Выборы патриарха

КИРИЛЛ II

Митр. Кирилл II венчает кн. Андрея Ярославича с женой. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.233. Л. 995 об.)
Митр. Кирилл II венчает кн. Андрея Ярославича с женой. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.233. Л. 995 об.)

Под 1242/43 г. в Ипатиевской летописи говорится, что, скрываясь от возвращавшихся из Венгрии монг. войск, кн. Даниил «поима с собою Курила митрополита» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 794). Очевидно, после разгрома Киева монголами в дек. 1240 г., когда исчез митр. Иосиф, у кн. Даниила, наиболее могущественного из южнорус. князей, появилось желание возвести на Киевскую митрополичью кафедру своего кандидата. К осуществлению этого плана князь приступил после возвращения из Орды весной 1246 г. (кн. Даниил совершил поездку в Орду, где признал зависимость от хана, между окт. 1245 и весной 1246, в это время Галицко-Волынское княжество посетил направлявшийся в Монголию папский легат Джованни дель Плано Карпини, к-рый передал местным епископам грамоту с предложением вернуться к единству с Римской Церковью; вероятно, во встрече участвовал и К.). Кн. Даниил послал К. через Венгрию в Никею «на поставление митрополье Роускои» (Там же. Стб. 809). В 1240-1244 гг. Патриарший престол был вакантным, поэтому поездка К. в Никею состоялась так поздно. При этом следует иметь в виду, что именно к 1246 г. на Руси сложилась благоприятная обстановка для поездки. Претендовавший на политическое первенство в Юж. Руси черниговский кн. мч. Михаил Всеволодович был убит в Орде, а др. могущественный князь Ярослав Всеволодович Суздальский, наместник к-рого сидел в Киеве во время поездки кн. Даниила в Орду, был вынужден как старший среди русских князей поехать к великому хану в Монголию, откуда он не вернулся. Первая поездка К. на поставление не достигла цели, поскольку венгерский король Бела IV просил его содействовать заключению брака между сыном кн. Даниила Львом и дочерью короля. К. вернулся, договорился о браке и сопровождал Даниила и его сына в поездке в Венгрию после заключения брака. Вероятно, лишь в 1247 г. К. смог совершить путешествие в Никею.

Зимой 1250/51 г. К., приехав в Суздальскую землю, венчал Владимирского вел. кн. Андрея Ярославича с дочерью кн. Даниила; участие в церемонии К. и Ростовского еп. св. Кирилла II было, вероятно, связано с тем, что супруги были близкими родственниками (двоюродными братом и сестрой). Этот брак скрепил союз князей, направленный против Орды. В то время К., очевидно, поддерживал антиордынские планы кн. Даниила Романовича. Вместе с тем следует отметить, что митрополит не принял участия в переговорах галицко-волынского князя с Римом о подчинении Русской Церкви власти папы. Вероятно, между митрополитом и князем возникли серьезные разногласия.

К 1-й поездке К. в Суздальскую землю следует отнести установление личных отношений митрополита с кн. св. Александром Ярославичем Невским. Отдельные контакты между ними должны были иметь место и ранее, т. к. после возвращения кн. Александра из путешествия в Монголию в 1249 г. ему «приказаша… Кыев» — кафедральный город митрополита. Встреча с кн. Александром произошла в Новгороде, куда К. приехал, чтобы поставить на кафедру нового архиепископа, к-рым по настоянию новгородцев стал Далмат. Во время пребывания К. в Новгороде кн. Александр заболел, его выздоровление летописец связывал с молитвами «блаженного» митрополита. В 1252 г. Орда направила войска против князей Андрея Ярославича и Даниила Романовича. Андрей бежал «за море», Владимирский стол занял Александр Невский, а на юге началась длительная война между кн. Даниилом и ордынским полководцем Куремсой. Когда кн. Александр прибыл во Владимир-на-Клязьме, митрополит вместе с «игуменами» и «гражанами» встретил его у Золотых ворот. Очевидно, что митрополит своим авторитетом поддержал того из рус. князей, кто стремился сохранить рус. земли, избегая открытого столкновения с Ордой. В дальнейшем К. оставался в Сев.-Вост. Руси, а когда в 1256 г. началась война Новгорода со Швецией, митрополит не только прибыл с кн. Александром в Новгород, но и провожал выступавшее в поход русское войско до Копорья. Так митрополит выказал поддержку проводившейся Александром Невским политике активного противостояния агрессии зап. лат. соседей. За походом последовало объявление папой Александром IV крестового похода против союзников Новгорода — карел. К. оказался в ином лагере, чем кн. Даниил Галицкий, получивший из Рима королевскую корону. Вероятно, в этом следует видеть одну из причин, почему митрополит долгое время находился в Сев.-Вост. Руси.

