Водлозерский погост

«Северная Фиваида» на Ладожском озере

Над заливом Ораванселькя Ладожского озера возвышается поросший еловым лесом высокий холм. На нем, в тени высоких деревьев спрятались часовни. Почти в каждую из них можно свободно зайти, включить свет, помолиться или просто постоять в тишине. Здесь нет толп паломников и туристов, нет всевидящих старушек, всё построено на простом человеческом доверии. Возможно, именно поэтому здесь такое умиротворение. Это место называется «Северная Фиваида».

Северная Фиваида

Север издревле манил верующих. Туда уходили в поисках уединения монахи, бежали от преследований сторонники старой веры. Возникло целое ожерелье монастырей, церквей, часовен, скитов. Одни, как, например, Соловки, Валаам, Коневец, привлекают десятки тысяч паломников и туристов. Другие же мало кому известны и добраться до них порой весьма проблематично.

Здесь, в тихом уединении, где неожиданно нашёл я себе летний приют, под гостеприимным кровом радушного владельца, здесь предпринимаю описание родной нашей Фиваиды, которую только что посетил в пределах Вологодских и Белозерских. Едва ли кому она известна из людей светских, а многие однако же слышали о Фиваиде Египетской и читали в патериках Греческих о подвигах великих Отцев, просиявших в суровых пустынях Скитской и Палестинской. Но кто знает этот наш чудный мир иноческий, нимало не уступающий Восточному, который внезапно у нас самих развился в исходе XIV столетия и в продолжение двух последующих веков одушевил непроходимые дебри и лесистые болота родного Севера? На пространстве более 500 вёрст, от Лавры до Белоозера и далее, это была как бы одна сплошная область иноческая, усеянная скитами и пустынями отшельников, где уже мирские люди как бы вынуждены были, вслед за ними, селиться и составлять свои обительные грады там, где прежде особились одни лишь келлии. Преподобный Сергий стоит во главе всех, на южном краю сей чудной области и посылает внутрь её своих учеников и собеседников, а преподобный Кирилл, на другом её краю, приемлет новых пришельцев и расселяет обители окрест себя, закидывая свои пустынные мрежи даже до Белого моря и на острова Соловецкие.

— А.Н.Муравьев, русский писатель и путешественник XIX века

Наша северная Фиваида ничем не уступала своему африканскому прообразу. Насельники девственных лесов Заволжья по духовной силе, мощи святых подвижников, по высоте их достижений были равны отцам первых веков христианства. Но как знойная африканская природа с её ярким, синим небом, сочными красками, жгучим солнцем и бесподобными лунным ночами отличается от акварельных нежных тонов нашей северной природы, с голубой гладью её озёр и мягкими оттенками её лиственных лесов с их изумрудной зеленью ранней весной и богатой гаммой золотых красно-коричневых тонов в сентябре, — таким же образом отличается святость отцов египетской пустыни — стихийно бурная и могучая, как лава, извергающаяся из вулкана, эта святость, подобно яркости южной природы, отличается от нашей святости, тихой, величавой и кристально светлой, как светел и ясен лучезарный и тихий вечер русской весны. Но как тут, так и там то же «умное делание», то же безмолвие.

— И.М.Концевич, российский церковный историк, публицист, конец XIX-XX век

Михаил Нестеров. Юность преподобного Сергия Радонежского

Идея создания комплекса принадлежит нескольким энтузиастам. Первоначально здесь планировалось поставить дом, рядом с ним церковь. Но затем решили возвести копии карельских церквей и часовен, не дошедших до нашего времени. Автор и идейный вдохновитель проекта — кандидат исторических наук, доцент МГУ Алексей Лаушкин. Руководитель — Дмитрий Лебедев, влюбившийся в эти места еще во времена туристической молодости. В реализации проекта приняли участие деревянных дел мастер, участвовавший в строительстве усадьбы «Богословка» под Санкт-Петербургом, реставратор Сергей Волов, специалист по деревянному зодчеству из Санкт-Петербурга Михаил Мильчик, реставратор В.В.Попов и другие.

По благословению Митрополита Петрозаводского и Карельского Мануила родился «Духовно-просветительский проект Северная Фиваида». Духовно окормляет «Северную Фиваиду» настоятель прихода храма Вознесения Господня города Питкяранта протоиерей Олег Вилко. Строительство ведется на частные пожертвования.

Важную роль сыграли исследования финского офицера, доктора истории и искусствоведения Ларса Петтерссона. В 1942-1944 годах, когда Карелия была занята финнами, он совместно с художником и скульптором О.Хелениусом провел тщательную инвентаризацию деревянных церквей и часовен Карелии. Они обмерили и сфотографировали 242 храма, существовавших в то время на территории Заонежского полуострова и Межозерья (до нашего времени дошло около 32). Их архив насчитывает более двух тысяч фотографий, сотни чертежей, подробные описания памятников, иногда с выписками из церковных архивов. На основе полученных материалов Ларс Петтерссон опубликовал монографию «Церковная деревянная архитектура Заонежья», где впервые была представлена типология и эволюция культовых построек Карелии.

Часовни, которые будут воссозданы на территории комплекса «Северная Фиваида»

Всего в «Северной Фиваиде» будет стоять девять церквей и часовен:

  1. Храм прпп. Сергия и Германа, напоминающий о Валаамском монастыре;
  2. Часовня во имя прп. Сергия Радонежского († 1391), напоминающая о Троице-Сергиевом монастыре;
  3. Часовня во имя прп. Кирилла Белозерского († 1427), напоминающая о Кирилло-Белозерском монастыре;
  4. Часовня во имя прпп. Зосимы († 1477), Савватия († 1435) и Германа († 1483) Соловецких, напоминающая о Соловецком монастыре;
  5. Часовня во имя прп. Павла Обнорского († 1429), напоминающая об Павло-Обнорском монастыре;
  6. Часовня во имя прп. Александра Ошевенского († 1479), напоминающая об Александро-Ошевенском монастыре;
  7. Часовня во имя прп. Нила Сорского († 1508), напоминающая о Нилово-Сорской пустыни;
  8. Часовня во имя прп. Александра Свирского († 1533), напоминающая о Александро-Свирском монастыре;
  9. Часовня во имя прп. Трифона Печенгского († 1583), напоминающая о Трифоно-Печенгском монастыре.

Сейчас уже возведено четыре из них.

В основе проекта лежит идея паломничества – духовного путешествия по святым местам. Средствами архитектуры и ландшафтного дизайна на горе, где находится действующий храм прпп. Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, предлагается создать образ Русской Фиваиды, состоящий из названного храма и ряда часовен. Гора изначально воспринимается в христианстве как образ Горнего мира, как первейшее место для молитвы, приближающее человека к Богу (вспомним библейские горы Синай, Фавор, Голгофу и др.). Горняя символика места как нельзя лучше соответствует идее подвига «земных ангелов и небесных человеков», как называют святых иноков. Храм и часовни в образной системе предлагаемого комплекса – это напоминания о главных обителях Севера и их основателях, т.е. о Русской Фиваиде как сакральном и историческом целом. Двигаясь от одного молитвенного здания к другому, человек совершает мысленное путешествие по Русской Фиваиде. Для верующих людей это мысленное путешествие превращается в небольшое паломничество, сопровождаемое молитвой и духовным созерцанием.

