Взятие турецкой крепости измаил 1790

225 лет назад русские войска взяли штурмом крепость Измаил

Судьба Крымского ханства

В 1768 году турецкий султан объявил войну России, возглавляемой в то время Екатериной II. Лидер Османской империи захотел получить Подолию и Волынь, расширить свои владения в Северном Причерноморье и на Кавказе, а также установить протекторат над Речью Посполитой.

В ходе войны русская армия под руководством Петра Румянцева и Александра Суворова разгромила турецкие войска, а Средиземноморская эскадра русского флота под командованием Алексея Орлова и Григория Спиридова нанесла поражение турецкому флоту. В итоге Россия заставила неприятеля подписать Кючук-Кайнарджийский договор, согласно которому Крымское ханство формально обрело независимость, но по факту стало зависеть от России. Кроме того, Османская империя выплатила России военные контрибуции в размере 4,5 млн руб. и уступила северное побережье Черного моря вместе с двумя важными портами.

В 1783 году манифестом Екатерины II Крымское ханство было присоединено к России.

Реклама

В 1787 году Османская империя выдвинула ультиматум России с требованием восстановления вассалитета Крымского ханства и Грузии. Кроме того, нападающая сторона хотела получить от Екатерины II разрешение на досмотр кораблей, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. Императрица ответила отказом, и султан немедленно объявил новую войну России. Правда, он не знал, что

против Османской империи будет сражаться и Австрия, которая незадолго до этого подписала военный договор с Российской империей.

«Я сам удивляюсь проворству и храбрости моих людей»

В войне Россия одерживала победы одну за другой. Так, русско-австрийская армия под командованием Александра Суворова разгромила турецкое войско под Фокшанами. А Севастопольская эскадра под руководством Марко Войновича и Федора Ушакова победила вражеский флот у острова Фидониси. О морском сражении Екатерина II писала главнокомандующему русской армией и князю Григорию Потемкину: «Действие флота Севастопольского меня много обрадовало: почти невероятно, с какою малою силою Бог помогает бить сильные турецкие вооружения! Скажи, чем мне обрадовать Войновича? Кресты третьего класса к тебе уже посланы, не уделишь ли ему один, либо шпагу?»

Вскоре состоялось сражение у Керченского пролива, в ходе которого русская эскадра под командованием Федора Ушакова одержала победу и не позволила Османской империи высадить свои войска в Крыму.

«Я сам удивляюсь проворству и храбрости моих людей, — рассказывал Ушаков. — Они стреляли в неприятельский корабль нечасто и с такою сноровкою, что, казалось, каждый учится стрелять по цели».

А вот что писала о результатах сражения Екатерина II: «Победу Черноморского флота над турецким мы праздновали вчера молебствием у Казанской… Контр-адмиралу Ушакову великое спасибо прошу от меня сказать и всем его подчиненным».

Казнить каждого

Однако, несмотря на множественные победы русской армии, Османская империя не соглашалась принять условия мира, на которых настаивала Россия, а султан всячески затягивал переговоры. Стало понятно, что ускорить процесс переговоров удастся со взятием Измаила — мощной крепости с высоким валом и широким рвом, чей гарнизон составляли около 35 тыс. человек под командованием Айдозлы-Мухаммада-паши.

Султан издал приказ, что в случае падения Измаила необходимо будет казнить каждого воина, оборонявшего крепость.

В конце ноября 1790 года Григорий Потемкин приказал Александру Суворову принять командование частями, осаждавшими Измаил. Полководец немедленно направил коменданту Измаила ультиматум с требованием сдать крепость не позднее чем через сутки с момента вручения ультиматума. Ультиматум был отклонен.

Александр Суворов собрал военный совет, который постановил, что необходимо как можно скорее приступить к штурму. По воспоминаниям современников, великий русский полководец приказал своим солдатам «взять Измаил любой ценой».

«Портрет А. В. Суворова в мундире гвардейского Преображенского полка», Иосиф Крейцингер. Холст, масло, 40,5 × 31,5 см. 1799 год.

Государственный мемориальный музей А.В. Суворова

«Были пленные, которые при виде бойни умерли от страха»

Штурм крепости был назначен на раннее утро 22 декабря: Суворов считал, что темнота нужна для внезапности первого удара. Однако, по мнению историков, нападение русских не стало неожиданностью для турок: последние каждую ночь были готовы к штурму и к тому же знали от перебежчиков о планах полководца.

В пять часов утра начался штурм, и вскоре неприятель был вытеснен из крепостных верхов и отступил во внутреннюю часть города. Через захваченные Бросские, Хотинские и Бендерские ворота Александр Суворов двинул в бой резервы. Турецкий гарнизон продолжал сопротивляться — войска Айдозлы-Мухаммада-паши сражались за каждый дом. По воспоминаниям, турки «дорого продавали свою жизнь, никто не просил пощады, женщины бросались зверски с кинжалами на солдат. Остервенение жителей умножало свирепость войск, ни пол, ни возраст, ни звание не были пощажены; кровь лилась повсюду — закроем завесой зрелище ужасов».

К четырем часам дня крепость была полностью взята. 26 тыс. турок были убиты, остальные взяты в плен. Общие потери русских составляли 4582 человека.

«Наши солдаты пиками и штыками атаковали турок, которые были вооружены саблями и кинжалами, — вспоминал французский офицер Ланжерон, волонтер русской армии. — Этот бой продолжался пять часов: турки были изгнаны с крепостных стен, они забаррикадировались на улицах, и каждый дом был осажден. Наконец, в полдень четыреста турок (оставшихся из 30 тыс., защищавших город) сложили оружие, и бой прекратился. Последовавший страшный грабеж закончился лишь на следующий день. Почти во всех колоннах мы потеряли треть убитыми и ранеными, а в одной — две трети. На 23 тыс. участников штурма приходилось от 6 тыс. до 7 тыс. жертв, в том числе погибли три генерал-майора, один бригадир, шесть полковников, более сорока подполковников или майоров и двести-триста младших офицеров.

Потребовалось несколько дней, чтобы убрать трупы, которыми были заполнены рвы, земляные валы, улицы и большие площади. Не могло быть и речи о том, чтобы спасать раненых, почти все были безжалостно добиты. Были пленные, которые при виде этой жуткой бойни умерли от страха».

Если павших русских хоронили по церковному обряду, то погибших воинов Османской империи бросали прямо в Дунай. Пленных турок направляли в город Николаев под конвоем казаков.

Комендантом крепости Суворов назначил Михаила Кутузова — будущего знаменитого полководца и победителя Наполеона.