Во 2-й пол. 50-х XIII в., после разрыва кн. Даниила Галицкого с Римом, К., вероятно, вернулся в Киев, до 1261/62 г. известия о его пребывании в Сев.-Вост. Руси отсутствуют. Возможно, во время пребывания в Юж. Руси по соглашению с Ордой К. перенес в Сарай резиденцию епископов Переяславля Русского (см. Крутицкая и Коломенская епархия), в 1261 г. поставил на кафедру еп. Митрофана. Вероятно, находясь в Киеве, К. обратился к поселившемуся в Болгарии члену рус. княжеского рода «деспоту болгарам» Иакову Святославу с просьбой прислать рукопись Кормчей книги. «Испросив у патриарха» Тырновского рукопись Кормчей, Иаков Святослав приказал в 1262 г. писцу Иоанну Драгославу с помощниками переписать кодекс и отослал список в Киев. Эта Кормчая принадлежала к неизвестной в то время на Руси Сербской редакции, она включала отсутствовавшие в Древнеславянской Кормчей материалы законодательства XI-XII вв. и комментарии визант. юристов XII в. В 1284 г. в Рязанской епископии была сделана копия Кормчей Сербской редакции: по-видимому, К. рассылал копии рукописи по епархиям. После 1261 г. снова появляются известия о пребывании К. в Сев.-Вост. Руси. В сент. 1262 г. митрополит поставил на Ростовскую кафедру еп. Игнатия. В нояб. 1263 г., согласно Житию св. кн. Александра Невского, К. участвовал в его погребении во Владимире-на-Клязьме.

Кончина блв. кн. Александра Невского в Городецком мон-ре. 1899–1901 гг. Фрагмент картины. Худож. М. В. Нестеров (ГРМ)
Кончина блв. кн. Александра Невского в Городецком мон-ре. 1899–1901 гг. Фрагмент картины. Худож. М. В. Нестеров (ГРМ)

После проведения во 2-й пол. 50-х гг. XIII в. переписи населения рус. земель для обложения данью в пользу Орды представители духовенства были освобождены от уплаты дани и не были внесены в перепись. 1 авг. 1267 г. К. получил ярлык хана Менгу-Тимура, по к-рому священники и монахи освобождались от к.-л. налогов и обязанностей в пользу ордынских властей. Освобождение распространялось и на братьев и сыновей священников, живущих вместе с ними. Церковные земли и церковные «мастера» должны были остаться за Церковью. Запрещалось «хулить» веру, отнимать или портить церковные книги. В ярлыке указывалось, что все это делается для представителей духовенства, «да правым сердцем Богови за нас и за племя наше молятся и благословляють нас» (ПРП. Вып. 3. С. 467). Выдачу «ярлыка» только частично можно объяснить стремлением язычников-политеистов располагать к себе богов разных религий. Внимание к интересам Русской Церкви было связано также с тем, что с помощью митрополичьей кафедры правители Золотой Орды хотели установить связи с восстановленной в 1261 г. Византийской империей, к-рая интересовала ордынских правителей и как возможный союзник в борьбе с враждебными правителями Ирана, и как страна, через к-рую можно было найти путь к такому противнику гос-ва ильханов, как Египет.

В условиях, когда преемники кн. Александра Невского не обладали его авторитетом, роль митрополита в Сев.-Вост. Руси стала особенно значительной. В 1270 г. новгородцы изгнали из города вел. кн. Ярослава Ярославича, обвинив его в нарушениях «ряда» с новгородцами. Хотя «князи вси» ручались за Ярослава, что он исправит нарушения, новгородцы отказывались его принять. Дело изменило лишь поручительство за кн. Ярослава митрополита. В близком по времени к событиям источнике — Синодальном списке Новгородской I летописи — обращение К. к новгородцам состоит из неск. фраз, изложенных в форме прямой речи (НПЛ. С. 89, 321; ср.: ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 240). В Никоновской летописи (20-е гг. XVI в.) помещено небольшое послание митрополита, в котором наряду с обращением к новгородцам излагалось представление о превосходстве духовной власти над светской (ПСРЛ. Т. 10. С. 149). Является ли это послание подлинным сочинением XIII в., неясно.