— Алексей Лаушкин, кандидат исторических наук

На территорию комплекса «Северная Фиваида» ведут традиционные ворота, которые ограждали храмовые постройки на Русском Севере. За ними начинается сказочный русский лес: густой ельник с мшистыми валунами.

Вход на территорию духовно-просветительского комплекса «Северная Фиваида»

Слева на пригорке находится часовня преподобного Александра Свирского. Она была построена в 2011 году и является копией ныне утраченной часовни из Медвежьегорского района Республики Карелия. Архитектура часовни простая и выразительная. В плане она представляет собой клеть, крытую двухскатной крышей с маленькой главкой. Её украшает открытая паперть на резных столбах. Подобные часовни в прошлом часто ставили около дорог, чтобы путники могли помолиться в пути. Она единственная закрыта на ключ.

Часовня преподобного Александра Свирского

Часовня преподобного Александра Свирского. Резьба полотенца и причелин

В часовне находится икона «Явление Святой Троицы преподобному Александру Свирскому». В иконе преподобного хранится ковчежец с мощами Александра Свирского.

Икона «Явление Святой Троицы преподобному Александру Свирскому»

Часовня преподобного Александра Свирского

Тропа проходит через удивительно живописный лес. Под густым мхом в зарослях подлеска прячутся огромные валуны. Кажется, что сейчас отсюда выйдет волк или медведь, который заговорит с тобой человечьим языком.

Карельский лес

Лестница

Тропа приводит к храму преподобных Сергия и Германа Валаамских. Эта церковь была построена в 2009 году и представляет собой точную копию церкви Воскрешения праведного Лазаря из Муромского монастыря, расположенного на юго-восточном побережье Онежского озера.

Храм преподобных Сергия и Германа Валаамских

Муромский монастырь основал выходец из Греции преподобный Лазарь (†1391), который крестил живших в тех краях язычников-лопарей. Лазаревская церковь — типичный образец монастырского храма «золотого века русской святости». Она была построена, по одним данным, в конце XIV века, по другим — в середине XVI века по образу стоявшей на этом месте более древней одноименной церкви. В 1959 году церковь Лазаря Муромского была перевезена в музей-заповедник Кижи.

Церковь Лазаря Муромского из Муромского монастыря, фотография Ларса Петтерссона

В храме преподобных Сергия и Германа Валаамских проводятся богослужения.

Трапезная храма преподобных Сергия и Германа Валаамских

Икона преподобных Сергия и Германа Валаамских

Храм преподобных Сергия и Германа Валаамских

Неподалеку от церкви виднеется часовня преподобного Сергия Радонежского — копия Преображенской часовни из села Глебово Мошенского района Новгородской области.

Часовня преподобного Сергия Радонежского

Глебовская часовня стояла в конце деревенской улицы на берегу Островенского озера. Вероятно, была возведена в середине XIX века. Она во многом уникальна: восьмигранная в плане, с широким круговым гульбищем-галереей на столбах, увенчана двойной главкой необычной формы. В советское время в ней размещался склад, затем она была заброшена. К началу XXI века от неё сохранился ветхий сруб без кровли и отдельные резные детали. В 2013 году остатки часовни были перевезены в музей деревянного зодчества Новгородской области «Витославлицы».

Преображенская часовня из деревни Глебово

Часовня преподобного Сергия Радонежского была построена в 2012-2013 годах по проекту архитектора-реставратора В.А.Попова.

Часовня преподобного Сергия Радонежского, гульбище

Внутреннее убранство часовни преподобного Сергия Радонежского

Часовня преподобного Сергия Радонежского

Икона преподобного Сергия Радонежского

Часовня преподобного Сергия Радонежского

Теперь наш путь лежит вниз, к Ладожскому озеру.

Северный лес

Здесь, почти у самого берега Ладоги, расположена часовня преподобного Арсения Коневского. Она была построена в 2015-2016 годах и является копией утраченной часовни святого Василия Великого конца XVIII — начала XIX века из заонежской деревни Горы.

Часовня преподобного Арсения Коневского

Часовня Василия Великого представляла собой простую, четырехугольную в плане клеть, крытую двухскатной кровлей и украшенную высоким резным крыльцом.

Часовня святого Василия Великого в деревне Горы, фотография Ларса Петтерссона

Крыльцо часовни

Внутри часовни находится деревянный крест и четыре иконы: Господа Вседержителя, Пресвятой Богородицы Коневской, Праздника Рождества Богородицы (которому посвящен Коневский монастырь) и преподобного Арсения Коневского.

Внутреннее убранство часовни преподобного Арсения Коневского

Икона Богородицы Коневской является списком с иконы, которой афонский игумен благословил преподобного Арсения, когда тот возвращался со Святой Горы на Русь. Образ Коневской Богоматери отличает от других птенец голубя, сидящий на руке Младенца. В настоящее время чудотворная Коневская икона хранится в Ново-Валаамском монастыре в Финляндии.

Иконы Богородицы Коневской и Спаса Вседержителя

В часовне преподобного Арсения Коневского

Рядом — прекрасная Ладога, которая придает «Северной Фиваиде» особое очарование.

Залив Ораванселькя (Беличий плёс)

Ладожское озеро

Иван-чай

С каждым годом стремительно уменьшается число старинных деревянных храмов и домов, множатся невосполнимые потери. Огонь и гниль — вот самые страшные враги дерева. И людское равнодушие. Этот год ознаменовался ещё одной страшной утратой: 10 августа сгорела уникальная Успенская церковь в Кондопоге, построенная в 1774 году. «Северная Фиваида» — это еще одна возможность если не спасти, то хотя бы сохранить для потомков образ старинных деревянных храмов Русского Севера.

Заказать экскурсию по «Северной Фиваиде» можно у администрации гостевого комплекса «Времена года» по телефону +7 (921) 464-34-84

  • Адрес комплекса «Северная Фиваида»: Россия, Республика Карелия, Питкярантский район, Харлуское сельское поселение, деревня Рауталахти
  • Координаты: 61°45’8″N 30°51’56″E

При написании статьи использованы информационные материалы комплекса «Северная Фиваида».

