Владимир и ко

Доклад Князь Владимир Красное Солнышко сообщение

Самым известным правителем Киевской Руси был князь Владимир Великий, который за свои достижения в народе получил прозвища «Красное Солнышко», «Креститель», «Святой». Он был сыном князя Святослава и внуком княгини Ольги. Владимир был незаконнорожденным сыном князя Святослава от служанки Малуши, которая по разным версиям была то ли ключницей княгини Ольги, то ли плененной дочерью древлянского князя Мала, убитого Ольгой в отместку за смерть мужа – князя Игоря. Из-за своего низкого происхождения Владимира с детства прозвали «робичич», что означало «сын рабыни».

Около 970 г. перед своим последним походом Святослав отправил Владимира на княжение в Новгородскую землю, поскольку два его старших брата отказались ехать в такую глушь. Вместе с ним туда поехал брат его матери Добрыня, воевода из армии Святослава.

После смерти отца Владимира, между его братьями разразилась междоусобица, которая стоила жизни младшему Олегу, правившему Искоростенем – столицей древлянских земель. С официальной целью отомстить за смерть брата, а на самом деле, не желая повторить его судьбу, Владимир отправился с войском походом на Киев, который он успешно захватил и стал в 978 г. единоличным правителем Киевской Руси.

Владимир много воевал с соседними государствами и племенами (поляками, вятичами, балтами и литовцами, радимичами, волжскими булгарами, хорватами).

В тот период на Руси было принято языческое вероисповедание, которое позволяло иметь много жен. Так, у Владимира имелось 5 жен и сотни наложниц, от которых у него осталось 13 сыновей и не меньше 10 дочерей.

Князь пытался провести религиозную реформу и создал в Киеве капище специально избранным языческим богам с Перуном во главе. Однако такое религиозное новшество не прижилось в народе, и каждое племя и по-старому поклонялось своему богу-покровителю.

Затем Владимир стал искать новые способы преодоления религиозного кризиса и, в конечном итоге, решил принять христианство и покрестить всю Русь. Принять именно византийский образец христианской религии князь решил, поскольку полагал, что так наладит лучшие связи с Византией и сможет жениться на сестре императора Анне.

По легенде, в 988 г. в Херсонесе (на территории г. Севастополя в Крыму) князь Владимир перешел в православную религию и женился на царевне Анне. Хотя некоторые исследователи полагают, что крещение князя произошло в Киеве. После чего князь приказал крестить всех киевлян в Днепре, а также надругался над языческими статуями богов, проволочив их привязанными к лошадиным хвостам через весь город.

Не все славянские племена хотели принимать новую веру, в связи с чем местами крещение проходило насильственно.

Остаток своего правления князь старался не воевать без надобности и усердно развивал религиозную мощь государства, его культуру. Так, в Киеве возводились великолепные соборы и храмы, создал библиотеку, начал печатать первые монеты. Самым известным храмом стала Десятинная церковь, в которой и был похоронен Великий князь после смерти.

Своих взрослых сыновей Владимир по примеру своего отца отправил княжить в различные важные города Руси, которые после его смерти также начали междоусобную войну за престол.

Князь Владимир был очень почитаем народом, что нашло отражение в приятных народных прозвищах, которые он получил. Кроме того, этот правитель стал прототипом для князя Руси — героя русских былин о богатырях.

Вариант 2

Князь Владимир Святославович великая историческая личность. Третий князь киевский, носивший славянское имя. Точная дата рождения князя историка не установлена, по историческим летописям около 980 года. Третий сын в семье князя Святослава, он был рожден вне брака от ключницы Малуши. Бабушка великая княгиня Ольга, отослав от двора беременную рабыню, после рождения внука не отказалась от него и в три года привезла его в Киев. Воспитание и обучение было поручено брату княгини Добрыне- полководцу

Святослав Игоревич, находясь постоянно в военных походах, разделил свои владения на сыновей. Владимиру достались Новгородские земли, где после смерти отца он стал полноценным князем.

Междоусобная война между двумя старшими братьями посадила на престол Ярополка, который также завладел и Новгородом. Князь Владимир почувствовав опасность, скрылся от брата в Скандинавии. Народ любил Владимира , поэтому когда через два года он с войском вернулся в Новгородские земли, люди поддержали его и он вернув свои земли, покорил всю Русь. Так в 980 году на киевский престол взошел князь Владимир в народе любовно прозванный красно солнышко.

После убийства своего брата Ярополка, Владимир женился на беременной жене покойного. Родившегося мальчика назвали Святополком и Владимир усыновил его.

Приступив к правлению в Киеве князь начал с укрепления языческой религии. Строго придерживаясь обрядам, у князя Владимир было 5 жен по закону и более 1000 девиц-наложниц. Согласно историческим летописям у Владимира ясно солнышка было более 20 детей, точное количество установить не представляется возможным. Точно можно лишь говорить о 13 сыновьях.

За первое десятилетие правления Владимир укреплял свои границы, захватывал новые земли. Но имея острый ум, князь Владимир Святославович начинал понимать о не состоятельности языческой религии. Даже его бабушка княгине Ольга была христианкой. Учитывая необходимость поддержания дружеских отношений с Византией, князем было принято решение о крещении Руси в православную веру. Для женитьбы на византийской принцессе Владимир Святославович крестился , затем крестил своих детей и весь народ киевский. Историки датируют это событие 989 годом. Женившись на Анне Византийской Владимир отказался от всех жен. Политика его была на созидание. При его правлении основаны города Владимир, Переславль, Белгород. Были издан церковный устав, открыты учебные заведения для священников.

В загородном поместье Берестова князь Владимир скончался в 1015 году.

За неоценимый вклад в развитие русских земель князь Владимир почитался во все времена. Церковь причислила его к лику святых и 15 июля в день смерти святого церковь отмечается православный праздник. Во многих городах России, Украины установлены памятники князю Владимиру. В 2016 году в Москве открыт самый большой памятник Владимиру Крестителю в мире.

3, 4, 6 класс

Картинка к сообщению Князь Владимир Красное Солнышко

Популярные сегодня темы

  • Настольный теннис

    Настольный теннис — это очень многообразная и увлекательная игра, у которой нет никаких ограничений по возрасту.

  • Солнечное и лунное затмение

    Затмение – это явление в астрономии, когда одно небесное тело закрывает свет другого. Существуют солнечные и лунные затмения. Реже встречаются такие ситуации, когда планеты Меркурий и Венера

  • Пингвины

    Пингвины относятся к классу птиц. Но, как всем известно, летать они не умеют, не смотря на то, что крылья у них имеются. Зато пингвины отлично плавают, поэтому значительная часть их жизни про

  • Библиотека

    Библиотеки порталы ко всем знаниям мира. А библиотекари следят за тем, чтобы знания продолжали записываться и сохраняться на будущее, даже при изменении устройств хранения информации.