Кому достался алмазный мундир

«Таким образом совершена победа, — вскоре рапортовал Александр Суворов Григорию Потемкину. — Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков, упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто. Хотя число войска, получающего таинь, полагалось 42 тыс., но по точному исчислению полагать должно 35 тыс. Число убитого неприятеля до 26 тыс.

Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более 1 тыс. человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

В крепости Измаильской найдено 245 пушек, в числе коих девять мортир, да на берегу двадцать, всего 245; большой пороховой погреб и разные снаряды. В трофеи взято 345 знамен, кроме тех, кои в сражениях изорваны, бунчуков семь и санжаков два, лансонов восемь.

Принося вашей светлости с одержанием толь знаменитой победы поздравление и благодарность за поручение мне толь знаменитого подвига, почитаю себе прямым долгом засвидетельствовать твердость и мужество начальников и беспредельное усердие и храбрость всех чинов и ходатайствовать вашего благоволения и покровительства о воздаянии сотрудникам и товарищам моим».

За штурм Измаила Александр Суворов мечтал получить чин генерал-фельдмаршала — высшее воинское звание в сухопутных войсках. Однако шитый алмазами фельдмаршальский мундир получил Потемкин, а Суворова назначили подполковником Преображенского полка.

Гром победы, раздавайся!

После взятия Измаила в Османской империи началась паника. Султан был вынужден согласиться на условия Ясского мирного договора, положившего конец Русско-турецкой войне. Согласно документу, Османская империя отказывалась от претензий на Грузию и обязалась не предпринимать каких-либо враждебных действий против грузинских земель. Россия же закрепила за собой все Северное Причерноморье и усилила свои политические позиции на Кавказе и Балканах.

В 1794 году на землях, полученных в результате Ясского мирного договора, был основан город Одесса.

Штурму Измаила посвящен неофициальный русский гимн «Гром победы, раздавайся!». Автором слов выступал поэт Гавриил Державин. Неофициальный гимн Российской империи начинался следующими строками:

Гром победы, раздавайся!
Веселися, храбрый Росс!
Звучной славой украшайся.
Магомета ты потрёс!

Вскоре после победы над турками Александр Суворов занялся укреплением новой русско-турецкой границы, пролегающей по реке Днестр. По его приказу на левом берегу Днестра в 1792 году был заложен Тирасполь — крупнейший на сегодняшний день город в Приднестровье.

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790)

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием графа Александра Суворова произошло 22 декабря (11 декабря по старому стилю) 1790 года. День воинской славы отмечается 24 декабря, поскольку в существующей редакции федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России» даты исторических событий, происходивших до введения григорианского календаря, получены путем простого прибавления 13 дней к датам по юлианскому календарю. Однако разница в 13 дней между григорианским и юлианским календарями накопилась лишь к XX веку. В XVIII веке разница между юлианским и григорианским календарями составляла 11 суток.

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил — ключевое сражение Русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Не смирившись с поражением в войне 1768-1774 годов, Турция в 1787 году потребовала от России возвращения Крыма и отказа от покровительства Грузии, в августе объявила войну России.

В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией и расширить свои владения в Северном Причерноморье.

Военные действия развивались для России успешно. Турецкие войска потерпели чувствительные поражения, потеряв Очаков и Хотин, были разгромлены при Фокшанах и на реке Рымник. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к турецкой крепости Измаил на Дунае, прикрывавшей стратегическое балканское направление.

Накануне войны крепость была сильно укреплена с помощью французских и немецких инженеров. С запада, севера и востока ее окружал высокий вал протяженностью шесть километров, высотой до восьми метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

В ноябре русская армия численностью в 31 тысячу человек (в том числе 28,5 тысячи человек пехоты и 2,5 тысяч человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Осипа де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.

Главком русской армии генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин направил на руководство осадой генерал-аншефа (на тот момент) Александра Суворова, который прибыл к Измаилу 13 декабря (2 декабря по старому стилю).

Для начала Суворов решил провести основательную подготовку к взятию неприступной твердыни. У близлежащих сел были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

18 декабря (7 декабря по старому стилю) Суворов направил на имя командующего турецкими войсками Айдозли-Мехмет-паши ультиматум с требованием сдать крепость; к официальному письму полководец приложил записку: «Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление о сдаче и воля, первые мои выстрелы уже неволя, штурм — смерть. Чего оставляю вам на рассмотрение».

Отрицательный ответ турок, согласно ряду источников, сопровождался уверениями, что «скорее Дунай остановится в своем течении и небо рушится на землю, чем сдастся Измаил».

Суворов принял решение о немедленном штурме. В течение20 и 21 декабря (9 и 10 декабря по старому стилю) крепость подвергалась ожесточенной бомбардировке из 600 орудий.

Штурм, ставший классикой военного искусства, начался в половине шестого утра 22 декабря (11 декабря по старому стилю).

Суворов планировал затемно сбить противника с вала, а затем максимально использовать светлое время суток, чтобы не прерывать бой на ночь. Свои силы он разделил на три отряда по три штурмовых колоны в каждом. Отряд генерал-поручика Павла Потемкина (7500 человек) атаковал с запада, отряд генерал-поручика Александра Самойлова (12000 человек) — с востока, отряд генерал-майора Осипа де Рибаса (9000 человек) — с юга через Дунай. Кавалерийский резерв (2500 человек) бригадира Федора Вестфалена в четырех группах занял позиции против каждых из крепостных ворот.

На западе колонны генералов Бориса де Ласси и Сергея Львова сходу форсировали вал, открыв ворота для кавалерии. Левее солдатам колонны генерала Федора Мекноба пришлось под огнем связывать попарно штурмовые лестницы, чтобы преодолеть более высокие укрепления. С восточной стороны спешенные казаки полковника Василия Орлова и бригадира Матвея Платова выдержали сильную контратаку турок, от которых досталось и колонне генерала Михаила Кутузова, занявшей бастион у восточных ворот. На юге начавшие штурм чуть позже колонны генерала Николая Арсеньева и бригадира Захара Чепеги под прикрытием речной флотилии замкнули кольцо.

При свете дня бой шел уже внутри крепости. Около полудня колонна де Ласси первой достигла ее центра. Для поддержки пехоты использовались полевые пушки, картечью очищавшие улицы от турок. К часу дня победа была фактически одержана, однако в отдельных местах схватки продолжались. В отчаянной попытке отбить крепость погиб брат крымского хана Каплан-гирей. Айдозли-Мехмет-паша с тысячей янычар два часа удерживал каменный постоялый двор, пока почти всего его люди (и он сам) не были перебиты гренадерами. К 16 часам сопротивление полностью прекратилось.