Статья обновлена 13 мая 2020

© Сайт «История и путешествия», 2009-2020. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Организация ФГБУ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК «ВОДЛОЗЕРСКИЙ»

Описание мер, предусмотренных ст. 18.1 и 19 Закона: Организационные меры: • Информация доступна для строго определенного круга сотрудников, список которых утвержден приказом руководителя, • Сотрудниками подписанного соглашения о неразглашении ПДн, • В здании установлены охранная и пожарная сигнализации, • Сведения на бумажных и электронных носителях хранятся в сейфах или запирающихся шкафах, • Определены места хранения персональных данных, осуществляется учет всех защищаемых носителей информации и их маркировка, факт выдачи (приема) носителей фиксируется в соответствующем журнале, • Назначены ответственные за обеспечение безопасности персональных данных, • В организации введено положение о защите персональных данных, другие организационно-распорядительные документы, описывающие систему защиты персональных данных в организации, • Физическая охрана информационной системы (технических средств и носителей информации), предусматривающая контроль доступа в помещения информационной системы посторонних лиц, наличие надежных препятствий для несанкционированного проникновения в помещения информационной системы и хранилище носителей информации. Технические меры: • Используется электронная цифровая подпись, • Используются антивирусные средства защиты информации, • Индентификация и проверка подлинности пользователя при входе в систему информационной системы по паролю условно-постоянного действия длиной не менее шести буквенно-цифровых символов, • Средства защиты от несанкционированного доступа,

Категории персональных данных: фамилия, имя, отчество,дата рождения,адрес,семейное положение,образование,доходы, пол, гражданство, адрес, состав семьи, паспортные данные, информация о квалификации или наличии специальных знаний или подготовки, сведения, содержащиеся в документах воинского учета, информация об ИНН и номере государственного пенсионного страхования, контактный телефон, фотография, информация медицинского характера, в случаях, предусмотренных законодательством,

Категории субъектов, персональные данные которых обрабатываются: граждане, состоящие в договорных или иных гражданско-правовых отношениях с ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский» ( в т.ч. бывшие работники, уволившиеся из организации), граждане, проживающие в общежитии, посетители территории национального парка и детских экологических лагерей,

Перечень действий с персональными данными: сбор, хранение, систематизация, учет, уничтожение,

Обработка персональных данных: смешанная,без передачи по внутренней сети юридического лица,с передачей по сети Интернет

Правовое основание обработки персональных данных: Конституция Российской Федерации, Трудовой Кодекс Российской Федерации, Федеральный закон Российской Федерации от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных», Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федеральный закон Российской Федерации от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», Федеральный закон от 24.11.1996 г. № 132 «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации», Постановление Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. N 687 «Об утверждении Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации», Постановление правительства от 01.11.2012 г. № 119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных», Устав ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский», Положение об Водлозерском филиале ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский», Положение об Онежском филиале ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский», Положение о работе с персональными данными работников ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский»,

Наличие трансграничной передачи: нет

Сведения о местонахождении базы данных: Россия

Водлозерский национальный парк. Фото, карта, адрес, животные, растительный мир, природа

Водлозерский парк – это заповедный край, который расположился в древнейшем культурном районе Русского Севера, окруженного лесами и озёрами. Территория национального парка – это равнина, усыпанная кольцевыми мореными холмами, песчаными дюнами и скалами.

А на севере района раскинулся живописный кряж. По особому указанию UNESCO в 2001 году этот национальный объект стал первым биосферным памятником природы Российской Федерации.

Адрес, расположение национального парка

«Водлозерье» занимает владения двух регионов: Карелии и Архангельской области. Заповедник имеет два филиала, которые находятся на севере и юге.

Южная территория (Водлозерская) располагается в д. Куганаволок, а в северную часть (Онежский филиал) удобнее всего направляться с помощью трансфера парка со станций: Куша и Унежма по предварительному заказу. Администрация парка находится в Петрозаводске по адресу: ул. Парковая, 44.

Как добраться

Водлозерский национальный парк предлагает услуги доставки гостей до территории. Для этого нужно связаться с дирекцией по телефону: +7 (8142) 59-98-98 для предварительного заказа.

Проезд на территорию возможен разными способами, как с помощью общественного транспорта, так и личного. Попасть в южные владения парка возможно с помощью железной дороги, если двигаться из Москвы, Санкт-Петербурга и Мурманска и продолжать путь со ст. Медвежья гора (г. Медвежьегорск).

После железной дороги нужно воспользоваться автобусом и направляться до г. Пудож. Далее с помощью такси или частным автомобилем следует добираться до д. Куганаволок. К северной части заповедника тоже ведёт железная дорога. Для этого нужно доехать до станций Куша и Унежма, а затем продолжать путешествие на заказанном заранее частном транспорте или такси.

Личным автомобилем можно добираться разными путями:

Город, направление Маршрут
Москва Из Москвы нужно взять направление на Петрозаводск, оттуда — в Медвежьегорск и двигаться 1170 км по дороге «Кола». Затем – Пудож до отворота на Куганаволок (170 км) ещё 63 км по утрамбованному покрытию до .д. Куганаволок
Из Москвы через Ярославль, Вологду, Вытегра на Пудож до д. Куганаволок. Протяжённость маршрута около 985 км разнообразных дорог.
Санкт-Петербург С Санкт-Петербурга взять направление на Лодейное поле, затем двигаться в Петрозаводск и в Медвежьегорск — 570 км по направлению «Кола». Затем в Пудож, повернув на Куганаволок (170 км) и 63 км грунтовых покрытий до д. Куганаволок.
Мурманск Из Мурманска следует ехать на Медвежьегорск (785 км по дороге «Кола»), затем в Пудож до поворота на Куганаволок (170 км) и до д. Куганаволок — 63 км по грунтовым поверхностям.
Архангельск Из Архангельск нужно выехать в Плесецк (310 км), затем в Каргополь (175 км) и Пудож (160 км) – Куганаволок (20 км по автодороге до поворота направо), затем ехать 63 км по грунтовым путям до д. Куганаволок.

В тёплый сезон (с конца весны по середину осени) от г. Петрозаводск по воде курсирует «Комета». На ней есть возможность быстро достигнуть Шалы, а от неё до д. Куганаволок транспортом парка.

История национального парка

Водлозерский национальный парк основан 20.04.1991 г. по правительственному указу Российской Федерации. Причиной стала необходимость сбережения редкого богатства природных угодий, расположенных в водных резервуарах Водлозера и реки Илексы. Девственные леса по своему объёму превышают размеры лесных угодий Западной части Европы.

Это древний район северной части России, который был освоен и населён людьми 8000-9000 лет назад. Поэтому в этой местности сохранилось немало археологических памятных объектов, созданных во времена Мезолита и Неолита.

Первым упоминанием о жителях Водлозера является уставная грамота 1137 г. Вторая такая грамота изготовлена из бересты и датирована XIV в., в которой упоминается поселение Гугморнаволок. Здесь проживали саами и финны, а в X-XI веках на территорию их земель вторглись славянские воины, и с той поры местность длительное время была подчинена Великому Новгороду и перешла в Обонежскую пятину.

В XV веке древнерусская столица пала и территория была заброшена надолго. А в XVII—XVIII веках район попал под воздействие событий, ознаменованных, как раскол Русской Православной церкви. Один из основных участников этих немаловажных для страны действий – Никон, будущий патриарх, как раз проживал в Кожозёрском монастыре. 13 древнейших часовен остались с тех времён.

В XX веке здесь располагалось четыре десятка деревень с населением более 2,5 тыс. человек. Сегодня в Водлозерье осталось всего 5 населённых пунктов с небольшим количеством жителей.

Коренными жителями района считаются водлозёры – «озёрные люди», которые являются потомками новгородских и московских поселенцев. Длительная изоляция превратила их в самобытный народ, которые придерживаются классического православия, однако, верят и в домовых и уважают славянскую мифологию.

