Всегда радуйтесь непрестанно

«Всегда радуйтесь» (1Фес. 5:16) О христианском понимании радости

Среди мирских людей распространено представление о православных христианах как об унылых типах, чуждающихся всего того, чему радуются неверующие.

Может быть, православные и удаляются от того, в чем почитают радость люди неверующие, – впрочем, лишь от того, что связано с грехом, – но не удаляются от самой радости, ведь одна из библейских заповедей гласит: «Всегда радуйтесь» (1Фес. 5:16; Фил. 4:4). И радуются православные христиане, конечно, не тому и не так, чему и как радуются неверующие.

Чтобы понять, в чем состоит особенность православного понимания радости, имеет смысл обратиться к словам Священного Писания и святых отцов.

В Священном Писании радость указывается как то, что свойственно Самому Богу. Так, Премудрость Божия говорит: «Я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время» (Притч. 8:30).

Неудивительно, что воссоединение отпавшего человечества с Богом мыслится в категориях обретения вечной радости, о чем предсказывали еще ветхозаветные пророки: «И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35:10).

С этим связано то, что явление на земле Спасителя сопровождается возвещением радости как архангелом Гавриилом, явившимся Деве Марии, так и позднее, в ночь Рождества, пастухам, которым «сказал ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям» (Лк. 2:10).

Как пишет святитель Андрей Критский, «является Бог на земле, Бог с небес, Бог между человеками, Бог во чреве Девы – Тот, Которого не вмещает вся вселенная. Теперь природа человеческая начинает предвкушать радость и получает начало обожения… Гавриил служит таинству и взывает к Деве: “Радуйся!” (Лк. 1:28), чтобы Дочь Адама, происшедшая от племени Давидова, возвратила Собою ту радость, которую потеряла праматерь… В самом деле, была ли и будет ли для рода человеческого какая-нибудь радость более той, как быть причастником Божественного естества, быть в соединении с Богом, быть с Ним едино по причине соединения, и притом ипостасного?»

Сам Господь Иисус Христос испытывал радость, о чем говорил апостолам: «Радуюсь за вас» (Ин. 11:15). И более того, Он свидетельствует о желании поделиться Своей радостью с учениками: «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна» (Ин. 15:11).

И Он же учит их расставлять верные ориентиры в радости: «Однако же не тому радуйтесь, что духи вам повинуются, но тому радуйтесь, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10:20).

Господь также указал, что радость Его учеников отлична и даже противоположна радостям мира сего: «Вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин. 16:20).

Святитель Иоанн Златоуст так объясняет эти слова: «Чтобы показать, что после печали бывает радость, и что печаль рождает радость, и что печаль кратковременна, а радость бесконечна, Господь обращается к примеру из обыкновенной жизни и говорит: “Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир” (Ин. 16:21)… Он привел этот пример только для того, чтобы показать, что печаль временна, а радость постоянна».

Вхождение в Царство Божие Господь Иисус Христос определяет как вхождение в радость: «Хорошо, добрый и верный раб!.. войди в радость господина твоего» (Мф. 25:21). Также и апостол Павел определяет Царствие Божие как «радость во Святом Духе» (Рим. 14:17). В другом месте он указывает радость как «плод духа» (Гал. 5:22).

Апостол Павел дает и заповедь: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12:15). Комментируя ее, святитель Иоанн Златоуст пишет: «Для того, чтобы радоваться с радующимися, душе нужно более любомудрия, нежели для того, чтобы плакать с плачущими. К последнему влечет нас сама природа, и нет такого каменного человека, который бы не плакал при виде несчастного; но для того, чтобы, видя человека в благополучии, не только ему не завидовать, но еще разделять с ним радость, нужна душа очень благородная. Потому и сказал об этом раньше. Ничто так не располагает нас к любви, как то, когда мы разделяем друг с другом и радость, и печаль».

Наконец, апостол Павел записал известные слова: «Всегда радуйтесь» (1Фес. 5:16).

Наиболее полно эту заповедь, равно как и вообще смысл христианской радости, раскрыл преподобный Иустин (Попович): «Всегда радуйтесь, поскольку зло, смерть, грех, диавол и ад побеждены. А когда все это побеждено, есть ли что-нибудь в этом мире, что может уничтожить нашу радость? Вы – совершенные господа этой вечной радости до тех пор, пока добровольно не предадитесь греху, страсти и смерти. Радость кипит в наших сердцах от Его истины, милосердия, правды, любви, воскресения, от Церкви и святых Его. Но есть еще большее чудо: радость кипит в сердцах наших от мучений за Него, насмешек ради Него и смерти за Него. В мучениях за неизменного Господа наши сердца исполняются неизреченной радостью, поскольку эти мучения вписывают наши имена на небеса, в Царство Божие. На земле, в человеческом роде, не существует истинной радости без победы над смертью, а победы над смертью не существует без воскресения, а воскресения – без всесильного Богочеловека Христа, поскольку Он есть единственная истинная радость для всех людей. Воскресший Богочеловек Христос, Победитель всех смертей, вечный Творец жизни и Основатель Церкви, непрестанно изливает эту единую истинную радость в души Своих последователей посредством святых таинств и добродетелей, и эту радость никто не может у них отнять… Наша вера исполнена этой вечной радостью, поскольку радость веры во Христа есть единственная истинная радость для человеческого существа… Эта радость – плод и порождение древа евангельских добродетелей и подвигов, а древо это питается благодатью святых таинств».

Достойны внимания также объяснение и совет к практическому исполнению этой заповеди, данный святителем Василием Великим, который говорит: «Апостол приглашает всегда радоваться, но не всякого, а того, кто подобен ему самому, не живет во плоти, но имеет живущего в себе Христа; потому что общение с высочайшим из благ никак не допускает сочувствия с тем, что беспокоит плоть… Вообще душа, однажды объятая любовью к Создавшему и привыкшая увеселяться тамошними красотами, радости своей и благодушия не променяет на разнообразное превращение плотских страстей; но скорбное для других увеличит ее веселье. Таков был апостол, который благоволил в немощах, в скорбях, в изгнаниях, в нуждах (см.: 2Кор. 12: 10)…

Итак, если когда случится с тобою что-либо неприятное, прежде всего, настроив к тому мысли, не подвергайся смущению, а упованием на будущее облегчай для себя настоящее. Как больные глазами, отвращая взоры от предметов, слишком блестящих, успокаивают их, останавливаясь на цветах и зелени, так и душе надобно не смотреть непрерывно на скорбное и не заниматься настоящими горестями, но возводить взор свой к созерцанию истинных благ. Так в состоянии будешь всегда радоваться, если жизнь твоя всегда обращена будет к Богу; и упование на воздаяние облегчит житейские скорби».

Возникал вопрос о том, как сочетаются слова «всегда радуйтесь» (1Фес. 5:16) со словами «блаженны плачущие» (Мф. 5:4)? Преподобный Варсонофий Великий давал такой ответ: «Плач есть печаль по Богу, которую рождает покаяние; признаки же покаяния суть: пост, псалмопение, молитва, поучение в слове Божием. Радость есть веселость по Богу, которая благопристойно обнаруживается при встрече с другими и в лице и в слове. Пусть сердце сохраняет плач, лице же и слово – благоприличную веселость».

Радуются ангелы, радуются и святые. О первом засвидетельствовал Сам Господь: «Так, говорю вам, бывает радость у ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся» (Лк. 15:10). О втором – преподобный Антоний Великий: «Когда мы совершенствуемся в праведности, то доставляем радость народу святых, и они усердно молятся и ликуют перед нашим Создателем».

Это есть истинная радость, святая. Но бывает извращенная, ложная, сатанинская радость, о чем предупреждает преподобный Варсонофий Великий: «Не отчаивайся, ибо это доставляет радость диаволу, которою да не даст ему Бог возрадоваться, но скорее да восплачется о спасении твоем чрез Христа Иисуса, Господа нашего».

Из этих слов видно, что сатанинская радость, которую также называют злорадством, представляет собой искажение, выворачивание наизнанку заповеди «радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12:15), то есть диавол радуется над плачущими в отчаянии и плачет над имеющими святую радость.

Подобная извращенная радость, в отличие от истинной радости, не вечна: «Веселье беззаконных кратковременно, и радость лицемера мгновенна» (Иов. 20:5)

Должно сказать, что не только злорадство, но и вообще земные, плотские радости нельзя уравнивать или отождествлять со святой христианской радостью. Как свидетельствует блаженный Августин, «никакая временная радость не может нисколько сравниться с радостью вечной жизни, какую будут иметь святые».

Более подробно об этом говорит святитель Василий Великий: «Будучи отчуждены от Бога грехом, снова воззваны мы к общению с Богом, освобожденные кровью Единородного от бесчестного рабства… Как же всего этого не признавать достаточною причиною к непрекращающейся радости и к непрестанному веселью, а напротив того, думать, что тот, кто пресыщает чрево, забавляется звуками свирели, спит, распростершись на мягком ложе, тот один проводит жизнь, достойную радости? А я бы сказал, что имеющим ум прилично о таком плакать, ублажать же должно тех, которые настоящую жизнь проводят в надежде будущего века и настоящее обменивают на вечное».

Глубокий смысл существования земных, плотских радостей раскрывает в своей «Исповеди» блаженный Августин: «Страсти кипели во мне, несчастном; увлеченный их бурным потоком, я оставил Тебя, я преступил все законы Твои и не ушел от бича Твоего; а кто из смертных ушел? Ты всегда был рядом, милосердный в жестокости, посыпавший горьким-горьким разочарованием все недозволенные радости мои, – да ищу радость, не знающую разочарования. Только в Тебе и мог бы я найти ее».

В аскетической православной литературе имеются свидетельства о том, что христианин, ведущий подлинную духовную жизнь, обретает вышеуказанную святую радость. Например, преподобный Зосима Верховский, говоря о практике Иисусовой молитвы, описывает в качестве одного из первых ее действий то, когда подвижник, «сидя долгое время, в одну только молитву углубившись… вдруг внезапно восчувствует ни с чем не сравнимую радость услаждающую, такую, что уже более и молитва не творится, но только чрезмерною любовью ко Христу пламенеет он».

Преподобный Григорий Синаит, в свою очередь, указывает, что это духовное чувство бывает разных видов: «Радость имеет два различия, именно: есть радость спокойного характера, которая именуется биением, воздыханием и рассуждением духа, и есть бурная сердечная радость, называемая игранием , восторженным движением, или трепетанием, или величественным взлетом живого сердца в божественную воздушную сферу».

Вместе с тем святые отцы предупреждают, что, пытаясь соблазнить подвижника, диавол во время молитвы может фальсифицировать радость, и это ложное чувство всевать в него, дабы выдать за истинное: «Иногда враг внутри природных чресл мечтательно видоизменяет духовное как хочет, предлагая одно вместо другого. Он… вместо веселья возбуждает животную радость и мокротное наслаждение, отчего явно происходят самомнение и тщеславие».

О том, как отличить духовную святую радость от лживой бесовской, пишет блаженный Диадох: «Если душа непоколебимым движением воспламенится к любви Божией, влеча в глубину сей неизреченной любви и само тело, то это есть действо Святого Духа. Будучи вся преисполнена приятных чувств от неизреченной оной божественной сладости, она и не может в ту пору помышлять ни о чем другом, а только чувствует себя обрадованной некоей неистощимой радостью. Если же при таком возбуждении ум воспримет некое сомнительное колебание или какое нечистое помышление… то нужно знать, что такое утешение – от прельстителя и есть только призрак радости. Такая радость навевается извне и является не как качество и постоянное расположение души; видимо, тут враг хочет опрелюбодействовать душу».

Истинная радость доступна для человечества только во Христе и через Христа, благодаря Его воплощению, смерти, воскресению и вознесению. О ней говорил святитель Григорий Чудотворец: «Днесь Адам обновлен и, вознесенный на небо, ликует с ангелами. Днесь вся вселенная объята радостью, так как совершилось пришествие Святого Духа к людям… Днесь исполнилось предречение Давида, которое говорит: “Да веселятся небеса и да торжествует земля… да возрадуются поля и все дерева дубравные от лица Господня, потому что грядет” (Пс. 95: 11–13)… Господь наш Иисус Христос возвестил неиссякаемую радость всем верующим в Него. Ибо Он говорит: “Увижу вас, и возрадуетесь, и радости вашей никто не отнимет у вас” (Ин. 16:22)».

Юрий Максимов
Православие.ру

Радостность как качество личности – склонность испытывать и проявлять большое счастье, внутреннее удовлетворение и удовольствие.

Радость – это проявление состояния счастья. Поскольку человек имеет духовную сущность, постольку его правомерно отождествлять с радостью и счастьем.

Душа человека имеет радостную природу: и утром, и вечером, и ночью она излучает радость, но далеко не у всех прорывается наружу. Счастье, присущее душе, живет в свободном состоянии радости только у радостных людей. Угрюмый, мрачный, безрадостный человек – это искусный инженер по строительству препятствий, созданию ловушек и капканов, которые становятся для радостности «китайской стеной» на пути к людям.

Радостный человек принял завет Иисуса Христа «Будьте детьми» и испытывает радость от созерцания, движения, общения и красоты. Он, подобно ребенку, восторженно, открыто и беспричинно радуется жизни вообще.

Если ты радуешься миру, мир будет радоваться тебе.

Радостность не имеет претензий к миру, ей чужды недовольство, роптание и страдальческие настроения. Жизнь – это праздник. Твердо усвоив это, радостность крепко подружилась со смехом.

Человек становится истинным обладателем такого проявленного качества как радостность, если склонность проявлять и испытывать большое счастье имеет неубывающий, а всевозрастающий характер. Не складывая «яйца в одну корзину», радостный человек не ограничивается одним источником счастья. Когда делаешь ставку на кого-то, например, ребенка, то, когда тот станет взрослым и уйдет, будешь испытывать стресс, уныние или депрессию.

К большому удовольствию, существует множество источников радостности, самый эффективный из них – дорога к любимой цели. Само путешествие к цели по излюбленному маршруту пробуждает в человеке радостность.

Состояние внутреннего счастья проявляется на людях радостью. Счастье и ее форма проявления – радость – это наши попутчики на верном пути к цели.

Когда мы идем к своей, а не к чужой, цели по правильно выбранному маршруту радостность сопровождает нас на протяжении всего пути. Жизнь становится праздником. Реализация цели только умножит нашу радость. Путь к своей цели вызывает прилив сил и доставляет нам внутреннее удовлетворение и истинное удовольствие. С легкостью преодолеваются преграды. Труд на благо цели становится жизненной потребностью и доставляет радость.

Помимо достижения цели источником радостности может стать любимый человек. Людей губит привыкание к хорошему, не умение жить здесь и сейчас, ценить мгновения своего настоящего. А надо жить со словами этой песни на устах: «Снова день промчится в заботах, в спешке и в делах, как всегда, только радость встречи с тобою
будни не затмят никогда, никогда, никогда. Радоваться жизни самой, радоваться вместе с тобой я не разучусь, если только рядом, рядом будешь ты, рядом будешь ты».

Чем больше у человека интересов, тем больше источников радостности. Сколько радости можно испытать от бескорыстного служения какой-либо высоконравственной идеи, своего саморазвития, общения с друзьями, воспитании детей и заботе о родителях, общения с «братьями нашими меньшими».

У разных людей и радостность разная. Завистливый, злорадный и невежественный человек испытывает счастье, которое выплескивается наружу в виде злорадства, когда кто-то, опустился, спился или деградировал. Насмехаясь, он говорит своим собутыльникам: «Классно! Я же говорил, что дочка соседей сядет «на иглу», а сами они разведутся. Такая любовь была, прямо голубки! А теперь разбежались по любовникам. Вчера видел, как сосед отоваривался в магазине водкой, а корчил из себя трезвенника. Скоро к нам будет в компанию проситься».

Благостный человек чувствует, что по мере своего личностного роста радостность его возрастает, и у него появляется потребность делиться свои счастьем. Внутреннее счастье не может находиться внутри, оно вырывается наружу, как радостность, и она поет: «Подставляйте ладони, Я насыплю вам солнца, Поделюсь тёплым ветром, Белой пеной морской, А в придачу отдам эту песню – Вы возьмите её с собой… Эта песня, солнышко и море – Ну зачем так много мне одной?»

К сожалению, большинство людей не могут постоянно проявлять эмоцию радости. Меняются обстоятельства жизни, то, что сначала было радостью, становится горестью. Все, что подвержено влиянию времени способно вызывать либо счастье, либо несчастье.

Радостность и жадность – близкие подруги. Человеку недостаточно что-то получить, ему нужно от обладания чем-то получать все большую и большую радость. Но происходит все наоборот – радости все меньше и меньше, а потом вообще никакой. Когда купил еще в советские времена «жигуленок», был запредельно рад, а теперь уже поменял десяток классных иномарок, но той радостности уже нет. Человек, утративший способность радоваться от того, что получил, утрачивает желание что-либо получать новое.

Природа человека такова: если поймал «птицу счастья», то жди, что к тебе слетятся со всего света ее сородичи. Человек жаден на радостность, ему хочется все больше и больше счастья. Предела не существует. Когда этого не происходит, человек пытается искусственно вызвать радостность: «Чем больше посижу – тем больше наловлю, чем больше наловлю – тем я поем сытней, чем больше я поем – тем крепче я посплю, чем крепче я посплю – тем буду веселей».

Радости, как и счастья, много не бывает. Трудности и радости жизни экзаменуют личность. Нужно понимать, что счастье как причина радости находится внутри человека и означает чистую жизнь. Только глупый человек может считать, что радость и счастье находятся извне, это также не разумно, как лизать снаружи банку с медом.

Петр Ковалев

ОЩУТИТЬ

Смотреть что такое «ОЩУТИТЬ» в других словарях:

  • ощутить — учувствовать, почувствовать, почуять, испытать, зачуять, исполниться, учуять, услышать, услыхать, пережить, прочувствовать, восчувствовать, вкусить, проникнуться, преисполниться Словарь русских синонимов. ощутить см. почувствовать … Словарь синонимов

  • ощутить — прикосновение • восприятие ощутить прилив • восприятие … Глагольной сочетаемости непредметных имён

  • ОЩУТИТЬ — ОЩУТИТЬ, ущу, утишь; ущённый ( ён, ена); совер., кого (что). 1. Распознать путём ощущения. О. прикосновение. 2. перен. То же, что почувствовать (см. чувствовать в 1 знач.). О. недомогание. | несовер. ощущать, аю, аешь. Толковый словарь Ожегова. С … Толковый словарь Ожегова

  • ощутить — ощутить, ощущу, ощутит (неправильно ощутит) … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • ощутить — Заимств. из ст. сл. яз., см. очутиться; щ < шт < tj. Родственно лит. jùsti «ощутить». Исходно «будить, заставлять чувствовать», ср. польск. cucić «будить» … Этимологический словарь русского языка

  • ОЩУТИТЬ. — Из ст. ел. яз. (ср. исконно рус. очутить «ощутить, познать»). Звук щ является др. р. передачей ст. сл. шт … Этимологический словарь Ситникова

  • ощутить — ощущать. Заимств. из цслав., ст. слав. оштоутити, оштоуштати – то же вместо исконнорусск. очутиться (см.), очучать приводить в чувство , смол. (Добровольский); см. Преобр. I, 673 и сл … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • Ощутить — сов. перех. см. ощущать Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • ощутить — ощутить, ощущу, ощутим, ощутишь, ощутите, ощутит, ощутят, ощутя, ощутил, ощутила, ощутило, ощутили, ощути, ощутите, ощутивший, ощутившая, ощутившее, ощутившие, ощутившего, ощутившей, ощутившего, ощутивших, ощутившему, ощутившей, ощутившему,… … Формы слов

  • ощутить — глаг., св., употр. часто Морфология: я ощущу, ты ощутишь, он/она/оно ощутит, мы ощутим, вы ощутите, они ощутят, ощути, ощутите, ощутил, ощутила, ощутило, ощутили, ощутивший, ощутив см. нсв. ощущать … Толковый словарь Дмитриева

Читаем Апостол. 9 января. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе

Аудио

Святой Церковью читается Первое послание к Фессалоникийцам. Глава 5, ст. 14–23.

14. Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем.

15. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем.

16. Всегда радуйтесь.

17. Непрестанно молитесь.

18. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе.

19. Духа не угашайте.

20. Пророчества не уничижайте.

21. Все испытывайте, хорошего держитесь.

22. Удерживайтесь от всякого рода зла.

23. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа.

(1 Фес. 5, 4–23)

Очень интересный и красивый отрывок, дорогие братья и сестры! Это практически самое окончание Первого Послания апостола Павла к Фессалоникийцам. Мы с вами его практически полностью прочитали, но, как всегда в субботу, возвращаемся к тексту, прочитанному ранее. Этот отрывок был опущен специально, для того чтобы быть прочитанным сегодня. Здесь апостол Павел дает свои последние наставления. Если читать его на оригинальном греческом языке, он чрезвычайно поэтичен, даже в русском языке это немного заметно. Многие стихи очень краткие, занимают буквально одно предложение в повелительном наклонении, поэтому все глаголы, которыми заканчиваются эти предложения, тоже в некоторой степени рифмуются. В греческом языке тоже есть стихотворная форма, поэтому отрывок звучит поэтично и хорошо запоминается.

Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Первое увещевание – вразумляйте бесчинных. Мы помним, что в первую очередь под бесчинными апостол Павел подразумевает определенных людей в Фессалоникийской церкви, которые творили бесчинство, вносили беспорядок в устойчивый ход жизни. Некоторые из них ожидали очень скорого Христова пришествия и решили, что можно уже не работать, а только проповедовать о близящемся пришествии Господа. Но поскольку Христос все не приходил, то, не работая, эти люди становились нахлебниками, обузой для кого-то другого: надо было кушать, а одной проповедью скорого Второго пришествия сыт не будешь. Конечно, происходили беспорядки, так как эти люди напрягали окружающих, среди которых были не только христиане, но и язычники. Апостол Павел писал: «Нужно спокойно жить, трудиться, зарабатывать себе на хлеб, чтобы не вызывать нареканий у внешних», чтобы язычники, видя этих лентяев-христиан, не говорили между собой: «Вот к чему привело их христианство: бездельники, паразиты общества». И сейчас мы можем услышать в наш адрес такие рассуждения – иногда безосновательные, иногда имеющие под собой основу. В наше время бывают люди, которые много разглагольствуют, много «проповедуют», но свои элементарные обязанности забывают. Потому это вразумление актуально и по сей день.

Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем. Всегда радуйтесь. Прекрасное короткое наставление. Действительно, тема радости имеет чрезвычайно важную роль в Новом Завете. Христос очень часто обращается к своим ученикам: «Радуйтесь!». Во-первых, это было формой приветствия. Греческое слово χαίρε и латинское salve в начале любого письма или во время встречи обозначали «Радуйся!». Практически во всех акафистах, которые мы читаем в храме или дома, тоже часто встречается «Радуйся» или «Радуйтесь», что идет с тех времен, когда этим словом приветствовали друг друга. Радость – один из плодов Духа Святого, поэтому призыв всегда радоваться имеет самую прочную христианскую почву.

Непрестанно молитесь. Некоторые полагают, что здесь речь идет о непрестанной Иисусовой молитве. Конечно, можно это место растолковать и так, но во времена апостола Павла, скорее всего, речь шла о регулярной молитве.

За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Здесь имеет место не совсем точный перевод; более точным будет – «Во всем благодарите». Смысл, хотя и немного, но меняется. Можем ли мы постоянно от всего сердца благодарить за все? Смысл некоторых событий мы не понимаем, и подчас нам трудно сказать Богу «спасибо» за какие-то события и факты нашей жизни. Может быть, когда-то мы возрастем в вере, в Духе Святом, и нам станет понятен смысл каких-то событий, скорбей, трагедий в нашей жизни, тогда мы сможем за это тоже сказать «спасибо». Но если четко придерживаться смысла оригинала, то нужно понимать так: даже если происходят скорби, страдания, неудачи, то, несмотря на это, нужно продолжать благодарить Бога. Бог дает много радости, много прекрасных моментов в жизни, много благ. Каждый человек, какой бы он ни был несчастный, все равно может найти в своей жизни огромное количество поводов для радости. Мы знаем, что многие люди с какими-то проблемами, с ограниченными возможностями, часто бывают очень счастливыми, радостными. И наоборот, подчас люди здоровые, богатые, успешные любят поскорбеть, пострадать просто в силу того, что не могут поблагодарить Бога за все то, что у них есть. А стоит только научиться благодарить, даже несмотря на какие-то неприятности, сразу мир становится светлым, и человек становится счастливым и радостным.

Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. 21-й стих находится в прямой связи с 20-м. Пророчества не уничижайте, то есть не сводите на «нет» пророческий дар. Далее идет речь как раз о пророчествах: Все испытывайте, хорошего держитесь. То есть речь не идет о том, что надо испытать вообще все, что можно, пуститься во все тяжкие, а потом выбрать из всего этого что-то хорошее. Сказанное относится именно к пророчествам.

Удерживайтесь от всякого рода зла. Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Это практически единственное место в Новом Завете, где так четко говорится о так называемой трихотомии. Есть учение о дихотомии (ди — это два) и о трихотомии, то есть о двухсоставности либо трехсоставности. Это уже антропологическая тонкая проблема того, как рассматривать человека: только как душу и тело (а дух это некая высшая часть души) или надо «разделить» человека на три части: дух, душу и тело. Апостол Павел дух, душу и тело обозначает отдельно.

На самом деле, смысл этих понятий очень менялся, и сложно понять, что в конкретных случаях имелось в виду, например, в тех же святоотеческих творениях. Напомню, что в библейской традиции слово «тело» обозначает человека в его целостности. Оно состоит из разных частей, но при этом оно одно целое. Душа – это жизнь. С точки зрения Библии определенную душу имеют все живые существа, включая животных. В Ветхом Завете была заповедь «не есть крови животных», потому что в крови заключена душа этих животных, то есть душа – это некая биологическая сила. Иногда душой называют человека в его субъективности – как некое мыслящее, воспринимающее существо. Дух – это что-то высшее, некий образ и подобие Божие, где есть возможность «поселиться» Духу Святому и руководить жизнью человека через пребывание в этой высшей составляющей человеческого существа. Это, конечно, некоторые условности, но если мы говорим про трехсоставность, то приблизительно это имеется в виду под телом, душой и духом.

Напоминаю о необходимости для нас с вами ежедневно читать слово Божие, потому что в нем заключена великая отрада, утешение и наставление. Храни вас всех Господь!

Иерей Михаил Ромадов

Всегда радуйтесь!..

Здравствуйте. Ко мне часто попадает ваш журнал через знакомых, которые ходят в церковь. В «Фоме» был опрос, где люди говорили о фразе «Всегда радуйтесь!» Было очень интересно читать их мнения, потому что лично для меня многое в этой теме сомнительно и проблемно. И они меня не убедили, потому что сам я в храме, среди верующих вижу совсем другое. Налицо большое несоответствие между священными текстами и реальной жизнью.

Когда я прихожу в храм, то не вижу там тех самых по-христиански радостных людей. Наоборот, все какие-то хмурые, даже мрачные. Подозрительно смотрят на тебя, словно ты делаешь что-то не так – а ты просто стоишь. И, кстати, не представляю, как можно выстоять три с лишним часа богослужения с радостью. Сначала мне в храме нормально, но потом становится душно, тяжело, и уже минут через сорок остается только усталость: когда же это все закончится? Но все равно выстаиваю. Может, стоило бы петь или танцевать, как это, кажется, практикуется в протестантизме? Потому что стоять, переминаясь с ноги на ногу, – это радости не прибавляет. А улыбки на лицах верующих людей я видел только на Крестном ходе на Пасху. Но это бывает только раз в году! А в остальное время, сколько ни наблюдал, люди озабочены своими проблемами. И возникают вопросы: а туда ли я попал и нужно ли мне вообще такое?

Или взять моих православных знакомых. Одни жалуются, как нелегко дается им пост, другие называют себя православными, ведут церковную жизнь, но часто осуждают других, ругаются по мелочам. И при этом абсолютно уверены в своей правоте! Третьи переживают, как бы не впасть в грех: в вере сплошные «нельзя», и «наш мир полон искушений». То есть люди испытывают не столько христианскую радость, сколько уныние или озлобленность. Извините, может я не прав, но мне это напоминает мазохизм у одних и желание «оторваться» на других за свои проблемы – у вторых. Может быть, они считают, что спасение души происходит от очень сильных страданий? Или уверены, что раз сами верующие, то могут смотреть на других свысока и судить? Но где же здесь радость?

С уважением, Александр

Злая радость

Если попытаться определить одной фразой – что движет каждым человеком во всех его планах, делах, решениях и поступках, то ответ будет предельно простым: стремление к радости. Мы всегда ждем радости от наших начинаний, все мысли наши, все человеческие действия буквально пропитаны этим ожиданием. По самому большому счету, у людей нет других целей в жизни. И даже когда беда приходит к нам на порог, надежда на будущую радость помогает нам перенести посетившие нас невзгоды.

Но если все стремятся к радости, откуда вокруг столько горя и страдания? Почему люди обижают друг друга, зачем жадничают, злятся, унывают?.. В поисках радости человечество тратит колоссальные усилия но – увы, в нашей жизни ее не становится больше. В чем же дело?

А дело в том, что само это понятие – радость не имеет в себе ясно выраженного нравственного смысла. Это всего лишь состояние глубокого внутреннего удовлетворения, а вот чем человек удовлетворен – это уже совсем другой вопрос. Можно радоваться рождению ребенка, богатому урожаю, хорошей погоде, теплу дыхания любимого человека на своем плече…

В обыденном понимании радость почему-то всегда представляется нам как нечто однозначно светлое и хорошее.

Но на самом деле радость бывает и глубоко безнравственной. Человек может радоваться злу, и, что самое печальное – ничуть не тяготиться этим. Причем, речь идет совсем не о криминале, не об откровенно страшных и мерзких вещах. В том-то и беда, что зло как источник радости, стало повседневным фоном нашей жизни. Когда на ринге боксер-тяжеловес отправляет своего соперника в нокаут, миллионы телезрителей приходят в бурный восторг, и даже не задумываются о том, что радуются чужой черпно-мозговой травме.

Работяге, с радостью выгребающему из игрового автомата пятирублевые монеты, не приходит в голову, что его выигрыш оплачен из кармана таких же бедолаг, как и он сам. Предприниматель, сделавший состояние на торговле сигаретами и водкой, прекрасно знает, какой вред наносит его товар здоровью курильщиков и пьяниц. И его это нисколько не беспокоит – законопослушный налогоплательщик рад своему коммерческому успеху.

А еще есть старый принцип: «у соседа корова сдохла – пустячок, а приятно!» есть, в конце концов, даже слово такое в русском языке – злорадство.

И если человек все свои силы употребит на достижение такой вот злой радости, никакого счастья это ему, конечно, не принесет.

Но бывает, что люди теряют способность радоваться даже безусловно хорошим и добрым вещам. Ничего плохого в жизни вроде бы не происходит, дети здоровы, рядом – любимый человек, крыша над головой имеется и даже денег вполне достаточно для безбедной жизни. Все есть для радости, а сама радость куда-то ушла и где ее искать – совершенно непонятно.

Такую проблему даже на нравственном уровне решить практически невозможно, потому что этот, потерявший свою радость человек зачастую живет вполне нравственно. Просто ему нужны новые смыслы своего существования, нужна какая-то иная, неизвестная пока еще радость, которая своим теплом согрела бы его душу и осталась там навсегда.

И тогда, в поисках этой новой радости, человек приходит в Церковь.

То, что нельзя отнять

Церковь действительно предлагает радость, которая принципиально отличается от всего, что могло бы радовать человека за ее пределами. Дело в том, что все наши земные радости кратки, неустойчивы, а самое главное – неизбежно должны когда-нибудь закончиться. Болезни, старость, внешние обстоятельства жизни способны отнять все, что утешало наше сердце. И даже если судьба будет к человеку благосклонна, он не растеряет друзей, сохранит любовь, разовьет в себе многочисленные таланты и станет самым богатым человеком в мире, все равно, на последнем повороте его жизненного пути смерть безжалостно отберет у него все эти земные радости. Одна лишь мысль о такой перспективе способна отравить существование самого заядлого оптимиста. Избежать этого тотального банкротства никому еще не удавалось. А много ли стоит радость, наслаждаясь которой все время чувствуешь себя Золушкой на балу и помнишь, что таймер включен на обратный отсчет?

Очевидно, что непреходящей ценностью для человека является лишь та радость, которую у него не сможет отнять даже смерть. Именно такое сокровище и предлагает Церковь всем, кто жаждет отыскать его среди житейской кутерьмы. Сокровище это – радость о Христе. О Боге, Который любит нас настолько, что ради нашего спасения воплотился, прошел через немыслимые страдания, и, умерший плотью на кресте, сошел в ад, чтобы вывести оттуда души всех, кто готов был принять это спасение.

Эту радость невозможно обрести вне Церкви, поскольку радоваться о распятом и Воскресшем Христе способны лишь христиане, считающие Его своим Богом.

Но почему же во время Богослужения в православных храмах эту радость так непросто увидеть? Сосредоточенные люди со строгими лицами несколько часов подряд неподвижно стоят перед иконами. Радость тут как-то особо в глаза не бросается, и сторонний наблюдатель может подумать, что христиане – люди унылые и скучные. А между тем, причины этой сдержанности верующих людей во время Церковной службы очень легко понять, если вспомнить значение самого слова – «служба». Потому что служить, значит – добросовестно выполнять взятые на себя обязательства. Служить, значит – трудиться. И Церковные службы ничуть не выпадают из этого общего правила. Просто нужно понять, в чем смысл молитвенного труда христиан, что такое труд, и может ли труд быть источником радости в принципе.

Откуда взялся труд

В фильме «Формула любви» деревенский кузнец Степан, разломав вдребезги карету графа Калиостро, утверждал, что к колесам сподручней пробираться через крышу. И цитировал при этом латинскую поговорку: труд – уже сам по себе есть наслаждение.

Мысль формально красивая, но вряд ли этот афоризм родился в голове римского крестьянина или раба. Скорее уж, наслаждение в труде находил какой-нибудь предшественник графа Толстого – патриций, выращивающий на досуге капусту для собственного удовольствия.

В церковнославянском языке слово труд – одно из обозначений болезни, страдания. И это вполне соответствует библейскому пониманию труда. По христианскому вероучению, необходимость трудиться в поте лица своего, как и связь труда со страданием, стала для человека прямым следствием грехопадения. Это, конечно, не означает, что человек был создан для блаженного безделья. Просто то творческое участие в преобразовании лица Земли, к которому первые люди были призваны Богом, действительно было радостным и не предполагало каких-либо болезненных проявлений. А вот труд в современном понимании появился лишь тогда, когда человек отпал от своего Создателя, решив жить по своей воле. И сразу же столкнулся с необходимостью в поте лица возделывать землю, которая стала взращивать ему сорняки вместо злаков, и вместо радости питать его скорбью. Бог предоставил ему все блага этого мира даром. Но после грехопадения человек был вынужден прилагать огромные усилия для добычи мизерных крупиц этого отвергнутого им Божьего дара.

Любой труд – результат разрыва связи человека с Богом. И молитвенный труд христиан также направлен на преодоление этого разрыва. Но что же мешает верующему человеку спокойно и радостно обращаться в молитве ко Христу?

Это легко понять, если прийти на службу в ближайший храм и попытаться сосредоточить свое внимание на молитвах, которые читает священник или поет хор. Сразу можно убедиться, что наш ум категорически отказывается работать в эту сторону. В голове начинают роиться мысли, ничего общего с Богослужением не имеющие. Хор поет: «Господи, помилуй». Мы усердно крестимся, кладем поклоны, но думаем при этом о новом фильме, о ремонте квартиры, о том, что детей нужно летом отвезти к морю. Потом ловим себя на этих мыслях и снова пытаемся сосредоточится. И, почти тут же, под пение слов «…Отложим все земные попечения» обнаруживаем, что в голове по-прежнему – зимняя резина для машины, чей-то прошедший день рождения, завтрашняя планерка… Короче, там все что угодно, кроме молитвы.

Но почему это происходит? Ведь, казалось бы, человек пришел к Богу, сознательно пришел, с желанием. Откуда же эта рассеянность?

Разруха внутри нас

Христианская антропология утверждает, что человеческое естество составляют три его основные части – дух, душа, тело. О том, что такое тело, современному человеку объяснять не надо. Это самая изученная сфера нашего естества.

С душой дело обстоит несколько сложнее. Наука, например, довольно продолжительное время утверждала, будто души вообще нет. Между тем, христианское понимание человека подразумевает, что сама наука является результатом душевной деятельности. Так что же это такое – наша душа?

Вопреки распространенному мнению, христианство не рассматривает душу как некое самодостаточное начало, как вольную птицу, томящуюся в клетке грубой плоти. Просто в христианском понимании существует определенная иерархия в соотношении духа, души и тела между собой. И в этой иерархии душа действительно стоит выше, чем тело. Но – не более того. Тело не может жить без души, но и душа без тела не может считать свое существование полноценным.

Феофан Затворник говорил: «…душа вся обращена исключительно на устроение нашего временного быта – земного. И познания ее все строятся только на основании того, что дает опыт, и деятельность ее обращена на удовлетворение потребностей временной жизни, и чувства ее порождаются и держатся только из ее состояний и положений видимых. Что выше сего, то – не ее дело».

Говоря современным компьютерным языком, душа – это некий комплекс программного обеспечения нормальной жизни тела. И в таком качестве она есть не только у человека, но и у всех представителей животного мира. Приведенную выше мысль святителя Феофана о душе, вполне закономерно можно отнести к собаке или кошке. И отличает человека от животных вовсе не душа, а третий, самый удивительный компонент человеческой природы – дух. Это та ее составляющая, которая обращена к Богу.

Именно в человеческом духе живет совесть, как некое высшее знание законов бытия. Дух человека хранит память о Боге, от которого этот дух изошел. А самое главное – дух стремится к Богу, жаждет Бога и ничем иным не утоляем в этой жажде. Благодаря сочетанию с духом наша душа может радоваться красоте мира, видеть в ближнем не просто «гомо сапиенса», а – образ Божий, и даже в маленькой травинке угадывать величие творческого замысла Создателя.

Таким образом, иерархия дух-душа-тело позволяла первым людям выполнять свое высокое предназначение – быть наместниками Бога на земле. Дух, направленный к Богу, сообщал волю Божию душе, которая направляла тело на исполнение Божиего повеления наилучшим образом.

Но когда человек через грех отпал от своего Создателя, это слаженное взаимодействие нарушилось, и в отношениях тела, души и духа наступил хаос. Тело подчинило себе душу, заставляя ее стремиться ко все новым и новым наслаждениям, ничего общего не имеющим с естественными потребностями. В душе, лишенной возможности узнать Божию волю, началось беспорядочное блуждание мыслей, желаний и планов. Но самое разрушительное действие грех произвел в человеческом духе. Утратив связь с Богом, дух, тем не менее, сохранил свое стремление к Нему, не находя удовлетворения ни в чем ином. Эту ничем неутолимую жажду дух сообщил душе и телу, превратив все потребности и желания падшего человека в бездонную прорву и сделав их неудовлетворимыми в принципе.

Отсюда – все наши метания из крайности в крайность, отсюда поговорки «там хорошо, где нас нет» и песни » … а мне всегда чего-то не хватает, зимою – лета, осенью – весны». Этот внутренний разлад и есть причина рассеянности наших мыслей на Богослужении. Мы можем быть сколь угодно искренними в своем стремлении молиться внимательно, но рассогласованность духа, души и тела, сама наша природа, раздробленная грехом, не дает нам всецело устремиться ко Христу.

И вот верующий человек три часа стоит в храме и пытается собрать свой, рассыпавшийся по житейским закоулкам, ум в слова молитвы… Право же, не стоит упрекать его в отсутствии бурных проявлений радости. Он не просто переминается с ноги на ногу в ожидании конца службы, он – трудится, он стремится обратить свой дух к Богу и восстановить в себе эту разрушенную иерархию духа, души и тела. Собственно, для этого в православном Богослужении и существует столько повторяющихся молитв – чтобы человек, мысли которого непрерывно играют в чехарду, в какой-то момент все же смог, хотя бы на несколько секунд остановить их и помолиться по-настоящему.
И если ради Христа хотя бы три часа жизни были вырваны нами из обычной нашей суеты и бессмыслицы, это – уже радостное событие. Просто нужно понимать, что ничего общего с радостью подростка, веселящегося на дискотеке под баночку «джин-тоника», здесь нет и быть не может.

Я хочу быть с Тобой

Есть ли в Церкви безрадостные люди? Наверное, есть – а где их нет? Но ведь люди и приходят в Церковь как раз – в поисках радости. А она не валяется там под ногами и не продается в иконной лавке. Радость православных – Христос, источник этой радости – единение человеческого духа с Духом Божиим. И если человек хотя бы однажды не ощутил в своем сердце этого прикосновения Божественной любви, если он за всю жизнь ни разу не увидел заботливого участия Бога в своей судьбе, то духовная радость ему, конечно, непонятна.

Только вот не происходит этой встречи человека с Богом совсем не потому, что Бог отвернулся от него. Бог всегда нас любит и всегда заботится о нас. Даже когда мы грешим, злимся и унываем, Он нас не оставляет. Просто сами мы смотрим в другую сторону и не замечаем Его любви. Мы все время озабочены какими-то важными и неотложными делами, все время торопимся куда-то, стремимся что-то совершить, чего-то достигнуть … И нам кажется, что вот-вот, еще чуть-чуть усилий, еще немножко, и… мы станем счастливыми! Но дела сделаны, планы выполнены, все свершено и достигнуто, а счастливыми мы так и не стали. Радость от этих свершений была короткой и скоро прошла. И что же нам остается? Только начать все сначала: строить новые планы, ставить перед собой задачи, устремить себя к очередным целям. Так проходит жизнь.

А ведь достаточно лишь поднять глаза к Небу и прошептать:

«Господи, мне без Тебя одиноко и плохо, я хочу быть с Тобой, помоги мне увидеть Твою любовь!» Можно сказать это как-то иначе, слова могут быть совсем другими. Слов вообще может не быть. Но если из сердца человека вырвался такой призыв, Господь непременно на него отзовется. Никто не может сказать, каким именно будет этот ответ. Но человек обязательно почувствует, что Бог прикоснулся к его душе, что Бог действительно любит его. И радость от этого прикосновения Божественной любви – совершенно иная, не похожая на все земные радости, уже никогда не оставит такого человека. Это и есть та самая радость, к которой призывает христиан Апостол Павел словами «Всегда радуйтесь!».

Только не нужно считать, будто достаточно лишь формальной принадлежности к Церкви, чтобы радость о Христе никогда не покидала нас. Православные, так же как и все остальные люди на Земле, могут уклониться в суету земных забот, увлечься делами, учебой или личной жизнью настолько сильно, что все эти хлопоты выходят в их жизни на первый план, заслоняя собою Христа. И тогда духовная радость уходит из нашего сердца.

Поэтому, рассуждая о словах «Всегда радуйтесь!» нельзя забывать, что сразу после них в Новом завете следует еще одно наставление: «Непрестанно молитесь (1Фес. 5:17)». Не растерять эту радость о Христе можно только внимательно наблюдая за своим сердцем, чтобы оно не начало радоваться земным благам более, чем Христу. Лучший способ для этого – молитва. А молитва — это всегда труд. Христианин всегда радуется, только если непрестанно молится, т.е. – помнит о Боге. И это вполне нормально, ведь любая другая радость в нашей жизни – тоже результат приложенных усилий.

Но все же верующему человеку жить легче. Даже когда наши грехи и озабоченность житейскими проблемами закрывают от нас нашу радость, мы все равно знаем, что она есть, она никуда не делась, и нужно только прорваться к ней сквозь собственную безалаберность и наше расстроенное грехом естество.

Представим себе: человек сидит один, в пустой комнате и тоскует оттого, что его никто не любит, что не произошло в его жизни встречи с тем, кто станет для него самым близким и дорогим человеком на всю его жизнь.

А другой человек уехал по делам из родного города, оставив дома любимую жену. И он тоже сидит один в гостиничном номере, и ему тоже тоскливо и безрадостно. Но на столике перед ним – фотография жены. И он знает, что она тоже скучает по нему, любит его и с нетерпением ждет его возвращения домой. Это совсем другая тоска, совсем другое одиночество.

Так и верующим людям греет душу даже одна память о радости, которую они, может быть, неосторожно потеряли на время. Потому что они точно знают, почему так получилось и где искать эту дорогую пропажу.