В 1273 г. К. прибыл в Сев.-Вост. Русь и привел с собой св. Серапиона, архим. Киево-Печерского мон-ря, к-рого поставил епископом Владимирским. С этой поездкой, очевидно, связан созыв церковного Собора, от которого сохранились постановления, включенные в Кормчую Русской редакции. В преамбуле соборных решений говорится, что в Соборе участвовали Новгородский архиеп. Далмат, епископы Игнатий Ростовский, Феогност Сарайский и Симеон Полоцкий, съехавшиеся на поставление еп. Серапиона. Еп. Далмат скончался 21 окт. 1273 г., а до этого серьезно болел, следов., Собор состоялся раньше этой даты (в лит-ре Собор нередко ошибочно датируется 1274 г.). Большое внимание, уделенное в соборных постановлениях нарушениям в церковной жизни и сохранению языческих обычаев в «новгородских пределах», не оставляет сомнений в том, что Новгородский епископ активно участвовал в Соборе. По мнению Я. Н. Щапова, Собор состоялся в Киеве в 1273 г. Однако этому предположению противоречит состав участников Собора, на к-ром присутствовал Полоцкий епископ и не было, кроме Сарайского (видимо, митрополичьего викария), др. епископов из южнорус. земель. Поэтому представляется более вероятным, что Собор состоялся во Владимире-на-Клязьме.

Введение к решениям Собора составлено от имени К. Как следует из преамбулы, участники Собора придавали особое значение своей работе. Пороки клириков и мирян стали одной из причин «Божьего гнева», обрушившегося на Русскую землю с нашествием монголов. Искоренение этих пороков должно было снискать для Руси милость Бога и способствовать ее освобождению (последняя мысль была особенно ярко выражена в современных решениям Собора проповедях свт. Серапиона). Одним из важных орудий для устранения зол, по мнению участников Собора, должна была стать новая Кормчая, где правила были приведены с объяснениями, облегчающими их использование (они «ныне же облисташа, рекше истолкованы быша, и благодатью Божиею ясно сияють, неведения тму отгоняюще, и все просвещающе светом разумным, и от грех избавляюще» — ПДРКП. Стб. 85). Наиболее важным делом участники Собора считали подготовку достойных священнослужителей. Епископы обязаны были тщательно проверять ставленников, за к-рых выступали поручителями их духовные отцы, 7 священников и др. «добрые сведители». Таким путем церковная иерархия хотела устранить неприемлемую практику, когда светские патроны храмов стремились поставить в них священниками угодных себе людей, не обращая внимания на то, способны ли они к пастырской деятельности. Одновременно были приложены усилия для того, чтобы оградить ставленников и священников от притеснений со стороны вышестоящих духовных лиц. К. распорядился распространить на др. епархии практику, установленную в митрополичьей области, когда при поставлении следовало только дать клирошанам 7 гривен «от поповьства и от дьяконства от обоего», очевидно, как плату за труды по обучению буд. священнослужителя. Резко осуждались попытки взимать к.-л. взносы в связи с созывом Соборов и попытки отлучать людей от Церкви «скаредного деля прибытка». Отцы Собора уделили внимание правильному совершению церковных таинств, запретили крестить через обливание (вероятно, реакция на контакты с лат. миром на территории Юго-Зап. Руси). Особой задачей духовенства должна была стать борьба с языческими обычаями, которые, по мнению отцов Собора, особенно прочно сохранялись в Новгородской земле (Там же. Стб. 89-100). Т. о., в тяжелых условиях 2-й пол. XIII в. К. представил обширный план улучшения жизни и положения Русской Церкви и рус. общества.

Митр. Кирилл II отлучает от служения свт. Игнатия, еп. Ростовского. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 116)
Митр. Кирилл II отлучает от служения свт. Игнатия, еп. Ростовского. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1. Л. 116)

Есть основание полагать, что после Собора К. вернулся на юг. Нареченного Новгородского архиеп. Климента (преемника скончавшегося в окт. 1273 еп. Далмата) в кон. 1273 г. послали на поставление в Киев, откуда он вернулся в Новгород лишь в авг. 1276 г. Причины задержки остаются неясными. В Киеве же, очевидно, был хиротонисан и Владимирский еп. Феодор, преемник умершего в 1275 г. свт. Серапиона. Зимой 1279/80 г. Сарайский еп. Феогност (поставленный К. в 1269 вместо принявшего схиму Митрофана) вернулся из К-поля, куда он ездил как посол митрополита и хана Менгу-Тимура (Присёлков. Троицкая летопись. С. 336-337). Этим временем следует датировать еще один памятник древнерус. канонического права — ответы К-польского патриарха Иоанна XI Векка и патриаршего Синода на вопросы, заданные еп. Феогностом (вероятно, по поручению К.), к-рые касаются применения норм канонического права и богослужения (ПДРКП. Стб. 129-140. № 12).

В Сев.-Вост. Русь митрополит приехал в 1280 г. В Троицкой летописи (московский свод нач. XV в.) говорится, что К. «отлучи от службы» Ростовского еп. Игнатия, поскольку тот через 9 недель после смерти ростовского кн. св. Глеба Васильевича (Васильковича) приказал перенести его останки из кафедрального Успенского собора в ростовский Спасский на Песках мон-рь. Далее сообщается, что митрополит наказал епископа за то, что тот осудил мертвеца «преже суда Божиа», а раньше, при жизни князя, пил и ел с ним, принимал от него дары. Позднее митрополит снял запрет по ходатайству ростовского кн. Дмитрия Борисовича (Присёлков. Троицкая летопись. С. 337). Иначе изложен тот же сюжет в памятниках ростовского летописания. Здесь говорится, что митрополит разгневался на епископа «по оклеветанью… и расмотрив, пакы благослови его» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 525-526).