Географические особенности и характеристики парка

Природное пространство парка составляет 468,3 тыс. га, из них 130,6 тысяч – это земли Карелии, а 337,6 тыс. находятся в Архангельской области.

Около 100 тыс. га занято территорией заповедника и посетителей сюда не пускают, 185 тыс. га оставлены, как территория, находящаяся под особой охраной, 54 тыс. га относятся к лесовосстановительному району и только 51 тыс. га отведено для туристических целей.

Климат

Водлозерский национальный парк находится в зоне умеренно-континентального климата и отличительными чертами этого района являются западно-восточные переносы воздуха. Поэтому погодные условия создаются с помощью воздушных масс, поступающих с севера Атлантического океана. Арктические массы приносят в этот район сильные морозы зимой и похолодание в летний период.

Особенности времен года:

  1. Зима здесь затяжная и многоснежная. Частые осадки приносятся циклонами, которые регулярно приходят с Атлантики. Холоднее всего здесь в январе и феврале. В это время температура воздуха может опуститься до 40°С, а средняя январская температура -11°С.
  2. К апрелю на Водлозере становится теплее и начинают вскрываться реки, лёд на которых продержится до середины мая. Природа просыпается, а вместе с ней птицы и звери. На проталинах под солнцем появляются первые цветы: болотные фиалки, мать-и-мачеха.
  3. Затем наступает тёплое лето. Средние температуры июля +16°С, самые высокие температуры лета +30°С, но это редкость. Лето здесь мягкое и не слишком дождливое. Температура воды в водоёмах +18-20°С. Период белых ночей длится с мая по август.
  4. Осень богата ягодами и грибами. Слышны крики улетающих на юг перелётных птиц, на зиму тут остаются только самые выносливые птицы: тетерев, куропатка и глухари. Первые заморозки начинаются в октябре, а в ноябре уже выпадает первый снег, после чего начинается морозная зима.

Фауна

Леса богаты пушным и хищным зверем. Здесь водится много рысей, лис, встречается такой хищник, как медведь и росомахи. Проживают в лесу и куницы, выдры и барсуки. Также можно увидеть встретить лося и северного оленя. В природном пространстве заповедника гнездится немало птиц: это множество видов журавлей, лебедей, гусей, а также рябчиков, тетеревов и глухарей.

Ночью здесь властвуют филин, сова и другие ночные птицы. В районе можно встретить и птиц-хищников, таких как орлан-белохвост, беркут и скопа. В быстрых реках водится судак, щука, лещ, налим, язь и другие виды рыб.

Флора

В природном парке растёт множество растений, которые распространены в европейской части тайги и те виды, которые встречаются в Красной книге России. Это разнообразные лишайники, печёночные мхи и сосудистые растения.

Водлозерский национальный парк богат на печёночные мхи и сосудистые растения.

Здесь можно встретить и восточносибирскую растительность: малину хмелистую и лиственницу сибирскую. В водоёмах произрастают тростник, осока, хвощ, рдест и кувшинки жёлтых и белоснежных видов.

Природа

Природа района богата лесами. Здесь расположилась обширная лесная растительность. Больше всего тут темнохвойных елей и светлых сосен, кроме них здесь произрастает сибирская лиственница. Возраст лесных представителей около 200 лет, из них некоторые сосновые и еловые особи достигли 500-летнего рубежа.

Ландшафт

По всей территории парка распласталась болотистая равнина, обрамлённая кряжем с красивым названием – Ветряной пояс. Так как район относится к Балтийскому щиту и состоит из кристаллических пород нижнего Архея протерозойского периода, то в этой местности было найдено много рифтовых и вулканических образований.

Здесь находятся самые старые вулканические породы в мире.

Также здесь есть залежи титаново-магниевых и хромитовых руд. Новые ледниковые отложения перекрывают теперь все эти древние породы. Болотистость территории обусловлена тем, что район формировался в послеледниковое время. Поэтому здесь много болот, дюн и озёр.

Достопримечательности

Водлозерье –это просторный национальный парк, в котором можно спокойно провести время или заняться активным отдыхом. Здесь располагается не только природный памятник и заповедник, но и культурные объекты.

АРТ-резиденция: ART-NAVOLOK

Одной из таких достопримечательностей является АРТ-резиденция «ART-NAVOLOK». Это творческий проект, который расположился на территории парка с целью объединить культурное наследие в трудах и проектах талантливых людей.

Постоянные проекты: «Земля и Небо Водлозерья» и «На Земле над Облаками».

Народное деревянное жилище Водлозерья

Местные архитектурные традиции представлены старейшими районами Севера России: Поилексье и Водлозерье. Самобытность исторического облика территории обусловлена тем, что здесь многие века формировались старинные поселения и жилища, которые воздвигались местными жителями.

Более сотни археологических памятников раннего Средневековья и 15 сохранившихся объектов деревянного зодчества. Район отмечен архитектурными памятниками Федерального значения, один из таких -Ильинский Водлозерский погост.

Ильинский Водлозерский погост

Ильинский погост относится к Карельской и Петрозаводской епархии Русской православной церкви и является мужским монастырём, что расположен на Малом Колгострове. Это не только памятник архитектуры, но и образец культового деревянного зодчества на территории Карелии. Попасть к этой достопримечательности можно по озеру от д. Канзанаволок, которая находится в 4 км от острова.

По легенде Ильинский погост появился на месте жертвоприношений, которые совершались самыми первыми жителями этих мест и были язычниками. Но принято считать, что он был возведён монахами в XVI в., которые совершали паломничество на Соловки. Первое упоминание о погосте в «Жалованной грамоте», которую выдал в 1592 г. Митрополит Новгородский Варлаам.

Погост интересен тем, что его ограда из брёвен усилена срубом и покрыта двускатной кровлей. Данный тип укладки брёвен был схож с постройкой крепостей, поэтому в те времена ограда стала образом для строительства ограды Кижского погоста.

Деревня Варишпельда

Водлозерский национальный парк может гордиться своей деятельностью по восстановлению и сохранению культурного и исторического наследия. С момента основания парка на его территории постоянно возрождаются религиозные святыни и православные традиции, праздники в их числе.

С помощью волонтёров и молодёжи восстанавливается история и древние устои.

Примером такой работы стала деревня Варишпельда – первая национальная деревня в этом районе. В ней возрождены старинный образ жизни и уклад жителей с помощью семьи настоятеля местного прихода и его прихожан, которые родом из д. Куганаволок.

Отдых и услуги в парке

Территория парка является особо охраняемой территорией, поэтому бесконтрольное перемещение по району запрещено. Посещать национальный парк можно только после получения разрешения. Оформить его нужно заранее в отделах туризма г. Петрозаводск, г. Онега или д. Куганаволок.

Для въезда на своём автотранспорте также понадобится получить разрешение и оплатить въезд. Ставить палатку, жечь костры и разбивать лагерь следует только в оборудованных для этого местах. Самостоятельным туристам следует помнить о безопасности, так как они находятся в диком лесу, поэтому для отдыха нужно запасаться всей необходимой туристической амуницией.