Турецкий гарнизон потерял убитыми 26 тысяч человек, девять тысяч были пленены, но в течение суток до двух тысяч из них умерли от ран. Победителям достались около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 судна, множество богатой добычи.

Потери русских войск убитыми и ранеными поначалу были оценены в четыре с половиной тысячи человек. По другим данным, только погибших оказалось четыре тысячи, и еще шесть тысяч получили ранения.

Русская победа имела большое значение для дальнейшего хода войны, которая в 1792 году завершилась Ясским миром, закрепившим за Россией Крым и северное Причерноморье от Кубани до Днестра.

Взятию Измаила посвящен гимн «Гром победы, раздавайся!» (музыка — Осип Козловский, слова — Гавриил Державин), считавшийся неофициальным гимном Российской империи.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

«Измаил взят, слава Богу! Победа наша…»

Протоиерей Александр Ильяшенко

Война 1787-1791 гг. была не первая русско-турецкая война. Еще в XVII веке при царе Алексее Михайловиче донские казаки захватили Азов и выдержали длительную осаду, которую вела огромная турецкая армия. Но, поскольку тогда Русь не могла ввязываться в большую войну с Турцией, царь приказал казакам Азов оставить. Это было примерно за полтора столетия до штурма Измаила. В начале XVIII века Прутский поход, предпринятый Петром Великим, окончился полной неудачей, сам император едва не оказался в плену и избег его лишь ценой большого выкупа и территориальных уступок. Но, начиная со второй половины XVIII века, военное счастье стало сопутствовать русской армии.

Турки, потерпевшие ряд поражений от русских войск, чтобы как-то компенсировать неудачи, потребовали очень серьезных уступок от царского правительства, в том числе они требовали право проводить досмотр русских торговых судов, которые проходили мимо их владений. Такие условия Россия, конечно, принять не могла. Не получив никакого ответа на это требование, турки в 1787 году объявили России войну.

К тому моменту сложилась напряженная международная обстановка. Англия, Франция, Польша и несколько других европейских стран планировали оказать помощь Турции, у которой дела складывались неудачно. Потому в конце 1790 года в городе Систове была собрана конференция, где христианская Европа, будем говорить обобщенно, решала вопрос о помощи мусульманской Турции против православной России. Если бы этот союз сложился, то Россия оказалась бы одновременно в изоляции и перед сильной коалицией, что поставило бы Россию в очень трудное положение.

«Извольте поспешить туда для принятия всех частей в Вашу команду…»

Измаил представлял собой огромную крепость, построенную по последнему слову тогдашней военной науки лучшими французскими и прусскими инженерами. В крепости размещался огромный гарнизон, по разным оценкам от 30 до 40 тысяч человек, а также от 200 до 300 орудий. Кроме того, турецкие воины получили приказ султана, который требовал стоять до последнего и обещался казнить всех, кто останется в живых при штурме Измаила, если тот будет взят. То есть турки понимали, насколько важна эта крепость и как необходимо, в том числе в их жизненных интересах, ее удержать.

Штурм Измаила. Гравюра С. П. Шифляра

Русские войска, численность которых была несколько меньше, чем численность гарнизона крепости, ранее пытались провести несколько штурмов, но они кончились неудачей. В итоге был собран военный совет, и русские генералы решили отступить от Измаила. Конечно, они понимали исключительное значение этой крепости для хода всей войны. Но они понимали также, что начиналась зима, пусть не такая суровая, как в центральной России, но с дождями, сыростью, всевозможными заболеваниями и иными трудностями, связанными в первую очередь со снабжением огромной армии, – это и продовольствие для солдат, фураж для лошадей, боеприпасы.

Снабжение армии – это огромная проблема, которая всегда стоит необыкновенно остро, а в зимнюю пору особенно. Командование армии сознавало, что турки будут биться насмерть. Поэтому, видя бесперспективность осады, и для того, чтобы уберечь своих солдат от неоправданных потерь, вызванных боевыми действиями и непогодой, генералы решили снять осаду и увести армию на зимние квартиры.

Решение вполне разумное, вызванное неблагоприятными обстоятельствами, но сложившееся международное положение делало его неприемлемым. Поэтому, вопреки здравому смыслу, Светлейший князь Потемкин, который понимал, кто такой Суворов, понимал его исключительный уровень как великого полководца, способного совершить невозможное, направил его возглавить осадную армию, подчинил ему всех генералов, отозвав бывшего командующего генерала Гудовича.

25 ноября князь Потемкин направил Суворову ордер, в котором говорилось: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда, и сторона города к воде очищена; остается предпринять с помощью Божией на овладение города. Для сего, Ваше Сиятельство, извольте поспешить туда для принятия всех частей в Вашу команду, взяв на судах своих сколько можете поместить пехоты… Прибыв на место, осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею… Сын принца Де Линя инженер, употребите его по способности. Боже подай Вам свою помощь! Уведомляйте меня почасту. Генерал-майору и кавалеру де Рибасу я приказал к Вам относиться».

Смотрите, какой благородный язык XVIII века! С каким уважением Светлейший князь Потемкин – второе лицо в государстве после императрицы, относится к Суворову, высоко оценивая его дарование!

К ордеру приложено было личное послание:

«Измаил остается гнездом неприятеля. И хотя сообщение прервано чрез флотилию, но все он вяжет руки для предприятий дальних. Моя надежда на Бога и на вашу храбрость. Поспеши, мой милостивый друг! По моему ордеру к тебе присутствие там личное твое соединит все части. Много тамо равночинных генералов, а из того выходит всегда некоторый род сейма нерешительного. Рибас будет Вам во всем на помогу и по предприимчивости, и усердию; будешь доволен и Кутузовым. Огляди все и распоряди, и, помоляся Богу, предпринимайте. Есть слабые места, лишь бы дружно шли. Князю Голицыну дай наставление. Когда Бог поможет, пойдем выше». Смотрите, Потемкин уже тогда заметил и выделил Михаила Илларионовича. И дальше: «помоляся Богу, предпринимайте… когда Бог поможет».

Эти слова – пример того, сколь глубоко верующими были в то время первые люди государства, как они по-настоящему уповали на помощь Божию и с каким непритворным уважением относились друг к другу.

Как Суворов готовил войска

Прибытие Суворова необыкновенно подняло дух армии. А позитивный, боевой настрой – одно из важнейших условий успешного ведения военных действий, его трудно переоценить.