В кон. 1280 г. К. находился в Переяславле Залесском — столице княжества вел. кн. Владимирского св. Димитрия Александровича, там же летописями отмечено пребывание епископов Климента Новгородского, Игнатия Ростовского и Феодора Владимирского. По гипотезе Щапова, в Переяславле состоялся Собор, на к-ром получила одобрение новая редакция Кормчей, где тексты правил из Древнеславянской Кормчей были соединены с комментариями византийских юристов, заимствованными из Кормчей Сербской редакции. Текст был дополнен новыми статьями, содержавшими ряд правил и поучений, памятники древнерус. канонического права, в их числе и соборные правила 1273 г. Древнейший сохранившийся список новой Кормчей Русской редакции был переписан в кон. XIII в. в Новгороде «стяжаниемь» Новгородского архиеп. Климента (пергаменная Синодальная Кормчая ГИМ. Син. № 132, датировка которой остается дискуссионной: 1280-1291). Исследование т. н. Волынской Кормчей (сохранились копии текста, переписанного в 1286/87 для владимиро-волынского кн. Владимира (Иоанна) Васильковича) показало, что в этом памятнике отразился ранний этап работы над Кормчей Русской редакции (тексты из Древнеславянской Кормчей здесь соединены с визант. комментариями XI-XII вв., включены решения Собора 1273 г., но отсутствуют мн. статьи новгородского списка кон. XIII в. и др. сходных с ним списков). Очевидно, во 2-й пол. 70-х гг. XIII в. в таком варианте К. рассылал новую редакцию Кормчей книги по епархиям юга Руси.

По сведениям Новгородской владычной летописи, митрополит скончался 6 дек. 1280 г., по сведениям Троицкой летописи — 7 дек. в Переяславле Залесском, останки его были перевезены во Владимир-на-Клязьме, затем в Киев, похоронены в кафедральном соборе Св. Софии; К. был последним из Киевских митрополитов, погребенных в этом храме. На стене киевского Софийского собора сохранилась надпись-граффито: «Месяца ноября в 27 день скончался раб Божий митрополит Кюрило» (Высоцкий С. А. Древнерусские надписи Софии Киевской XI-XIV вв. К., 1966. Вып. 1. С. 95. № 50). А. В. Поппе полагает, что в надписи речь идет о К.; однако несовпадение летописных дат с датой граффито может означать, что в надписи имеется в виду митр. Кирилл I (II) (1224-1233).

Ист.: ПСРЛ. Т. 1. Стб. 472-474, 476, 525-526; Т. 2. Стб. 791, 792, 794, 809; ПДРКП. Стб. 83-99; НПЛ. С. 80, 84, 89, 304, 306, 309, 321, 323-324; ПРП. 1955. Вып. 3. С. 467-468; Щапов Я. Н. К истории болгарской рукописи, бывшей протографом Рязанской Кормчей 1284 г. // Studia Savico-Byzantina et mediaevalia europensia. София, 1988. Vol. 1. С. 309-316; Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. СПб., 2002. С. 323-325, 327, 330, 332, 333, 337-338.

Лит.: Макарий. История РЦ. Кн. 3 (по указ.); Голубинский. История РЦ. Т. 2. 1-я пол. С. 50-89; Соколов П. П. Рус. архиерей из Византии и право его назначения до нач. XV в. К., 1913. С. 159-192; Насонов А. Н. Монголы и Русь. М.; Л., 1940. С. 33-47; Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 226, 228, 237-238, 271-272; Stökl G. Kanzler und Metropolit // Studien zur Geschichte Osteuropas. W., 1966. Bd. 3. S. 150-174; Шаскольский И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. Л., 1978. С. 206-216; Щапов Я. Н. Визант. и южнославян. правовое наследие на Руси в XI-XIII вв. М., 1978. С. 139-152, 159-185, 234-246; Жаворонков П. И. Никейская империя и княжества Древней Руси // ВВ. 1982. Т. 43. С. 84-85; Поппе А. В. Митрополиты Киевские и всея Руси (988-1305 гг.) // Щапов Я. Н. Гос-во и Церковь Др. Руси: X-XIII вв. М., 1989. С. 204-206 ; То же // Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.). СПб., 1996. С. 468-471 ; Творогов О. В. Кирилл // СККДР. Вып. 1. 1987. С. 225-227 ; Лаушкин А. В. Митр. Кирилл II и осмысление ордынского ига во 2-й пол. XIII в. // БТ. 2002. Вып. 10. С. 211-224; Письменные памятники истории Др. Руси: Летописи, повести, хождения, поучения, жития, послания / Ред.: Я. Н. Щапов. СПб., 2003 (по указ.); Григорьев А. П. Сборник ханских ярлыков Русским митрополитам: Источниковедческий анализ золотоордынских док-тов. СПб., 2004 (по указ.); Флоря Б. Н. У истоков религиозного раскола славянского мира (XIII в.) // Исследования по истории Церкви: Русское и славянское средневековье. М., 2007. С. 202, 209; Печников М. В. К изучению соборных правил 1273 г. // ДРВМ. 2009. № 4(38). С. 97-107; Майоров А. В. Русь, Византия и Зап. Европа: Из истории внешнеполит. и культурных связей XII-XIII вв. СПб., 2011. С. 460, 595, 702.