  • Македонский Александр

    Александр Македонский в свое время был талантливым и выдающимся полководцем. Это легендарная личность. Родился Александр в 356 году до нашей эры в Македонии. Его отец был царь.

  • Эпоха Просвещения

    Немного в истории наберется эпох, которые могли бы сравниться по своим масштабам и культурно-историческому значению с Эпохой Просвещения. По следу, оставленному в истории мировой культуры, эп

Князь Святослав

Дата публикации или обновления 01.11.2017

  • К оглавлению: жития святых
  • Святой благоверный князь Святослав-Гавриил Всеволодович (Юрьевский)

    27.03.1196 — 03.02.1252

    Святой благоверный князь Святослав родился 27 марта 1196 года во Владимире. Он был предпоследним сыном самого могущественного в те время правителя Руси Великого князя Владимирского Всеволода «Большее гнездо», который небывало усилил и укрепил Северо-восточную Русь, украсив её многими святыми храмами и обителями. От его восьми сыновей произошли почти все северные князья, всего 115 родов. Всеволод Великий стремился властвовать без насилия, уважая древние обычаи. Он был мужественным, в битвах непобедимый, не любил кровопролития. Княжение его вомногом было продолжением внешней и внутренней деятельности старшего брата святого благоверного князя Андрея Боголюбского.

    Икона благоверного князя Святослава.

    В 1212 году 15 апреля преставился благоверный князь Всеволод (во святом крещении Димитрий) Георгиевич и положен был в Успенском соборе г. Владимира, который построил его брат св. благоверный князь Андрей Боголюбский.

    Во святом крещении младенца Святослава нарекли именем Гавриил в честь Архистратига Божия. Мать, блаженная княгиня Мария, в иночестве Марфа была дочерью Шварна, князя Чешского, воспитывала сына в благочестии, уча его добродетельному житию, в коем и сама преуспевала. Она славилась кротостию и мудростию. Летописцы указывают на её богатые вклады в храмы и обители Владимирской земли. Великая княгиня Мария лежала в немощи семь лет. Страдаятяжким недугом, она проявила необычайное терпение, за все благодаря Бога. Перед смертью благословиласвоих сыновей жить в любви к Богу и людям, быть трезвыми, приветливыми и особенно уважать старцев.

    Это благословение сыновья пронеслиповсей своей жизни. Старшие братья святого благоверного князя Святослава пострадали за Христа и землю Русскую от иноплеменников. Святый благоверный князь Георгий в 1238 году был обезглавлен татарами при сражении на реке Сити. При положении его во гроб произошло чудо: голова его прильнула к телу, так что не видно было следа отсечения. Погребен святой князь Георгий в Успенском соборе города Владимира. Князь Ярослав был отравлен по возвращении из Орды. Племянник святого князя Святослава святый благоверный князь Александр Невский всю жизнь посвятил защите Отечества от иноплеменников и сохранению веры православной.

    Святослав был женат на княжне Евдокии Петровне, дочери князя Муромского Петра Георгиевича в иночестве Давида, святого Муромского чудотворца и Февронии в иночестве Евфросинии. Свою благочестивую жену князь Святослав отпустил в 1228 году в Муромский Борисоглебский монастырь, гдеона была пострижена в монашество 24 июля в праздник Бориса и Глеба. В этом монастыре благоверная княгиня преставилась и там же похоронена. До сегодняшнего дня в этом монастыре почивают её честные останки. От брака св. Святослава и Евдокии родились двое детей — сын Димитрий и дочь Блеслава.

    Сведений в летописяхо князе Димитрии и княжне Блеславе немного. Известно, что его сын Димитрий, как и его отец Святослав, находился в гуще событий Древней Руси. В 1255г. Димитрий Святославович с Юрьевским полком помог двоюродному брату Василию, сыну святого благоверного князя Александра Невского вернуть Новгородское княжение. Перед смертью Димитрий принял схимуот святителя Игнатия Ростовского.

    Преставился в 1269 году. Мощи его мирно почивали под спудом, по свидетельству очевидцев, рядом с гробницей отца князя Святослава.

    В 1919 году мощи святого благоверного князя Димитрия уничтожены.

    За время своей жизни князь Святослав княжил в Новгороде, Переяславле-Залесском, Суздале, Владимире. После недолгого княжения во Владимире князь Святослав вернулся в г. Юрьев-Польской. Здесь он основал мужской княжеч монастырь в честь Архангела Михаила, а в 1234 году воздвиг церковь святого великомученика Георгия, «чудну зело, вельми украси ю резным каменем от подошвы и до верху святых лики и праздники, а сам бе мастер». До сегодняшнего дня в соборе сохранился белокаменный крест. Этот крест князь Святослав высек из камня в память о своем чудесном избавлении от потопления на реке Волге, произошедшим в 1224 г.

    Последние дни своейжизни святой князь прожил богоугодно, в посте и молитве, чистоте и покаянии. Преставился святой благоверный князь Святослав в вечныйпокой 3 февраля 1252 года по ст. ст. Со многим плачем прощался народ с любимым князем. Тело его было положено в соборе святого великомученика Георгия, созданном им самим. Мощи святого благоверного великого князя Святослава были вновь обретены в 1991 году и положены в Свято-Покровском храме города Юрьева-Польского «идеже и до ныне лежат Богом блюдомы и исцеления дар с верою приходящи подают».

    Память совершается 16 февраля (по н.с.) и 6 июля (по н.с.) в Соборе Владимирских святых.

    Молитва Святому благоверному великому князю Святославу

    О, святый угодниче Христов, благоверный княже Святославе! Вемы тя, яко печальника земли Русския, кротостию своею в междоусобных распрех братий умиротворявшего. Странен и пришлец на земли явился еси, многажды бо гоним с престола княжения своего, чужд вражды и ненависти показался еси. Благородствие, богатство, честь и славу якоже суетная презрев, к Богу единому всею душею прилепился еси, и благо иго Христово на ся взем, миролюбием горняго Сиона достигл еси. Не вемы тя мертва быти, но и по смерти ведуще тя жива суща, предстояще пред цельбоносною ракою мощей твоих, сия сердцем и усты лобызаем и тебе зовем:

    Призри на люте страждащее отечество наше, в немже крамолы и нестроения зело умножишася, и умоли Господа Славы да помилует землю Русскую. Пробуди совесть нашу, суетными мудрованиями и страстьми пагубными усыпленную. Просвети сердца наша, гордынею и злопамятством омраченные. Потщися, угодниче Божий, не остави нас во греховнем плену быти, да не будем посмеяние диаволу и не умрем в лукавых деяниях наших, даруй нам покаяние люботрудное. Умири вражду на нас имущих, да не погибнут ради нашего окаянства. Буди усердный попечитель о домех наших, призри на слезы отцев и матерей о чадех своих заблудших. Посети в темницах сущих, вдовиц и сирых не остави к пользе душевней и телесней потребная у Господа испроси, во еже избавитися нам всем в день судный от страшных шуия части, стати же одесную со избранными Его и наследие Царствия Небесного славити купно с тобою всех благих Подателя единого в Троице славимого Бога, Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

    Тропарь, глас 5-й

    Славу земнаго княжения,/ богомудре Святославе,/ оросил еси незлобием и кротостию,/ тем же и Бог тя прослави,/ чудесы во утешение скорбящих,/ целиши бо с верою притекающих к раце мощей твоих./ Сего ради молим тя:/ проси у Христа Господа/ от всяких бед избавление/ и стяжание нам Царствия Небеснаго.

    Кондак, глас 3-й

    Града Юрьева теплейший заступниче, /земли Володимирския покрове,/ благоверный княже Святославе, /избави нас душетленных страстей,/ и спаси твоими молитвами.

    Величание

    Величаем тя, /святый благоверный княже Святославе,/ и чтим святую память твою, /ты бо молиши о нас/ Христа Бога нашего.

    В начало

    Походы князя Владимира I

    Военные походы князя Владимира

    Князь Владимир являлся внебрачным сыном киевского великого князя Святослава Игоревича, а также Малуши – уроженки города Любеч, которая была ключницей. Хотя мальчик родился вне брака, но согласно языческим понятиям, он выступал законным сыном своего отца и мог, соответственно, претендовать на киевский престол.

    Современным историкам точно неизвестно, в каком именно году Владимир появился на свет. Летописи говорят, что его отец Святослав Игоревич был рождён в 942 году, а старший сын самого князя Владимира родился примерно в 977 году. Таким образом, можно сделать вывод, что князь был рождён примерно в 960 году.

    После того, как разгневанная княгиня Ольга отправила мать мальчика под Псков, данные о ней обрываются, а вот малолетний Владимир стал воспитываться бабушкой (Ольгой) и дядей по матери – Добрыней, являвшимся в тот период членом старшей княжеской дружины. Исследователи жизни князя сходятся во мнении, что именно дядя и привил племяннику стремление познавать военное дело, что пригодилось ему в будущем в военных походах.

    Первый военный поход князя Владимира. 981 год.

    Первый из них состоялся в 981 году (хотя, существует неофициальная версия, говорящая нам о более ранней дате – 979 г.). В этот год князь выступает против польского князя Мешко Первого за приграничные территории, называвшиеся Червенской Русью, где после нескольких боёв были взяты Червен и Перемышль.

    Военный поход против вятичей

    Кроме того с 981 по 982 год князь совершает военные походы на вятичей, на которых в итоге Киевская Русь смогла наложить дань. А в 983 году киевскому князю удаётся покорить балто-литовское племя ятвянгов, а также установить контроль славян над Судовией, что само по себе было немалой заслугой, ведь благодаря этому русское государство получало выход к Балтике.

    Военный поход на радимичей

    Спустя год, в 983 году князь Владимир выходит военным походом на радимичей, чьи территории располагались между Новгородскими землями и «матерю городов русских» Киевом. Благодаря полученному контролю радимичей Владимир смог объединить южные и северные области Киевской Руси.

    Поход на Волжскую Булгарию

    Не прошло и года как князь Владимир пошёл войной на «болгар». Часть современных историков, утверждает, что это были дунайские болгары, но, согласно содержанию одной из летописей, а именно «Памяти и похвале», в качестве противников княжеского войска выступали так называемые «серебряные», то есть – волжские булгары. В этом же году (985 г.) Владимир обложил данью Хазарию.

    Также, согласно некоторым летописным источникам, в 988 году князю удаётся завоевать территории Таманского полуострова и посадить там (Тмутаракани) княжить своего сына Мстислава по прозвищу Храбрый.

    Осада Корсуня

    В 988 и 989 годах правитель Руси проводит в Крыму осаду Корсуня. После длительной осады города его жители решили сдаться русскому войску. Во многом это произошло благодаря стратегии князя, который отдал приказ воинам перекопать трубы, по которым в Корсунь поступала пресная вода из колодцев. После этого императоры Византии прислали свою родную сестру Анну, чтобы та вышла за князя Владимира замуж, что стало причиной возвращения завоёванного города под покровительство Византии. Кроме того, правитель Руси не желал ссориться с Византией накануне крещения государства, которое он начал проводить с помощью византийских священников сразу же после возвращения на родину в Киев.

    В 991 году Владимир собрал войско и выступил войной в днестровские земли против белых хорватов, а через год началась довольно успешное военное мероприятие против Польши за Червенскую Русь. С 994 по 997 годы киевский великий князь Владимир снова выходит военным походом против волжско-камских булгар.

    Как видите, князь Владимир стал знаменит не только своей религиозной реформой и грамотной внутренней, но и весьма успешной внешней политикой. За время его правления он заключил много договоров с царями, королями и императорами самых мощных держав. Среди них были: Василий II (император Византии), Сильвестр II (папа римский), Болеслав I Храбрый (король Польши), а также Стефан I (король Венгрии) и Болеслав II (король Чехии).

    Однако, самой большой проблемой Киевской Руси в тот исторический период, от которой так и не смог избавиться Владимир оставались кочевые племена печенегов, которые регулярно совершали набеги на приграничные поселения. Всё, что мог предпринять мудрый правитель против них – это выставить для обороны ряд крепостей, а также частокол по большей части границ государства.

    О том, что походы князя Владимира не помогли против набегов печенегов можно узнать из записей немецкого миссионера Бруно Кверфуртского, который направляясь к ним для проповедей Еванглия, остановился погостить у Владимира. Киевский князь предупредил того, чтобы он отказался от своей идеи, утверждая, что нет там ни одной души, которая может быть спасена.

    Хронология военных походов князя Владимира

    Хронология военных походов князя Владимира

    Таблица: события правления князя Владимира I

    События правления Владимира I

    lsvsx

    Древнерусские князья частенько хаживали на Византию. Про князя Владимира, принявшего христианство, хорошо известно, что он брал Корсунь в Крыму. О его походах на Константинополь в русских летописях не говорится. Однако византийские источники рассказывают, что русские дружины в то время появлялись на берегах Босфора и Дарданелл и даже в далёкой Сирии.
    Крещение Руси – акт признания вассалитета
    История крещения князя Владимира сильно разнится в русских и византийских источниках. По-видимому, надо исходить из того общего, что было в таком акте не только для Руси, но и для Болгарии и других стран, принимавших христианство из рук ромейского императора и константинопольского патриарха. Такое крещение означало, по византийским понятиям, что новокрещёный монарх становился вассалом императора и обязывался служить ему в военных предприятиях.
    Такое подчинённое положение явно не согласуется с тем, как это описано в некоторых русских сказаниях: Владимир крестился в результате военной победы над Византией, захватив у неё перед этим Корсунь. Между тем, о взятии Владимиром этого города упоминают греческие историки (Лев Диакон). Как это совместить?
    Обстоятельства крещения князя Владимира и последующие события в русско-византийских отношениях можно понять только на фоне того, что происходило в то время в самой Византийской империи.
    Гражданская война в Византии
    В 976 году на императорский престол вступил Василий II. Его царствование было временем смут и гражданских войн. Собственно, правление любого византийского басилевса редко обходилось без них, но Василия II мятежи стали преследовать с первых дней воцарения.
    Почти вся азиатская часть империи оказалась под контролем мятежников во главе с умелым военачальником Вардой Склиром. Правительство не могло противопоставить ему никакого другого полководца, кроме ранее заключённого в тюрьму Варды Фоки. Ирония судьбы: мятеж Варды Фоки в 970 году подавлял именно Варда Склир.
    Теперь роли переменились, и Фока в 979 году подавил восстание Склира. Тот бежал, а Варда Фока в награду был назначен губернатором Антиохии в Сирии. Прошло несколько лет, и теперь уже Варда Фока поднял мятеж против правительства. В 987 году он провозгласил себя императором и двинулся на столицу. И вот тогда случилось событие, которое считается одним из ключевых в русской истории.
    Крещение и русская помощь империи в разгроме мятежа
    О нём рассказал его младший современник Яхья Антиохийский, араб-христианин. Его записи подтверждают свидетельство русских летописей о браке князя Владимира с сестрой басилевса и о принятии христианства.
    Василий II отправил посольство к царю русов с просьбой о военной помощи. Яхья подчёркивает, что к тому моменту русы были ещё язычниками. Император отдал царю русов свою сестру в жёны и заручился его поддержкой. Анна, приехав в Русь, начала строить церкви. Русский же властитель направил в помощь Василию свои войска.
    Союзники разбили мятежного Варду Фоку в сражении у Абидоса на берегу пролива Геллеспонт (Дарданеллы). Случилось это 13 апреля 989 года. Верные своим обычаям, византийцы и здесь не обошлись без коварства. Агенты законного императора оказались в лагере мятежников. Им удалось подбросить яд в вино, которое Варда Фока выпил перед битвой. Его внезапная смерть, несомненно, облегчила разгром мятежников.
    Ещё один современник событий, армянин Стефан Таронский, называет и количество войск, посланных русским князем на помощь императору – 6000 бойцов.
    Взятие Владимиром Корсуни – враждебный акт или выполнение условий союза?
    Итак, русские приняли участие в подавлении мятежа в Византии уже после того, как приняли христианство, и царевна Анна вышла замуж за Владимира. Когда же и, главное, почему могло произойти взятие русскими Корсуни? По нашим источникам оно имело место в 987 году, по Льву Диакону – в 988-м.
    Русские летописи пишут, что император медлил исполнить обещание прислать свою сестру. Тогда Владимир, устав ждать, решил захватить Корсунь в залог выполнения этого условия. Учитывая даты, так вполне могло случиться. Но можно предположить и другой вариант.

    Корсунь, благодаря своему географическому положению, очень часто становилась оплотом византийских мятежников. Учитывая, какие события тогда совершались в империи (известно, что, кроме азиатских, отложились и многие европейские провинции), допустимо, что Корсунь тоже оказалась вне контроля Константинополя. И захватывая этот город, Владимир, на самом деле, оказывал императору Василию услугу по подавлению мятежа. Возможно, что император только тогда и соглашался отдать свою сестру за князя, если тот возьмёт Корсунь.

    Военная помощь в Сирии против мусульман
    Судя по свидетельству Яхьи Антиохийского, Владимир и в дальнейшем выполнял условия своего вассалитета по отношению к Василию II. Мятеж Варды Фоки и непрекращающееся восстание в Болгарии ослабили силы империи на востоке. Фатимидский халиф Египта воспользовался этим и перешёл в наступление в Сирии. В 996 году мусульмане взяли Алеппо, и с этой поры он навсегда вышел из-под власти Византии.
    В этой обстановке русские дружины воевали в составе византийских войск на востоке. Яхья Антиохийский упомянул об участии русов в военных действиях в Сирии в 999 году.
    Таким образом, крещение Руси Владимиром сопровождалось заключением прочного военного союза между Византией и Русью, в котором Русь добровольно заняла подчинённое положение. Оно выражалось, в частности, в оказании Русью военной помощи Византии, по требованию императора, в разных ситуациях и на самых разнообразных фронтах. Какими мотивами руководствовался сам Владимир, возлагая на себя эти обязательства, – относится, очевидно, уже к более обширной теме о причинах принятия Русью христианства.
    Ярослав Бутаков Tags: Славяне Предки Русь

    Летопись об отцах наших, славных героях и воинах, берёт своё начало за много вёрст от селе. Всё началось так, а вернее закончилось, ибо
    конец чего-то всегда является началом.
    Два силуэта тихо стояли на выжженной ярилами, потрескавшейся, сухой почве. Ветер то и дело окатывал горячим клубом пыли. Лишь глаза блестели
    с неподдельной чистотой и силой. Один из воинов был облачён во злато. Средней длины космы вились по ветру. Губы слегка потрескались и
    пересохли. Другой же, супротив него, жалкий на вид малый, таил в больших чёрных очах силу тьмы.
    Когда-то и он походил на своего противника, но это было очень давно. Его дух изменился за те лета, проведённые во тьме.
    Витязи не молвя ни слова, ни пол слова, мгновенно понимали друг друга. Светловолосого звали Яром, тёмный же был Кожан. Когда-то там, за
    много жизней до сих пор, они были брат и сестра, но это было тогда.
    Постояв ещё немного, Яр развернув голову, зашагал прочь к железной птице и ко своим сотоварищам, поджидавшим его в чреве той птицы. Им
    предстоял долгий путь во земли иные. Кожан тихо просопел и растаял с дуновением пыльного ветра. Битва закончилась, не успев начаться.
    Вдалеке загорелась и упала полынь-звезда и железная птица, хлопнув крыльями, чуть помедля, вспорхнула ввысь, отражая от себя два ярила —
    зелёное и красное.
    Посмотрев в малое оконце изо чрева той птицы, Яр знал — Оре земле погибель скорая грядёт. Полыхнуло зарево да великий пожар занялся и окутал
    Ору землю. Не желая выдавать печаль, Яр смахнул со щеки сбежавшую слезу. То был конец Ора земле — родине его. И грусть-тоска заполонила
    шибко сердца сидевших во чреве железной птицы.
    Долго ли, коротко ли — скоро сказ сказывается, да не скоро дело делается.
    Летела та птица железная, отпуская детей малых своих по землям тёмным и светлым, возжигая звезду полярную во небе без конца и края. Народу
    набилось в чреве той птицы немало — и стар и млад, красны девицы и добры молодцы. И на выгляд были они кровей разных и цвета кожи разного.
    Яр с сотоварищами совет держал — во какие земли им податься. И выбор пал на Мирград землю, что за много вёрст от мест тех, где они
    прибывали, укрывшись от беды великой и сил тёмных.
    Поддержал народ мысль светлую и впорхнула птица железная в оконце тёмное, да вышла по другую сторону — в оконце светлое. То было три земли и
    ярило красное: Мирград земля, Инград земля и Живград земля.
    Выпустила птица детей своих малых со племенами разными во чревах.
    Живград земля была самой малой, и укрылось там племя цвета красного. Моря и горы были на той земле и всякие растения диковинные в количестве
    огромном. И взяли они с собой народа морского во те моря, и зажили счастливо во земле новой.
    Инград земля приняла людей с желтым цветом кожи. И было множество дерев и лесов со плодами сочными на ней, и текли ручьи со живой водой. И
    зажил народ этот счастливо во землях новых.
    Яра с сотоварищами и с народом, да асов вещее племя, что птицей той железной управляли и детьми её малыми, приняла Мирград земля во свои
    объятия. И привели они с собой на землю-матушку народ тёмный, цветом кожи чёрной, который спасли от смерти лютой на Инве земле во краях
    дальних.
    То был первый год во земле новой, во Мирград земле. А были берега там, где нынче пучина морская. А были тёплые края там, где теперь вьюга и
    метель бушуют.
    Яр и народ с ним в числе несметном, по средь поля да в чистом лесу, поставили хоромы, да в срок малый, без камня и дерева и без трудов
    великих.
    Был там остров без конца и края и нарекли его — страна Ария.
    Племя же тёмного цвета кожи пожелало уединиться в лесах дремучих, от народов Арии по далее, восхвалять богов своих от чужого глаза в
    стороне. Не противился Яр воле народа чужеродного, и разбрелись люди те по земле-матушке, народу Арии благодарствуя, песни воспевая и сказы
    сказывая. И зажили счастливо на Мирград земле.
    И племя Асов вещее перешло за горы великие, возжелая друзьями быть с народом Арии. Жить своею жизнью и детей растить, да лелеять птенцов
    малых, да парить по над пропастью во птицах железных.
    И созвал тогда совет, Яр, народа Арии — вече по нашему. Пришли все — стар и млад на то светище.
    Во то время в тех берегах Ярило колобродило, да вокруг всё кружилось светлое. День стоял на земле время долгое. Ночь потом была время
    длинное, да сияла чудесная радуга и в пол неба, цветами играючи, как и нонче в местах лютых северных.
    На собрании том людей толпища. Каждый сделал себе избу ладную. И тепла была речка матушка, что в четыре стороны пораскинулась — поперёк, да
    вдоль того острова.
    Порешили люди согласием, посадили Яра на вотчину, чтоб беречь родну землю-матушку от кощеев и их служителей, что проведали о Мирград земле и
    пришли забрать во свои ряды людей с кожею цвета тёмного.
    Люди тёмные воспротивились, не желали быть рабами более.
    Кожан был главой над кощеями и пролил он, гад, много кровушки. И хотел покорить племя чёрное и забрал к себе духом слабых дев и добрых
    молодцев. Были те, что по воле своей шли, но числом они были малые. Не горел огонь у них духа чистого, безпредельного.
    Во те времена над Мирград землёй две луны было в чистом небушке. Вела звали одну луну, а вторая Луной называлася. Восходили они посреди
    ночи, освещая яриловым отражением земли светлые страны Арии и заморских краёв земли дивные.
    Вот собрали кощеи войско числом великое и давай топтать, разорять земли ближние. На Инград земле и земле Живград поднялося зарево – далеко
    видать. И народ совладать не мог никак со кощеевой тёмною мыслею.
    И пошли они во Мирград землю по горам, по долам лютой вьюгою, привели с собой гром и молнию.
    Лишь над Арией землёй светит солнышко, не смогли они подойти туда, ни во птице железной, ни с ненастьями.
    Народ Асов, друзья Арийские, злым кощеям тогда воспротивились, и вспорхнула во чисто небушко, птиц железных вереница длинная.
    Яр, собрав, ополчил добрых молодцев. Полетел высоко он мыслею по над небом, по над светом ярила красного, во чертоги кощея Кожана, что на
    Веле тогда гнездилися, насылая в Мирград ненастья, рассыпая погоду лютую, да моря народ за напраслину, вознося богам своим почести.
    Полетели птицы железные на Инград землю и Живград землю, во края чужие, но светлые, выруча ть своею подмогою и народу неся избавление от
    кощейских затей безрадостных.
    Яр и два его сотоварища, Мер и Лель, величать по имени, пробрались во чертоги кощеевы и над Велой парили соколом, зоркий взгляд свой держа
    во бремени, и высоко витая мыслею.
    На Инград земле и Живград земле поднялася смута великая. Не щадили кощеи ни стар ни млад, обретая всех на погибель лютую.
    Асов птицы тем часом железные разбрелися по двум тем землюшкам. Кто глядел на кощеев с трепетом, тех они во тех землях оставили. Непокорных
    же, да и стар и млад, на железной птице отправили, повернув назад на Мирград землю.
    Занялась Инград земля огнём-пламенем, кто остался – пропал с кощеями и нашёл себе там пристанище.
    Отпустила птица железная изо чрева свого птенца малого. Ни сидел в нутрях добрый молодец, ни сидела там красна девица. Полетел птенец в море
    бурное, взбушевалось оно непогодою и впустило его в объятия. Тут Инград земля всколыхнулася и открылось оконце тёмное, да Инград земля
    закружилася, да из глаз долой вовсе сгинула.
    Прослыхали тогда кощеевы силы тёмные о народе с Инград земли, что вышел на волюшку. Разбросали они семя тёмное на Живград земле — и по
    морюшку, и по землюшке. Всё что вверх росло — к земле тянется, да все звери в лесах тот час сгинули и людей пропало немерянно. Да кощеи с
    Живград земли ушли.
    Но успели прийти помочь Асов племени птицы светлые и собрали, кто был живой, да во чрево птицы отправили. Асы, с теми другими народами, во
    свояси тот час направили, своих птиц железные головы.
    А на Веле тогда Кожан сидел со кощеями и ихними слугами. Всё хотели Ариев страну забрать, победить её непокорную.
    Яр и двое друзей его прибывали мыслею вещею во чертогах оных кощеевых. И прознали кощеев замысел, и решили унесть Велу со свету — погубить
    кощеево племюшко.
    Тит тогда был при Яре писарем, он вошёл во хоромы светлые, что стояли во Мирград землюшке, глядь – а Яра уж нет с сотоварищами. Подивился
    тогда чуду дивному, дописал всё в книгу железную.
    Лель и Яр принесли два деревца, посадили в кощеевом логове. Ну а Мер им принёс живой воды, да смешал её с водой мёртвою и полил деревца те
    обильно он.
    Взялись за руки други верные, прошептали слова заветные. Ночь укрыла — в глазах их черно. Воротились на Мирград в мгновенье одно.
    Деревца те корни пустили враз. Обвили те корни Велу луну и давай крошить и давай давить её.
    Кожан ведал о том и исчез тот час, а другие кощеи все сгинули.
    Буря сильная поднялась тогда — на Мирград земле волны плещутся. И волна, хлыстнув о земль Арийскую, оторвала край того острова. Да все люди,
    что были там, тот час сгинули во пучине моря великого.
    Яр позвал тогда Асов племюшко – горевали те по Веле луне. Порешили они с земель чужих привести ину малу землюшку.
    Короба набив пустотой великою, заблестели птицы железные. Полетели за три-девять земель добывать луну малу землюшку.
    Не успело ярило и раз обойти-обернуться навколо Мирград земли, воротились две птицы железные и ведут меж собой луну новую. Пуще прежнего она
    вся блестит и ярило в себе отражает.
    Нарекли её Радой на радостях. Льдом она была вся припорошена и сияла, словно каменья дивные.
    Растопило ярило тогда тот лёд, поднялись в малый срок дерева и дубравушки. Порешили стеречь её пуще сокола, поселили на стражу воинов.
    Терема на Раде поставили.
    Зажилось веселей на Мирград земле, кто погиб уж полно оплакивать. Ожидает людей время новое.
    Восхваляют великих воинов во былинах да в песнях радостных.
    О спасении Мирград земли много разного тораторили. С той поры Спас Великий праздновать порешили тогда они.
    Так бежало время без устали. Не тужили ни стар ни млад на Мирград земле – земле матушке.
    Племена тогда все спасённые разбрелись во четыре стороны.
    Племя красное отыскало брег да по праву руку раскинулось от земли от Арии.
    Племя жёлтое не велело ждать и ушло во степи просторные да по леву руку от острова.
    Да морского народу племюшко расселилось в морях, что теплы были.
    Племя чёрное, горемычное, схоронило своих сородичей, что погибли в войне неправедной, да осталось в своих поселениях, да поныне там
    пребывается.
    Племя Асов, друзья Арийские, воротились в свои места, да зажили там ладно, здорово.
    В одно лето на Раду луну тогда прилетела птица железная. Та несла в себе храбрых воинов, чтоб беречь-сторожить землю матушку.
    Пожелали те витязи славные жить-поживать на Раде луне и детей растить, да на нивах зорьку встречать.
    А на вотчине во Мирград земле, в арийских землях светлых были люди все счастья полны, и воздвигли хоромы новые Яру и его сотоварищам.
    Был у Яра сын — Ерем звать, Ерёма по нашему. Ерем был годов двадцать от роду и умел он делать дела дивные. Потешал народ да отраду нёс
    степенную добрым своим родителям.
    Бывало встанет посреди двора, стукнет три раза о землю посохом малым, да шепнёт слова, одному ему известные, да пропадёт с глаз долой –
    дивится народ. А опосля, через срок малый, вернётся с вещами заморскими, да такими что в землях арийских не видывали и слыхом не слыхивали.
    И давай его люди добрые пытать, — где ж добыл те вещицы диковинные? А он и отвечает:
    — Был я за морем во земле чужой, люди там ходят хворые. Излечил я их, уберёг от беды и горюшка. Благодарствуют люди лекарю, так назвали меня
    в тех землюшках. Кто парчу принесёт красивую, кто из злата цепь с самоцветами. Я ж домой поспешаю с подарками.
    А в то время болезней не знал никто и не ведал никто горькой старости во землях во арийских солнечных. Все во здравии ходили крепкими, да не
    ели вообще скоромного. Да все пили водицу студёную да отвары из трав целебные — были травы те вкуса дивного.
    Мясо вовсе не ел народ тогда, ни в земле что гулял, ни по морюшку. Все коренья ели да плоды с дерев многоцветные. Да плоды были те особые.
    Если съест его добрый молодец, будет сытым ходить время долгое. Если съест его красна девица – будет вовсе сытнее сытого. И ни жажды не
    будет чувствовать, и ни голода. Да и силу в себе найдёт всегда, кто отведал плоды те сочные. Будут светоч дарить и молодость людям всем,
    себя окружающим.
    И было озеро бело посреди земли Арии да вода была тепла там всегда, потому как во недра Мирград земли она уходила, кои грели, светом земли,
    изнутри то озеро. И звали край тот Белозёрье.
    Кто окунётся в то озеро, будет жить вечно, переживя тело бренное мыслью своей.
    Люди из племён других не ведали как устроена суть человеческая и приходили на поклон во землю Арию. Да кто приходил уж не хотел оставлять
    землю арийскую. И народ арийский собирал творения умельцев диковинные и дарил их, один раз в срок малый, всем кто желал. И письмена в
    железной книге, выкрапленные узорами диковинными, подносил народам тем, и селил сынов и дочерей своих во края чужие, дабы поведать и
    оповестить их о грамоте, от ихнего рода отличной.
    Да вот какая оказия чудная в те поры была:
    Когда тело бренное человека покидало Мирград землю, его придавали огню и отпускали по воде, а не хоронили во землице сырой. Дух умершего
    находил пристанище во землях иных до поры, и коды рождался ребёнок во семье, где тело огню предали, — во момент зачатия Дух переходил в
    утробу матери.
    Когда же дитё на свет божий являлось, не помнило оно о жизни своей былой до поры, а вершками малыми, в отрочестве да в юности, вспоминало и
    приумножало опыт предков своих великих, и во зрелости вспоминало полностью все жизни свои былые.
    Вот такая круговерть великая вершилась день за днём, год за годом. Кто ж во зрелости не желал жить памятью прошлого, мог избрать себе путь
    новый.
    Рада луна была в аккурат на том круге, где предшественница её опальная. И вот кружилась она над Мирград землёй, ярила свет отражаючи. И
    прошло 40 годов по времени нашему.
    Жил народ Арии, народ Асов и немного других народов на той Раде луне в количестве малом. И была почва благодатная на ней, и росли травы
    диковинные, коих на Мирград земле не сыскать. Но случилась одна оказия.
    Души кощеев неупокоенные, Кожаном ведомые, что сохранил плоть свою бренную, просочились по капельке во тела добрых воинов и затаились там до
    поры, да никто об этом не ведывал.
    И начал одолевать в тот год дух тёмный тех, кто волею слаб был. Заполнил душу оных корыстью и злобою.
    И жили волхвы в те поры на луне, что Луной называется. Жили они лета долгие, нам не ведомые, и не стояли они ни за силой светлою, ни за
    силой тёмною. Лишь смотрели вниз на Мирград землю и думу думали.
    Величали тех волхвов именами разными. Опосля люди думать начали, что боги они, но были не боги то, а душа человечья, что узрела свет дивный.
    И не могла та душа принять ничью сторону, но могла принимать разные облики. То девицею обернётся красною, то обернётся добрым молодцем, а
    то и вовсе волком серым и думает думу волчью.
    Был и Яр из рода того светлого, да возжелал остаться во Мирград земле – уберечь людей добрых от горюшка.
    Долго ли, коротко ли, по Мирград земле люди с Рады луны рассеялись. Да не знали, не ведали тёмной силушки, что во плоти у них хоронится.
    И по сей день кощеи прячутся – то их души, как копоть тёмные, всё сидят до поры до времечка.
    Так шли года чередою длинною на Мирград земле, на земле матушке.
    Вот в один день, порешил Яр собрать добрых молодцев и красных девиц, да со всей Мирград земли и с уголков её дальних. И кто возжелал, тому
    дарил он светоч знания мудрого.
    Были средь людей оных и те, что кощеевым душам упокой дали. Ведал о том Яр, но всё ж решил, что смогут они одолеть семя тёмное, что кощеи
    засеяли.
    Были такие, что одолели, но были и такие, что затаили до поры да приумножали род свой, о том не ведая.
    Вот прошло пять сроков малых, и все кто возжелал, знания эти получил, да мог унести с собой книгу железную, и дарить всё что в той книге,
    любому кто воспрошал.
    Не дано было кощеям познать той книги. Не дано было достичь высот тех светлых. Но всё ж смогли они, вцепившись пиявкою в душу светлую,
    открыть себе часть знания вещего.
    Но то было впереди, а пока собрались люди добрые и пошли по Мирград земле, неся книгу железную. И было то счастливое время – всяк кто жаждал
    знания, обретал его.
    И были те знания полны чудес разных. Кто волею и духом силён был, мог ветром в чистом поле обернуться. Мог дождём иль снегом стать иль
    волной морскою. Мог землицей матушкой воплотиться и рожать урожаи дивные по пять раз за срок малый.
    И была у Яра книга другая малая, но хранилась та книга ни в хоромах светлых, ни во чертогах тёмных, а была она знанием рода, что обитал на
    луне, что Луной называется. И не имела та книга плоти ни железной, ни берестяной. Мог прочесть её только тот, кто волхвом стал. Были и такие
    на Мирград земле матушке.
    В те поры и веселились люди во землях Арии на славу, и свята их были от наших отличные. Но всё же были и схожие, такие как кулачный бой. Да
    соревновались и удалью блистали, не только добры молодцы, но и девки и люди постарше.
    Бились в шутку, без доспехов и без лат — гурьба на гурьбу али один на один. Тот кто послабее волею был – тот час проигрывал.
    Возводили помост, да был он из чего-то невиданного – твёрдый, да мягок, словно перина коли падёшь на него. И Яр, да сын его Ерем, любили те
    забавы.
    Раз в светлый день собралось народу тьма тьмущая. Да были там купцы заезжие из мест дальних. Были и друзья страны Арии – Асы, что тех купцов
    возили во птицах железных.
    Да знамо дело, средь купцов были и воины с тех стран дальних. А воевода тех воинов любил в кулачном бою позабавиться – удалой был молодец и
    силы немерянной.
    Вот вышел он на помост и стал воспрошать сильнейшего бойца — а в те поры много было воинов крепких во земле Арии. Да так случилось, вышла
    дочь Мера — Всела, Васелиса по нашему.
    Тут увидел её Ерем и воспылало сердце его страстью жгучей.
    Вот начался бой. Всела всё кругом того воина ходит да бровью не ведёт. Смех и злоба разбирает воеводу – в ихних землях бабы не воюют, но всё
    же решил потешиться, да куда уж там.
    Бросился было кулачищами размахивать, да она словно тень скользнёт и нет её – вот за спиной стоит. Уморился воевода чужеземный да навзничь
    лёг. А она так гордо стала да ножкой его подпирает – смеётся народ, а чужестранец и шевельнуться боится, словно опутали его тяжёлыми
    оковами.
    С тех пор запала Всела в сердце Ерема и стали они к друг дружке бегать – дело молодое.
    Долго ли коротко ли, раз пришло ночное время, радуга в пол неба засияла. Вот ведёт Ерем свою любаву к отцу её Меру, просить значит руки по
    нашему у отца ейного.
    Знал про то Мер уж наперёд да был рад этому безмерно. Яр же выбору сына противился да не хотел обижать друга – думал, может всё обойдётся,
    да картины тёмные шли на ум и сердце тревожили. Всё же решил он уважить сына и дал благословление, на перекор сердцу своему.
    Тем часом было всё мирно и тихо во Мирград земле. А во землях далёких, да за столько вёрст, за сколе око не может увидать, а только мыслею
    человек знающий и ведающий может узреть, Кожан собирал новое войско.
    То тело, в котором его душа обитала, он создал себе сам, и оно воплотило сущность его. Умел он также без труда великого покидать тело своё
    полностью или частями. Мог волком серым стать, мог птицею, что парит в небе высоко. Мог и красной девицей и добрым молодцем обернуться, если
    хотел. Мог и к твари любой живущей во Вселенной пристроиться тихой сапой, да опосля душу его родную выдворить из тела бренного.
    Места далёкие, земли малые и великие, где он прибывал, были дикие – на самых задворках. Люди и твари, что обитали там, были просты душой и
    телом, и доверились они ему тёмному – думали, что пред ними Бог, да величали его именами разными. Да не в именах суть, а суть в том, что
    поддались они на обман великий.
    Кожан приблизил к себе троих, и осветил их силой знания, чтоб могли народом и тварями править и ответ пред ним держать. Да стал мастерить
    врата мыслею, чтоб без труда войско его новоиспеченное добралось до Мирград земли.
    Сделать те ворота было не так-то просто, да и были такие, что мешали замыслам его тёмным – имя того народа Уры.
    В замыслах своих, в глубине сердца свого, они хотели сами попасть на Мирград землю да стать её хозяевами, но не желали влачить бремя кощеево
    на плечах своих.
    Те Уры были по сложению тела отличные — ростом вдвое больше человечьего, и могли под водой жить, как народ морской, время долгое, и на суше
    могли быть, словно люди обычные.
    Да было всё у них ладно собрано – и хоромы, и кони быстрые. Да желали они всем естеством своим получить книгу знаний малую от народа, что
    проживал на луне, которая Луной называется.
    На Мирград земле всё было тихо и светло. Народы жили во согласии и вели торги меж собой. Ничто не тревожило людей. Плескались тихо моря
    синие и было так время долгое.
    И стали жить Ерем с Вселой вместе. Люди добрые справили им избу славную во земле Арии и родилась у них дочь и родился сын. И были все веселы
    и горя не знали.
    Долго ли, коротко ли, прошло время долгое. Уж дочь у Ерема подрастает, было ей восемнадцать годков по нашему, да время в те поры по другому
    мерили. Дочь они Орой назвали в честь земли Оры, что осталась позади во времени безмерном. Была Ора на мать похожа как две капли воды, и
    как Всела любила в кулачном бою состязаться.
    Вот в один день светлый дала она себе зарок: коли найдётся добрый молодец, что её в бою одолеет – быть ей ему женой верной.
    В те поры жил один купец иноземный во земле Арии и был у него сын Мар, ладный и лицом и телом. Да вот беда – мать его Нима, сама того не
    ведая, одарила его душою тёмною, семенем кощеевым. Было то время доброе и никто не воспрошал за душу чистую – ни у красных девиц, ни у
    добрых молодцев.
    Вот решил Мар на состязание кулачное податься – скуку развеять. Взошёл на помост, а супротив его – Оры глаза большие, словно озёра бирюзой
    блестят. Она была девицей духом крепкой, но всё ж Мар сумел одолеть её, и пришлась она по нраву ему. Решили жить поживать они вместе.
    Далеко-далече, во землях чужих, разлилась река, берегами своими крутыми подпирая неба стать. Шли по одному берегу два воина. Один был в
    одёжах рваных да не казистый – кощеев слуга. Другой шёл позади него в ладной кольчуге. Был он высок и крепок и вёл врага своего во земли
    родные – то был ур.
    Времени истекло, с тех пор как Кожан объявился в тех краях, немерянно.
    Уры решили Яра позвать во свои края и союз великий заключить меж народами. А в знак дружбы будущей, изловили одного из служек кощеевых, что
    близок к Кожану был, дабы постичь мысли их тёмные. Но как не пытали, как не стращали его вещицами своими диковинными – ничего путного он не
    сказал. Порешили ждать Яра.
    И Яр знал о мыслях нечистых урских и был готов к беседе длинной. Перешёл он во края далёкие по дороге, мыслью проторенной. Был один.
    Уры же встретили его с почестями, ако царя. И повели к ихнему князю урскому, что во всех землях ихних слово держал.
    Был он для ура на редкость невысокого роста, чем-то походил на сына человечьего, лишь очи его сияли жёлтым цветом.
    И Яр слушал речи его сладкие и видел суть его сокрытую. И видел прошедшее и будущность. И знал, что потерял ур тот супругу свою верную и
    чадо, и что погибель принесли им кощеи. Но смотрел на всё без трепета в душе, и видел суть беседы до того, как начал оную.
    Князя урского звали Морей. Просил он, чтобы Яр растолковал ему книгу железную и сулил ему дары диковинные, и предлагал дружбу крепкую.
    Не принял Яр даров и от богатств несметных и вещей диковинных глаза отвёл. Пожелал лишь посмотреть на служку кощея Кожана.
    Не по нраву пришлась Морею воля Ярова, затаил он злобу да стал стращать его, да позвал двух слуг своих верных. Те, не долго думая, решили
    силушкой с Яром померяться. Да только подняли свои кулачища на него — тот час развернулись к Морею и давай лупить его что есть мочи.
    Слуги те были не из простых уров – силы в них было немеряно. Взмолился Морей. Яр лишь ухмыльнулся, бросил свои очи на воинов, и те побрели
    прочь да тот час воротились, и служку кощеева с собой тянут.
    А был он не пойми кто – на лицо человек, а душа чёрная, как у зверя дикого. Провёл Яр рукой по макушке его и расплылось лицо служки в кривой
    улыбке, – узнал тогда где Кожан прибывает. Окинул взглядом хоромы урские в последний раз, и как сквозь землю провалился.
    Разгневался тогда Морей на слуг своих да ничего делать не стал, всё же знал, что Яр волю ихнюю отнял. Но не заметил и не мог заметить, что у
    одного из них глаза заблестели как-то по чудному. Порешил служку Кожана отправить в темницу.
    Позвал Морей лекаря, что при нём в палатах жил, и велел залечить раны на теле, что свои же воины наделали.
    Яр тем временем был уж во Мирград земле, но всё знал, что у уров деется, так как часть духа своего посеял в теле урском. И каждую ночь
    представал пред ним и выспрашивал у его души, что произошло за день.
    Кожан же пребывал в те поры во недрах одной землюшки, что была далека от тех мест, и ведал о всех делах, что уры замышляли. Да служка его
    перестал ему весточки носить опосля того как с Яром повстречался. Мыслил Кожан как бы засеять смуту во сердцах людей светлых.
    продолжение следует..