Все о старообрядцах

Крест старообрядческий (фото). Чем отличается старообрядческий крест от православного?

Крест — символ искупительной жертвы Христа — не только знаменует нашу принадлежность к христианству, но через него нам ниспосылается спасительная Благодать Божья. Поэтому он является важнейшим элементом веры. Будь то старообрядческий крест или один из тех, что приняты в официальной церкви — они в равной степени благодатны. Их отличие чисто внешнее, и обусловлено лишь сложившейся традицией. Постараемся разобраться, в чём оно выражено.

Отход старообрядцев от официальной церкви

В середине XVII века Русская Православная Церковь пережила сильнейшее потрясение, вызванное реформой, проводимой её предстоятелем Патриархом Никоном. Несмотря на то что реформа затрагивала лишь внешнюю обрядовую сторону богослужения, не касаясь главного — религиозной догматики, она привела к расколу, последствия которого не заглажены по сей день.

Известно, что, войдя в непримиримые противоречия с официальной церковью и отделившись от неё, старообрядчество недолго оставалось единым движением. Разногласия, возникшие между его религиозными лидерами, стали причиной того, что вскоре оно распалось на десятки группировок, именуемых «толками» и «согласиями». Для каждого из них был характерен свой старообрядческий крест.

Особенности старообрядческих крестов

Чем же крест старообрядческий отличается от обычного, того, что принят у большинства верующих? Здесь нужно отметить, что само понятие весьма условно, и речь может идти лишь о тех или иных его внешних особенностях, принятых в религиозной традиции. Старообрядческий крест, фото которого представлено в начале статьи, является наиболее распространённым.

Это восьмиконечный крест внутри четырехконечного. Такая форма была широко распространена в русской Православной Церкви в середине XVII столетия к моменту начала раскола и находилась в полном соответствии с каноническими требованиями. Именно её раскольники сочли наиболее соответствующей понятиям древнего благочестия.

Восьмиконечный крест

Саму же восьмиконечную форму креста нельзя считать исключительной принадлежностью старообрядчества. Подобные кресты распространены, например, в Русской и Сербской Православных Церквях. Наличие в них, кроме основной горизонтальной перекладины, ещё двух объясняется следующим образом. Верхняя — небольшая перекладина — должна изображать табличку, прибитую вверху креста, на котором был распят Спаситель. На ней, согласно Евангелию, имелась аббревиатура надписи: «Иисус назарянин, царь иудейский».

Нижней же, наклонной перекладине, изображающей подставку для ног распятого Христа, часто придаётся вполне определённый смысл. По установившейся традиции её принято считать неким «мерилом праведности», взвешивающим людские грехи. Её наклон, при котором правая сторона поднята вверх и указывает в сторону покаявшегося разбойника, символизирует прощение грехов и обретение Царства Божия. Левая же, опущенная вниз, указывает на глубины ада, уготованные не раскаявшемуся и хулившему Господа разбойнику.

Дореформенные кресты

Отколовшаяся от официальной церкви часть верующих не изобрела в религиозной символике ничего нового. Раскольники лишь сохранили те её элементы, которые бытовали до реформы, отказавшись при этом от каких-либо новшеств. Например, крест. Старообрядческий он или нет, это, прежде всего, символ, существовавший с начала христианства, и те внешние изменения, которые он претерпевал на продолжении веков, не меняли его сущности.

Наиболее же древние кресты характерны отсутствием изображения фигуры Спасителя. Для их создателей важна была лишь сама форма, несущая в себе символ христианства. Это нетрудно заметить и в крестах старообрядцев. Например, старообрядческий нательный крест часто выполняется именно в такой древней традиции. Однако это не является его отличием от обычных крестов, которые также часто имеют строгий лаконичный вид.

Меднолитые кресты

Более существенны различия между старообрядческими меднолитыми крестами, принадлежащими различным религиозным согласиям.

В них главной отличительной чертой является навершие — верхняя часть креста. В одних случаях оно изображает Святого Духа в виде голубя, а в других — нерукотворный образ Спасителя или Бога Саваофа. Это не просто различные художественные решения, это их принципиальные канонические установки. Глядя на такой крест, специалист может без труда определить его принадлежность той или иной группе старообрядцев.

Так, например, крест старообрядческий Поморского согласия или близкого им Федосеевского толка, никогда не несёт на себе изображения Святого Духа, но его всегда можно узнать по образу Спаса Нерукотворного, помещённого в навершии. Если подобные отличия ещё можно отнести к установившейся традиции, то есть между согласиями и сугубо принципиальные, канонические разногласия в оформлении крестов.

Пилатова надпись

Часто причиной для споров служит текст надписи на верхней, малой перекладине. Из Евангелия известно, что надпись на дощечке, прикреплённой к кресту Спасителя, была сделана Понтием Пилатом, по приказу которого Христос был распят. В связи с этим у старообрядцев возникает вопрос: достойно ли, чтобы крест православный старообрядческий нёс на себе надпись, составленную тем, кто навеки проклят церковью? Наиболее ярыми её противниками всегда являлись упомянутые выше поморцы и федосеевцы.

Любопытно, что споры по поводу «пилатовой надписи» (так именуют её старообрядцы) начались ещё в первые годы раскола. Один из видных идеологов старообрядчества — архидиакон Соловецкого монастыря Игнатий — известен тем, что составил несколько весьма объёмистых трактатов в осуждение этого титла, и даже подал об этом челобитную самому государю Алексею Михайловичу. В своих трудах он доказывал недопустимость подобной надписи и настоятельно требовал заменить её аббревиатурой надписи «Иисус Христос Царь Славы». Казалось бы, незначительное изменение, но за ним стояла целая идеология.

Крест — общий символ для всех христиан

В наши дни, когда официальная церковь признала законность и равноправие старообрядческой церкви, в православных храмах можно часто увидеть те самые кресты, которые прежде бытовали лишь в раскольничьих скитах. Это неудивительно, так как вера у нас одна, Господь един, и задавать вопрос, чем отличается старообрядческий крест от православного, представляется некорректным. Они по своей сути едины и достойны всеобщего поклонения, так как при незначительных внешних отличиях имеют общие исторические корни и равную благодатную силу.

Старообрядческий крест, отличие которого от обычного, как мы выяснили, чисто внешнее и незначительное, редко представляет собой дорогостоящее ювелирное украшение. Чаще всего для него характерен определённый аскетизм. Даже старообрядческий золотой крест встречается не часто. В большинстве своём для их изготовления используется медь или серебро. И причина этому отнюдь не в экономии — среди старообрядцев было немало богатых купцов и промышленников, — а скорее в приоритете внутреннего содержания над внешней формой.

Общность религиозных устремлений

Старообрядческий крест на могилу также редко отличается какой-либо вычурностью. Обычно он восьмиконечный, с установленной сверху двускатной крышей. Никаких излишеств. В традиции старообрядчества придавать большее значение не внешнему виду могил, а заботе об упокоении душ усопших. Это в полной мере согласуется с тем, чему учит нас и официальная церковь. Мы все одинаково молим Бога за наших родных, близких и просто братьев по вере, закончивших свой земной путь.