По прибытии Суворов тут же на значительном отдалении, чтобы из крепости не было видно, построил макеты стен и ров, окружающие город, учил солдат залезать на эти высокие стены, предварительно забросав ров связками хвороста, фашинами – их легко нести и при этом они достаточно прочные, чтобы выдержать вес огромного количества людей.

В течение недели Суворов интенсивно обучал войска, чтобы они понимали, как надо поступать в этих труднейших условиях. Он сам объездил крепость, с минимального расстояния, чуть ли не на расстоянии оружейного выстрела, рассматривая сильные и слабые места крепости. То есть он сам воочию представлял, каково будет солдатам идти на эти укрепления под огнем противника. Далее он усилил огонь осадной артиллерии, чтобы подавить артиллерию противника. Нужно было вывести ее из строя, прежде чем бросать войска на штурм. Иначе турецкая артиллерия смела бы картечным огнем все наступающие колонны, идущие плотным строем. На малом расстоянии картечь – губительнее пулемета…

А.В. Суворов. Художник Й. Крейцингер

Одна стена крепости, обращенная к Дунаю, очищенному от турецкого флота, и ранее им защищаемая, была несколько слабее других. Приступ был запланирован и с этой стороны, что имело очень большое значение. То есть Суворов мастерски подготовил все условия для успешного штурма.

Никакая коалиция уже не могла изменить ход событий

Когда Суворов прибыл под Измаил, он написал легендарное письмо. Оно звучит так: «Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войском сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы – уже неволя, штурм – смерть. Чего оставляю вам на разсмотрение». Подлинник этого текста хранится в Центральном военно-историческом архиве, но он перечеркнут. Очевидно, Суворов его продиктовал, а потом все-таки счел, что он слишком резок и надо говорить более смягченно, дипломатичным языком. Написал более умеренный текст, но того же содержания:

«ИЗМАИЛЬСКИМ ВЛАСТЯМ

от Генерал-Аншефа и кавалера Графа Суворова-Рымникского

Превосходительному Господину Сераскиру Мегамету-паше Айдозле, командующему в Измаиле; почтенным Султанам и прочим пашам и всем чиновникам.

Приступая к осаде и штурму Измаила российскими войсками, в знатном числе состоящими, но соблюдая долг человечества, дабы отвратить кровопролитие и жестокость, при том бываемую, даю знать чрез сие Вашему Превосходительству и почтенным Султанам! И требую отдачи города без сопротивления. Тут будут показаны всевозможные способы к выгодам вашим и всех жителей! О чем и ожидаю от сего чрез двадцать четыре часа решительного от вас уведомления к воспринятию мне действий.

В противном же случае трудно будет пособить человечеству, когда не могут быть пощажены не только никто, но и самые женщины и невинные младенцы от раздраженного воинства; и за то никто как Вы и все чиновники пред Богом ответ дать должны.

Декабря 7-го дня 1790 года».

В ответ турки запросили десятидневного срока на размышление. Но было очевидно, что они просто тянут время в надежде, что подойдут подкрепления. Суворов проявил снисхождение и ответил, что, вопреки своему обычаю, дает им еще 24 часа.

И вот глубокой декабрьской ночью, в 3 часа, русские колоннами начали движение к намеченным местам. Все было очень четко продумано, командиры знали, куда идти, действовали четко по плану. Очень интересно, что в русской армии уже тогда в качестве сигналов применялись осветительные ракеты. Чтобы турки не поняли, что ракеты указывают начало штурма или что-то другое, их запускали каждую ночь по несколько штук без системы. Уже к 8 часам утра русские войска поднялись на стены, и дальше борьба шла на территории города.

«Штурм Измаила», фрагмент диорамы

Суворов, когда перешли уже на улицы города, приказал ввести батареи легких орудий, чтобы они картечью расчищали улицы от оборонявшихся турок. К полудню город был полностью взят, турки сопротивлялись отчаянно, сам комендант Измаила Айдозле-Мехмет-паша, очень мужественный воин, погиб в этой схватке.

Штурм был произведен столь энергично и столь стремительно, что отчаянное сопротивление турок было сломлено. Турецкие потери были огромными, они сражались до последнего.

О взятии Измаила Суворов отправил Потемкину донесение:

«Светлейший Князь Милостивый Государь!

Стены измаильские и народ пали пред стопами престола Ея Императорскаго Величества. Штурм был продолжителен и многокровопролитен. Измаил взят, слава Богу! Победа наша… Вашу Светлость честь имею поздравить.

Генерал Граф Александр Суворов-Рымникский

11 декабря 1790 года. Измаил».

Когда в Систов пришло ошеломительное известие о взятии этой неприступной крепости, то конференция, которая там собралась, просто потеряла смысл, так как Турция потерпела решительное поражение и была не в состоянии продолжать войну. Никакая коалиция уже не могла изменить ход событий. Взятие крепости позволило России избежать изоляции и вести войну сразу с несколькими могущественными государствами.

Потому победа под Измаилом была действительно категорически необходима России, она решила массу и военных, и дипломатических, и политических проблем. Великие люди XVIII века обладали способностью очень широко, глобально смотреть на проблемы и находить неожиданные и эффективные решения…

Крепость Измаил

Описание

, , .

Существует много легенд и преданий, относящихся к истории возникновения Измаила. По данным древнерусских и древнегреческих письменных памятников и археологических источников, на берегу Дуная проживало много различных племен и народов.

В 1979 году были произведены раскопки самого древнего памятника археологии, обнаруженного на окраине Измаила в районе поселка Матроска. Ученые-археологи предполагают, что поселение принадлежало земледельцам так называемой гумельницкой культуры. А, как известно, племена гумельницкой культуры обитали в VI тысячелетии до н.э. на берегах Дуная, озёр Катлабух и Ялпух.

При раскопках в районе Кривого озера (на восточной оконечности города) были обнаружены керамические изделия, посуда, амфоры, на которых сохранились клейма и надписи на древнегреческом языке. Результаты археологических раскопок и изучение древнегреческих письменных памятников позволили ученым выдвинуть гипотезу об основании древними греками на этом месте фактории — торгового поселения, которое назвали Антифила, что в переводе означает «нелюбимый». Такое название поселение получило из-за частых опустошительных набегов местных кочевых племен.

Во II веке н.э. на берегу Дуная появились римляне. У самого устья реки Репиды (в переводе — Быстрая) — притока Дуная — они выстроили крепость, которую назвали Сморнис. О том, что здесь стояли римские легионеры, свидетельтвуют следы их поселений, обнаруженные на территории между судоремонтным заводом и селом Матроска: римские монеты, обломки амфор и т.д.

Заметные следы своего пребывания оставили на берегах рек и озер Северного Причерноморья земледельцы черняховской культуры (III — IV в.в. н.э.). По утверждению римского географа Кастория восточные славяне обосновались в этих краях в IV веке н.э. На составленной им карте славянских поселений значится торжище Сморнис. Однако другими источниками не подтверждается столь раннее поселение славян на побережье нижнего Дуная.

К наиболее ценным из имеющихся ранних письменных памятников, свидетельствующих о славянах, обитавших на территории южной части Днестро-Дунайского междуречья, ученые относят древнерусские летописи, в которых говорится о месте обитания славянских племен тиверцев и угличей (угличами назывались славянские племена, жившие в «углу» земли русской, между Дунаем и Прутом).

В конце IX — начале X веков сложилось сильное славянское государство — Киевская Русь. На месте развалин римской крепости Сморнис выросло новое славянское городище Смил. Вскоре Смил превратился в важный торговый и культурный центр на Дунае и вошел в состав Галицко-Волынского княжества, которое поддерживало тесную экономическую связь с Киевом. В середине XIII века эту местность захватили золотоордынцы. Только дым, земля и пепел, как повествует летописец, остались на месте древнего славянского города Смил. Спустя почти столетие после освобождения из-под власти Золотой Орды из руин Смила выросло новое городище Синил, вошедшее в конце XIV века в состав Молдавского княжества.

В 1538 году городищем овладели турецкие войска. Разграбив и опустошив городище, османы решили навеки здесь укрепиться. Они не только преследовали местных жителей, угоняли их в рабство, но и стремились уничтожить самобытную культуру, все то, что было создано многими поколениями. Синил, по свидетельству турецкого путешественника-географа Эвлия Челеби, переименовали в Ишмасль (в переводе с турецкого — «услышь бог»).

Частые бунты населения Буджака (в переводе с турецкого — «угол») в борьбе с османской Портой поддерживались казаками Запорожской Сечи. В 1594-1595 годах запорожские казаки под предводительством Григория Лободы и Северина Наливайко штурмом овладели Ишмаслем. Султанские правители вынуждены были укрепить оборонную мощь Ишмасля. Они не только соорудили новую мощную крепость, но и дали ей новое название — Измаил. Существуют несколько версий происхождения названия:

— в 1484 году (по Эвлия Челеби) капудан султана Баезида II хан Измаил завоевал город, названый в его честь Измаилом;

— В 1538 году турки захватили Синил. Султан Сулейман I Кануни (Законодатель) назвал его именем своего сына – Исмаил (Ишмасль – «услышь Аллаха»);

— Одна из турецких хроник (Мустафа Селаники «История») упоминает о смерти в ноябре 1590 года Мехмед-аги, который построил «…крепость на берегу Дуная, на месте переправы Измаил…».

Измаил как крепость упоминается в переписи от июля 1592 года. По этой переписи Измаил — небольшая укрепленная крепость, имела военный гарнизон, 36 охранников и 53 конных всадника. За пределами крепости — 10 христианских районов. Известно, что данная крепость была выстроена Мехмедом Агой, однако долго она не просуществовала. К 1636-1637 гг. относится строительство оборонительного вала с северной стороны города.Строительство новой крепости Измаил было начато в 1781 г. и продолжалось до 1790 г. Эта крепость, которую штурмовал А.В. Суворов в 1790 г., была земляной бастионного типа, имела земляной вал и ров, в юго-западном углу — каменный редут Табия.

Сохранив старую часть крепости — цитадель и бастион Табия, приглашенные из Европы специалисты-фортификаторы окружили их новыми мощными каменными стенами, высота которых достигала 10 метров. Крепость имела укрепленные капониры, глубокие рвы, наполненные водой, 265 орудий, а также тридцатитысячный, хорошо вооруженный гарнизон янычар.

Долгое время сооружение служило защитой и опорой Турецкой империи на северных границах. При строительстве крепости использовались самые прочные материалы и лучшие умы инженерии 18 века. Возведение фортификации курировали немецкие и французские архитекторы. Примечательно, что вплоть до 1791 года Измаильская крепость была самым мощным защитным сооружением всей Европы. Площадь цитадели составляла 170 гектаров, а протяженность – 12 км. Крепость была преимущественно земляной, с кирпичными подпорными стенками и тремя каменными бастионами со стороны Дуная.

В работе Л.И.Черой «Измаильские крепости: этапы строительства» отмечается: «…Крепость была прямоугольной. Линия укреплений (ретраншемент) пролегала вдоль северной околицы города, а также пересекала город по меридиану в восточной его части, проходя по лощине… С востока примыкала неукреплённая часть поселения (форштадт). Ретраншемент включал ров шириной 8 метров и глубиной 6 метров, вал высотой 6 метров…Крепость была укреплена 4 батареями. В юго-западном направлении от города, напротив мыса, образованного рекой и затоном, в воде находилась круглая в плане батарея. На берегу Дуная в средней части города – более современные по форме сооружения бастион и «бастея». Они образовывали прямоугольную цитадель с каменными стенами вокруг бывшего турецкого гостиного двора с мечетью. Три бастиона размещались на углах прямоугольника, а «бастея» находилась между бастионами, стоявшими на берегу реки. Рядом с цитаделью действовала верфь, на которой строились военные суда. Северная и восточная линии укреплений были укреплены редутами. На валах редутов находились наполненные землёй плетёные цилиндры – туры…».

С появлением артиллерии башни стали сооружаться такой же высоты, что и стены, но большей площади и с большим выступом вперёд. Артиллерия, установленная на таких башнях (ронделях), позволяла вести огонь по неприятелю даже тогда, когда он подходил вплотную к стене. В ронделях устраивали помещения для орудий – казематы, позволявшие простреливать дно рва.

Дальнейшим развитием рондели стал бастион, имевший в плане не круглую, а пятиугольную форму. Это позволило ещё более сократить непростреливаемые пространства у основания стены. Бастионы возводились на углах крепостной ограды, между бастионами ограда обычно имела прямолинейное очертание и называлась куртиной. Стороны бастиона, обращённые к противнику и образовавшие исходящий угол, именовались фасами, а стороны, примыкавшие к куртине, — фланками. Бастионы состояли из земляных валов, покрытых сверху камнем. Орудия крепостной артиллерии устанавливались на открытых площадках, на фланках и фасах крепостного вала. Два смежных полубастиона с куртиной между ними образовывали бастионный фронт. Несколько бастионных фронтов составляли непрерывную сомкнутую крепостную ограду бастионного начертания.

Снова работа Л.И.Черой «Измаильские крепости: этапы строительства»: «…дальнейшее усовершенствование крепости произведено русскими войсками (крепость была занята русскими войсками во время русско-турецкой войны 1768 – 1774 годов). Двое ворот были ликвидированы. Построены квадратные в плане редуты и шестиугольная батарея. Она и три квадратных редута были оборудованы на северном фасе крепости…Юго-западный редут из круглого был преобразован в прямоугольный. Вследствие снижения уровня воды в реке редут соединялся с сушей…, а с поднятием уровня воды становился островным…».

Крепость окружал вал высотой 6-8 метров с земляными и каменными бастионами и ров шириной 12 метров и глубиной 6-10 метров. Средняя разница в высоте между основанием рва и вершиной вала составляла около 12-18 метров, что соответствует современному 5-7 этажному дому. Дунайская вода частично заполняла ров и «местами вода была до плеч и выше». На оборонительных сооружениях крепости, обращённых к Дунаю, находилось 85 пушек и 15 мортир. Вместе с местным населением в крепости было около 35 тысяч человек. Запаса продовольствия в крепости было рассчитано на полтора месяца. По конфигурации крепость напоминала равнобедренный треугольник со сторонами: южная (вдоль Дуная – около 1300 метров), западная – до 1400 метров, северо-восточная (сложной конфигурации) – около 2700 метров. Общая протяженность крепостных укреплений составляла более 6 километров. Крепость состояла из 11 бастионов и имела статус армейской крепости — «орду-калеси (крепость сбора войск)».

Именно с этой крепостью связана одна из славных страниц в истории русского оружия. 11 декабря 1790 года в ходе русско-турецкой войны 1787-91 гг. крепость была взята штурмом русскими войсками под предводительством одного из величайших полководцев — генерал-аншефа А.В.Суворова.

Во время подготовки к штурму, инженеры и лазутчики провели тщательную разведку крепости. Все, что удалось узнать, нанесли на схемы: расположение пушек, погребов с порохом, проходов и укрытий, а организацию службы и обороны доложили в штаб словесно. Из обобщенных данных голландский инженер на службе в России Де-Волан вычертил карту-схему всей крепости Измаил. Важнейшими огневыми точками обороны крепости были каменная башня «Табия» (возле Бросских ворот с двумя этажами пушек); земельная насыпь (кавальер) и 22 пушки на ней — в центре новой крепости (в районе Килийских ворот); одетый камнем северный бастион — в самом дальнем от Дуная углу крепости и 34 пушки на нем. Не остались без внимания каменные здания внутри крепости, обширные каменные погреба (склады) можно использовать как бомбоубежища. Разведка доложила, что ночью ходит дозор вокруг крепости — от бастиона к бастиону! Сверх этого ночью осматривают верховые — султаны и янычары.

(источник фото)

О месте расположения оборонительных сооружений крепости мы сейчас можем только догадываться, опираясь на сохранившиеся документы. Большая часть земляных укреплений была срыта русскими войсками на протяжении 1791-1792гг. по пожеланию генерал-аншефа Н.Репина. В ордере от 11февраля 1791 года, направленному коменданту крепости Измаил М.И.Кутузову читаем: ”Нельзя ли уже и теперь чрез обывателей раскапывать вал и заравнивать ров в Измаиле, понеже укрепления того места почти все земляные, без каменной одежды.”

Поставленная задача была выполнена, и большинство фортификационных сооружений были утеряны для изучения последующими поколениями. Только из документов того времени мы можем узнать о существовании «Новой крепости», «Кавальера», «Табии». Последняя просуществовала до 1856 года. Территория крепости условно разделялась на «Старую крепость», «Новую крепость», «Цитадель».

Цитадель. Размещалась цитадель на самом северном кургане, под условным названием «крепостной». От остальных этот курган отделялся долиной реки Малая Репида (сейчас пересохла). Первой крепостью на этом кургане был форт Иш-масль. Он еще тогда стоял поперек дороги на Кагул, откуда мог появиться враг. Этот старый форт, который раньше использовали для охраны купеческих караванов, модернизировали по последним требованиям фортификации и построили здесь главный бастион обороны. Здесь сосредоточились основные военные склады и пороховые погреба. Во внутренней территории форта сосредоточились все службы управления крепостью. Цитадель имела всего одни ворота — Бендерские. По преданию, отсюда шел подземный ход в Лощиновку для доставки конными повозками воды и продовольствия. Воинские склады после модернизации исправно служили до 2005 года. Их горожане помнят как «склады Айзмана». Шоссейная дорога от бензозаправки с высоты 35 метров над уровнем моря резко скатывается вниз, в долину бывшей реки Броаскэ. Теперь там село Броска. Возможно, это село — потомок исторических селений Смил, Синил.

Старая крепость. Это часть крепости расположена на соседнем кургане после цитадели (вдоль дороги от Цитадели до Дуная). На этом кургане тогда размещался торговый город «У форта» или «Форт-штадт». От цитадели город отделяет также долина реки Малая Репида. Для въезда и выезда город на то время имел двое ворот — со стороны дороги, в долину реки Броаскэ: Хотинские — в верхней части обрыва после цитадели, и Бросские, внизу, у берега Дуная. На тот период Форт-штадт имел не только широкую торговую сеть лавок, но и изобиловал различными культовыми сооружениями, как-то 8 мечетей с минаретами, синагога, армянская церковь, греческая, старообрядческая и два греческих монастыря. В 1768 году, когда началась война турок с Россией, турки попытались на базе Форт-штадта создать оборону дороги на подступах к Дунаю по пути от Кагула. Однако отступающие из Кагула турецкие войска не воспользовались подготовленным оборонительным участком, а наоборот, ворвались в город и разграбили его. Так что, российские войска П.Румянцева под командованием бригадира Н.Репнина взяли Форт-штадт почти без боя (потери — всего 11 человек). Город Форт-штадт в крепость превратили российские инженеры-фортификаторы, генералы Голенищев-Кутузов и барон фон Унгерн в период с 1770 по 1774 годы. Поэтому, когда в 1790 году стали пристраивать новый участок обороны тыла крепости, то укрепления на монастырском кургане получили название Старая крепость.

Новая крепость. Для охраны тыла создаваемой крепости Измаил потребовалось создать дополнительные укрепления. Эти укрепления в виде трех бастионов и одного редута расположили ориентировочно по линии улицы Белгород-Днестровской — от Бендерских ворот до Дуная. С запада границу этого участка, у подножья кургана с условным названием Кавалер, омывала речка Безымянная. Вот этот курган после установки и оборудования новыми укреплениями, и назвали Новая крепость.

(источник фото)

Помещение десанта. Оборона крепости предусматривала возможность проведения внешней разведки, выпуск диверсионных и десантных групп. Для секретности и скрытности проведения таких операций, бастионы имели специальные помещения для десанта и тайные подземные выходы за пределы крепости. Этим занималось командование крепости, а командиры бастионов, имея свою обслугу, осуществляли охрану секретных подземных ходов и обеспечивали проведение диверсионных операций, а в случае необходимости поддерживали их карабинерами или пушками.

Как правило, из помещения для десанта в крепостной ров или в долину реки, в овраг, строили подземный ход. Вход и выход прочно закрывались, а наружные выходы еще и хорошо маскировались. А так как бастионы были по всему периметру, то диверсантов могли выпускать в любую сторону.

Принцип устройства оборонительного крепостного узла «Табия». От угловой соединительной пятиугольной башни до самой воды турки построили специальный редут — выступ крепостной стены навстречу противнику. Считался наиболее мощным узлом обороны. Назывался он «Табия», по турецки означает «Форт». В те годы еще не было фотографии, поэтому для отчетов государю при войсках была специальная группа документалистов, которая наблюдала за штурмом со стороны и все увиденное фиксировала на бумаге словами и художественными зарисовками. По этим записям и эскизам художники-баталисты Данилевский и Сибирский из изостудии Грекова создали в Измаиле полотно и предметный план «Диорама», где отобразили момент штурма узла обороны «Табия». Сейчас это часть экспозиции музея А.В Суворова — диорама «Штурм крепости Измаил».

Составные части оборонительного крепостного узла «Табия».

Если основной северо-западный оборонительный узел крепости имел три главных огневых позиции (бастион для бастиона, в отличие от полубастиона, характерно пять стен, каменная артиллерийская батарея у подножья и верхний фронт полубастиона, который стоял ниже бастиона), то оборонительный узел «Табия» имел уже 6 главных огневых позиций, то есть в два раза больше.

И у северного, и у южного оборонительных узлов огневые позиции распологались так, что образовывали форму раскрытых клещей, куда обязательно должны были втянуться наступающие и попасть под яростный артиллерийский обстрел с трех сторон. Через такую огневую завесу прорваться можно было только в одиночку. Но впереди был еще и ров, вал и стены! Прав был Суворов — такую оборону преодолеть невозможно.

В состав узла «Табия» входили: нижний фронт юго-западного полубастиона (две выступающие стены) с пушками. К этому фронту полубастиона примыкали «Бросские» («Царьградские») ворота крепости с подъемным мостом и усиленным узлом охраны. От ворот дальше к Дунаю располагался крепостной вал-куртина (вал между бастионами) с мощной артиллерией.

Картину завершала пятиугольная башня редута для карабинеров. Эта пятиугольная башня должна была стать угловой, чтобы соединять концы крепостных стен — юго-западной и южной вдоль обрыва к Дунаю, то есть, левой и нижней сторон крепости. Но нижнюю стену вдоль дуная построить не успели, поэтому заменили пушками.

Таким образом, пятиугольная башня представляла собой угловую конечную точку крепостных стен — западной и южной (вдоль дуная). Против этой башни распологался устьевой затон реки Броаскэ, в которой всегда стоял турецкий корабль с пушками. Этот корабль и нижний фронт полубастиона образовывали концы огневых «клещей» обороны что напоминало пасть крокодила или клешни краба.

В западном углу «Новой крепости» высилась каменная башня – «кавалер» — фортификационное сооружение (башня) внутри главного бастиона для обстрела местностей, скрытых от основного огня; внизу помещались казематы, в которых хранились боевые припасы. Не взяв «кавалера», овладеть крепостью было невозможно. Высота вала у «кавалера» достигала 14 метров, на бастионе было установлено 22 орудия. Первое упоминание о нем находим в рапорте А. В. Суворова, где отмечается, что команда “ее императорского величества флигель-адъютанта Зубова, отряжена атаковать кавальер; храбрый полковник, невзирая на безмерную крутизну оного, на жарчайший огонь неприятеля и его упорство, мужественно атаковал и, дав пример твердости другим, влез на вал, опрокинул неприятеля на штыках и овладел кавальером… командуя порученною ему частию войск, в предмете имея занять кавальер и вал крепостной до Килийских ворот, с такою храбростию и расторопностию исполнил… овладел оным кавальером и батареею.”

Таким образом, можно сделать вывод, что кавальер отличался безмерной крутизной. Читаем далее рапорт: ”Генерал-майор Арсеньев рекомендует премьер-майора Шаховского, который, презирая всякое неприятелей сопротивление, занимал мужественным образом нижнюю батарею, лез в амбразуру… однако ж команда его Херсонского полку взошла на кавальер, а в то время и секунд-майор Войков стремительно с другой, купно с капитаном Посниковым и подпоручиком Ефимовичем, на тот же кавальер входя через амбразуры…” Как видим атаковали кавальер с двух сторон. И в нем имелись амбразуры для орудий.

Косвенное подтверждение тому, что кавальер мог находиться с восточной стороны можно увидеть в акварелях русского живописца Михаила Иванова, который во время штурма был при штабе Г. Потемкина. В его зарисовках с натуры изображен момент штурма крепости с востока, высокий крутой берег Дуная, минареты.

(источник фото)

В 1995 году кандидат архитектуры Б. Колосок, работая над составлением проекта зон охраны территории крепости также указывает в “Пояснительной записке “: ”… кавальер находился в юго-восточном углу крепости…и составлял загиб восточного фронта со стороны реки.”

Как уже говорилось ранее, “кавальер” через некоторое время после штурма был срыт русскими войсками. Но если мы рассмотрим современную топографическую карту Измаила, то увидим, что “взобраться на безмерную крутизну оного” можно только в районе бастиона с остатками “Памятника Героям”. И центр “кавальера” был скорее всего в 100-130 метрах восточнее этого памятника.

В 1791 году был заключен мирный договор в Яссах, согласно которому Россия получила земли, лежащие между Бугом и Днестром. Однако Бессарабия и Измаил по-прежнему оставались под властью султана. Екатерининские дипломаты не сумели воспользоваться плодами блестящей победы русского оружия. И только спустя 19 лет население Придунайского края освободилось из-под ига султанской Турции. Этому предшествовала русско-турецкая война 1806-1812 годов и еще один, последний штурм крепости Измаил, который завершился 14 сентября 1809 года. Осуществили его русские войска под командованием генерала А.П.Засса.

Русские войска были готовы взорвать укрепления и бастионы измаильской крепости еще перед началом Отечественной войны 1812 года. Взамен разрушенного Измаила Россия должна была получить право стоянки русских кораблей у турецких берегов.

«…крепости Измаил и Килия, расположенные на территории, отошедшей к Российскому императорскому двору, подлежат разрушению. В этих местах не разрешается возводить укрепления. К разрушению крепостей будет приступлено сразу же после обмена ратификационными грамотами. Разрушение будет продолжено и доведено до конца», — говорилось в проекте секретной статьи Бухарестского мирного договора, которым предполагалось завершить русско-турецкую войну 1806-1812 годов. Россия шла на подписание мирного договора с такими уступками только ввиду неизбежности войны с Францией и невозможностью вести две полномасштабные военные кампании. Но Османская империя 28 (16) мая 1812 года подписала Бухарестский мирный договор без секретной статьи.

Известно, что русская сторона была готова пойти на «военную хитрость», чтобы в любом случае сохранить крепость Измаил. Главнокомандующий Дунайской армией М.И. Кутузов перед подписанием договора докладывал в Санкт-Петербург о положениях секретной статьи: «К срытию Измаила никакого срока не полагается. Следовательно достаточно будет испортить один какой-нибудь бастион».

Крымская война, длившаяся с 1853 по 1856 год, закончилась Парижским мирным договором, который подписали Россия, Турция, Англия, Австрия, Франция и другие европейские государства. Черное море было объявлено открытым для всех судов всех наций. Южная Бессарабия, а вместе с ней и Измаил отошли к Молдавскому княжеству, находившемуся под протекторатом Турции. Бастионы и стены крепости согласно договору были взорваны.

Окончательно крепость Измаил уничтожил другой международный договор – Берлинский трактат, подписанный спустя 66 лет, 1 (13) июля 1878 года. Именно тогда в истории Измаила как действующего фортификационного объекта была поставлена окончательная точка: «…крепости и укрепления по течению реки (Дуная) от Железных Ворот до ее устьев должны быть срыты и что новых возводимо не будет».

В конце XIX века впоследствии развития дальнобойной артиллерии бывшая крепость окончательно потеряла своё оборонительное значение.

21 мая 1990 года территории бывшей крепости Измаил присвоен статус памятника истории и археологии. Ныне территория бывшей крепости Измаил в большей своей части подконтрольна Измаильскому мемориальному парку-музею «Крепость», задачей которого является сохранение и возрождение крепости Измаил как объекта культурного наследия Украины. На территории исторического комплекса хранятся фрагменты земляных валов, а также масштабного оборонительного рва, его глубина составляет 11 метров. Следы бастиона видны и сегодня.

(источник фото)

Ещё в 1902 году М.Галкин в книге «Измаил и его памятники» отметил: «…Не любит русский человек беречь памятники своего славного прошлого и как-то равнодушно относится к тщательному сбережению их…».

В настоящее время на местности хорошо сохранились остатки оборонительного рва и крепостного вала на участке от западной окраины Измаила по улице Фанагорийской, далее на север до северо-западного бастиона (самого высокого), далее на восток через два бастиона до бастиона у газовой АЗС. Примерно определено месторасположение Хотинских и Бендерских ворот крепости. Напротив туристической гостиницы «Дунай» сохранился оборонительный ров на небольшом участке. Предположительно, здесь находилось оборонительное сооружение под названием «кавалер».На западной окраине Измаила по улице Фанагорийская разница в высоте между основанием оборонительного рва и крепостного вала достигает 9 метров. Около северо-западного бастиона крепости разница в высоте между основанием рва и вершиной вала достигает 9-10 метров. Далее на восток, до бастиона у газовой АЗС, разница в высоте между основанием рва и вершиной вала колеблется в пределах от 5-6 метров до 9-10 метров. Лучшие места для обзора остатков крепостных сооружений – северо-западный бастион и холмы на месте расположения Бендерских ворот.И по сей день на территории крепости можно найти кирпичи от оборонительных сооружений с маркировками Измаильского кирпичного завода 1844 — 1852 годов изготовления. Пользуясь слабым контролем по охране исторической зоны, активно ведут свои поиски «чёрные археологи». Любой желающий может при небольших усилиях найти старинные монеты, курительные трубки, керамику, ядра и другие исторические ценности».

Решением Измаильского городского исполнительного комитета № 724 от 19 декабря 1946 года территория крепости объявлена заповедной зоной, на территории которой запрещалось любое строительство. Впоследствии это решение неоднократно нарушалось самими властями – построены учебные заведения, многоэтажные жилые дома, частный сектор с гаражами и подвалами, судоремонтный завод.

Тех, кто пожелает посетить территорию крепости, встречают современные ворота (со стороны старинных восточных (Килийских) ворот), которые одновременно являются въездом в Свято-Николаевский мужской монастырь.

Взятие Измаила

Россия воевала с Турцией. Заключение мира было невозможно без взятия Измаила, который представлял из себя непреступную крепость, построенную французскими военными инженерами. Стены крепости были 25-ти метровой высоты, а по форме она напоминала треугольник, длина которого была 6,5 километров.

Измаил окружали метровый ров и река, а так же земляной вал, высота которого достигала 10-ти метров. Гарнизон крепости насчитывал 35-ть тысяч опытных турецких воинов. Как мы видим, крепость Измаил была поистине непреступной.

Штурм крепости Измаил был доверен Александру Васильевичу Суворову. Осмотрев крепость издалека, он приказал построить её точную деревянную копию на безопасном расстоянии. Русская армия несколько дней тренировалась брать «игрушечный Измаил». Перед настоящим штурмом, коменданту крепости был направлен ультиматум, с предложением сдаться. На что турки ответили: «скорее небо упадет на землю, чем сдастся Измаил».

11 декабря 1790 года начался штурм Измаила. Русские войска атаковали крепость. Один из главных ударов по защитникам крепости нанес Михаил Илларионович Кутузов. При штурме он командовал шестой колонной на левом фланге атаки. Его колонна вела ожесточенный бой и никак не могла занять нужных позиций. Суворов, осознавая тяжесть положения, прислал Кутузову офицера с приказом о назначении его комендантом крепости. Воодушевленный Кутузов лично повел солдат на штурм. Сопротивление турок было отчаянным, но неорганизованным. В 16 часок, Измаил был полностью в руках русских войск.

Позже Кутузов спросил у Суворова: Почему Вы назначили меня комендантом, когда успех был еще сомнителен?» Александр Васильевич ответил: «Суворов знает Кутузова, а Кутузов знает Суворова. Если бы мы не взяли Измаил, то мы бы оба умерли под его стенами».