Б. Н. Флоря

Иконография

Митрополит Кирилл II и Кирилл I, еп. Ростовский, едут в Новгород. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.233. Л. 996)
Митрополит Кирилл II и Кирилл I, еп. Ростовский, едут в Новгород. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.233. Л. 996)Чудо во время погребения блгв. кн. Александра Невского – митр. Кирилл II вкладывает грамоту в руку князя. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1.Л. 32)
Чудо во время погребения блгв. кн. Александра Невского – митр. Кирилл II вкладывает грамоту в руку князя. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70-е гг. XVI в. (БАН. 31.7.30-1.Л. 32) Ок. 30 миниатюр с изображением К. помещено в 1-м Остермановском, Голицынском и Лаптевском томах Лицевого летописного свода 70-х гг. XVI в., где он представлен убеленным сединами старцем с округлой бородой до середины груди, чаще всего с нимбом. В большинстве случаев он облачен в саккос и омофор (иногда шапку); во время путешествий по Руси — в простую монашескую мантию и куколь. В рукописи проиллюстрирована офиц. деятельность К.: напр., поставление епископов Митрофана в Сарай, Игнатия в Ростов, Феодора во Владимир, в Суздаль и Н. Новгород, архиеп. Климента в Новгород (БАН. 31.7.30-1. Л. 26 об., 27 об., 83 об., 85); отправление еп. Сарайского Феогноста с посольством в Царьград (Там же. Л. 112 об.); венчание вел. кн. Владимирского Андрея Ярославича с женой (РНБ. F.IV.233. Л. 995 об.). Неск. миниатюр показывают путешествия К. по митрополии, напр. поездку в Новгород с только что поставленным еп. Серапионом (БАН. 31.7.30-1. Л. 77) или поездку в Чернигов, Рязань и Суздаль (РНБ. F.IV.233. Л. 994-994 об.). Четыре миниатюры из 1-го Остермановского тома (БАН. 31.7.30-1. Л. 115-116 об.) посвящены истории конфликта митрополита и свт. Игнатия, еп. Ростовского. На переднем плане (Л. 115) К. верхом, в походном облачении покидает Киев в сопровождении свиты; на заднем изображено его прибытие в Суздаль. На следующей миниатюре (Л. 115 об.) горожане рассказывают К. о еп. Игнатии «неправе творяща» (на заднем плане — гроб с телом ростовского кн. св. Глеба Васильевича). На л. 116 К. отлучает еп. Игнатия от служения: К. в парадном облачении выгоняет из храма полуобернувшегося к нему еп. Игнатия; между ними на престоле лежат архиерейская шапка, посох и омофор, оставленные Ростовским епископом. На следующей миниатюре (Л. 116 об.) — К. прощает еп. Игнатия и наставляет кн. Дмитрия Борисовича.

На миниатюрах отражено участие К. в судьбе св. блгв. кн. Александра Невского: князь встречает митрополита по прибытии его в Новгород (РНБ. F.IV.233. Л. 996-996 об.); К. в числе др. архиереев молится о здравии болящего князя (Там же. Л. 997 об.); К. благословляет Александра Невского на хождение в Орду (РНБ. F.IV.225. Л. 378 об.). В сцене погребения блгв. Александра Невского в правой части миниатюры в интерьере Успенского собора во Владимире К. вкладывает прощальную грамоту в руку усопшего князя, к-рый «согбе ея сам, яко жив», что, согласно Житию, являлось его 1-м посмертным чудом (БАН. 31.7.30-1. Л. 32). Посвященный К. цикл миниатюр из Лицевого летописного свода завершается сценами преставления святителя в Переяславле Залесском, отпевания в присутствии князей и архиереев, погребения в соборе Св. Софии в Киеве (Там же. Л. 119-120).

На житийной иконе блгв. Александра Невского кон. XVI — нач. XVII в., находящейся в приделе Входа Господня в Иерусалим собора Покрова на Рву (ГИМ), изображение К. помещено в клейме, посвященном чуду о прощальной грамоте.

А. А. Климкова

Как выбирают патриарха

По уставу, епархиальное собрание, возглавляемое местным архиереем и состоящее из клира, монахов и мирян, проживающих на данной территории, вправе само устанавливать процедуру избрания делегатов на Поместный собор. Однако во многих епархиях собрания проходили по одной схеме: архиерей или его помощник зачитывает составленный заранее список — люди голосуют. Подтверждением может служить московская ситуация. Здесь делегатов на Собор выдвинул епархиальный совет (правящий архиерей с назначенными им двумя священниками и несколько выборных лиц), а отнюдь не собрание, которому было просто предложено за них проголосовать. Оглашенный участниками собрания альтернативный список президиум оставил без всякого внимания. Но в Москве хотя бы голосование провели, а сообщения с мест свидетельствуют о том, что кое-где и голосованием пренебрегли.

Ресурс местоблюстителя

Это не означает, впрочем, что церковная бюрократия едина в своих взглядах относительно фигуры будущего патриарха. Но понять, что реально происходит в церковной среде, не так просто: в церкви традиционно избегают публичного противостояния, делая все, чтобы избрание нового патриарха было воспринято как общенародное. Поэтому до выдвижения официальных кандидатов, что должен сделать 25 января Архиерейский собор, никто из претендентов не рискнул открыто лоббировать свои интересы. Кроме митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, избранного после смерти патриарха Алексия II местоблюстителем, — он сразу же начал весьма агрессивную предвыборную кампанию.

У владыки Кирилла имелись для этого все подручные средства: слаженный аппарат Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), который он возглавляет последние двадцать лет, прирученные «общественные организации» вроде Союза православных граждан, всегда готовые выполнить любое его задание, послушные СМИ — собственный сайт ОВЦС, тесно сотрудничающее с ним информационное агентство «Интерфаксрелигия», что ни день публикующее чьинибудь славословия в адрес владыки, плюс появившийся в начале избирательного процесса интернет-портал «Патриарх 2009», который называет себя «независимым», но так явно подыгрывает митрополиту Кириллу, что сомнений в его предназначении не остается.

На стороне владыки и официоз — например, сайт Кремль.org, газета «Известия». Пиардостижения прочих главных претендентов ничтожны.

Господь все управит

Группа украинских епископов выразила свою поддержку митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру, назвав его достойным кандидатом на первосвятительский престол (из стана митрополита Кирилла тут же прозвучал упрек в некорректном поведении: негоже, мол, агитировать до официального выдвижения кандидатур). Митрополит Калужский и Боровский Климент провел презентацию своей книги «Русская православная церковь на Аляске до 1917 года» и дал пространное, старательно обходящее тему выборов интервью одному из московских журналов. Между тем еще совсем недавно многие церковные и околоцерковные СМИ именно его называли наиболее вероятным кандидатом в патриархи. И сейчас он остается одной из наиболее сильных фигур. «Митрополит Климент — опытный чиновник, умеренный консерватор, что соответствует позиции церковного большинства, он сторонник активного продвижения церковных инициатив во властных структурах и член Общественной палаты. Поэтому патриархом вполне может стать и митрополит Климент, и любой другой умеренно консервативный епископ, который до этого был на виду только в своей епархии», — говорит директор Института религии и права Роман Лункин.

Остальные члены Священного синода если и отметились в прессе, то в основном заявлениями в духе «Господь все управит». Совсем никак не проявил себя (кроме благодарственной речи в адрес местоблюстителя после Рождественской службы) вступивший после смерти патриарха в управление московскими приходами — в добавление к приходам Московской области — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, опытный церковный дипломат, человек широких взглядов, никогда не стремившийся афишировать их широту, религиозный лидер, избегающий эффектных жестов, но тихо и кропотливо делающий свое церковное дело. Таких уважают в священнической среде и любят прихожане. Показательно, что голос за митрополита Ювеналия прозвучал из глубинки — о поддержке Ювеналия заявил архиепископ Томский и Асиновский Ростислав на пресс-конференции в Томске. Некоторые эксперты не исключают, что именно митрополит Ювеналий составит на соборе главную конкуренцию владыке Кириллу.

Пиар в одни ворота

Так или иначе, но за редким исключением обо всех связанных с предстоящими выборами событиях широкая публика узнавала из уст сторонников митрополита Кирилла: и о разнообразных достоинствах самого владыки — от таланта «кризисного менеджера» до умения «говорить на современном языке», и об «ангажированном» и «безапелляционном» поведении его соперников, вернее, одного, но опасного — митрополита Климента.

Его брат, тобольский митрополит Димитрий, якобы устроил настоящий демарш на предвыборном совещании ректоров духовных школ. Как рассказал ректор Костромской семинарии архимандрит Геннадий (Гоголев), «сам владыка Евгений (председатель Учебного комитета РПЦ, который должен был вести совещание. — С.С.) к недоумению всех предложил, чтобы совещание проводил ректор Ташкентской семинарии митрополит Ташкентский Владимир, но сделал он это конечно же под давлением архиепископа Димитрия». В результате совещание голосовало не по персоналиям, а за семинарии, которые уже сами должны были выбрать делегатов на Собор. И хотя в этом не было нарушения церковного устава, сторонники митрополита Кирилла усмотрели здесь намерение усилить «столь грубым способом» позиции одного из кандидатов на Патриарший престол.

За кулисами

Очевидно, что борьба внутри церкви идет, однако ясно и то, что у митрополита Кирилла, избранного местоблюстителем, шансов для маневра значительно больше. В его пользу и назначение беспрецедентно близкой даты голосования — и двух месяцев после смерти патриарха не прошло, а по уставу могли ждать полгода. Кроме того, не оставив зазора между Архиерейским и Поместным соборами, официальных кандидатов лишили тем самым времени на консолидацию сторонников. И наконец, вплотную приблизили к выборам заседание Синода, на котором должны быть приняты последние предсоборные решения (для чего дата его проведения была передвинута с 20 января на 23).

Можно, конечно, возложить вину за спешку на местоблюстителя, который действует в своих интересах. Но не гипнотизирует же митрополит Кирилл всех остальных: все решения принимались синодалами коллегиально, стало быть, возобладала такая точка зрения. Почему?

«Вполне возможно, что здесь есть идея подставы для Кирилла, — не исключает социолог и религиовед, эксперт Центра Карнеги Сергей Филатов. — Чем больше он раскрутится, тем больше может вызвать недоверия и облегчить кому-то работу. Церковный мир живет по своим законам, там ведь нет нормальной электоральной борьбы, представления программ, союзников, все делается тайком, за кулисами».

Церковные политики

Серьезным аргументом в пользу Кирилла его сторонники считают близость «главного церковного политика» к высшей государственной власти, что немаловажно для отстаивания общецерковных интересов. Возможно, некоторым этот аргумент кажется весомым особенно теперь, в период кризиса, когда надежды на помощь государства, в первую очередь финансовую, питают не только банки. Ведь из-за сокращения спонсорских поступлений уже приторможены многие церковные проекты, и строительные, и благотворительные.

Тем не менее участники будущего голосования говорят, что все гадания о вероятном исходе выборов пусты и легковесны, мол, все в руках Божьих. К этому аргументу можно было бы отнестись с полной серьезностью, если бы процедурные нарушения во время выборов делегатов на Собор не свидетельствовали о том, что Богу всячески старались «помочь». Но правда и то, что вариант процедуры голосования на Архиерейском и Поместном соборах, предложенный Синодом, не противоречит соборным принципам, оставляя место для проявления воли как человеческой, так и Божьей. Надо только его соблюсти.

Процедура выборов

Итак, если разработанный регламент будет утвержден Архиерейским собором, 25 января участникам форума раздадут списки с именами 145 архиереев, которые имеют право претендовать на патриарший престол (из 203 архипастырей Русской православной церкви). Каждый участник отметит в списке одно лицо. Три архиерея, получившие наибольшее число голосов, станут официальными кандидатами на предстоятельское место.

На Поместном соборе можно будет выдвинуть дополнительных кандидатов. Если предложение поддержит достаточное число делегатов, имя архиерея будет включено в список (число это на момент подписания номера в печать было еще неизвестно).

Патриарха выберут тайным голосованием. Каждый делегат получит под расписку бюллетень с именами кандидатов, отметит в нем одну персону и бросит бюллетень в урну. Остальное — дело счетной комиссии.

Если в первом туре выборов один из кандидатов наберет 50% плюс один голос, он автоматически становится патриархом. Если ни один из кандидатов не набирает более 50% голосов, проводится второй тур, и патриархом становится тот, кто получил простое большинство голосов.

К вечеру 27 января имя нового патриарха уже будет известно.

Поместный собор — высший орган церковной власти в области вероучения и канонического устроения. По действующему уставу РПЦ он созывается нерегулярно, на основании решения Архиерейского собора, а также, в исключительных случаях, патриарха или Священного синода.

Нынешняя ситуация как раз была сочтена «исключительной» — экономический кризис и угроза его перерастания в кризис социальный. Поэтому дату проведения Поместного собора назначил Священный синод.

Им же была установлена представительская квота от епархий: по одному человеку от клира, монашествующих и мирян, а также выработаны предложения по процедуре. Кроме делегатов от епархий в Поместном соборе принимают участие все архиереи РПЦ, руководители синодальных учреждений, ректоры духовных академий, представители от монастырей и пр.