Давно ушли в прошлое времена гонений на тех, кто по своим религиозным воззрениям или в силу сложившихся обстоятельств оказался в рядах движения, вышедшего из-под контроля верховной церковной администрации, но тем не менее остававшегося в лоне Христовой церкви. Официально признав старообрядчество, Русская Православная Церковь постоянно ищет пути ещё большего сближения с нашими братьями во Христе. И потому крест старообрядческий или икона, написанная по установленным в старой вере канонам, стали в полной мере предметами нашего религиозного почитания и поклонения.

Старообрядчество

Старообрядчество — группа религиозных течений, объединённых русской православной традицией, не принявшая церковную реформу 17-го века патриарха Никона.

Упомянутая реформа является одной из самых драматичных страниц не только в истории русской православной церкви, но и в истории России. Целью преобразований была унификация богослужений Русской Церкви с Греческой Церковью. В результате насаждения новых правил возник церковный раскол (до 1905 года всех не согласных с реформой называли раскольниками) — отказавшиеся от исполнения новых обрядов жестоко преследовались и подвергались гонениям, фактически общество было на пороге религиозной войны. В это время произошло множество массовых самоубийств людей, не желающих насильно принять новую веру. Наиболее распространённой формой протеста стали самосожжения, только до 1690 года унёсшие жизни около 20 тысяч человек.

Изменения, проведённые посредством никонианской реформы, касались внешних обрядовых сторон. Например, замена двуперстного крестного знамения на трёхперстное, смена направлений крёстного хода (против солнца, а не посолонь) и др. Также было проведено много исправлений, касающихся редактирования текстов Священного писания и богослужебных книг, относящихся к вариациям написания, небольшим корректировкам, не меняющим общего смысла. Для стороннего человека все эти изменения могут выглядеть как совершенно не принципиальные и не затрагивающие сути православия, но в 17-м веке это привело к трагическому расколу церкви и общества, который окончательно не изжит до сих пор.

И сейчас, несмотря на многочисленные шаги к примирению, отношения между старообрядцами и Русской православной Церковью отличаются сложностью. Например, старообрядцы считают себя истинными православными, а РПЦ называют инославной церковью. Поэтому для перехода новообрядцев к старообрядчеству требуется либо просто миропомазание (возможно даже с сохранением духовного сана), либо даже крещение. На сегодня

Старообрядчество имеет много разновидностей и подразновидностей. Но основное деление — это поповцы и беспоповцы.

Поповцы — является наиболее многочисленным течением. Их отличительной чертой является признание необходимости священников при проведении богослужений и обрядов. При этом некоторые поповцы приемлют принятие священников из новообрядческой церкви. Для них также характерно участие в церковной жизни мирян, наряду со священниками. Наибольшее распространение поповство получило в Нижегородском крае, Донской области, Черниговщине, Стародубье. С точки зрения догматики, поповцы практически не отличаются от новообрядеской церкви, за исключением того, что они придерживаются дониконианских обрядов и богослужебных книг. На сегодня количество поповцев оценивается в 1,5 миллиона человек, при этом их основными центрами в России являются Московская и Ростовская области.

Беспоповство (другое название — древлеправославие) имеет более радикальные отличия от новообрядчества. В 1654 году умер, не оставив приёмника, единственный старообрядческий епископ. Согласно церковным догмам, только епископ имеет право посвящать в священнослужители. Таким образом, формально следуя каноническим правилам, после смерти всех дониконианских священников, старообрядцы были вынуждены сформировать беспоповский толк. Беспоповцы, спасаясь от преследований селились в диких и необжитых местах — одним из который был берег Белого моря (от этого эту общину называли поморами). Количество беспоповцев оценивается в полмиллиона человек.

Старообрядчество сыграло большую роль в сохранении православного культурного наследия. Это касается как церковного песнопения (уникальные черты певческой манеры — отсутствие пауз, непрерывность и однородность звучания), так и знаменитой старообрядческой иконописи, основавшейся на традициях русской и византийской школ. После того, как к 19-му веку в официальной РПЦ иконопись оказалась в полном забвении, старообрядческие иконописцы оставались единственными хранителями традиции, что позволило заново «открыть икону» на рубеже 19–20 веков.

Вопреки утвердившемуся мнению, несмотря на репрессивные меры со стороны правительства, старообрядчество было весьма распространено — в 19 веке почти треть населения придерживалась старообрядческих традиций. В экономике важную роль сыграло старообрядческое купечество, ставшее опорой развития предпринимательства. Это было обосновано культивировавшимися в старообрядческой среде традициями — запрет на курение и алкоголь, верность данному слову, трудолюбие.

20 век был для старообрядцев таким же трагичным, как и для РПЦ. Если после революции 1905 года старообрядцы получили некоторые послабления — право устраивать крёстные ходы, иметь колокольный звон и др. — то при советской власти их жестоко репрессировали наравне с новообрядцами.

Старообрядчество по праву является столь же важным и весомым направлением православия как и новообрядчество, сыграв неоценимую роль в сохранении и развитии русской культурной и религиозной традиции, а также в социально-экономической жизни России.

Шел со шкурой бабораб

«Правильная мужская позиция — ставить себя так, чтобы женщина в любое время суток была готова приехать и выполнить любое желание мужчин, когда она цепляется за любую возможность тебя увидеть, а для тебя ее значимость гораздо ниже».

Я листаю скандальный паблик «Мужское государство». Это закрытая группа «ВКонтакте» со 150 тысячами подписчиков. Она посвящена строительству в России национал-патриархата.

В программе: отмена равноправия, искоренение феминизма и доминирование мужчин в отдельно взятой стране.

Вступить в группу и просмотреть записи можно только с одобрения администраторов, но добавляют без проблем, даже девушек — при условии, что они будут читать молча. За любую попытку комментария — попадание в «черный список».

Приведенный выше отрывок — еще из самых приличных. Спустя несколько минут проматывания страницы колесом мышки начинает рябить в глазах от густой, однообразной матерщины и безостановочного конвейера ненависти (около 20 постов в сутки). Русские женщины — наташки, шкуры, русачки, чернильницы. Женатые мужчины — ваньки, баборабы, олени. Своя страна — рашка, вата. Патриоты — холопы.

Сообщение в паблике «Мужское государство».

Флешмоб года

Основатель «Мужского государства» — 27-летний Владислав Поздняков. Качок, фитнес-тренер, блогер. До недавнего времени — житель Балаково, промышленного города на Волге, где на 200 тысяч населения приходится две крупные электростанции и с дюжину заводов.

В 2016 году Поздняков, судя по информации на его страничке, начал работать в области маркетинга и рекламы в соцсетях. К этому времени относится и создание женоненавистнической группы.

Дела быстро пошли в гору.

