Вброс информации, что это?

Теория вброса. Почему фейки в соцсетях портят вашу жизнь?

Социальные сети переполнены лживыми слухами: люди радостно делятся «секретными» листовками, «утекшими документами» и жизненными историями от друга троюродной сестры, работающей «в органах». Иногда такие фейки настолько недостоверны, что даже смешны, но попадаются и действительно страшные экземпляры, которые могут испортить вашу жизнь. Почему вбросы опасны и как с ними бороться — в материале 4PDA.

Недавно мы перечислили самые безумные городcкие легенды. Все эти истории про «утечки из ФСБ», «жвачку с наркотиками» и прочий кошмар. Очевидное же надувательство — ну какой сотрудник ФСБ выложит бумажку с перечнем террористов, бомбящих города? Да ещё и без печати? Однако народ поверил, ведь терроризм — жуткое дело. Страшилки в принципе бьют по базовым фобиям; их будто придумывает цыганка с вокзала, которая точно знает, на что давить.

Почему так происходит? Зачем фейки распространяют? Чем они могут насолить? И как, наконец, отличить правду от вымысла?

Слева — Леонид Армер, администратор сообщества «МСБ». Справа — Никита Савин, старший преподаватель департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ

Разобраться в этом нам помог социолог Никита Савин, старший преподаватель департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ, а также Леонид Армер, администратор сообщества «МСБ», где борются со вбросами.

Откуда берутся фейки?

И действительно. Ведь нет какой-то специальной «фабрики лжи», где старательные гномы куют своими молоточками особо ядрёные небылицы. Некоторые страшилки рождаются спонтанно, под воздействием внешних факторов. Некоторые вырастают из прошлого.

Когда гремела новость про «наркожвачку», старшее поколение вспомнило, что их точно так же пугали перед Олимпиадой-80.

Якобы злобные иностранцы раздавали жвачки с лезвиями внутри, чтобы поиздеваться над пионерами из проклятого Союза. А какая-то часть «утечек» — просто попытка привлечь к себе внимание. Рассказывает администратор сообщества «МСБ»:

Появление фейка в Сети нередко происходит с подачи пиарщиков сообществ, которые сочиняют горячие истории или реанимируют старые, чтобы раскрутить свои странички в соцсетях. Однажды в Ленинградской области утонули подряд два мальчика. В соцсетях тут же объявились пользователи, заговорившие об игре «Прыгай или тони». Трагедию завернули в очередной вброс, и самое ужасное, что на фоне истерии это могло пойти в народ.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Или тот же случай с хабаровскими живодёрками. Несколько человек создали группу на тему, открыли фиктивные страницы этих девочек и стали переписываться с пользователями. На «стену» они выкладывали картинки с издевательствами над животными — будто это их рук дело. Народ, естественно, возмутился — люди даже стали сбиваться в ополчение, чтобы наказать лже-живодёров. На вопрос создавшим группу: «А в чем прикол-то?», прозвучало: «Да просто весело смотреть на людей, которые ведутся». Они испытывали нездоровое злорадство, наблюдая, сколько пользователей им поверят, и развлекаясь над поступающими угрозами. По их мнению, шалость удалась.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Кто распространяет ложь и зачем?

Казалось бы, очевидно: люди пугаются и, прежде чем включить голову, жмут кнопку репоста. Однако не всё так просто. Часть вбросов обязательно сопровождает комментарий типа «у меня брат там работает, ему рассказали, что всё так и есть». И тут уже «голая» информация приобретает ценность — обыватель получил подтверждение. А ему не столь важно, из чьих уст оно поступило: «Зачем человеку врать?». Но врёт же — никто никакому брату ничего не рассказывал.

Зачем люди это придумывают? Чтобы придать веса своей догадке или сознательно ввести в заблуждение?

Отвечает Никита Савин, преподаватель НИУ ВШЭ:

Проблема фейковых новостей не сводится к людям, которые из удовольствия или социопатии их придумывают. Во-первых, люди подчас искренне верят в распространяемую ими ложную информацию. Критерии истинности в повседневной жизни отличаются от таковых в профессиональной журналистике. Если соседка рассказала вам про нового ядовитого жука в вашем районе, вы ей поверили и написали об этом в соцсетях, а ваш друг, лидер общественного мнения, поверил вам и перепостил — это тоже распространение лжи. При этом мотив остаётся самым благородным — предупредить об опасности. Во-вторых, нельзя исключать экономических и политических агентов, которые гоняют вбросы в своих интересах.

Никита Савин Преподаватель НИУ ВШЭ

Леонид уточняет, что чаще всего фейки запускают люди, которые «не очень здоровы психически». «Такие индивидуумы способны взять некую первичную информацию и переработать ее на свой вкус», — говорит администратор «МСБ». Однако снежный ком нарастает и дальше — тут уже к делу подключаются все остальные.

Как ещё работают «вирусные цепочки»? Это граждане, которые, исходя из своих психологических особенностей, считают, что просто обязаны предупредить об угрозе как можно больше людей. Может быть, это такое искажённое чувство собственной значимости или повышенная тревожность, в результате чего они занимаются массовой рассылкой фейков.

Далее информация «обрабатывается» — всегда находятся те, кто не просто кидает вброс дальше, но «присваивает» себе то или иное участие в выдуманной истории. Либо «что-то видел», либо «знакомые в МВД\ФСБ\СВР\УФСИН\Госдуме\школе\детсаду подтвердили». Причём «подтверждают» и подростки, и взрослые, желающие внимания.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Почему фейки опасны?

Сама по себе информация — какой бы она ни была — никого не убивает. Любая, даже самая страшная, листовка — всего лишь копия текста, написанного каким-то шутником. Так стоит ли беспокоиться из-за вбросов, ведь прямого убытка от них нет?

О глобальном вреде человечеству говорить сложно. Проблема фальшивых новостей — последствия изменений в медийной системе. С одной стороны, теперь информацию распространяет не только журналистика — новости могут появляться в социальных сетях без проверки и репутационной гарантии. С другой, экономические и политические идеологи осваивают новые публичные пространства, используя соцсети в своих интересах. Например, могут осознанно запускать те самые вбросы.

В такой медийной среде человек уже не может слепо полагаться на любой источник информации. Он должен обладать определённой степенью медиаграмотности.

Никита Савин Преподаватель НИУ ВШЭ

Человека проще обмануть, подсаживая на ложь — в итоге он перестанет понимать, где правда, а где вымысел.

Происходит засорение информпространства. Жертвы — в первую очередь граждане с повышенной мнительностью, которые не могут критично воспринимать информацию, будучи по природе своей доверчивыми людьми. Для них данных в фейке достаточно, чтобы впасть в панику — так было, например, с листовкой про смертников, которая благодаря интернету и бездумным перепостам, «приехала» почти во все населённые пункты РФ. В крупных городах люди даже меняли образ жизни: какое-то время не спускались в метро и не ходили в торговые центры.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Отдельная проблема — если на удочку лжи попадается человек публичный, способный влиять на общественное мнение.

В 2017 году была история о «жвачках с наркотиками», и одним из её популяризаторов стал начальник управления по образованию, культуре, спорту и работе с молодежью администрации городского округа Краснознаменск Московской области Виктор Грищенко. Он написал письмо руководителям образовательных учреждений: мол, негодяи активно втягивают детей в свои сети, угощая их жвачками с наркотиком. На приманку попались в Липецкой, Калужской и Московской областях. При этом чиновник сослался на некое письмо ГУ МВД России по Подмосковью, которое никто не видел.

На письмо Грищенко обратили внимание и в других регионах России. Тогда ещё губернатор Кемеровской области Аман Тулеев проинформировал своих подчиненных, местные учебные заведения и областную полицию об угрозе приобщения детей к наркотикам с помощью жвачек. А раз уж воздействию информационного вируса подверглись столь опытные люди, то что говорить о простых впечатлительных гражданах? И что в итоге сказал сам Грищенко? Он, как оказалось, просто ВЫДУМАЛ письмо из МВД для, опять же, придания документу достоверности. Сработал принцип «кто же будет проверять?

Всё это может привести к самому печальному варианту — люди начнут звонить в органы, рассказывать о террористах и бомбах.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Фейки могут быть полезны?

Безусловно, вбросы — зло. Ложная информация не ведёт ни к чему хорошему. Но разве от фейков нет пользы? Новость об очередном педофиле напомнит, что надо внимательнее следить за своим ребёнком, а рассказы про теракты заставят держать ухо востро. Ведь всегда лучше перестраховаться, чем потом кусать локти?

Сложное общество строится на принципе разделения труда и специализации. Мы не можем разбираться во всём, что нас окружает, поэтому нуждаемся в достоверной информации, которой бы доверяли. Фейковые новости — не благо, но эта проблема может сыграть роль вакцины, которая сформирует у людей иммунитет к информационному манипулированию.

Никита Савин Преподаватель НИУ ВШЭ

Другой эксперт более категоричен — по его мнению, фейки ничем не помогают.

Никакой пользы нет. Как показывает практика, формула «предупреждён — значит вооружён» никаким образом не влияет на безопасность кого бы то ни было.

Леонид Армер Администратор сообщества «МСБ»

Государство и соцсети как-то борются?

За распространение вбросов в России не судят — не путайте с экстремизмом. Леонид подтверждает, что о таких делах не слышал. Во властных кругах ходят разговоры о том, чтобы наказывать, но дальше идеи дело не зашло. Да и сложно себе представить состав преступления, ведь на практике всё непросто: нужно отыскать первоисточник, установить личность и доказать, что это сделал пользователь, а не какие-нибудь взломщики страниц.

Разумеется, борьба с провокационными новостями ведётся и по другую сторону экрана — соцсети имеют для этого определённый инструментарий.

В Facebook недостоверные публикации получают специальные пометки — если пользователь пытается репостить, его несколько раз переспрашивают.

Пресс-служба «ВКонтакте» заверила нас, что их система модерации в режиме реального времени выявляет и блокирует ботов, которые распространяют спам или устраивают массовые рассылки разной информации:

В нашей соцсети любой пользователь может сообщить о неправомерном, оскорбительном или недостоверном по его мнению контенте с помощью кнопки «Пожаловаться». Мы рассматриваем все жалобы без исключений. У нас одна из самых больших служб модерации и мы реагируем максимально оперативно: материалы, которые нарушают правила сайта или законодательство, удаляются, а нарушители блокируются. Кроме того, в соответствии с законом мы обязаны реагировать на сигналы регулятора — Роскомнадзора.

Пресс-служба «ВКонтакте»

Как отличить фейк от не фейка?

Несмотря на очевидный характер большинства вбросов, попасться в капкан информационного вранья может любой — например, ваш родственник. Да и непонятно, что делать с явной выдумкой — мимо пройти? А если всё-таки правда?

Мы попросили нашего эксперта составить небольшую инструкцию — что делать, если вы столкнулись с откровенной ложью и как поступать, если вас одолевают сомнения.

Если сомнения:

  • Новость выглядит «достоверной»? Пробегитесь по комментариям. Там могут быть ироничные отзывы вроде «Живу в этом дворе, ничего такого не вижу». Затем изучите новостные ленты своего населённого пункта — в наше время достаточно трудно что-то скрыть, и позиция «власти скрывают» уже не так актуальна. Если совсем не уверены, возьмите паузу — фейк будет разрастаться, и довольно быстро попадёт на глаза журналистов, которые в поисках горячих новостей пристально наблюдают за группами вида «ЧП в таком-то городе». Журналисты сами проверят, связавшись с официальными лицами;
  • Можете обратиться и в наш паблик — «МБС» — мы проверим. Если это действительно вброс, то через некоторое время он займёт место в нашей коллекции.

Если видно фейк:

  • Разумеется, не делать репост. Информацию выложил кто-то из ваших знакомых? Объясните им, что пост лучше удалить;
  • Идеально, если вы потратите несколько минут, подав жалобу в службы поддержки. Укажите на «спам» — обычно модераторам соцсетей достаточно внести в фильтр образец текста или изображения, чтобы фейк пропал во всей сети.

Вбросы — угроза общества XXI века. Они опасны, потому что вносят сумятицу, сеют панику и засоряют информационное пространство. С ними надо бороться, и теперь вы понимаете, как. В конце концов, мы за интернет платим не для того, чтобы нас там обманывали.

Источник: Галина Салдан

Что за понятие «вброс» в соц.сетях?

Понятие «вброс» (например, какой-то скандальной новости) определяется несколькими характерными признаками. Хотя если у новости присутствует один признак, позволяющий думать, что эта новость — «вброс», то это может быть и не так. Но когда этих признаков несколько, стоит задуматься над вопросом: «А нужно ли вообще доверять такой новости?» При этом хорошо продуманные и качественно выполненные «вбросы» отличить от просто новостной информации бывает трудно. Но менее качественный «вброс» определить всё же можно по следующим признакам. Итак, «новость» может быть подготовлена по принципу: «всё новое — это хорошо забытое старое». То есть берётся событие, которое было новостью несколько лет назад, перефразируется (читайте: перевирается с добавлением скандальных подробностей) и выдается за свежую новость. Также следует обратить внимание на то, что «вбросы» — это, как правило, большое количество «клонов» двух — трёх авторских статей. Тогда как о действительно новом событии достаточно много именно авторских текстов. Кроме того, важен первоисточник так называемой «горячей новости». Например, в соцсети существует страничка, на которой несколько семейных фотографий, парочка кулинарных рецептов и никакой политики или рассуждений данного пользователя по теме «на злобу дня». И однажды появляется прямо — таки разгромный текст, скажем, о какой — то нечистой на руку известной персоне. Это сообщение набирает «вдруг» огромное количество просмотров и копируется везде. А страничка после этого удаляется пользователем под любым благовидным предлогом. Вот примерно такая примитивная схемка. Наверно есть ещё какие-то признаки, но эти, на мой взгляд, наиболее заметны.

Информационный вброс

Информационный вброс — это резкое заполнение информационного пространства коротким сообщением, вызывающим сильную эмоциональную реакцию. Основная цель информационного вброса — создать резонанс в информационном пространстве. Информационный вброс, в первую очередь, — способ распространения информации, инструмент. В современном информационном пространстве вбросы получили самое широкое применение в виду высокой эффективности и крайней дешевизны.

ВНИМАНИЕ! Информационный вброс не имеет ничего общего со способом фальсификации выборов, известным как «вброс бюллетеней»!

Информационный вброс. Типы.

Политический. Создание определенной эмоциональной реакции общества на что-то связанное с политической ситуацией. Под политикой тут понимается совершенно все, что как-то может касаться и влиять на взаимоотношения человека и государства, социальных групп. Именно в политических вбросах наиболее распространена негативная информация. Политический вброс всегда направлен на формирование мнения о политическом объекте (политика) или субъекте (государство, органы правительства, госпредприятия и т.п.) и использует самые крупные СМИ. При этом фон самого сообщения вброса всегда распространяется на вышестоящие от цели структуры. Например, дискредитируя конкретного политика, члена определенной партии, дискредитируется вся партия в целом. При этом практически всегда политический вброс берет начало в достаточно политически ангажированных изданиях, явно противостоящих тем, кто является объектом вброса, и часто начинается во время каких-либо важных политических событий, например, выборов.

Рекламный. Рекламные вбросы практически всегда создаются маркетинговыми агентствами для формирования позитивного образа конкретного товара или услуги. Так же к этому типу относятся всевозможные пиар-акции медийных персон, организаций, брендов и прочего, целью которых фактически является лишь привлечение внимания целевой аудитории к объекту акции. Для рекламных вбросов характерно то, что они очень редко бывают негативными, направленными на дискредитацию.

Основные характеристики типов информационных вбросов:

Политический Рекламный
Объект обсуждения Политик или поличисеский субъект Товар, бренд, медиа-персона
Распространитель Ангажированый Не политизирован
Привязка с ситуации Политические события Спонтанно
Побочное воздействие Вышестоящие или смежное Нет

Все сказанное ниже будет в основном касаться политических информационных вбросов т.к. они имеют наибольший общественный резонанс и наиболее интересны с точки зрения методик.

Принципы информационного вброса.

Сегодня принято считать информационные вбросы заведомо негативной тактикой, основанной на лжи. Однако, как и в большинстве случаев, связанных с теорией пропаганды, вброс — это всего лишь метод, а его использование остается целиком на совести участников. Но нужно понимать, что негативная информация всегда распространяется значительно эффективнее. Т.е. информационный вброс не является дезинформацией по своей сути, потому что вброс — это способ распространения информации, а не сама информация.

Для вброса характерна одна главная черта – массовость. В случае с рекламным вбросом создается максимальное информационное давление на целевую аудиторию через все актуальные информационные каналы. Политические же вбросы, не ориентирующиеся на конкретную аудиторию, пытаются одновременно использовать все каналы, которые только смогут.

Вбросы не являются чем-то инновационным, по сути это лишь адаптированная под современные реалии форма слухов. Формирование вброса происходит аналогичным со слухами образом – информация передается от объекта к объекту без проверки ее правдивости и, зачастую, обрастает новыми подробностями, созданными по пути. В итоге информационный повод, даже если он был правдивым, может измениться до неузнаваемости, но при этом сохранит и распространит необходимый эмоциональный заряд на всем пути. Однако информационные вбросы отличаются от слухов двумя ключевыми моментами – массовостью и примерной прогнозируемостью результата.

Для начала вброса необходимо иметь подходящий информационный повод, то изначальное сообщение, которое будет распространяться. Для вброса не подойдет любое событие, а лишь то, которое потенциально способно вызвать эмоциональную реакцию и резонанс в обществе. В случае отсутствия подобного инфоповода в конкретный момент допускается фальсификация событий, вплоть до выдумывания, частичное или полное искажение фактов для предания нужного эмоционального заряда. Как уже упоминалось – максимальную реакцию вызывают негативные события. Именно поэтому вбросы, в основном, негативные. Это связанно с человеческой психологией – любой негатив воспринимается как опасность, а любое живое существо бурно реагирует на опасность, особо не пытаясь понять, что случилось. Именно поэтому основная масса политических вбросов направлена на очернение политического актора. Испортить чужую репутацию проще, чем создавать свою.

При этом важно чтобы инфоповод был максимально непроверяем конечным потребителем сообщения. В основном это достигается за счет отсутствия прямых источников и описания события или ситуации в общих чертах, без подробностей. Подробности в таком сообщении вообще противопоказаны. Они, во-первых, отвлекают от эмоционального заряда, во-вторых, часто показывают, что «все не так плохо». И, в-третьих, в процессе подгонки подробностей под цель вброса с высокой вероятностью возникнут различные логические ошибки, которые покажут фальсификацию.

Типичный пример информационного вброса от Комсомольской Правды от 14 июля 2019 года.

Источник

Естественно в статье нет никакой конкретики, кроме указания, якобы, места задержания – маленький городок под Новосибирском о котором никогда не слышало большинство читателей КП. Однако имеется крайне громкий заголовок вызывающий страх и ненависть. При учете того, что в самой же статье сказано о том, что девушка не арестована и ей даже не предъявлены обвинения, но журналист КП не постеснялась сделать свои выводы, неизвестно на чем основанные, и сообщить их всей стране.

После формирования инфоповода происходит сам вброс. Его первая волна – сообщение публикуется какими-либо авторитетными СМИ. Чем больше крупных СМИ задействовано, тем больший охват получает первая волна и тем больше уровень доверия у дальнейших участников. При этом важно правильно оценить уровень негативного заряда первой волны, так чтобы сообщение не вызвало резкое отторжение у аудитории, например из-за своей очевидной фальсификации.

Примером отторгнутого информационного вброса в российских СМИ может являться печально знаменитый сюжет «Первого канала» о преступных действиях украинских силовиков в г. Славянск, показанный в июле 2014 года. В сюжете приводилось интервью беженки из Славянска, чьего сына, якобы, буквально распяли украинские военные на ее же глазах. Интервью сразу же вызвало массовую негативную реакцию российской общественности, в кратчайшие сроки была выявлена фальшивость этой истории и «Первый канал», и так имевший в России репутацию «пропагандистского», получил огромный ущерб репутации. При этом данная история распространялась именно как типичный вброс, однако изначально чрезмерный уровень негатива вызвал отторжение. С уверенностью можно сказать, что фрагмент с распятием был лишним, ведь именно на это, а не на факт убийства ребенка военными в основном была реакция отторжения.

Далее, во второй волне, сообщение подхватывают мелкие СМИ, цель которых, зачастую, в современных реалиях, не распространять информацию как таковую, а в большей степени потреблять внимание аудитории, получая от этого прямую материальную выгоду от рекламы и прочего. Однако просто взять и пересказать изначальное сообщение крупного СМИ нельзя, это будет негативно воспринято как публикой, так и поисковыми системами интернета. Поэтому они вынуждены в некоторой степени изменять изначальное сообщение, добавляя в него еще больше несуществующих подробностей, дабы как-то выделиться среди огромной массы конкурентов. И снова наибольшее внимание привлекают громкие, негативные сообщения.

Вторая волна вброса зачастую происходит сама собой, без очевидного заказа и влияния кого бы то ни было. Мелкие СМИ, которые в виду простых материальных ограничений не могут производить уникальную информацию, вынуждены потреблять, переваривать и транслировать дальше информацию от крупных «поставщиков». Поэтому они автоматически, сами собой, подхватят подобное сообщение и начнут его тиражировать. То есть, если для у вброса есть заказчик, то ему необходимо зарачивать ресурся лишь на первую волну, а дальнейшее распространение сообщения идет само собой. Конечно же заказчик имеющий небольшие ресурсы, довольствоваться сотрудничеством именно с мелкими СМИ, однако эффективность этого часто может быть сомнительна. Хотя практика последнего времени показывает что крупные СМИ, включая федеральные телеканалы, могут подхватить сообщение рожденное именно мелкими СМИ и даже самим фактом обсуждения в соцсетях, создавая из этого свой инфоповод.

Фактически после публикации в крупном СМИ вброс начинает жить своей жизнью и исполнять свои задачи. Все это начинает обсуждаться в соцсетях, обрастая еще большими несуществующими подробностями, подключаются лидеры мнений конкретных групп, изменяя его под личные интересы, и прочее. Спустя некоторое время, изначальное сообщение растворяется в потоке обсуждений и становится частью информационного пространства, общественного мнения.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что вброс аналогичен обычной новости. Да, это действительно так, за исключением того, что именно вброс практически всегда будет негативным, а так же в большей части недостоверным. Целью новостного сообщения является информирование общественности о ситуации, передача тех или иных фактов. Цель вброса — это всегда игра на эмоциях аудитории, без фактов и проверяемости. В итоге любой информационный вброс может считаться так называемым «фейк ньюс».

Информационная чума: как ложные слухи о коронавирусе сеют панику

Откуда такая информация и кто авторы подобных роликов — неизвестно. Впрочем, те, кто хочет посеять панику, прекрасно знают — мало, кто будет вникать в детали. Судя по просмотрам «вирусных» видео, люди в Интернете мало уделяют внимание информационной гигиене.

Эксперты уверены, что вся истерия вокруг пандемии — не более чем хорошо организованная паника. Так кто и зачем пугает россиян?

Олег Лурье, журналист: «Если внимательно изучить, откуда растут ноги, удивительно. Украина. Очень много ресурсов, ай-пи адреса находятся на Украине. Зачем? Ответ достаточно простой, вызвать определенную дестабилизацию».

Эпидемия коронавируса уже превратилась в инфодемию. Этим термином эксперты называют огромное количество фейковых новостей, которыми в геометрической прогрессии обрастает новая инфекция. Фальшивок уже тысячи: от безобидных мер профилактики, вроде водки, которые предлагают народные целители, до диких вымыслов о количестве жертв болезни и теорий заговоров, якобы COVID-19 — это новый тип биологического оружия. Цель подобных вирусных атак, уверены специалисты, запугать людей и посеять панику.

В методике фейкометов, говорят специалисты, нет ничего сложного. Это доказал самый громкий вброс марта, когда информационные террористы ударили по самой восприимчивой аудитории — родительским группам в соцсетях и мессенджерах. С огромной скоростью их облетело сообщение, рассказанное вроде как по секрету знающим человеком: «Настёна, в Москве 20000 заболевших коронавирусом. Запасаемся продуктами. К сожалению, говорят, что будут пустые магазины. Информация более чем достоверная».

За несколько дней сообщение появилось в соцсетях более десяти тысяч раз. На языке борцов с киберпреступностью это называется «посев». И в этот раз зерно упало в плодородную почву. Переживающие за своих детей взрослые по сути стали добровольными распространителями цифрового вируса. Многие тут же принялись делиться «страшной правдой» с родными и близкими, даже не подозревая, что тем самым помогают злоумышленникам.

Вакцину и против ботов, и против страха встревоженных пользователей Сети применили мгновенно. Вирусное сообщение и его метастазы удалили, правоохранители вышли на след злоумышленников, но их данные держатся в секрете. Ведь они, скорее всего, лишь верхушка айсберга. Каждый день интернет пестрит все новыми фантазиями на волнующую весь мир тему. Цифровая чума поражает сознание все новых людей.

В России борьбу с фейками начали на самом высоком уровне. Поток дезинформации оказался настолько мощным, что к борьбе с вбросами подключилась Всемирная организация здравоохранения. Она выпустила специальную памятку с рекомендациями для населения, в которой развела даже самые абсурдные мифы, проникающие в сознание людей. Например, прием кокаина не поможет защититься от заражения. Скорее наоборот, это наркотик, очень опасный для здоровья. Детская моча не является средством профилактики от коронавируса. Мыть ей руки или протирать поверхности бесполезно, вирусы и бактерии не погибнут. Обработка хлорной известью тоже не уничтожит вирусы, которые уже проникли в организм. И, кстати, пить водку тоже бессмысленно. Против коронавируса она точно не поможет.

Чтобы не стать жертвой мошенников, эксперты советуют позаботиться об информационной гигиене. В первую очередь, доверять не слухам и не актам информационного террора, а проверенным и подтвержденным данным. Еще раз, отличить фейковую новость от настоящей можно по ряду признаков. Во-первых, она не исходит от официальных лиц. Во-вторых, информационные вбросы обычно отличаются эмоциональной заряженностью, в них нередки ошибки, в том числе и простые орфографические. И последний совет от специалистов: не поддавайтесь страху и панике. Стрессовое состояние тоже понижает иммунитет, а он наша основная защита от инфекций.

Согласно последним исследованиям, информационное влияние признано одним из самых эффективных инструментов, не уступающим традиционным методам ведения боевых действий по массовости воздействия.

С помощью правильно выстроенной последовательности месседжей можно не только сформировать общественное мнение, но и управлять действиями этой толпы. Разгоряченная толпа верит мало проверенной и недостоверной информации. Более того, в эпоху высоких скоростей циркуляции данных информационные технологии освоили информационные вбросы.

Вброс – достаточно новое понятие. Еще три-четыре года назад подобный метод влияний отдельно не выделяли. Он актуализировался с бурным развитием информационной и коммутационной сред интернета.

В настоящее время в литературе делаются попытки дефиниции данного термина. Например, информационным вбросом называют «резкое заполнение сетевого пространства какой-либо короткой, но вызывающей массу эмоций информацией», либо «комплекс пропагандистских мероприятий относящихся к классу явной и агрессивной пропаганды».

По нашему представлению, информационный вброс – это распространение по подготовленным каналам специального массива данных с целью инъецировать в аудиторию определенные месседжи.

Заблуждением современных исследователей является то, что многие отождествляют информационные вбросы с дезинформацией. На самом деле, вброс может нести как достоверную информацию, так и недостоверную. Например, к вбросам с достоверными месседжами можно отнести сообщения о возможных повышениях минимальных пенсий или учреждении выплат вкладчикам обанкротившихся банков. Со временем их достоверность подтверждается принятием соответствующих постановлений Верховной Рады. Как правило, подобные методы могут использоваться для отвлечения внимания аудитории от более серьезных проблем, но это другая история. Вместе с тем, более всего нам запоминаются информационные вбросы с недостоверной информацией – они чувствительнее для потребителей информации и надолго оставляют свой негативный след. К примеру, к вбросам можно отнести темы «подготовки в Украине третьего майдана», «продажи 112 телеканала П.Порошенко» или «раскрутки в 2014 г. пограничного проекта «Стена».

Особенности информационных вбросов

По своей природе, информационный вброс очень похож на слух. К примеру, в обоих случаях присутствует целевая аудитория, которая по различным каналам получает извне подготовленный месседж.

Но при этом, вбросы имеют свои отличия от слухов.

Во-первых, их целевая аудитория в разы масштабнее: «большие группы людей – аудитории государств». Слухи подразумевают распространение информации для узкой аудитории на уровне «индивидуум – группа людей».

Во-вторых, информационные вбросы, как правило, используют такие каналы информирования, как государственные и негосударственные СМИ, лидеры общественного мнения со своими аудиториями, интернет коммуникации и прочее. Для слухов больше свойственные каналы неформальной коммуникации.

В-третьих, плотность информационных сообщений информационного вброса в десятки раз превышает аналогичный показатель слуха. При этом, за короткий промежуток времени каждый их задействованных каналов может транслировать несколько сообщений с единым месседжем. Это могут быть новостные сюжеты, интервью, сообщения, авторские шоу, официальные заявления, экспертные заключения и прочее (о них речь пойдет ниже).

В-четвертых, временные характеристики распространения информационного вброса и доведения информационных сообщений до аудитории значительно сужены – начиная от часа. В тоже время, средний показатель по слухам берется от суток. Вполне очевидно, что подобные нормативы помогли придумать сленговый синоним понятию «распространения информации» – «разгон» (разогнать информацию по каналам).

В-пятых, если обязательным условием эффективного «запуска» слуха есть низкая информированность аудитории, то критерием для «старта» информационного вброса является всего лишь наличие рабочих каналов быстрого распространения сообщений. И чем их больше, тем выше будет эффективность информационного вброса.

Отличительными особенностями вбросов могут быть:

а) обеспечение скрытности решаемой задачи, как и любое мероприятие информационного влияния. В этой связи информационные вбросы принято маскировать под привычные медийные сюжеты.

Мы подобрали наглядные примеры из практики российских информационных вбросов. Их можно условно распределить по категориям:

— текущие сообщения («гуманитарная катастрофа в украинском Геническе»);

— результаты заседания авторитетных организаций («заседание российского Совета безопасности», «заседании Межрелигиозного совета России по оценке событий в Украине» или «решение специалистов Алмаз-Антей по установлению причин гибели Boeing-777»);

— открытые заявление российских политиков (Минэнерго РФ А.Новак по ценобразованию газа для Украины, президент РФ В.Путин по примирению с Украиной, замсекретаря Генсовета партии «ЕР», член комитета по международным делам Госдумы С.Железняк о развале в экономике Украины и социальном коллапсе);

— заявления иностранных политических лидеров (президент Белоруссии А.Лукашенко о потоке оружия из Украины, экс-премьера Италии и лидера партии «Вперед Италия!» С.Берлускони);

— другие медийные методы.

б) вовлечение источников информации страны-жертвы в процесс распространения вброса. Нужно сказать, что данный эффект тщательно изучается при начальном планировании информационного вброса, поскольку он создает «вторую волну».

Срабатывает принцип «домино». На практике, почти всегда информация из российских источников подхватывалась украинскими (или другими иностранными) медиа. Они, не задумываясь, транслируют сообщения со ссылками на первичный источник, тем самым оказывая помощь в разгоне вброса по своему информационному потоку. Ярким примером «второй волны» стало распространение (26.02.2014 г.) украинскими СМИ фейкового вброса о том, что якобы глава Чечни Рамзан Кадыров выезжает в Крым «на поезде дружбы поддерживать русских в Крыму». Первичный источник – микроблог @KadirovRussia на twitter. Буквально через полтора часа о «приезде» главы Чечни сообщили УНН, Finance.ua, «Обозреватель» и «Главред». Новость также широко разошлась по соцсетям и форумам. В украинском информационном потоке резонанс просуществовал несколько часов.

Но, иногда информационный вброс не достигает своего эффекта. Причиной тому часто бывает крайне высокая резонансность событий от первичного источника, что заведомо предполагает низкий уровень доверия местных СМИ к этой информации.

Рассмотрим неудачную попытку информационного вброса со стороны российских спецслужб. В августе 2014 года в российских СМИ почти одновременно появились десятки материалов о «пытках пленных украинскими силовиками» (приведем некоторые из материалов):

— LifeNews, 01 08 2014 г.: Украинские военные пытают пленных ополченцев

— Antifashist, 01.08.2014 г.: Украинские каратели зверски пытают и добивают пленных

— ИА «Украина.ru», 02.08.2014: Украинские военные пытают и убивают пленных ополченцев

— LifeNews, 02.08.2014 г.: Ополченцы нашли доказательства, что украинцы пытали пленных

— ТК «Звезда», 04.08.2014: Украинские военные прилюдно пытали мирного жителя Одесской области.

К распространению информационного вброса были подключены практически все авторитетные СМИ России – НТВ, Россия-1, РТР, 5 канал, «Российская газета» и другие.

Характерно, что на тот момент данная тематика не нашла своего отражения в украинском медийном потоке, поскольку крайне высокая эмоциональность событий предполагала сомнительную достоверность. Более того, аналогичная информация (с обвинениями российских наемников в пытках украинских пленных) на тот момент уже присутствовала в украинском информационном потоке. Очевидно, этот факт не был учтен российскими специалистами информационных мероприятий.

Сделав паузу примерно в полтора месяца, российские медиа возобновили очередную попытку «разгона» информационного вброса:

— Вести.ru, 08.10.2014 г.: Преступления украинской армии: в ДНР собрали сотни свидетельств о зверствах карателей

— ИА DayX, 8.10.2014 г.: Доклад в ООН: Украинские военные нарушают международное гуманитарное право

— REN-TV, 08.10.2014 г.: Нацгвардия пытала пленных. Шокирующие кадры

— 5 канал, 08.10.2014 г.: Изувеченные тела со следами пыток нашли в селе Пески

— LifeNews, 09.10 2014 г.: В аэропорту Донецка найдены тела замученных танкистов ДНР

— «Россия-1», 10.10.2014 г.: Пытки. Военная тактика Украинских военных

— Российская газета, 10.10.2014 г.: Как каратели пытали чемпиона мира по каратэ Петра Гилева

— НТВ, 15.10.2014 г.: Украинские каратели пытали пленных в морозильных камерах

и другие информационные материалы.

Российским информационщикам так и не удалось достичь успеха в информационном вбросе. В результате, данная тематика перешла в разряд тлеющих и продолжает «жить», периодически появляясь в информационном потоке.

в) максимальный охват целевой аудитории, которой должен овладеть информационный вброс. Помимо создания высокой плотности из однотипных информационных сообщений, во внимание берется выбор каналов доведения информации. К примеру, если нужно затронуть людей старшего поколения, пенсионеров и ветеранов, то целесообразно использовать аудиовизуальные и печатные СМИ с постсоветскими вкраплениями в контенте. Эта категория не приемлет интернет-источников, а привычно читает печатные издания и смотрит телевизор. В другом случае, для студентов и школьников в качестве каналов больше подойдут социальные сети и мобильные информационные приложения.

Целью максимального охвата целевой аудитории является быстрый поиск каналов доведения информации и их загрузка подготовленными сообщениями информационного вброса.

Помимо определения каналов информирования и создания высокой плотности сообщений, на эффективность работы вброса могут повлиять уже присутствующие резонансы в информационном потоке.

Каскад информационных вбросов на примере информационной операции «навязывание ложных причин гибели Boeing 777»

17 июля 2014 года российским комплексом ПВО «БУК» был атакован пассажирский лайнер Boeing 777. Погибло 283 пассажира и 15 членов экипажа. Сразу же после теракта Москва бросила весь свой информационный потенциал для создания образа непричастности к трагедии российской стороны. На сегодня можно констатировать, что попытки российского руководства препятствовать объективному расследованию причин трагедии трансформировались в информационную операцию «навязывание ложных причин гибели Boeing 777». Ее отличительная особенность – применение большого числа (каскада), информационных вбросов. Задача каскада вбросов – быстрое «засорение» информационного потока различными версиями с целью отвести внимание аудитории от реальных причин трагедии – причастности Кремля. Мы приводим список публикаций, которые вышли в российских изданиях на следующий день после теракта. Список не окончательный, но в нем отчетливо заметно попытки создания десятка версий.

Итак, 18.07.2014 г.:

— 00:41, ТК «Звезда», Boeing-777 был сбит украинским истребителем;

— 00:47, Interfax.ru, Путин возложил на Украину ответственность за крушение малайзийского лайнера

— 00:56, Правда.ru, Испанский диспетчер сообщил, откуда была пущена ракета, сбившая Боинг

— 06:30, ТК «Звезда», После крушения Boeing 777 за Миусом упал еще один самолет;

— 13:35, Собеседник.ру, Анатолий Вассерман: Катастрофа Боинга под Донецком выгодна США и действующим властям Украины

— 13:48, ТВЦ, Минобороны РФ засекло работу украинских РЛС в момент крушения Boeing

— 14:51, Вести.ru, Очевидцы: пассажиры «Боинга» могли быть мертвы еще до катастрофы;

— 16:27, МК.ru, Данные технического контроля опровергают версии о причастности оплоченцев к гибели «Боинга»

— 16:43, Interfax.ru, СБУ изъяла записи переговоров украинских диспетчеров с экипажем Боинга 777;

— 17:45, НТВ, Перед падением «Боинг» снизился по требованию украинской стороны;

— 18:05, Известия.ru, Украинские диспетчеры завели Boeing 777 ниже курса;

— 21:46, Дни.ru, На Boeing было лекарство от ВИЧ

— 20:36, Украина.ru, Самолет направили в зону боевых действий только по указанию сверху.

Ключевой месседж информационного вброса был сформирован президентом России В.Путиным: Путин возложил на Украину ответственность за крушение малайзийского лайнера. Весь спектр заказных сообщений наглядно показывает масштабность охвата, высокую плотность информационных материалов и единую их смысловую направленность. Их очевидная цель – в кратчайшие сроки распространить мнение Москвы и не дать развиться другим версиям.

Спустя месяц масштабы операции «навязывание ложных причин гибели Boeing 777» распространились на зарубежное экспертное сообщество, зарубежных политологов и зарубежные СМИ.

Через полгода после трагедии информационные вбросы были сосредоточены уже на зарубежных специалистах, которые обвиняли в предвзятости следственные комиссии в гибели лайнера.

На сегодня операция по навязыванию ложных причин гибели Boeing 777 перешла в русло текущих плановых информационных мероприятий посредством СМИ. Такой переход от реактивной фазы информационного влияния к фазе проактивной стал возможным благодаря сформированному арсеналу информационных инструментов, который сегодня работает практически без внешних усилий, как-бы по инерции.

***

Таким образом, за последние несколько лет одним из часто применяемых способов информационного влияния стал информационный вброс.

Необходимым условием для формирования информационного вброса является решение лидера общественного мнения довести свой месседж к целевой аудитории. В отличии от слуха, вброс распространяется реактивным методом, с подключением к процессу большого количества авторитетных источников.

Информационному вбросу характерна «вторая волна» распространения информации, которая создается другими, в т.ч. иностранными медиа.

Вячеслав Гусаров, эксперт в сфере информационной безопасности, ЦВПИ, группа «ИС»

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства