Я откуда знаю?

Почему аист приносит детей? Об истоках поверья

Вы никогда не задумывались, откуда взялось поверье о том, что аист – птица непростая, и она приносит детей?

Конечно, самое логичное объяснение для данного суеверия тот простой факт, что родителям и в прошлые века не слишком хотелось посвящать своих малолетних чад в нюансы интимной жизни. Однако, почему почетную миссию доставлять малышей поручили именно аистам, а не журавлям, например?

Стоит сказать, аист стал всемирным символом прибавления в семье сравнительно недавно: в XIX веке, а виноват во всем Ханс наш Кристиан Андерсен. Он написал сказку «Аисты», в которой на радость родителям, думающим как увильнуть от неудобного вопроса: «Папа, мама, как я на свет появился?», рассказал о том, что именно эти птицы доставляют детишек.

Сказочка, между тем, суровая, что, впрочем, людей, знакомых с творчеством датского писателя не по мультикам Диснея, не должно удивлять: все же помнят, что и Русалочка у Андерсена не выжила и обратилась в пену морскую? Итак, в сказке про «Аистов» семейство птиц проживало на крыше дома и непрерывно подвергалось нападкам местной детворы: те дразнили птенцов и даже пытались забить их камнями.

Когда же птенцы подросли, прошли обучение в отряде маршала аистов (в сказке так и написано), отвечающего за перелет птиц в теплые края, то они вознамерились отомстить наиболее мерзкому мальчишке за плохое повеление. Мамаша аистов сообщила, что по весне они приносят в семьи людей детишек, которые зреют на болотах, и аисты решили доставить в отместку плохому мальчику мертвого братика или сестричку, ибо иногда на болотах дети, ожидающие рождения, засыпают мертвым сном и больше никогда не просыпаются. Собственно, что и было сделано. Конец сказки. Счастливый? Скорее, нет.

Любопытно, что Андерсен придумал эту историю не с потолка, а позаимствовал суеверие из немецкого фольклора, ведь в Германии люди за много сотен лет до публикации жуткой сказочки начали связывать прилет аистов с появлением потомства. Дело в том, что эти птицы не особенно боятся людей и зачастую гнездятся на крышах домов.

Не менее любопытен и график их миграции. Осенью аисты покидают Германию, а возвращаются они обратно примерно через семь-восемь месяцев: в конце марта-начале апреля. При этом свадьбы в Европы традиционно играли в летние месяцы: начиная с 21 июня – дня Солнцестояния, который здесь и сегодня считается первым днем лета, и до конца августа.

Несложно подсчитать, что первый ребенок у молодой пары появлялся на свет как раз в марте или апреле, и это отлично совпадало с прилетом в Европу аистов. Вот вам и календарное обоснование символизма! По той же причине, считалось, что, если аисты выберут крышу именно вашего дома для своего гнезда – это хороший знак регулярного прибавления в семействе. Если же в семье рождался больной ребенок, то в Германии существовала присказка: «Его аист уронил за грехи пары».

К слову, в других странах у аистов репутация тоже была завидной. Египтяне, к примеру, верили, будто в тела птиц может вселиться душа умершего человека, и таким образом покойный получит возможность реинкарнации. Связан миф, само собой, опять-таки с миграцией птиц: из Германии они как-раз в Египет и летят.

Скандинавы же из-за привычки аистов строить гнезда на крышах жилых домов сделали их символом преданности и семейных ценностей. К слову, это не совсем соответствует действительности: известно, что аисты не являются полностью моногамными птицами и в течение жизни иногда меняют партнеров. Должно быть, из-за этого в Англии до XIX века их считали символом прелюбодеяния и распутства.

Но, пожалуй, самую интересную интерпретацию для аиста придумали в Польше. Здесь большие птицы стали символом двойственности человеческой натуры, в которой добро сосуществует бок о бок со злом. Поляки верили, что белые перья аисту были даны Богом, а вот черные крылья – Сатаной, поэтому-то прибытие птиц здесь иногда рассматривалось, как знак перемен, которые могли быть, как хорошими, так и плохими.

Понравился материал? Присоединяйтесь к нам на фейсбук

Поделиться с друзьями

Surf

Юлия Малкова — Юлия Малкова — основатель проекта trip-point.ru. В прошлом главный редактор интернет-проекта elle.ru и главный редактор сайта cosmo.ru. Рассказываю о путешествиях для собственного удовольствия и удовольствия читателей. Если вы являетесь представителем отелей, офиса по туризму, но мы не знакомы, со мной можно связаться по емейл: julia.malkova@gmail.com

Откуда я появился?

Страшный вопрос
Большинство родителей пугается, когда ребенок впервые задает вопрос о том, каким образом он появился на свет. Особенно, если дело касается первенца. Их любопытство адресуется родителям (в основном, мамам) как людям, пользующимся наибольшим авторитетом.
Использование отговорок не помогает. Ребенок может отстать на короткое время, но вопрос будет подниматься снова и снова, пока интерес не будет удовлетворен. Так что иногда дети «изводят» взрослых изо дня в день.
Почему они спрашивают?
Примерно в 4 года детям открываются философские аспекты бытия: вопросы жизни и смерти, взаимодействие времени и пространства. Разумеется, формулировки по-детски наивны, поэтому иногда кажутся взрослым примитивными. Например: «А где я была, когда меня не было?» или «Почему бабушка (умершая) больше к нам не приходит?»
Однако эти вопросы не вызывают такого ужаса, как главный: «Откуда я взялся?» Ужас взрослых объясняется тем, что этот вопрос для них самих является не философским, а связан с опытом сексуальной жизни, которая ребенку пока недоступна и непонятна.
Ребенок спрашивает обо всем по причине естественного интереса, и худшее, что вы можете сделать – это стыдить его или как-то еще показывать, что тема неприятна и запретна.
Ложь во спасение или ничего кроме правды?
Возникает искушение рассказать историю об аистах и капусте или специальном магазине, где продаются младенцы. Однако, используя этот ход, взрослые попадают в ловушку. Ребенка это действительно может на некоторое время удовлетворить, однако страшная правда всплывет, и окажется, что мама и папа – обманщики! А ведь сами говорят, что врать нехорошо! Так что единственный выход – говорить правду, если, конечно, не хотите рискнуть доверием и уважением детей.
Тем не менее, правда правде – рознь. Малыш дошкольного возраста совершенно не нуждается в подробностях строения половых органов или детальных объяснениях относительно полового акта, анатомических подробностях развития эмбриона и медицинских аспектах рождения. Тем более что первый вопрос обычно не обязывает вас к чтению лекции. Достаточно дать обобщенный ответ, например, «из маминого живота», и это позволит вам выиграть время на подготовку к следующему раунду.
Правда хороша еще и тем, что, когда спустя время, ребенок придет к вам за дополнительными подробностями, новая информация не вступит в противоречие с полученной ранее.
Не стоит предвосхищать вопросы ребенка – это покажется малышу скучным и вызовет лишь раздражение. Однако чтобы ответить на вопрос сходу, к обсуждению этой темы лучше подготовиться заранее.
Как это сделать?
Мы уже выяснили, что замалчивание и уход от вопросов – не выход. Однако лишь от вас зависит, в какую форму вы облекаете информацию и в каком объеме ее подадите. Это может быть сказка о том, как два человека встретились, полюбили и в результате этих чувств на свет появился малыш, воплощение и отражение мамы и папы. Или дадите краткую справку о том, что все малыши рождаются в больнице. Или расскажете, как ребеночек рос в животе у мамы, но был настолько беспомощным, что даже не мог сам кушать и дышать, а делал это только вместе с мамой через специальный «канатик».
Важно выбрать и время рассказа. Не затягивайте с ответом, ведь, не получив информацию от вас, малыш пойдет искать другой источник. И как знать, что именно услышит. Возможно, именно здесь таится опасность «бульварного» просвещения, когда информация идет от подростков в «извращенном» виде. А потом взрослые удивляются, откуда чадо набралось гадостей.
Так что на прямой вопрос лучше отвечать сразу. В этом случае ребенок убедится в вашей компетентности, и на время ему этого хватит. Дети не акцентируются специально на этой теме, и если вы сможете без смущения ответить, обычно за этим вопросом следует другой, на иную тему.
Основной принцип – давать ровно столько информации, сколько необходимо ребенку. Если ребенок перестал вас внимательно слушать – значит, на этот раз достаточно. И убедитесь, что малыш вас понял. Если после каждого разговора интерес на время угасает – вы все делаете правильно. Если же тема продолжает «мусолиться» с разных сторон – значит, информации не хватает.
Если вы удовлетворяете естественное детское любопытство, не уклоняясь от истины, вопросы будут последовательными. И, скорее всего, где-то через полтора года ребенок поинтересуется, каким образом дети появляются у мамы в животе. В обсуждении этой тайны мироздания может помочь детская энциклопедия.
Интерес к проблеме рождения – это следствие развития ребенка, так что вместо того чтобы подозревать чадо в испорченности, радуйтесь, что интеллект малыша нормально развивается. Поверьте, последнее, чего ребенок мог бы пожелать – это смутить вас.

Откуда взялся миф об аистах, приносящих детей

Новорожденных детей часто изображают вместе с длинноногой остроклювой птицей, называемой аистом. Изображение этой птицы – обычно с болтающимся в клюве узелком – настолько сжилось с младенцами, что мы уже воспринимаем, как само собой разумеющееся, присутствие вездесущего аиста на поздравительных открытках, ползунках и пелёнках.
Но что же стоит за этой ассоциацией аистов с детьми?
Происхождение этого мифа, как и любого другого, сложно отследить, тем более, что он охватывает весь земной шар, появляясь в фольклоре Европы, Америки, Северной Африки и Ближнего Востока.
«Эти крупные и белые птицы ассоциируются с чистотой, их гнёзда большие, заметные и располагаются вблизи жилья человека. Родительское поведение этих птиц хорошо известно людям», — объясняет Рэйчел Уоррен Чедд, соавтор книги «Птицы: мифы, предания и легенды».
Многие популярные источники относят происхождение этого мифа к Древней Греции и к истории о мстительной богине Гере. Согласно легенде, Гера позавидовала красивой царевне Антигоне и превратила её в аиста. Убитая горем Антигона решила вырвать своего ребёнка из рук Геры, и греки изобразили птицу с ребёнком в клюве.
Однако, проводя исследование для своей книги, Уоррен Чедд обнаружил, что в первой версии мифа птица, похищающая детей – это журавль, а не аист. «Сложно определить, какая конкретно птица ассоциируется с древним мифом, поскольку часто происходила путаница между аистом, журавлём и цаплей», — говорит Уоррен Чедд. Такая же история и с египетской мифологией: аисты ассоциируются в ней с рождением мира. Исторически этой легендарной птицей была цапля, но небольшой всплеск воображения мог впоследствии превратить её в аиста.
Пол Квин, преподаватель английской литературы Чичестерского университета в Соединённом Королевстве и редактор исследовательского журнала о фольклоре и сказках, предположил, что связь между аистом и младенцами могла укорениться из-за подобной путаницы видов. «Мне кажется, что связь аиста с младенцами является результатом путаницы аиста с пеликаном», — говорит он. По его словам, европейская средневековая литература связывает большого белого пеликана с католицизмом, возрождением и воспитанием детей. Где-то по пути, эту птицу заменили аистом.
Миграция длиною в 9 месяцев
Какими бы ни были истоки этого мифа, историки, как правило, склонны соглашаться, что идея аиста, приносящего ребёнка, наиболее прочно закрепилась в Северной Европе, особенно в Германии и Норвегии. Во времена эпохи язычников, которая продолжалась по крайней мере до средневековья, пары обычно вступали в брак во время летнего солнцестояния, поскольку лето ассоциировалось с плодовитостью. В это же время аисты начинали мигрировать на юг, пролетая через Европу в Африку, и возвращались весной, как раз спустя 9 месяцев.
«Аисты мигрировали, а потом возвращались, чтобы весной у них вылупились птенцы, как раз в то же время, когда многие дети появлялись на свет», — говорит Уоррен Чедд. Так аисты стали вестниками появления новой жизни, порождая причудливую идею о том, что они приносят людям детей.
С течением времени история развивалась и усложнялась. В норвежской мифологии аисты стали символизировать семейные ценности и чистоту. Основывалось это на ничем не подтверждённой вере в то, что эти птицы моногамны. В Нидерландах, Германии и восточной Европе считалось, что гнездящийся на крыше дома аист приносит удачу и вероятность рождения ребёнка.
В XIX веке миф был популяризован Гансом Христианом Андерсеном в его версии сказки под названием «Аисты». В этой сказке птицы доставали спящих младенцев из прудов и озёр и приносили в достойные семьи. Однако, сказка имела и тёмную сторону: неблагополучные семьи получали в наказание от аиста мёртвого ребёнка.
Сказка несла детям урок морали, а также образовала новую традицию детских сказок – специфической литературы для детей, часто поучительного или религиозного характера.
В викторианской Англии эта сказка стала особенно ценной, как способ скрыть реальность: секс и рождение ребёнка.
Сегодня разговоры о процессе появления ребёнка, возможно, не вызывают такого стыда, но мы всё ещё держимся за миф про аистов, выделяя эту изящную птицу и её центральную роль в семейной жизни. «Люди любят сказки», — говорит Уоррен Чедд. Наше пристрастие к очеловечиванию животных сделало миф об аисте, приносящем детей, одним из самых прочных. В широком смысле он основан на поведении птиц, но также берёт свои корни из человеческих надежд и страхов.