Не следует отбиваться от группы и покидать проложенные тропы, потому как большая часть территории Национального парка – это непростая для прохождения заболоченная и дикая местность. Парк готов предоставить свои услуги по организации туров и маршрутов. Это пешие, водные, комбинированные туры.

В число услуг входит и осмотр культурных и природных достопримечательностей, катания на моторных лодках и спортивная рыбалка. Рыбалка здесь разрешена на некоторых водоёмах. Так как место экологически чистое, то водоёмы здесь богаты вкусной рыбой: это налим, лещ, ряпушка, судаки и сиги. В парке можно остановиться в комфортных общежитиях и гостевых домах, которые расположены у кордонов.

Все кордоны оборудованы транспортов и связью, поэтому сотрудники парка в любой момент смогут прийти на помощь, как при рядовом вопросе, так и в случае чрезвычайной ситуации.

Приюты, повсеместно расположенные по всему парку оборудованы самым необходимым: спальные места и печки с дровами. Так как Карелия – край с северными погодными условиями, данный кров может стать полезен любому путнику.

Туристическое значение парка

Водлозерский национальный парк состоит из множества экологических маршрутов, которые представляют собой туры выходного дня, пешие и водные маршруты, а также – комбинированные туры. Есть здесь спортивная рыбалка и хобби-тур «birds-watching» для любителей птиц.

Самый популярный из сплавов – это сплав по р. Илексе (180 км). Для спортивного сплава выбираются более крупные реки и озёра. Вдоль р. Илексы проходит экологическая тропа длительностью 40 км от д. Варишпельда до д. Луза. Эта тропа обустроена деревянными тропами и оборудована щитами с информацией.

Для тех, кто не любит активный туризм и пешие прогулки, парк предоставляет услугу катания на моторных судах, во время которых можно увидеть все важные культурные достопримечательности. Администрация парка готова обслуживать, как частных лиц, так и организованные группы.

Цены в национальном парке

Цены на организацию отдыха и досуга на территории парка составляет 350 руб. на 1 человека длительностью пребывания до 7 дней. Это касается российских граждан и иностранных гостей, которые выбрали отдых на обустроенных стоянках и маршрутах парка. Свыше 7 дней цена возрастает до 450 руб. с человека.

Размещение на территории парка возможно. Для этого нужно заблаговременно обратиться в Административный центр, который расположен в г. Петрозаводск.

Отели рядом

Так как до ближайших благоустроенных отелей далеко, то национальный парк предлагает гостям и туристам остановиться на их туристических базах и в гостевых домах. Для туристов, предпочитающих располагаться в палатках, обустроено множество туристических стоянок на берегу р. Илексы и на оз. Водлозеро.

Они такие:

  • Кордон «Новгуда»;
  • Туристский приют «Луза»;
  • Туристский приют «Калакунда»
  • Кордон «Охтома»;
  • Кордон «Коскосалма».

Инспектора и работники лесной охраны проживают тут же, на территории нескольких кордонов, поэтому по всей территории район обеспечен радиосвязью и транспортом.

Экологические и социальные проблемы парка

Национальный парк занимается не только туристической деятельностью на территории Водлозерья, но и зорко следит за экологической ситуацией и сохранением исторического облика. Так как бывшие деревни и поселения постоянно зарастают кустарником, а луговые пространства деградируют, администрация парка постоянно борется с этими последствиями.

Силами сотрудников парка и с помощью волонтёров восстанавливается природный ландшафт и лесные территории.

Сохранение социально значимых и культурных территорий — одна из важнейших задач национального парка. Все исторические объекты Водлозерья закреплены за инспекторами, которые следят за сохранностью культурного наследия.

Силами культурных и научных организаций Карелии ведутся восстановительные работы храмов и жилых построек, а творческие проекты направлены на восстановление истории и традиций.

Катерина Ветсанова

Оформление статьи: Лозинский Олег

Видео о Водлозерском национальном парке

Водлозерский национальный парк, обзор и особенности:

У Ильи Пророка в Водлозере. Печальная история одного путешествия

Рука его запуталась в сетке, а волной его выкинуло за борт. Он был в спасательном жилете. Все рыбаки знают, что спасжилет поздней осенью в холодной воде помогает только спасателям – найти тело. Ледяная вода, организм не выдерживает.

Гибель отца Ильи стала потрясением для всех, кто его знал.

Это был человек большого сердца, огромной храбрости и совершенно юной, мальчишеской беспечности. Прекрасный собеседник, он всегда давал очень мудрые жизненные советы,

— так отзываются о нем прихожане.

Посчастливилось познакомиться с ним и автору этих строк. Минувшим летом внедорожная экспедиция «Онежское кольцо», в составе которой был и я, посетила остров Ильинский погост, где находится православный мужской монастырь Свято-Ильинский Водлозерский погост.

Два часа шли мы на судах Водлозерского национального парка из деревни Куганаволок на этот центральный на Водлозере остров. И вот они, главки церкви Ильи Пророка.

Добраться сюда можно только по воде, зимой – по льду. Притягивает место это. Удивительное оно, красивое. Центр, пересечение водных путей. Говорят, монахи, которые добирались на Соловки, облюбовали его, найдя здесь обитель.

Именно сюда в прежние времена стекался местный люд со всех деревень, здесь проводили праздники, гулянья, ярмарки, здесь молились. На Илью Пророка, главный праздник, была ярмарка. Две недели подряд торговали. Мастеров было, умельцев, товара всякого – выбирай что хочешь.

Добром и гостеприимством встречала людей эта земля. Вот и нас так же встретила. Немало мы объехали за две экспедиции вокруг Онего. После суровых монахов Муромского монастыря, не очень-то жалующих гостей, после безмолвия монастыря Ионо-Яшезерского, где монахов нет вовсе, после величественных и почти уже светских Кижей, ориентированных на туристов, а не паломников, в Свято-Ильинской Водлозерской пустыни нас встречали как раз духовностью, теплотой, хлебом и солью, а еще ухой да кашей. Только просили говорить негромко – не любят эти места шума.

Прямо к пирсу к нам вышел тот самый иеромонах Илья. Добрый, светлый, открытый человек, он сразу же пригласил нас посмотреть на главную достопримечательность острова – деревянную церковь Ильи Пророка, поставленную в 1798 году.
Иеромонах Илья в церкви пророка Ильи на острове Ильинский погост – такое вот Ильинское царство.

А ведь и Илье Пророку тяжко здесь было. Точнее, церкви его имени. Этот, на который мы смотрели, третий храм. А первый сгорел, простоял 40 лет, второй 100 лет продержался. Тоже сгинул. Третий вот уже больше 200 лет радует глаз. Воистину на века строили! Даже советские беды пережила церковь. В ней в трудные годы склад был со сторожем. Оттого и спаслась святыня.
Мы заходим в рубленую церковь. Намолено, церковные запахи.

В обители одновременно живут человек пять-шесть – это вся наша братия, — рассказывает иеромонах Илья. – Еще паломники приезжают. Начинали вчетвером. Монастырь здесь девять лет как. Вы проходите…

Несладкая жизнь у монахов. Молитвы, службы, хозяйство. Козы, куры, даже конь есть, почти домашний – Орлик. Гуляет сам по себе. Двадцать лет скотине, а выглядит молодцом.

А еще мошек да комарья – тьма! Клещей много. Двоих из четверых жителей обители, начинавших здесь путь, сломал энцефалит.

Удивительное оно, Водлозеро. Рыбакам – праздник. Рыба всякая, клюет на все.

В августе здесь хорошо. Мошки нет, озеро теплое, до 30 градусов вода прогревается, купаться можно до сентября, — рассказывает наш проводник. – Рыбалка отличная. На Илью Пророка накрываем поляну, до 200 человек приезжает. Красота!

Красивое место. До смерти красивое! Монахи рассказывают про гари в этих местах, когда люди закрывались в храмах, сжигали себя целыми группами в знак протеста против церковных реформ.

А в 2003 году как раз в августе здесь был убит отец Нил. На грех пошли два послушника, которым он сделал замечание, что нельзя здесь курить. Такие вот места. 2 ноября 2015-го утонул иеромонах Илья. Озеро забрало.

Илья переводится как крепость господня, — записано у меня в блокноте со слов ныне покойного. Свою крепость Илья нашел там, где, наверное, и должен был. Рядом с Ильей Пророком.

Помяни, Господи, во царствии твоем иеромонаха Илью.

Фото участников экспедиции «Онежское кольцо: Белянчикова Евгения, Позднякова Даниила, Чаплыгиной Татьяны. Живописные работы: Куракиной Елены

masterok

Село Шойна было основано в 1933 году неподалеку от устья одноименной реки, впадающей в Белое море. Через 20 лет здесь был процветающий колхоз с населением более 1500 человек. В советские времена в Шойне базировался внушительный рыболовецкий флот. Но варварский вылов рыбы тяжелыми тралами полностью уничтожил придонную растительность. В результате на Шойну стали наступать песчаные дюны, намываемые Белым морем. Сегодня пески медленно, но верно погребают поселок. Теперь намываемый морем песок превращается в высокие дюны, которые потом разрушаются под действием ветра, засыпая постройки.
Давайте узнаем как там живут люди подробнее …
Фото 2.

Вот что писали несколько лет назад в Новой Газете про этот поселок:
Последний год в старый дом метеоролог Наташа Широких заходила через чердак: вырезала в крыше люк, поставила стремянку. Получилось удобно: вылез из люка сразу на землю — и пошел. «Самое плохое — мама парализованная была, как ее через чердак вынесешь? Лежит, окна заколочены, словно в могиле. И врач к нам ходить отказывался: что я вам, говорит, Карлсон?»
Перебираться в другой дом решили, когда у соседей Ермолиных в одну ночь занесло гараж и дровяной сарай. Дрова-то ладно, а когда в гараж лезли, непонятно было: то ли мотоцикл спасут, то ли самих задавит. «Мы едва последние вещи из дома вынесли. Ветер подул — и даже крыша под песком скрылась, — говорит Наташа. — Словно нас ждало».

Фото 3.

…В 30-е дома будущей Шойны ставили прямо в тундре, на мхах. Песок появился позже, но особенно не мешал: наметал дюну на берегу за поселком, шуршал под мостовыми, забивался в ботинки. Вскоре в Белом море у берега Шойны обнаружили большие запасы промысловых рыб. В поселке построили крупный консервный завод, три огромных морских причала, кирпичный завод, бараки для двух тысяч рабочих.
— А как тут в войну жили? — спрашиваю местную жительницу Евдокию Степановну.
— Да хорошо жили: зимой — камбала, летом — навага.
Фото 4.

У большинства рыбаков была бронь, единственный доброволец шел пешком на призывной пункт в Архангельск. Бомбоубежище вырыли под большим песчаным барханом. Авианалеты шли часто, но зажигательные бомбы падали в песок, гасли — и не взрывались.
Благополучие кончилось в 50-е. Белое море закрыли для рыболовства, кирпич стало выгоднее возить из Архангельска, рабочие разъехались. И на поселок пошел песок.
Первыми занесло три стоявших на побережье дома смотрителей маяка. Посреди пришедшей с моря дюны долго еще виднелась покосившаяся труба.
Фото 5.

Второй накрыло «татарскую усадьбу» — два крепких дома слева от маяка. Потом песчаная гора слизнула заброшенную воинскую часть, свиноферму, пекарню, дом Ардеевых, старые хранилища рыбы, баню, рассыпалась по дровяным сараям, проглотила два озера — и пошла на жилые дома.
После смены Наташа ведет меня смотреть Шойну, которой нет. От нынешнего дома до старого — 10 минут ходьбы. Справа жили Козьмины, Широких и Качеговы — их еще до Наташи засыпало. Слева — новая баня, стоит на крыше занесенного дома. Впереди — казарма воинской части. Ее занесло, когда Наташа еще в школе училась: «Мы эту часть «берегом» называли. Ее потом в тундру перенесли, но все по привычке так и говорят: у военных, на берегу». Дальше начинаются двухэтажные жилые дома: «Их уже ветром обдуло, а прошлый год до второго этажа под песком были».
Фото 6.

По словам Наташи, особенно быстро дома стало заносить в 80-е, «когда вся эта перестройка началась». А в 90-е мир стал трещать и разваливаться: перестали ходить суда, по четыре месяца не платили зарплату, кончились продукты в единственном магазине. И дюны пошли на поселок прямо на глазах. «Как будто почувствовали», — говорит Наташа.
Фото 7.