Председателем Собора является Патриарх Московский и всея Руси, а в отсутствие патриарха — местоблюститель патриаршего престола. Кворум Собора составляет 2/3 законно избранных делегатов, включая 2/3 архиереев от общего числа иерархов — членов Собора.

Постоянные члены Священного синода (Священный синод, согласно действующему уставу РПЦ, высший орган управления Русской православной церкви в период между Архиерейскими соборами)

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)

Митрополит Крутицкий и Коломенский (Московская область)Ювеналий (Поярков)

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров)

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев), патриарший экзарх Белоруссии

Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (Кантарян)

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), председатель Отдела внешних церковных связей

Митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами Московской патриархии

Биография Кирилла, Патриарха Московского и Всея Руси

3 апреля 1969 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) был пострижен в монашество с наречением имени Кирилл. 7 апреля им же рукоположен в иеродиакона, 1 июня того же года — в иеромонаха.

В июне 1970 года иеромонаху Кириллу была присуждена степень кандидата наук по богословию.

С 1970 года по 1971 год он был преподавателем догматического богословия и помощником инспектора Ленинградской духовной академии и семинарии, одновременно — личным секретарем митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима и классным наставником первого класса семинарии.

12 сентября 1971 года иеромонах Кирилл был возведен в сан архимандрита. В 1971-1974 годах он был представителем Московского патриархата при Всемирном совете церквей в Женеве.

В 1974-1984 годах — ректор Ленинградской духовной академии и семинарии, доцент кафедры патрологии Ленинградской духовной академии.

В 1975-1998 годах архимандрит Кирилл являлся членом центрального комитета и исполкома Всемирного совета церквей.

14 марта 1976 года он был возведен в сан епископа Выборгского, а 2 сентября 1977 года — в сан архиепископа.

Был заместителем Патриаршего экзарха Западной Европы (1976-1978), членом комиссии Священного синода по вопросам христианского единства (1976-1984), управляющим патриаршими приходами в Финляндии (1978-1984), заместителем председателя филиала Отдела внешних церковных связей в городе Ленинграде (1978-1984).

26 декабря 1984 года он был назначен архиепископом Смоленским и Вяземским.

С 1986 года архиепископ Кирилл являлся управляющим приходами в Калининградской области.

С 1988 года — архиепископ Смоленский и Калининградский.

В 1989-2009 годах являлся председателем Отдела внешних церковных сношений (с 2000 года — Отдел внешних церковных связей), постоянным членом Священного синода. Как председатель отдела участвовал в работе по подготовке законов «О свободе вероисповеданий» (1990), «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997).

Был управляющим Православным Венгерским благочинием (1989-1996), временно управляющим Гаагско-Нидерландской епархией (1990-1991), временно управляющим Корсунской епархией (1990-1993).

25 февраля 1991 года возведен в сан митрополита.

В 1993 году митрополит Кирилл стал инициатором создания Всемирного русского народного собора (ВРНС), был сопредседателем, с 1995 года — заместителем главы ВРНС.

В 1994-2002 годах — член Общественного совета по возрождению Храма Христа Спасителя, в 1994-1996 годах — член Совета по внешней политике министерства иностранных дел России.

6 декабря 2008 года, на следующий день после кончины патриарха Алексия II, на заседании Священного синода митрополит Кирилл был избран патриаршим местоблюстителем.

27 января 2009 года Поместный собор Русской православной церкви избрал митрополита Кирилла патриархом Московским и всея Руси.
1 февраля 2009 года в Храме Христа Спасителя состоялась интронизация патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Патриарх Кирилл — автор многочисленных публикаций и докладов и ряда книг, почетный член многих российских и иностранных академий, почетный профессор и доктор ряда университетов.

В составе официальных делегаций он посетил все поместные православные церкви, в том числе, сопровождал патриарха Пимена и патриарха Алексия II в их поездках за рубеж. Принимал участие в контактах с церквями многих стран мира, участвовал в работе межхристианских организаций.

Патриарх Кирилл награжден орденами Русской православной церкви: Святого равноапостольного великого князя Владимира II степени; Святителя Алексия, митрополита Московского, II степени; Святого благоверного князя Даниила Московского I степени; Преподобного Сергия Радонежского I и II степени; Святителя Иннокентия, митрополита Московского, II степени, а также орденами поместных православных церквей.

Среди его государственных наград — орден Дружбы народов (1988), орден Дружбы (1996), орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (2000), орден «За заслуги перед Отечеством» II степени (2006), орден Александра Невского (2011), медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Патриарх Кирилл также удостоен многочисленных наград и премий общественных организаций.

В 1993, 2000, 2001, 2002, 2003, 2009 и 2010 годах Русским биографическим институтом он избирался «Человеком года» в номинации «Религия».

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников