стали и Мишин, и сам Королев. Благодаря Мишину, в свое время сформировалась уникальная учебно-методическая база кафедры — сюда приехали из Подлипок и Р-7, и «Союзы», и лунный корабль… Став заведующим кафедрой в 1959 г ., в 1974-м ВП окончательно перебирается на Ленинградское шоссе. В МАИ складывается научная школа проектирования ракетно-космических систем, а из «мишинской» кафедры самолетостроительного факультета в 1969 году вырастает факультет летательных аппаратов — нынешний Аэрокосмический факультет МАИ. В тот год на Луну ступил Нейл Армстронг; и хотя советская лунная эпопея оказалась незавершенной, кафедра, а затем и факультет — другое детище ВП — вскоре уверенно заявляют о себе в космическом сообществе. В 1984 г . работа научного коллектива под руководством Василия Павловича Мишина в области исследования тепловых режимов конструкций летательных аппаратов была удостоена Государственной премии СССР. Выпускниками «кафедры Мишина» стали нынешние Главные и Генеральные конструкторы, летчики-космонавты. На праздновании юбилея академика в Музее МАИ собрался «весь цвет» нашей космонавтики — генеральный директор РКА Ю.Н.Коптев, космонавт и депутат Госдумы В.И.Севастьянов, Генеральный конструктор РКК «Энергия» Ю.П.Семенов, заместитель генерального конструктора ГКНПЦ им.Хруничева В. К. Карраск… Ракетчики праздновали юбилей не просто одного из своих коллег — создателя научной школы и крупного организатора науки. Василий Павлович Мишин никогда не был благостным «кабинетным академиком». Помню его рассказ о попытках назначить в свое время в «королёвское» ОКБ, плюс к главному конструктору еще и генерального директора — этакого «парторга ЦК». «Уж либо пляски, либо песни», — заявил ВП… и в его бытность никакого «парторга ЦК» в Подлипках так и не появилось….

Одно из направлений сегодняшней работы академика Мишина — дальнейшее сближение авиации и космонавтики. Несколько лет назад ВП обнародовал свою концепцию нового подхода к созданию систем управления самолетами, основанного на «ракетных» принципах. Продолжается уже более чем сорокалетняя история «семерки» — ученики ВП работают над проектами ее модернизации, в том числе — с использованием двигателей, оставшихся от прекращенной в свое время лунной программы, даже рассматривают возможность возвращения первой ступени модернизированной ракеты для повторного использования… Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, Золотой медали имени Королева, академик РАН В.П.Мишин в 1996 г . по итогам конкурса Российского союза научных и инженерных организаций награжден Золотой медалью им.В. Г.Шухова.Так отмечен вклад Василия Павловича в развитие отечественного инженерного дела.

«Ракетная техника способна существенно облегчить решение проблем, стоящих перед человечеством. Ракетная техника уже способна решать в космосе многие проблемы, связанные с материальными и духовными потребностями людей. Чтобы более эффективно расходовать имеющиеся средства, срочно необходимо разработать долговременную федеральную космическую программу. Эта программа должна отдавать высший приоритет разработке и созданию многоразовых высокоэффективных ракет, которые существенно (более, чем на порядок) снижают удельную стоимость доставки груза на орбита. Дальнейшие космические исследования и разработки должны стать полем международного сотрудничества. Пришло время учредить международную организацию для координации участия различных стран в разработке и создании новых ракет. При разумном расходовании имеющихся средств и ресурсов, Россия — страна, которая открыла космическую эру — может и должна занять одну из лидирующих позиций в сообществе стран, занимающихся космическими исследованиями и их прикладным использованием». В.П.Мишин. Из интервью журналу Space Bulletin (с англ.)

Военное дело

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на русском языке.

Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации
  • порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
  • распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
  • преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»);
  • смысл текста трудно или невозможно уловить;
  • текст написан по-русски с использованием латиницы;
  • текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
  • текст не разбит на предложения.

В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.