Поздняков неделю за неделей выкладывает видеоролики на грани фола. На одном из них совсем раздетая девушка (лицо заретушировано) извиняется за грубые слова и «передает поклон Мужскому государству». На другом — сам Поздняков едет на «стрелку» и побеждает «оленя» в драке один на один. На следующих — по телефону оскорбляет и унижает девушек, согласившихся пойти с ним на свидание при живом муже.

Основатель «Мужского государства» — 27-летний Владислав Поздняков.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Но настоящая слава к «Мужскому государству» приходит в июне 2018 года, во время чемпионата мира по футболу в России. Движение организует травлю русских девушек, вешающихся на иностранных болельщиков. Флешмоб затрагивает самые тонкие струны мужской души и делает «МГ» самым популярным антиженским сообществом в сети.

К этому моменту блогерских заработков Позднякову хватает на то, чтобы почти все свое время проводить в путешествиях по Европе.

28 сентября в один из редких визитов в Россию Позднякова задерживают в Нижнем Новгороде. Сперва — за мелкое хулиганство (как говорят соратники, громко ругался матом на улице), но через несколько дней возбуждают уголовное дело по 282-й — возбуждение ненависти или вражды по половому признаку.

«Секс можно, жениться — нельзя»

Пока Поздняков под домашним арестом, главным координатором «Мужского государства» остался его земляк-саратовец Константин Михайлов. Про себя говорит, что у него есть небольшое дело по разработке компьютерных программ, но «бизнесмен — это громко сказано». Как и другие активисты движения, Михайлов уверен, что никакую ненависть группа не разжигает.

— Мы просто хотим жить в нормальном, цивилизованном государстве, где нет таких позорных явлений, — объясняет Михайлов мне.

— Какая вам разница, с кем встречается чужая девушка: с русским или с иноверцем?

— К иноверцам у нас претензий никаких. Нас задел тот факт, что русские девушки общаются с какими-то туристами. Мы не нацисты, а националисты. Речь шла именно об иностранцах.

— То есть отношения русской девушки и кавказца вас никак не напрягают?

— Тоже, наверное, не очень. Свои должны быть со своими. Чтобы не было кровосмешения. Это влияет на здоровье нации, и рано или поздно она так вымрет. Чисто русских людей уже не будет.

— Ваш национал-патриархат, если честно, напоминает Чечню…

— Очень хороший пример. В Чечне дают прекрасное воспитание молодежи. Они уважают старших, знают, что можно, а что нельзя.

— Хорошо. А что не так с браком? Почему вы запрещаете своим сторонникам жениться?

— Это не то, чтобы жесткое требование, а скорее здравый смысл. В России брак для мужчины совсем невыгодная тема. Посмотрите, при разводе в 99% случаев опеку над детьми получают матери. Мы за трезвый подход к отношениям с женщиной. Можно встречаться, общаться, даже сожительствовать. Но не официальный брак.

— Допустим, как вам приходит соратник и скажет: «Так и так, друзья, я решил жениться». Что скажете?

— Сочувствие, только сочувствие.

— Не выгоните из организации поганой метлой?

— Скорее всего, выгоним.

— Как я понимаю, встречаться с разными женщинами чисто для секса для вас нормально?

— Если в обществе — такая ситуация с женщинами, то почему нет?

— Но чем вы тогда отличаетесь от тех аморальных женщин, которых бичуете?

— А как по-другому, если почти нет порядочных и верных женщин?

— То есть вы ждете, что женщины первыми возьмут на себя какие-то ограничения?

— Именно.

В поисках березок

Окей, ребята. Мысль «все бабы шлюхи» не блещет новизной (как и — «все мужики козлы»). Но как от древней битвы полов вы перешли к откровенной русофобии? Да, это слово затерто до дыр, но все же — пролистав километры постов «Мужского государства», я не нашел ни одного положительного или хотя бы нейтрального упоминания о чем-то русском.

Нет, не о властях — тут, понятно, сплошной «проклятый режим». Вообще о жизни. О настоящем, прошлом или будущем, о культуре, о героях. Да о березках, в конце концов… И эти люди называют себя русскими националистами?

Поневоле задумаешься: а не является ли востребованная массами тема женской неверности и попранных мужских прав лишь приманкой? Под эту сурдинку так легко зомбировать неустойчивую психику антироссийскими настроениями…

— Крым — наш? — задаю проверочный вопрос Константину Михайлову.

— А что нам дал этот Крым? Лично я никакой пользы от него не увидел.

— Для вас русские люди заканчиваются там, где проходят границы России?

— Да, в Крыму и в Донбассе тоже русские люди. Но в политическом плане — это другое государство. Я понимаю, на Украине — смутные времена, идет гражданская война. Но зачем в это лезть России я не знаю.

В общем, что-то из разряда «ненавижу расизм и негров».

Настало время посмотреть вживую на шатателей режима. Собираюсь на митинг в поддержку Влада Позднякова.

Мотыльки летят на свет

— Аве «МГ»!

— Аве!

Небольшая группа подростков кучкуется у бутиков Большой Дмитровки в Москве. В субботний день — в центре столицы людно. Дорогие машины, дорогие рестораны, дорогие девушки. Бунтовщики смотрят неодобрительно. Снимают все на телефон, ведут прямую трансляцию из сердца порока.

Пикет в поддержку Позднякова у здания Генпрокуратуры.Фото: Михаил ФРОЛОВ

— Аве «МГ»! — подходят еще двое щуплых мальчишек.

Свою официальную символику «Мужское государство» бесстыдно сплагиатило. Приветствие взяли у римских легионов. Орел с расправленными крыльями на эмблеме подозрительно напоминает герб Третьего рейха. Название, понятное дело, калька со всем известной террористической организации — для пущего эффекта на некоторых агитках название «Мужское государство» стилизовано под арабскую вязь.

— Аве «МГ»!

Подростки изрядно смущены. Еще вчера они собирались вывести на улицы толпу. Клеймили в соцсетях «мамкиных патриархов» и «диванных бойцов». Скептики горестно предрекали, что вряд ли выйдут больше двухсот человек. В итоге из заявленного 150-тысячного движения на улицу вышли 20. И кто — школота, ботаники.

За углом их уже ждет автозак, на солнце щурятся несколько десятков омоновцев в полном боевом облачении.

— Все, ребята, в машину. Тут уже корреспонденты начали подходить, — командует им главный по рации.

Какая нелепость этот протест, думаю я. Кому пришла в голову «светлая» идея несанкционированного митинга у Генпрокуратуры? Мотыльки, летящие на светильник следователя, — не иначе.

Пацаны тоже понимают — дело дрянь. Нервно шутят, хорохорятся. Но идет прямая трансляция в интернете и никто не хочет первым включить заднюю скорость. 50 минут переминания с ноги на ногу, и группа нерешительно двигается к воротам прокуратуры.

— Напишите, что наша организация — полная фигня… Никто не пришел, — с тоской в голосе говорит мне чернявый парнишка, на вид лет 16.

Национал-патриархи достают свои жалкие плакатики — на бумаге А4 шариковой ручкой выведено «Свободу Владу». Через 20 секунд подлетает ОМОН. Пакуют. Никто не сопротивляется.

В отдел забирают 13 человек, четверо из них несовершеннолетние. На улице остаются те, кому удалось прикинуться случайными прохожими.

Подхожу к интеллигентного вида юноше в очках. Он протягивает руку. Рука мелко дрожит. Вроде не холодно, автоматически отмечаю про себя.

— Вы лично Позднякова знаете?

— Лично нет.

— Расстроены, что так мало народа пришло?

— Очень. И лидера среди нас не было. Будем разбираться почему так.

— А вы для чего пришли?

— Просто большинство русских девушек… (парень на секунду запинается, подбирая нужное слово) нехорошие. Я сам это испытал на себе. Группа помогла мне снизить моральный ущерб.

Вместо эпилога

Когда автозак уже должен уезжать, к нему подходят две молоденькие девушки. «Ребята, я впервые вижу бунт вживую, вы крутые», — поддерживает одна из них «арестантов». На куртке у нее значок в виде радуги.

Один из оставшихся на свободе членов «Мужского государства» переводит все свое внимание на нее:

— А ты кто такая? Что думаешь о «мужском государстве»? А это что ты на себя нацепила? — зло допрашивает он ее.

Как быстро ты в следователя превратился, думаю я.

Девушки поспешно удаляются.

— Сорвалась, — вздыхает парень. И саркастично улыбается. Его настроение явно улучшилось.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

«Группы ненависти кормятся виртуальной агрессией»

Герман КЛИМЕНКО, председатель правления Института развития Интернета, экс-советник президента РФ:

— Надо не забывать, что социальные сети — это виртуальная история. То, что нам кажется большим явлением, на поверку оказывается мизерным в масштабах страны. Если в каждом населенном пункте России набрать по одному идиоту и собрать их в кучку, то их соберется всего 88 тысяч человек.

Феномен хейт-групп (сообщества, основанные на ненависти к чему-либо — «КП») основан на том, что агрессивные люди тянутся друг к другу. Как правило, в свои мнения в соцсетях они закладывают сильный эмоциональный посыл, который притягивает людей. То есть, перводя на русский, создают этакое ощущение массовости, хотя это и не соответствует действительности.

Реально заработать на таких сообществах их создателям очень трудно. Четкой целевой аудитории нет. Рекламодатели на такие истории не идут, только если самые трэшевые (мусорные — «КП».), которые гонятся за максимальным охватом аудитории. Но по очень низким ценам. Думаю, вряд ли такая группа приносит доход более 20 тысяч рублей в месяц.

Но для создателей хейт-групп важнее не столько экономика и даже не продвижение своих взглядов, сколько сам факт обладания армией поклонников. Есть общеизвестный эффект толпы, где каждый участник подпитывается общим эмоциональным зарядом и заводится. И каждое такое сообщество — это некий аналог коллективного камлания. Участники становятся зависимы от этой виртуальной агрессии и друг друга. Это, конечно, относится к области психиатрии.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

27-летнего студента-медика и блогера накажут за унижение женщин через паблик «Мужское государство»

5 октября нижегородские следователи возбудили уголовное дело против 27-летнего парня из Саратова, который разжигал ненависть к женщинам через соцсети.

На время чемпионата мира 2018 года блогер Владислав Поздняков вместе с сообщниками поселился на улице Сусловой Советского района в Нижнем Новгороде и через паблик «Мужское государство» унижал женщин. В закрытой группе парень выкладывал фотографии и видео жертв, которые сопровождал нелестными комментариями (подробности)

МНЕНИЯ

Женский взгляд на секс с болельщиками

Ульяна СКОЙБЕДА

А мне нравятся иностранные болельщики. Когда они идут по центру Москвы, черноволосые, шумные, кудрявые и сахарные, как итальянцы (спокойно, я знаю, что Италия не приехала на чемпионат)), от них прет бешеный сексапил. И ты на это реагируешь, если ты не деревяшка. На волосатую грудь, на маскулинный запах, на иностранную ухоженность, на наглость (подробности)

Я — та самая девушка, которая «вешается на иностранцев»

Дина КАРПИЦКАЯ

Многие, очень многие представители сильного пола сейчас просто в панике. Пишут посты, заметки, делают громкие заявление. Мысль у них у всех одна: «Русские девушки превратились в проституток и отдаются иностранцам направо и налево» (подробности)

Главный старовер России: «Мы терпели гонения при Романовых, все изменилось при Путине»

Глава Русской православной старообрядческой церкви Корнилий прибыл на Средний Урал с официальным визитом, чтобы освятить два старообрядческих храма. В день Преображения Господня он возглавил богослужение в главном для екатеринбургских староверов храме во имя Рождества Христова, куда съехалось все духовенство и миряне из Свердловской, Челябинской областей, Пермского края. В интервью 66.RU предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Московский и всея Руси Корнилий рассказал о том, как в современной России живут старообрядцы, какие у них отношения с властью и Русской православной церковью, о Николае II и Pussy Riot.

— Сколько приходов старообрядческой церкви сейчас в России? И много ли староверов за рубежом?

— Сейчас у нас примерно 200 приходов в России, 50 на Украине, около 30 в Молдавии. Кроме того, много старообрядцев-переселенцев, которые едут к нам из-за рубежа, и мы активно ведем эту работу. Два года назад, после того как я встречался с президентом России Владимиром Путиным, на правительственном уровне было решено, что нужно организовать возвращение староверов из-за границы: их сейчас много в Австралии, Латинской Америке, США, ближнем зарубежье. И мы делаем большую работу по переселению.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви приехал в Свердловскую область, чтобы освятить два новых храма. По словам митрополита Корнилия, на Урале старообрядчество всегда активно развивалось и продолжает развиваться.

— И все-таки, сколько сейчас старообрядцев в мире? Есть такие данные?

— Это более сложный вопрос. Если приходы можно считать, то количество людей, приходящих в веру, — сложно. Церковь — это совокупность живых и мертвых. Полнота православия была принесена князем Владимиром 10 веков назад, и мы считаем всех, кто за эти 10 веков был в нашей церкви, ведь они живы духовно и для Бога, и для нас. Так что точное количество староверов вам может сказать только Господь Бог. Ну а уж если подходить бюрократически, то, я знаю, озвучивают цифры от 1 до 5 млн староверов. Но это примерные данные, никакой официальной статистики нет.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Во время службы в храме было очень много прихожан. Они приезжали в Екатеринбург из соседних регионов.

— Можно сказать, что интерес к старообрядчеству последние десятилетия, после распада Советского Союза, вырос? Или вы не наблюдаете какого-то всплеска, увеличения количества прихожан?

— Численность для Бога ничего не значит. Ему важно не количество, а качество. Полнота веры, полнота церкви, соблюдение обычаев, которые многие забывают, — вот что важно для Бога. Сейчас все свободно могут ходить в церковь, соблюдать посты, но многие этим пренебрегают, живут нехристианской жизнью. Если говорить о нас, старообрядцах, то мы сохраняем веру за счет сохранения традиций. И я думаю, что интерес к старообрядчеству сегодня неслучайный: Россия обращается к своим корням и традициям, чтобы выжить, не стать как Запад, который деградирует духовно и морально. Сейчас рубежное время, когда есть свобода выбора: поворачивать на Запад или к своему прошлому, своей истории. За старообрядческой церковью стоит спасение души — а это самое важное в нашей жизни. Старообрядцы знают, как обрести вечную жизнь в Царстве Божьем. Это трудный, но общий путь для всей России: чтобы выжить, процветать духовно, а затем и материально.

— В Русской православной церкви в каждой епархии есть миссионерский отдел, который ведет просветительскую деятельность и привлекает, по сути, новых верующих. У Русской православной старообрядческой церкви есть такие миссионерские отделы?

— Есть, миссионерство наконец начало возрождаться, хотя это очень трудно после советского разорения. В первую очередь советская власть разоряла купечество, заводчиков, трудолюбивых людей, которых потом называли кулаками, — в основном они и были старообрядцами. Староверы понесли большие потери. И вот лет 10–15 как старообрядчество возрождается. В том числе благодаря власти.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Во многом, по словам митрополита Корнилия, возрождение старообрядчества происходит и благодаря поддержке власти. Владимир Путин стал первым главой государства, который встретился со старообрядцами за 350 лет с начала церковного раскола.

— Каковы сейчас отношения Русской православной старообрядческой церкви со светской властью?

— Мы терпели гонения и при Романовых, и при советской власти. Последние годы я вижу улучшения. Серьезные подвижки произошли после встречи с президентом России Владимиром Путиным в мае 2017 г. Он стал первым главой государства, встретившимся со старообрядцами за 350 лет. Мы выстраиваем взаимоотношения с властями в регионах. Старообрядцев теперь замечают, понимают, что им нужно помогать, что это стержень российского народа. Поэтому нам оказывается внимание и помощь со стороны власти.

— Вам достаточно этой помощи со стороны государства?

— Все познается в сравнении. Раньше власть разоряла и гнала наших старообрядцев, убивала священников. Сейчас, если даже и не помогает в полной мере, то хотя бы не мешает. А мы, старообрядцы, самодостаточные.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Старообрядческая церковь, в отличие от РПЦ, небогатая. За счет чего существуют приходы, митрополит не стал рассказывать. По его словам, староверы богаты духовно, и этого достаточно.

— Русская православная церковь — довольно богатый институт, ее доходы оцениваются миллиардами рублей в год. А на какие средства существует старообрядческая церковь?

— Материальное богатство не ведет ко спасению. Богатство должно быть духовным. Мы богаты духовно, богаты нашим прошлым, нашей историей, нашими детьми и семьями. Роскоши у нас нет ни в семьях, ни в храмах. По нашим убранству и украшениям вы сами можете судить о материальном богатстве староверской церкви.

— А какие у вас вообще взаимоотношения с РПЦ?

— С Русской православной церковью у нас добрососедские отношения. Мы даже вместе работаем: наши позиции сходятся в вопросах демографии, запретов абортов, борьбы с пьянством и т. д. Церковь должна помогать народу и государству своим примером. В этих вопросах у нас есть точки соприкосновения с Русской православной церковью.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Существует представление о том, что староверы — глубокие старцы, сидящие в землянке при лучине. Но это не так. Староверы активно пользуются всеми благами цивилизации, в том числе техническими новинками и гаджетами.

— Но говорить о преодолении раскола XVII века, объединении церквей не приходится?

— Все в руках Божьих. Я могу сказать, что сейчас идет диалог. Мы обсуждаем, как произошел раскол. Но мы очень разные по своей сути. Мы никогда не сможем принять их обрядов. Мы предлагаем им вернуться к исходной точке, к той Святой Руси, которая была до раскола. Понимаете, 300 лет разрыва за несколько лет не преодолеть. Но диалог начался.

— В июле в Екатеринбурге проходили «Царские дни», приуроченные ко дню расстрела Николая II и его семьи. К нам приезжал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который заявил о вине всего народа в гибели царя. Каково отношение старообрядческой церкви к личности Николая II? Почему, как вы считаете, сто лет назад на Урале произошли эти события?

— Николай II из всех Романовых сделал для староверов большое добро — даровал старообрядцам свободу в 1905 г. после 300 лет гонений во времена правления Романовых. Но надо понимать, что Николай II не в нашей церкви, он был новообрядцем. И никакой речи о канонизации не идет.

Конечно, убийство всей царской семьи и Николая — это трагедия, этого не должно было происходить. Александр Солженицын по этому поводу очень мудро сказал: XVII век породил 1917 год. Кто разорял церкви и избивал попов? Сами же русские люди. Не французы, не немцы, не англичане, а русские, утратившие основы веры после церковного раскола. Именно тогда началось разрушение фундамента веры, Россия повернула на Запад, Церковь утратила главенство: церковью вместо патриарха начал управлять чиновник. В итоге к власти пришли безбожные люди, убили царя и все разрушили. Чтобы этого не повторилось, нужно возвращаться к нашим устоям, нашей религии.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Несмотря на строгость правил, в отличие от РПЦ старообрядцы значительно демократичнее: женщина вполне может зайти в храм без платка (такие были и среди прихожан), мужчины почти все были в джинсах. И мои джинсы тоже не оскорбили чувств верующих.

— Еще один очень актуальный сегодня вопрос — оскорбление чувств верующих. Как относится старообрядческая церковь к тому, что россиян судят и сажают за картинки в интернете? Вообще можно ли оскорбить чувства истинно верующего человека?

— Я далек от интернета, стараюсь туда не заходить, чтобы не нарушать духовное спокойствие. Но Pussy Riot, с которых все началось, мы тоже осудили, хотя они выступали и не в нашей церкви. Такое безобразие оскорбляет чувства верующих, они нарушают нашу молитву и наш покой. И каждый такой инцидент должен разбираться в рамках закона. А за нарушение закона нужно наказывать по всей строгости.

Фото: Сергей Логинов для 66.RU

Земные поклоны и двуперстие — то, что разъединило РПЦ и староверов. Но это не главная преграда для воссоединения Церкви.

«Море Белое было красно от монашеской крови»

Реформы патриарха Никона и церковный раскол XVII века не самая популярная тема. Но многие по сей день считают ее одним из ключевых поворотов отечественной истории — на севере России, как и в других регионах, существуют общины старообрядцев, не принимающих нововведения трехсотлетней давности. «Лента.ру» пообщалась с Денисом Ермолиным, кандидатом исторических наук, работником Кунсткамеры и активным участником общины староверов-беспоповцев, об истории старообрядчества, отношении к РПЦ и современности старой веры.

«Лента.ру»: Расскажите, что вас связывает со старообрядчеством.

Денис Ермолин: Со старообрядчеством меня связывает многое. Так сложилось, что я представляю одновременно два сообщества: с одной стороны, академическое, изучающее, с другой — сообщество старообрядцев, то есть практикующее. И моя биография неразрывно связана с Русским Севером, поскольку моя отцовская линия восходит к древнему старообрядческому селу Усть-Цильма на севере Республики Коми, русскому селу, основанному новгородцами в XVI веке. До раскола, естественно, эти люди были православными христианами, но после катастрофы XVII века земли по течению Средней Печоры стали надежным оплотом староверия. На этой территории многое связано с протопопом Аввакумом, именно по этим местам ревнитель древнего благочестия шел в свою последнюю ссылку, в Пустозерск. Фамилия Ермолины — одна из коренных на Печоре и Цильме, эту фамилию носили известные старообрядческие книжники, собиратели и переписчики книг.

Впрочем, мои академические интересы не ограничиваются старообрядчеством. Скорее, наоборот, изучение истории и культуры старообрядчества — моя вторая, более узкая тема. В основном я занимаюсь этнографией Балканского полуострова, в частности — Косова и Албании. Я работаю в должности ученого секретаря в Кунсткамере. Кандидатскую диссертацию защитил по этнографии албанцев Украины. Но при этом я старовер поморского согласия.

Я участвую в религиозной и культурной жизни петербургских староверов-поморцев, я служитель и член Совета Невской старообрядческой поморской общины — одной из ведущих общин России. Мы поддерживаем активные контакты и с нашими староверами за рубежом — в странах Балтии, в Белоруссии, на Украине.

Таким образом у вас в вашем исследовании старообрядчества выходит что-то вроде включенного наблюдения?

Можно, конечно, использовать и этот профессиональный термин, но тут возникает вопрос: насколько хорошим ихтиологом может быть рыба? Я отказываюсь, когда мне предлагают писать докторскую диссертацию по старообрядчеству, потому что для научной работы все-таки нужна непредвзятая, объективная оценка, а для меня поморское согласие безусловно истинно в плане вероучения, а остальные — нет. Так что велик риск, что мои личные убеждения могут вывести меня из серьезного научного дискурса. Поэтому по теме старообрядчества я занимаюсь более мелкими вопросами — сейчас вот, к примеру, мы с коллегами выявляем старообрядческие предметы в собрании Кунсткамеры, чтобы в дальнейшем ввести эти коллекции в полноценный научный оборот, есть планы по изданию каталога.

Расскажите о поморском согласии.

Во-первых — и это важно — нужно четко различать: есть поморы, а есть поморцы. Первые — этнокультурная группа русских, проживающих по берегам Белого моря. А поморцы — конфессия, согласие старообрядцев-беспоповцев, прямые духовные наследники знаменитого Выговского монастыря. Этот монастырь, крупнейший центр северного старообрядчества, располагался на территории нынешнего Медвежьегорского района Республики Карелия. Именно отцами Выговского монастыря был составлен так называемый Поморский устав для бессвященнословного служения. К слову, в начале XVIII века почти все население Русского Севера было либо старообрядческим, либо сочувствовало старообрядцам.

Как получилось, что именно на Севере так много старообрядцев?

Староверов и сочувствующих на момент раскола было около половины населения тогдашнего русского государства. Но политика властей, в том числе и репрессивная, постепенно делала свое дело. В 1685 году был издан драконовский документ — «Двенадцать статей» царевны Софьи. Этот закон, по сути, легализовал физическое истребление староверов. Не секрет, что государство и официальная церковь преследовали несогласных, массовыми были и казни староверов. Пожалуй, самыми известными лидерами раннего староверия, пострадавшими за истинную веру, были протопоп Аввакум и боярыня Морозова — но на этом список жертв не заканчивается. Политика доводила людей и до крайних мер: известны так называемые гари — самосожжения в срубах. Историками доказано, что это далеко не всегда были примеры фанатизма: часто староверы сжигали себя при виде приближающегося вооруженного отряда, не желая сдаваться.

Старообрядцы жили по всей территории Русского царства, а затем — Российской империи. И тут сложно четко разделить всех староверов по территориальному признаку, правильнее делить старообрядчество по принципу наличия или отсутствия священства. В традиции, к которой я отношусь, последние священники, рукоположенные до церковного раскола, которых мы считаем истинными, были живы еще в начале XVIII века. Но последний праведный епископ Павел Коломенский был казнен аж в 1656 году. Но по церковным правилам без епископа священник, пусть даже законный, крайне ограничен в своих правах и обязанностях.

Священники, поставленные до раскола и не принявшие реформ Никона, с кончиной Павла были лишены львиной доли своих прав: они могли крестить и принимать на исповедь, естественно, могли служить в церкви, причащать, но — и это крайне важно — не могли принимать в старообрядчество священников, рукоположенных после раскола.

Но один священник (это и послужило началом «поповских» согласий) посчитал, что он имеет право принять в старообрядчество своего родного брата, тоже священника, но рукоположенного уже после раскола. С этого момента появляется еще одно течение — беглопоповцы. Поповские толки формировались в основном в Центральной России и на юге страны. Епископов у них, правда, так и не было — и в середине XIX века им удалось переманить на свою сторону архиерея Константинопольского патриархата Амвросия, проживавшего тогда в Стамбуле.

Как его переманивали в старообрядчество — это настоящая детективная история: по некоторым документам, он согласился на это за 500 золотых червонцев в год. Беглопоповцы закрыли глаза и на то, что священник, пусть даже и инок, не может принимать епископа от ереси в сущем сане (нарушается субординация), а потом и на то, что епископа может поставлять только собор епископов: сразу после перехода в старообрядчество Амвросий поставил еще одного епископа.

Все эти события проходили на территории нынешней Украины в селе Белая Криница. В те времена этот край входил в состав Австро-Венгрии, поэтому согласие стали именовать австрийским, или белокриницким. Белокриницких старообрядцев сейчас довольно много, у них две митрополии — одна с центром в Москве, на Рогожском кладбище, другая в Румынии. В настоящее время в России эта структура официально называется РПсЦ — Русская православная старообрядческая церковь во главе с медийным митрополитом Корнилием.

Вернемся к теме: люди на юге России не мыслили своей жизни без попа. В то же время Русский Север был территорией, где исторически было мало священников на квадратный километр. Территории огромные, епископов и попов всегда было немного. Поэтому местные крестьяне привыкли вести повседневную религиозную жизнь без священства. Службу выполняли грамотные миряне, а священник приезжал в село, например, раз в год, на престольный праздник: приедет, послужит литургию — да уедет. А вся жизнь протекала без него. Именно поэтому на нашем Севере так много часовен.

Важно понимать, что и церковь это допускала: при изучении дораскольных книг становится ясно, что без попа можно служить почти весь круг богослужения. Вечерня, павечерница, полуношница, утреня, часы, обедница без литургии — эти службы допускается служить без попа… Поэтому после раскола северяне легко восприняли беспоповскую практику. Неслучайно и то, что именно на Севере сформировалось крупнейшее на сегодняшний день беспоповское согласие, именуемое поморцами, или даниловцами — в честь Даниила Викулина, одного из отцов-основателей Выговского монастыря.

Если священники все же брали на себя часть обрядов, то как стало без них? Как миряне могут брать на себя всю религиозную службу?

За две тысячи лет Церковь Христова пережила множество различных ересей, на которые всегда отвечала деяниями соборов и трудами святых отцов, отражавшими ее соборное мнение. В поместных церквях были и периоды, когда священство отсутствовало. С древних времен существовала практика крещения и исповеди мирянами.

Например, в «Послании об исповеди» Симеона Нового Богослова говорится о том, что достойный мирянин имеет право исповедовать и даже совершать таинство крещения. Скажем, родился в деревне ребенок. Его надо крестить, а когда поп приедет — Бог знает. И его крестил мирянин, а когда приезжал священник, он уже совершал таинство миропомазания и прочие необходимые вещи.

До раскола, кстати, гораздо серьезнее относились и к причастию: причащались редко, несколько или даже один раз в год, как правило, Великим постом. Сейчас в РПЦ идут причащаться сразу после исповеди, забывая о том, что после покаяния полагается епитимья — церковное наказание (как правило, немалое количество поклонов, чтение Псалтыря), — и уже после того, как прихожанин выполнял епитимью, поп его причащал.

Смотрите сами: сейчас матери несут на причастие младенцев с мотивировкой: «Чтобы ребеночек не болел». Ну, это, извините, уже какая-то магия! Вкушать истинную плоть и кровь Христа нужно все-таки осознанно. Даже у католиков сохраняется празднество Первого Причастия — у них дети начинают участвовать в этом таинстве с 7-10 лет. В этом плане старообрядцы-поповцы все же хороший пример, для них причастие — важное, а не рядовое событие.

Какие важные события были в истории северных старообрядцев?

Ну, во-первых, разгром Соловецкого монастыря. Как мы знаем, Соловки не поддержали «никоновых новин» (церковных реформ патриарха Никона — прим. «Ленты.ру»). Когда в монастырь были доставлены правленые Никоном книги, на Соловках собрали Черный собор, состоявший из иноков. И они большинством голосов не приняли реформы Никона, тем самым выступив против воли патриарха. К слову, Никон принимал свои решения единолично, нарушая один из основных принципов православия — принцип соборности.

Когда соловецкие иноки приняли это решение, они позволили уйти всем, кто был с таким решением не согласен, и стали ждать худшего. Естественно, в Москве узнали, что монахи не покорились, и был сформирован карательный отряд для укрощения одного из самых авторитетных монастырей не только на Севере, но и на Руси.

В течение следующих восьми лет (1668-1676) шла осада Соловецкого монастыря. Он, как любой монастырь того времени, был достаточно хорошо укреплен, имел запасы, источник питьевой воды и даже оружие. Осада была безуспешной до тех пор, пока один перебежчик не указал осаждавшим тайный ход.

Вооруженные стрельцы ворвались на территорию монастыря и устроили настоящую резню. Данные о точном числе погибших разнятся, но очевидцы писали, что «море Белое было красно от монашеской крови». Тела иноков, которые местным жителям удалось подобрать, похоронили на острове Бабья Луда.

Уцелевшие иноки разошлись по берегам Белого моря и стали проповедовать истину Древлеправославия. Соловецкая резня, устроенная властями, заставила многих северян задуматься о том, на чьей же стороне правда.

Царь Алексей Михайлович, кстати, был богобоязнен, и, почувствовав ухудшение здоровья, он отправил на Север гонца с приказом прекратить осаду и вернуть стрелецкое войско в Москву. Но под Вологдой царский гонец встретился с гонцом от воеводы Мещеринова, который нес весть о свершившейся расправе. И, по неслучайному совпадению, как раз, когда монастырь был разгромлен, скончался Алексей Михайлович.

Другой ключевой момент, укрепивший авторитет старообрядчества на Севере, — проповедь и последующая казнь протопопа Аввакума. Большую часть своей активной жизни мятежный протопоп пробыл в ссылках, а последние 14 лет просидел в ледяной тюрьме в ныне несуществующем городе Пустозерск за полярным кругом. И даже оттуда он рассылал письма по всей Руси, призывая людей держаться истинной веры. В 1682 году его вместе с тремя соузниками сожгли в срубе.

Вскоре после этих печальных событий — разгрома Соловков и казни протопопа Аввакума — начались первые попытки создать иноческое общежительство в Поморье, на Русском Севере. Неслучайно и то, что в числе первых насельников Выговского монастыря были в том числе спасшиеся монахи с Соловков. На Выгу был принят устав Соловецкого монастыря, особенно почитались святые Зосима, Саватий и Герман Соловецкие.

Монастырь просуществовал до середины XIX века, Николай I предпринял немалые усилия, чтобы его ликвидировать. Государству не нравился настолько крупный независимый религиозный и культурно-экономический центр: у Выга был свой флот, свой китобойный промысел — суда ходили до Шпицбергена. Выговцы некогда помогали Петру развивать в этом краю рудодобывающую промышленность. Это была своеобразная республика внутри государства.

После того как Николай I разогнал монастырь и экспроприировал имущество, на эти земли переселили людей из Псковской губернии: заменили местное население на более лояльных власти и официальной церкви выходцев с западных окраин.

Выг просуществовал 160 лет, оставив после себя колоссальное духовное и культурное наследие — поморские староверы по праву считают себя последователями именно этого духовного центра. Кстати, в настоящее время силами Невской общины Санкт-Петербурга предпринимаются попытки возродить духовную жизнь на том святом для нас месте, есть и планы создания скита.

А что было в последующие годы?

Политика по отношению к старообрядцам была разной при разных властителях — были периоды, когда запрещалась любая форма деятельности, позже власти разрешили строить церкви без особых отличительных знаков (без куполов, крестов, колокольни). Эти юридические качели без четкого статуса, с одной стороны, мешали староверию последовательно развиваться, а с другой — подогревали к нему интерес и способствовали развитию снизу вверх, усилиями верующих. Не секрет, что многие купцы-миллионщики и заводчики Урала и Центральной России были либо староверами, либо выходцами из старообрядческой среды: Морозовы, Кокоревы, Рябушинские, Бугровы, Кузнецовы, Синебрюховы… множество семей.

Это были не просто «олигархи» того времени — к примеру, поморец Василий Александрович Кокорев был настоящим патриотом и новатором во многих аспектах экономической жизни страны, например, в нефтяной промышленности на месторождениях в Баку. Он создал один из первых в мире нефтеперерабатывающих заводов и стал поставщиком керосина царскому двору.

В своей книге «Экономические провалы» он пишет об особенностях развития России и необходимости искать собственные пути, а не, как бы сейчас сказали, слепо копировать с Запада экономические модели.

Он был рисковым человеком и не боялся потерять свои капиталы — потому что понимал, что Господь дает и Господь берет. Несколько раз разорялся и заново накапливал богатство. Собранная им коллекция живописи (более 200 полотен) сейчас находится в Русском музее. После смерти его вдова построила красивейший храм в Петербурге, который сейчас использует наша община.

В 1905 году Николай II подписывает указ «Об укреплении начал веротерпимости». Так старообрядцы смогли легализоваться и полноправно участвовать в духовной, культурной и экономической жизни страны.

Время после 1905 года по праву называют золотым веком старообрядчества: в огромном количестве строятся храмы, появляется множество обществ — культурных, образовательных, просветительских, благотворительных. Открываются старообрядческие училища, начинают издаваться печатные органы. Во время Первой мировой войны функционируют комитеты помощи раненым. Староверы получили возможность попадать в местные органы власти и даже в Государственную Думу.

С приходом большевиков все изменилось. Не сразу — скажем, последние храмы в Ленинграде были закрыты в конце 1930-х годов. Но многие старообрядцы оставались верны своим убеждениям: по воспоминаниям очевидцев, в 1950-х во время праздничных богослужений старообрядческие храмы Ленинграда были набиты битком.

Атеистическая пропаганда, однако, делала свое дело. Молодежь уходила из общины — веру сохранили даже не бабушки, а прабабушки. К примеру, моя бабушка считала себя староверкой и даже учила меня читать на церковнославянском, но не следовала всем предписаниям и традициям, в отличие от своей матери — моей прабабушки.

Но все же традиция сохранилась? Что происходит сейчас?

За ХХ век старообрядчество существенно ослабло, но не перестало существовать. В 90-х все религиозные организации получили право свободно проповедовать, стали возвращать храмы… Но теперь люди отказываются от веры не из-за политики государства, а из-за пьянящей свободы. Так что общины в целом сокращаются.

Но людей все же еще достаточно много, и, что интересно, молодежи сейчас в храмах больше, чем в советское время. Старшие служители и прихожане говорят, что людей раньше было гораздо больше, но это были в основном пожилые женщины, а сейчас — меньше, но достаточно много молодежи и людей среднего возраста. И это в том числе и интеллектуалы (в нашей общине несколько кандидатов наук, включая меня), хотя есть представители самых разных страт.

Чем в целом занимается беспоповская община? Как она работает без священства?

Сразу после раскола у поморцев сформировался институт наставников, выбираемых из числа достойных мирян. Наставник руководит духовной жизнью общины. Это прежде всего богослужения — как по воскресеньям и праздникам, так и богослужения на заказ: крещения, отпевания, службы за здравие, за упокой. Есть и социальная функция: мы раз в 2-3 месяца проводим детские праздники, организуем Рождество и Пасху для детей.

Действует воскресная школа и курсы повышения квалификации священнослужителей: каждый год в ноябре в нашу общину приезжают на 2-3 недели представители из разных общин России и зарубежья для совершенствования навыков чтения на церковнославянском, знания церковного устава, церковного пения, азов реставрации книг и икон, каллиграфии… Также у нас есть летний лагерь для детей и подростков в Псковской области.

Работа общины направлена не только внутрь: совместно с сотрудниками Музея истории религии мы проводим экскурсии по нашей общине — что-то вроде дня открытых дверей для всех интересующихся современным староверием. Проводим порой встречи и лекции, выставки в разных музеях.

Мы этого не афишируем, но наша община помогает выжить людям без определенного места жительства: они регулярно приходят и получают горячие обеды. Некоторым из них даже удалось вернуться в общество и начать новую жизнь: кто-то остается в городе, а кто-то перебирается в сельскую местность.

Как между разными староверскими согласиями строятся отношения? Какие между ними разногласия?

Разные толки по-разному трактуют церковные нормы и правила. Главное разделение, как я уже упомянул, — наличие или отсутствие священства. В настоящее время старообрядцы-поповцы принадлежат двум основным структурам: РПсЦ и РДЦ (Русская Древлеправославная Церковь). Их иерархии формировались различными путями, и они не имеют между собой церковного общения.

С беспоповцами все сложнее. В отсутствие единого центра возникали самые разные учения и доктрины. Например, существовал один небольшой толк — дырники. Они считали, что раскол и пришедший с ним Антихрист осквернили все существующие иконы, поэтому летом нужно молиться просто на восток, а зимой — на дыру. Они проделывали дырочку в углу избы и на нее молились. Конечно, это самые яркие примеры заблуждений, но в истории старообрядчества было и такое.

В итоге сохранились самые крупные и жизнеспособные течения. Поморцы, филипповцы, в свое время отколовшиеся от Выга, и федосеевцы. В начале ХХ века благодаря мудрой церковной политике многие федосеевские и филипповские общины примирились с поморцами, влившись в единую Церковь.

На Урале и в Сибири существует большое количество так называемых часовенных старообрядцев — до 1860-х годов они были беглопоповцами (общины принимали беглых попов из официальной церкви), но затем по решению соборов перешли на беспоповские позиции. Хотя во многом поморцы и часовенные схожи, однако объединяться и молиться вместе с ними мы не можем — у нас разный корень крещения. Кстати, старообрядцы из Латинской Америки, возвращающиеся на Дальний Восток, — представители часовенного согласия, то есть беспоповцы.

А какое у староверов отношение к РПЦ?

Мы к ним не относимся.

Ну а какое бытует мнение?

Мнения очень разнятся. Кто-то считает, что мы живем разными жизнями и никак не соприкасаемся. Лично я, когда вижу новости о православном сообществе, не могу сказать, что РПЦ переживает свои лучшие годы — для нее был куда более осмысленным период 90-х годов. Сейчас есть определенная стагнация, закостенение — из-за официоза, из-за формализованной вертикали. А церковь все же должна быть живой, это ведь живой богочеловеческий организм. Но что действительно происходит в РПЦ, я сказать не могу, да и не имею права, поскольку я не нахожусь внутри РПЦ, не являюсь ее чадом. Возможно, кому-то там прекрасно и хорошо. Я тут не эксперт. Об этом лучше спросить у дьякона Андрея Кураева, блог которого я с большим интересом читаю. (Смеется.)

И, может быть, самый профанный из сегодняшних вопросов: зачем вообще молодому человеку в современном мире принадлежность к общине?

Ну, самое главное — это, конечно, путь к спасению души. Без этого духовно мыслящий человек себя не воспринимает. Никто не гарантирует пришедшему в общину Царствие Небесное — но это путь, который в итоге может привести к спасению души.

Возможно, для кого-то это к тому же часть идентичности: «Я — старовер!» Не исключено, что община также источник социальных связей: многим из тех, кто активно участвует в жизни общины и Церкви, просто неинтересно общаться вне нее. Со мной пока что это не так: с годами я хотел бы посвящать себя всецело Церкви, но пока я пытаюсь сочетать в себе два мира. Считаю, что во многом это полезно: у меня есть возможность менять оптику и глядеть на мир и себя в нем, руководствуясь опытом пребывания в Церкви, и, наоборот, применять свои навыки и знания на благо общины.