Теперь на месте Наташиного дома видны почерневшие балки крыши: «Прошлый год выдуло». Дальше — только песок и кусты осоки. Наташа долго считает, скользя взглядом по песчаным холмам, сбиваясь и начиная сначала. Оказывается, под песком осталось больше 20 домов.
Холодно, зябко, ветер несет колючую поземку, Наташа вытирает глаза от пыли.
— Словно всё уходит в небытие, — говорит она, и я понимаю, что Наташа давно уже плачет.
Фото 8.
Шойна — самый край полуострова Канин. Три часа лета от Архангельска или Нарьян-Мара, 150 км к северу от полярного круга, зато позади поселка — Белое море, и прямо за околицей — рыжая по осени тундра. Медведи в эти места не заходят, зато куропатки выпрыгивают прямо из-под ног, вопя, как подгулявшие мужики.
Официально в Шойне 375 жителей, на деле — человек 200. В Шойне есть детский сад, школа, интернат для детей из окрестных сел, фельдшерский пункт, два магазина (просто «Магазин» и «Элегия»), Дом культуры с дискотеками по субботам и библиотека с собраниями сочинений Дарьи Донцовой и Льва Толстого.
Фото 9.
Безработицы в поселке практически нет, и, если не пить, место слесаря или кочегара можно найти всегда. Впрочем, если не пить, жить в Шойне можно без денег. Коммунальных платежей нет, уголь для кочегарок собирают на берегу, где разгружаются баржи с углем для соседней воинской части.
Сентябрь для Шойны месяц хороший. Еще светло днем, не лег снег и не начались ветра. Деньги закончились в отпусках, и никто не уходит в запой. Уже отошла морошка (в этом году в магазинах ее принимали по 380 рублей за кило), но покраснела брусника, в тундре полно черники и грибов. Когда рыбаки встряхивают сети, камбалы сыпятся на песок, как листья в осеннем парке. Гуси отъелись за лето, и холодильники в каждом доме забиты дичью.
Фото 10.
Раньше деньги вообще падали с неба: вокруг поселка приземлялись ступени от запускаемых на космодроме Плесецк ракет. Ступени собирали, из оболочки делали сани-волокуши, остальное сдавали в цветмет. В последние годы ракеты пропали. Экономический кризис, поняли шойнинцы, и переключились на сбор морошки.
Я долго хожу вокруг кусков металла с надписью: «Заземление». Сваленные кучей около угольного сарая, обломки ракет кажутся следами ушедшей цивилизации. Зато волокуши из них получаются отличные: легкие, прочные и не обледеневают.
Фото 11.
Хуже всего в Шойне, когда дует западный ветер. Летит с моря, взвивает поземку, ударяет в лицо. На метеостанции так и записывают: поземка (песок) или поземка (снег).
Почему появился песок, не знает никто. По одной из версий, в золотой век Шойны рыбаки тралами содрали донный ил, и не сдерживаемый больше морской песок вышел на берег. По другой, вездеходы, лошади и коровы уничтожили в поселке всю траву, освободив находящиеся под ней пески.
Ходить по песку тяжело. Ноги проваливаются и вязнут, в ботинках хрустит, дыхание сбивается. Выходя из дома, дважды подумаешь, нужно ли тебе идти.
Фото 12.
С севера вдоль поселка проходит река Шойна. Сейчас вдоль берега свалены полусгнившие остовы бывшего рыболовецкого флота, а раньше на этом месте стояла целая улица. В шторма ее постоянно заливало («Выйдешь с танцев — а крыльцо клуба уже в воде»), а в одну ноябрьскую ночь смыло штормом: и консервный завод, и клуб, и жилые дома.
Про дома, ушедшие в реку, в Шойне рассказывают иначе, чем про те, что лежат под песком. Про воду люди говорят, словно гордятся: стихия. А про песок — спокойно. Просто — песок.
Фото 13.
С утра трактор откапывает от песка фельдшерско-акушерский пункт (ФАП), занесенный по середину оконных рам. Посмотреть на работу приходят три мужика и две собаки, рассаживаются у сарая. Воет холодный ветер, ревет трактор, рассыпаются горы серого песка. За полтора часа трактор сбивает прислоненные к стене ФАПа доски, едва не сносит полдома и превращает огромную ровную сопку в огромную полосатую сопку. Мужики у сарая выкуривают пачку «Арктики», перетирают за «А ну как ФАП под трактором навернется?» и переключаются на обсуждение какого-то Миши. Собаки и вовсе спят.
Тракторист Саша Андреев работу свою крепко не любит. «Одних откапываешь — вторые ругаются», — объясняет он.
Учитывая стоимость заполярной солярки, час работы трактора стоит 2550 рублей. Раскапывать занесенный по пояс дом надо часов 10, позволить себе такое не может никто, а сельсовет оплачивает 40 часов в месяц.
Фото 14.
В ноябре Саша выходит на пенсию, замены ему пока нет. Молодежь, говорит Саша, в трактористы не идет: «Они больше по дизельным и кочегаркам, где теплее». Большой трактор для раскопки песка в Шойне один и возрастом с Сашу. «Ездит потихонечку, — нежно говорит Саша. — Но и он не выдерживает, ломается. А с лопатой куда против стихии? Хрен».
— А если забор вокруг дома поставить?
— Да хрен его знает, — пожимает плечами Саша. — Никто и не пробовал.
Сезон раскопки домов — осень. Подмерзший песок не так раздувает ветром, а летом весь Сашин труд заметает за день или два.
— Обидно, наверное? — спрашиваю Сашу.
— Да хрен его знает, — говорит он.
Фото 15.
Аэропорт
— Во-он, Ефимыч, смотри, летят! Уже в створ полосы вошли. Ветер слабый, видимость хорошая. Ну что, Ефимыч, разрешаем гусям посадку? Жирные какие! Пойду за ружьем схожу.
Аэропорт «Шойна» — бревенчатый синий домик за бывшими холодильниками рыбозавода, по пояс залитыми грунтовой водой.
Когда-то на месте взлетной полосы были озера, потом с берега пришли дюны, и озера накрыло песком. Теперь после дождя на полосе появляются большие лужи, по которым на мотоциклах весело носится молодежь.
— Ефимыч, глянь, они по центру полосы ездят — там и колея, — директор аэропорта Саша Пестов мрачно глядит в окно аэропорта. — А по бокам кочки и травой заросло.
— А ты скажи, чтобы они по бокам ездили, траву-то и вытопчут, — предлагает Ефимыч.
— Да ну, лучше вообще запретить, — тянет Саша, но по тону понятно: не запретит.
Сейчас Саша в отпуске, заменяет его Григорий Ефимыч, бывший пилот. Раз в неделю, по средам, Ефимыч надевает летный костюм с медалями и идет встречать Ан-2 из Архангельска и Нарьян-Мара — единственную связь поселка с Большой землей. Белые Ан-2 по очереди плюхаются в грязь, подпрыгивают и несутся, взметая песок. Поселковые псы с лаем бросаются вслед, но быстро отстают и обиженно гавкают позади. В прошлом году одна тоже повадилась самолеты гонять, ворчат старики, так винтом голову и снесло.
Фото 16.
К самолетам устремляется полпоселка: передать на материк ведро рыбы, получить кулек огурцов, поглазеть, кого принесло. Другого транспорта нет: прокладывать дорогу по тундре ради шойнинцев никто не станет, а пассажирское судоходство закончилось еще в 90-е.
Ефимыч вообще уверен, что в 90-е закончилось всё хорошее: и судоходство, и рейсы по всему Заполярью, и северное снабжение, и Советский Союз.
— А у вас в аэропорту что, даже приводов (приводная радиостанция для захода самолетов на посадку) нет? — пытаюсь я вернуть Ефимыча к профессиональным делам.
— У нас страна развалилась, а ты хочешь, чтоб привода остались! — возмущается он.
Расстояния в Шойне измеряют в минутах полета. До больницы — час двадцать, до аптеки — 45 минут, до милиции и погранслужбы — три часа. Вообще-то Шойна считается погранзоной, но от режима на ней — только страшная надпись на бревенчатом боку аэропорта: «Attention! Zone of the border control!» («Внимание! Зона пограничного контроля!») В Шойне надпись никого не пугает, поскольку прочесть ее никто не может. Сегодня, правда, прилетает новая учительница английского. Может, хоть она прочтет.

Фото 17.
Днем Ефимыч выбегает из аэропорта прямо без пиджака. «Шереметьево», ну просто «Шереметьево!» — притворно возмущается он и бежит встречать вертолет. К 1 сентября вертушка привезла в шойнинский интернат 30 детей из окрестных сел. В поселке волнение, в школе — ажиотаж. Главный вопрос: как сделать так, чтобы дети приехали трезвые, а если не трезвые, то чтобы до интерната дошли на своих двоих?
— А кто у них пьяный? — удивляюсь я.
— Да кто у них не пьяный?! — удивляется молодежь.
Обратно дети улетят только в мае. Весной и осенью в деревнях «распута», и вертолету не сесть. «А в Новый год им лучше домой не попадать, — говорит директор школы Татьяна Павловна Широкая. — Там ведь мы не поможем. Местных-то, если что, забираем в интернат, приводим маму в чувство — и отводим детей домой. Потому что это обычно матери-одиночки. Такого, чтобы семьями, у нас давно не было».
Чего «такого», директор не объясняет. И так ясно.
После школы дети чаще всего поступают в техникумы на материке. Заканчивают их, говорит директор, немногие: «Шойна — закрытый мир, в городах другие правила и слишком много соблазнов». После учебы в поселок возвращается больше половины детей.
Фото 18.
Новую учительницу английского поселили в двухэтажном доме на краю поселка.
— Так его ж заносит совсем, как она отрываться-то будет? — переживает библиотекарь Нина Никандровна.
— Все отрываются — и она будет, — отрезает сосед Владимир Николаевич. — Чего б ей не отрываться?!
Сам Владимир Николаевич накопил на пару часов работы трактора, хватило только, чтобы отрыть окна, на стеклах все еще виден след от песка. Соседние окна того же дома уходят в бархан почти целиком.
— Что ж вы соседей не отрыли? — спрашиваю я.
— Точилиных-то? Да каждый сам отрывается.
— А они почему не отрылись?
— Так померли они уже.
Старое кладбище — к югу от поселка, чуть в стороне. Лет 30 назад его завалила первая из пришедших с моря песчаных волн: погребла могилы, замела доверху кресты. Хоронить стали поверх, прямо в песке. И тут сопка начала уходить.
Из-под песка показались вскрытые, раскуроченные гробы, поваленные кресты, разбросанные скелеты. Только год назад возвращенные песком кости перенесли на новое кладбище далеко в тундру.
На старое кладбище скатываюсь прямо с пятиметровой горы песка. Обнаруживаю несколько покосившихся, выбеленных непогодой крестов, сваленные кучей ржавые могильные ограды, череп с заметенными песком глазницами, выдутые из могил, разбросанные по песку человеческие кости. И поворачиваю назад.
Фото 19.
В субботу в поселок пришли ненцы-кочевники, поставили перед «Элегией» оленьи упряжки и ушли сдавать морошку. Вблизи олени оказались тощими, обшарпанными и снулыми, так что сразу было понятно, что их пасут, погоняют и даже едят. Положив на песок тяжелые головы, они устало вздыхали, раздувая мокрые ноздри. Рядом с оленями крутилась маленькая ненецкая девочка с маленькой лохматой собачкой. Собачка была толстой, ухоженной и лоснящейся, так что сразу становилось понятно, кто здесь домашний любимец, а кто — ездовая скотина.
Вообще приезжие в Шойну зачастили. Сначала были киношники, потом телевизионщики (так что теперь шойнинцы недовольно говорят: «Наша Шойна в телевизоре чаще, чем ваша Москва»), потом китайцы. Прилетали на частном вертолете скупать оленьи рога, якобы на лекарства. Хотя Лена Копырина уверена: рога — просто предлог.
Фото 20.
Дом Лены Копыриной — крайний от маяка. Раньше позади был еще десяток домиков, но их давно засыпало, а Ленин вроде стоит. Летом песок заметает дом по пояс, зимой из-под песка и снега торчит только труба. «Мы как-то проснулись — а крыша ходуном ходит, — вспоминает Лена. — Оказалось, снегоход проехал, не заметил, что здесь дом».
Отрываться Лена не собирается: не на что, да и незачем, все равно дом прямо под сопками. Соседнему дому повезло больше, его заносит только по окна. Сейчас он пустой, а еще недавно жила семья. Первым погиб сын: поехал на охоту, схватил «белочку», да и ткнул себя ножиком в грудь. «Мы его в санях положили, вроде целый. Через полчаса смотрим: а он холодный. Ну думаем: а чтой-то он холодный?!» — объясняли мне мужики. Следом за сыном ушли и родители, никто уж не помнит, из-за чего.
— Нехороший какой-то дом, — говорю я.
— Да не, — пожимает плечами Лена. — Обычный.
Из окна нехорошего дома виден кусочек неба, косые столбы с провисшими проводами. В жилых домах засыпанные окна заколачивают, а здесь некому. Песок между рамами лежит ровный, сухой и плотный, как в песочных часах.
Фото 21.
В 1999 году в Шойне снимали большой документальный фильм «Занесенные ветром».
— Там вся молодежь наша снималась, — вспоминает Наташа. — Только их в живых уж никого нет.
Вместе считаем: трое утонули на рыбалке, трое сгорели в бане. «Двух внутри нашли, одного в тамбуре: он из огня вышел — а потом обратно зашел». Один застрелился на охоте: «То ли с горя, то ли спьяну», один разбился на мотоцикле, не справившись с управлением на песке. В общем, до пенсии из мужчин не доживает почти никто, а пенсия в Заполярье — в 55 лет.
…Много лет в Шойне вообще не было травы. А недавно появилась: высокие плотные колосья, похожие на овес. Местные было обрадовались, а потом приметили: раньше дюны свободно несло по поселку. Теперь же кусты колосьев задерживают песок, он наметает на них небольшой бархан, новые колосья прорастают поверх него, бархан делается выше — и уже никуда не уйдет.
Корни колосьев на два метра уходят в песок, выкорчевать их может лишь трактор. Кочек с колосьями становится все больше. И они крепко цепляются за жизнь.
Фото 22.
Фото 23.
Фото 24.
Фото 25.
Фото 26.
Фото 27.
Фото 28.
Фото 29.
Фото 30.
Фото 31.
Фото 32.
Фото 33.
Фото 34.
Фото 35.
Фото 36.
Фото 37.
Фото 38.
Фото 39.
Фото 40.
Фото 41.
Фото 42.
Фото 43.
Фото 44.
Фото 45.
Фото 46.
Фото 47.
Фото 48.
Фото 49.
Фото 50.
Фото 51.
Фото 52.
Фото 53.
Фото 54.
Фото 55.
Фото 56.
Фото 57.
Фото 58.
Фото 59.
Фото 60.
Фотографии Сергея Ермохина:
Фото 1.
Фото 2.
Фото 3.
Фото 4.
Фото 5.
Фото 6.
Фото 7.
Фото 8.
Фото 9.
Фото 10.
Фото 11.
Фото 12.
Фото 13.
Фото 14.
Фото 15.
Фото 16.
Фото 17.
Вот тут еще блогер sherif2 много показывает и рассказывает об этом месте.

Источники