Ювенальный

Ювена́льная юсти́ция ( juvenālis «юношеский»; jūstitia «правосудие») — правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершенолетними.

В России различают ювенальную юстицию в широком и узком смысле слова:

  • в узком смысле — это специализированная ветвь судебной системы;
  • в широком смысле — это совокупность правовых механизмов (медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных и др. процедур и программ), предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций.
  1. История возникновения ювенальной юстиции
  2. Понятие ювенальной юстиции. Или что такое «ювенальная юстиция»
  3. Цель ювенальной юстиции
  4. Задачи ювенальной юстиции
  5. Ювенальная юстиция в России

История возникновения ювенальной юстиции

Впервые о выделении категории несовершеннолетних лиц из судебного законодательства, согласно данным Википедии, заговорили ещё в 1870-х годах в США.

Тогда было предложено не применять стандартные наказания к лицам не достигшим совершеннолетия. То есть, изначально, суть ювенальной юстиции заключалась в защите несовершеннолетних нарушителей и создании особой политики рассмотрения судебных дел с участием несовершеннолетних нарушителей.

Следующим этапом в становлении ювенальной юстиции в 1899 году, уже в другом городе США, был основан первый детский суд для работы с несовершеннолетними правонарушителями, а так же с беспризорными детьми.

С 1908 года направление ювенальной юстиции стало активно развиваться в Великобритании, где был принят ряд законов о детях и молодежи.

Следом, уже в 1914 году, на основании опыта США во Франции учредили первый ювенальный суд.

В наше время, как результат развития, в мире выделяют 3 модели ювенальной юстиции:

  • англо-американская;
  • континентальная;
  • скандинавская.

Понятие ювенальной юстиции. Или что такое «ювенальная юстиция»

В результате исторического развития, сформировалось следующее официальное понятие о ювенальной юстиции:

Ювенальная юстиция («ювенальная» – то есть для несовершеннолетних) — это специализированное направление работы государственных органов (суды, органы правопорядка, детские исправительные и другие учреждения), осуществляющих правосудие и профилактику по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними или против несовершеннолетних.

В том числе, ювенальная юстиция отвечает за

  • профилактику детской преступности и преступлений против детей;
  • социально-психологическую реабилитацию несовершеннолетних, как совершивших преступление, так и несовершеннолетних жертв преступлений и правонарушений;
  • социальную защиту семьи и, в первую очередь, прав ребёнка.

Цель ювенальной юстиции

Цель создания ювенальной юстиции заключается в выделении, защите и гарантии особых прав для несовершеннолетних, в том числе по отношению к взрослым, с целью защиты несовершеннолетних от любого насилия со стороны взрослых.

Приоритетными для ювенальной юстиции, таким образом, являются права детей.

Необходимость в ювенальной юстиции объясняется так:

  • ужасающий рост насилия в обществе связан с применением насилия к ребенку в раннем детстве;
  • ребенок – точно такой же человек, как и взрослый, и поэтому родители не имеют никакого права его наказывать.

Задачи ювенальной юстиции

Сторонники ювенальной юстиции борются за повсеместное внедрение следующих мер:

  • информирование детей об их правах и о том, что именно следует понимать под нарушением детских прав;
  • предоставление детям юридически и административно обеспеченного права подавать в суд на своих родителей, воспитателей, педагогов и прочих взрослых;
  • создание отдельного ведомства, которое возьмет на себя всю работу с детьми и подростками группы риска;
  • введение в школах омбудсменов – уполномоченных по правам ребенка, который бы следил за соблюдением прав детей;
  • введение обязательного доносительства для специалистов и организаций, так или иначе соприкасающихся с ребенком: врачей, учителей, воспитателей детских садов;
  • всяческое поощрение доносительства «мирных обывателей»: соседей, прохожих;
  • введение особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних с максимальным смягчением мер уголовного наказания для них;
  • отмена преимущественного права родителей на воспитание своих детей;
  • широкие полномочия социальным службам для контролирования исполнения родителями своих обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей;
  • беспрепятственный доступ представителей ювенальной юстиции в каждую семью в любое время при малейшем подозрении на то, что к ребенку применяются наказания;
  • введение уголовного наказания для родителей за наказание своих детей и лишение их родительских прав;
  • упрощенное (без постановления суда) изъятие специальными службами ребенка из семьи и помещение его в приют или приемную семью;
  • снижение возраста получения паспорта до 14 лет, соответственное снижение «возраста половой неприкосновенности» в уголовном праве, а также возможность вступления в брак, возможность делать аборты без согласия и оповещения родителей;
  • разрешение определять социальные вопросы, связанные с несовершеннолетними, лишенными родительского попечения, в том числе и в случаях лишения родителей родительских прав.

Простым языком, задачи ювенальной юстиции сводятся не к тому, чтобы защитить и расширить перечень прав несовершеннолетних, а, скорее, к тому, чтобы отменить целый ряд прав взрослых, и даже ущемить оставшиеся права, тем самым подрывая семейный институт России, её уклады и традиции, формировавшиеся столетиями.

Ювенальная юстиция в России

В России работа по созданию ювенальной системы активно велась до 2010 года включительно.

В тот же период был разработан проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» от 14.02.05. А в городе Ростов-На-Дону даже была разработана концепция внедрения ювенального суда.

Разумеется, исходя из принципов и задач ювенальной юстиции, Русская Православная Церковь не поддерживает работу над реформированием существующей системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Молодежное Яблоко напротив поддерживает введение ювенальной юстиции в России.

Что такое ювенальная юстиция

От редакции. Этот материал мы получили по почте со следующим сопроводительным письмом. «Уважаемая редакция, вы уже публиковали мои статьи на вашем сайте. У меня есть благословение от нашего правящего архиерея заниматься вопросами ювенальной юстиции. Много статей на эту тему в СМИ, но нигде я не встречал подробного анализа этой системы. Поэтому с Божией помощью я попытался сделать такой анализ. Думаю, нужно как можно более широко опубликовать эту статью, так как для того, чтобы бороться в врагом, нужно хотя бы знать, что он из себя представляет. Высылаю вам статью, которая опубликована пока только на моем сайте».

В настоящее время в России широко обсуждается возможность введения ювенальной юстиции. Но на самом деле собственно ювенальная юстиция — это только вершина айсберга. Более правильно говорить о ювенальной системе или системе ювенальной юстиции. Для того, чтобы рассмотреть детально ювенальную систему, сначала приведем определения, данные юристами.

Ювенальная юстиция (Juvenile Justice) — в переводе с англ. правосудие для несовершеннолетних».

Вместе с тем именно ювенальная юстиция породила целый комплекс несудебных, даже неюридических органов, которые призваны ее обслуживать, имеют вспомогательные функции и нередко в ходе исторического развития ювенальной юстиции начинали активно вытеснять суд как орган правосудия. Все это называется ювенальной системой.

Вот несколько определений ювенальной системы или системы ювенальной юстиции.

Система ювенальной юстиции — это совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего).

В состав ювенальной системы входят уполномоченные по правам ребенка, институт ювенального суда с сопутствующими органами ювенальной юстиции, инфраструктура социальных учреждений и институт социальных работников(комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки, телефоны доверия со штатом своих работников, другие организации — прим.).

Ювенальные технологии — комплекс мер, нацеленных на реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних… Считается, что ювенальная юстиция является частью ювенальных технологий.

В чем опасность ювенальной системы?

Ювенальные суды. На Западе во многих странах ювенальные суды действуют закрыто, быстро (в течение нескольких дней) принимают решения об изъятии детей, без адвокатов, не подчиняясь общей системе юстиции. Все это напоминает действие троек ВЧК, которые нашей стране так же в 30-е годы быстро, тайно, без адвокатов и открытого судебного процесса вершили судьбы людей.

Права детей получают приоритет над правами всех остальных категорий граждан, что делает последних совершенно бесправными. Это оборачивается разрушением семей и горем родителей и детей. Кроме того существует практика полной отмены наказаний несовершеннолетних даже за уголовные преступления, что делает невозможным справиться с детской преступностью. Ни в одной стране мира ювенальная юстиция не привела к уменьшению детской преступности, наоборот, по статистике в спокойных скандинавских странах с развитой ювенальной системой детская преступность за последние годы выросла в 20 раз.

Права детей понимаются в совершенно извращенном виде, в том смысле, что детям разрешено все, а любые попытки воспитания и наказания их родителями рассматриваются как нарушение их прав и преступление, что влечет за собой лишение родительских прав и наказание (вплоть до уголовного) родителей. «Преступлением» является даже материнская любовь, за которую у русской актрисы Натальи Захаровой во Франции изъяли дочь.

Комиссии по делам несовершеннолетних (КДН). Когда на Западе начала вводиться ювенальная система, и в нашей стране во время правления Н.С. Хрущева были переняты с Запада и введены Комиссии по делам несовершеннолетних. В то время Советское государство сделало их орудием борьбы с верой: у верующих родителей отнимали детей и помещали их в детские дома. В последующее время такая практика прекратилась и работа КДН стала носить плодотворный характер. Они стали заниматься трудными подростками и, думается, принесли немало пользы. Но если внедряемое с Запада понимание «прав» детей будет применяться у нас в стране, существует опасность повторения того, что было в хрущевские времена. И в некоторых регионах эти опасения уже подтверждаются, причем в самой худшей форме: детей изымают по любому поводу, как не сказочно это звучит, но даже за немытый пол, неуплату за квартиру, разбросанные игрушки, крошки на полу, не говоря уже о случайном синяке у ребенка. Так, в Екатеринбурге проводилась операция «Малыш», где детей изымали за бедность. Христос учит помогать нуждающимся, а его обезьяна — сатана учит добивать их. Поэтому с духовной точки зрения понятно, кто за этим стоит. С точки же зрения христианства: Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище (Прит. 15, 16). И еще: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие (Лк. 18, 25). И еще: утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его (Втор. 32, 15). А с точки зрения светских понятий, «бедным запрещено размножаться» — это фашистская идеология, ставящая бедных в положение людей второго сорта, недочеловеков. Действуют КДН в этих операциях по изъятию детей совместно с органами опеки и попечительства.

Органы опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства вправе изымать детей у любых лиц, включая родителей, для защиты жизни и здоровья ребёнка, выявляют детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляют устройство таких детей в семьи или специализированные учреждения. Органы опеки и попечительства дают гражданам заключения о возможности быть усыновителями, опекунами, приёмными родителями, патронатными воспитателями.

История опеки неразрывно связана с необходимостью устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Правовое регулирование опеки можно найти начиная с древней православной Руси. Издревле при подборе опекунов главенствовал принцип «кто детям ближе буде». Ими могли быть ближайшие родственники и порядочные высоконравственные люди. Основные принципы опеки и, в частности, принцип сословности оставались неизменными долгие годы. В конце XIX в. число видов опеки превысило 20.

Сословный характер опеки был упразднен после Октябрьского переворота 1917 года. Опека приобрела государственный характер. Учреждениями, ведающими всякой опекой, являлись в те времена губернские отделы социального обеспечения. Специфика послереволюционного периода связана со стремлением устроить ребенка в детские дом, а не в семью. Это объяснялось господствовавшей в то время идеологией приоритетности государственного воспитания. Зачастую опека вводилась при живых родителях по классовым соображениям, если эти родители были противниками идеологии социализма. Данная направленность в правовом регулировании института опеки господствовала на протяжении 50 лет и претерпела существенное изменение только после принятия КоБС РСФСР 1969 г.

Веяния с Запада в 90-е годы ХХ века снова привели к кардинальному изменению законодательства в нашей стране. Новые права органы опеки получили со внесением существенных изменений в семейное законодательство Законом СССР от 22 мая 1990 г. Данный закон предоставлял детям право самостоятельно обращаться за защитой своих прав и интересов в органы опеки и попечительства. Был введен институт немедленного отобрания детей у родителей этими органами с последующим предъявлением иска в суд о лишении родительских прав.

В современной практике во многих регионах вместе с извращенным пониманием прав детей, происходит дальнейшее деформирование деятельности органов опеки. Вместо защиты и сохранения семьи часто органы опеки выступают инициаторами вмешательства в семью, разрушения воспитания детей, разрушения семей и изъятия детей под видом защиты их «прав», что ведет к горю и неисчислимым страданиям как детей, так и родителей, то есть опять возвращается тенденция обобществления детей и разрушения семьи. Способствуют этому и различные учебные пособия, которые издаются для обучения работников этих органов. Например, в таком пособии: Цымбал Е.И. «Жестокое обращение с детьми», жестоким обращением с детьми считается неполноценное питание, несвоевременные медосмотры, плохое состояние зубов и так далее, и этого, как пишется в этой книге, ребенка может быть достаточно для вмешательства в семью вплоть до изъятия детей у родителей. Нужно признать изъятие ребенка по этим принципам проявлением фашизма и садизма, а такие пособия человеконенавистническими.

Уполномоченные по правам ребенка (омбудсмены). Призваны они защищать права детей. Это еще одна ювенальная технология принесенная к нам с Запада. Но выделение и противопоставление прав детей правам остальных категорий граждан, а особенно родителям, ведет к противоборству вместо послушания и нарушению одной из главнейших заповедей Божиих о почитании родителей и разрушению семьи. То есть здесь опять мы видим истинного зачинщика ювенальной системы — врага рода человеческого. Приоритет же прав детей ведет к полному бесправию перед «защитниками детей» всех остальных.

9 ноября 2010 г. прошла конференция Совета Европы совместно с омбудсменами и фондом ЮНИСЕФ, где говорилось, что насилие над ребенком — это любое нарушение его «прав» (делать все что угодно, любой грех), а главный источник насилия над ребенком — семья. Продолжением этой конференции был закрытый семинар омбудсменов в Санкт-Петербурге. Поэтому на самом деле омбудсмены призваны разрушать семью и защищать зло, которое делают дети, под видом их прав, чтобы и дети забыли заповеди Божии, забыли Бога. Так в Москве в некоторых школах уже ввели посты уполномоченных по правам детей. Результатом их деятельности стало то, что дети перестали слушаться родителей, предъявляют им свои претензии и даже требуют денег за домашний труд.

Телефоны доверия. Эта ювенальная технология способствует тому же — доносительству детей на своих родителей, что можно назвать так же и предательством. Если обратиться к Священному Писанию то, примерно то же самое в свое время сделали Хам и Иуда Искариот. Проклят злословящий отца своего или матерь свою! (Втор. 27, 16), злословящий отца или мать смертью да умрет (Мк. 7, 10). Так говорит закон Божий. Но здесь нужно заметить, что бывают случаи действительной прямой угрозы жизни и угрозы сексуального насилия детей. В этом случае такой телефон доверия мог бы помочь защитить детей, но тогда должны быть выработаны строгие правила, чтобы кроме этих случаев, вмешательства в семью не было, а позвонившему ребенку объясняли, что если его наказывают родители, нужно просить у них прощения, исправляться и по таким поводам не звонить по этому телефону, так как это есть предательство своих родителей. Но такого подхода вряд ли стоит ожидать.

Современное законодательство. Существует международная конвенция прав детей, где прописано приоритетное право детей воспитываться в семье и есть еще много хороших положений. Но здесь же стоит приписка: если это не противоречит интересам ребенка. Так как в настоящее время семья и родители на Западе и многими «правозащитниками» у нас в стране стали считаться потенциальной угрозой для детей, а дети сами еще своих прав не знают и защищать себя не умеют, то защищать эти интересы ребенка берутся все вышеперечисленные организации и вопреки воле детей и их родителей изымают детей за все, что кажется работникам этих организаций нарушающим права детей.

В настоящем Российском законодательстве существует 77-я статья Семейного Кодекса, позволяющая органам опеки отбирать детей без суда в случае угрозы жизни с последующим обращением в суд о лишении родительских прав. Есть в правовой системе «Гарант» комментарии на эту статью, где написано: «Это может выражаться в физическом или психологическом воздействии на ребенка в виде оставления родителями ребенка без присмотра, питания… грубого, пренебрежительного, унижающего человеческое достоинство обращения с ребенком, его оскорбления или эксплуатации и т.п.». То есть основанием применения этой статьи по этому комментарию может быть все что угодно. И во многих регионах эта статья именно так и применяется. Кроме того в последнее время участились попытки введения новых ювенальных поправок к федеральным и местным законам, позволяющие чиновникам все более вторгаться в семью и изымать детей.

Все это создает систему произвола, насилия над родителями и детьми, разрушения воспитания детей, разрушения семьи, а с духовной точки зрения — это хитрое изобретение диавола созданное для гибели в вечной муке душ детей и их родителей.

Детские дома и приюты. С одной стороны они необходимы, так как есть дети-сироты и дети, оставленные родителями. И бывает, что работники этих учреждений, честно трудятся, по мере своих сил заботясь о детях. Но совершенно другое дело, когда идет речь об изъятии детей из семьи. «Практика показывает, что в государственных приютах, особенно крупных, дети гораздо более несчастны, чем даже в семьях, где есть проблемы. Это учреждения-монстры, в которых содержатся сотни детей, и царят элементы криминальной «культуры», жестокость, насилие, утилитарный подход к детям. Вот почему из этих детских домов дети так часто пытаются убежать. И стремятся вернуться даже в самую «трудную» семью».

В некоторых кругах считают, что лучше всего детей воспитают не родители — «некомпетентные» и «непросвещенные» — а государство или структуры, руководимые педагогической элитой. С таким подходом согласиться никак нельзя. Родители, согласно Конституции РФ, российским законам и международному праву, да и здравому смыслу, наконец, должны иметь определяющее влияние на образ жизни своих детей, на их мировоззрение. Грубое вмешательство чиновников в воспитательный процесс является ничем иным, как явным отходом от этих правовых норм.

Как совершенно справедливо отметила председатель комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина, суть ювенальных технологий состоит в отобрании ребенка из семьи и подмене института семьи государственными институтами, а не в чем-то другом.

С духовной точки зрения детей дает родителям Господь Бог, семья — это основа миропорядка, созданного Богом, и разрушение ее и изъятие детей без самой крайней нужды — это очередное восстание на Бога. Как сатана восстал на Отца Небесного — Творца Неба и земли и был низвергнут с Небес, также он хочет, чтобы дети вместо послушания родителям, восставали на них, предъявляли им свои «права», чтобы они как хамы открывали недостатки своих родителей, чтобы как иуды предавали их и доносили на них ювенальным органам, чтобы подготовить поколения людей, которые к концу времен с радостью встретят приход антихриста.

Статья впервые опубликована на сайте omiliya.ru:

Пронин А.А. Ювенальное право. Ростов-на-Дону., 2011 — С.143

http://ru.wikipedia.org/wiki/ Ювенальные_технологии

http://ru.wikipedia.org/wiki/ Органы_опеки_и_попечительства_в_Российской_Федерации

Энциклопедия юриста. 2005. Опека. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_law/1448/%D0%9E%D0%9F%D0%95%D0%9A%D0%90

Ювенальная юстиция на Западе: О чём плачут и кричат дети и родители

Ювенальная юстиция сегодня становится уже слишком сложным понятием для того, чтобы отнести её исключительно к сфере права, социальной сфере или одному из институтов демократического общества. Об этом явлении уже многое сказано, включая громкие и страшные истории разлучения родителей с детьми, бесчеловечность социальных служб и органов опеки.

Слышны и противоположные заявления — о необходимости защищать детей от насилия в семье, обеспечить им нормальное воспитание в ситуации, когда родители не в состоянии сделать это самостоятельно. Ребёнок всегда должен иметь право на нормальную жизнь.

Однако лучшим доказательством существования проблем является наличие споров, данные мировой социальной статистики, непрекращающиеся обсуждения ювенальной юстиции во многих странах. Для понимания того, как трансформируется сейчас «ювеналка», достаточно посмотреть на западную практику. Ту самую, которую представители прогрессивных зарубежных демократий уже многократно пытались привить и России — стране «отсталой» в сфере защиты прав человека.

Фото: YAKOBCHUK VIACHESLAV / .com

На Западе с ювенальной юстицией много проблем. Это и не могло быть иначе в силу того, как меняются сами западные общества. И сейчас, когда современная Россия пытается органично и со своими правками привить ряд западных норм, настало время присмотреться получше к правовым аспектам западной ювенальной юстиции. Для того чтобы не повторять чужих ошибок и решить, насколько нашей стране необходимо вживлять своему обществу то, что уже начинает органически отторгаться в других странах.

К истории вопроса

Ювенальная юстиция как некий свод специализированных правил уходит корнями вообще в древние цивилизации. В римском праве, например, за прегрешения своих детей изначально должен был отвечать pater familias — глава семьи. И лишь потом, с появлением отдельных прав членов семьи, ростом их независимости от главы рода, за ними признавалась и отдельная ответственность.

В более или менее современном толковании ювенальная юстиция закрепляется в правовых канонах начиная с XIX-XX веков. И процесс этот был вызван необходимостью регламентировать отношение судебной и пенитенциарной систем к преступлениям, совершаемым несовершеннолетними.

Так как логика законодателей прошлого пошла по пути признания ответственности детей за правонарушения и выделения под эти нужды отдельных правовых ниш, то следствием этого стала и разработка системы защиты прав несовершеннолетних. Западные сообщества признавали за детьми не только определённую ответственность за нарушение закона, но и необходимость их защиты.

В итоге произошёл своеобразный раскол понятия о ювенальной юстиции надвое — на правовую основу для признания за несовершеннолетними отдельной ответственности, отличной от норм традиционного уголовного права, и на собственно систему по защите детей. Первопроходцами в данном вопросе выступили США, которые уже в конце XIX века создали первый детский суд. Согласно разработанным тогда нормам, к несовершеннолетним не применялось понятие «преступник», оно было заменено на «виновный». Основой тут заявлялась забота о детях-правонарушителях, которые в силу возраста и жизненного опыта ещё могут встать на путь исправления.

Далее, уже в XX веке, ювенальная юстиция стала активно развиваться в Великобритании, которая в 1908 году приняла соответствующие законы. Не сильно отстала и Франция, она заимствовала нормы у США и учредила первый ювенальный суд в 1914 году.

Ювенальная юстиция в США

США на сегодняшний день имеют хорошо проработанную систему ювенальной юстиции, которая формировалась десятилетиями. Основным органом является Служба защиты детей (Child Protective Services, CPS), деятельность которой регламентируется целым рядом федеральных законов. Среди них — Закон о недопущении жестокого обращения с детьми (Child Abuse Prevention and Treatment Act, CAPTA), Закон о многонациональном размещении (Multi-Ethnic Placement Act, MEPA), Закон об усыновлении и безопасных семьях (Adoption and Safe Families Act, ASFA) и ряд других. Эти три основных закона являются базовыми для американской ювенальной системы. Остановимся на них немного подробнее.

Закон о недопущении жестокого обращения с детьми определяет минимальные признаки «жестокого обращения», устанавливает финансовые механизмы для программ, направленных на профилактику нарушения прав детей, утверждает ряд структур ювенальной юстиции (например, Национальный центр по вопросам жестокого обращения с детьми), а также регламентирует процесс сбора, хранения и обмена информацией о жестоком обращении.

Закон об усыновлении — краеугольный закон американской ювенальной юстиции. Именно он внёс поправки в Закон 1980 года о помощи в усыновлении и защите детей. Дело в том, что многие штаты толковали закон 1980 года как содержащий нормы в защиту прав биологических родителей. Современный Закон об усыновлении ставит крест на проводимой ранее политике воссоединения детей с их биологическими родителями (внимание!) независимо от предшествовавшего насилия. На первом месте теперь — права, интересы, здоровье ребёнка, а не целостность семьи. Поэтому ASFA называют самым радикальным ювенальным законом в США за последние два десятилетия.

Закон о многонациональном размещении требует от органов опеки и социальных служб подбирать изъятым детям разнообразные семьи с точки зрения этнического состава и прочих признаков.

Как это работает?

Не будем подробно останавливаться на нормах этих законов и разбирать их. Для понимания того, как они работают, более наглядными будут примеры. Семья в США может попасть под контроль со стороны социальных служб по анонимному заявлению. Его может подать сосед, недоброжелатель или случайный прохожий. Как правило, в таких случаях американские суды становятся на сторону ювеналов, и адвокат родителей может добиться лишь сделки с правосудием, которая означает, что за семьёй начинается слежка в течение года.

Среди мер контроля — обыски соцработниками в любое время дня и ночи вне зависимости от того, содержались ли в обращении претензии к квартире или дому; проверка родителей на наркотики, предусматривающая сбор анализов (включая анализ мочи) в присутствии социального работника, при этом не имеет значения, были ли в изначальном заявлении подозрения на наркоманию; обследования психиатрами и психологами вне зависимости от того, вызывало или нет вопросы психическое здоровье родителей как показатель их способности ухаживать за детьми; соцработники имеют доступ ко всем конфиденциальным медицинским данным, медкартам и финансовым документам семьи.

Фото: David Honl / Globallookpress

Одна из первых проблем состоит в том, что почти с каждой семьёй подобное может случиться из-за банального доноса на якобы ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей. Например, если ребёнок дошкольного возраста играет один во дворе дома, или соседи увидели, что он сидит один дома, или же в детском саду на теле ребёнка увидели ушибы. Сотрудники Департамента защиты семьи (орган CPS) должны реагировать на такие заявления в течение пяти дней. Родителей приглашают на профилактическую беседу и рассказывают о недопустимости насилия или принуждения ребёнка к чему-либо (труду, урокам или зарядке).

У ребёнка тоже есть серьёзные права. Он может пожаловаться ювеналам на родителей, причём не только на подзатыльник, но и на «некомфортные условия», «эмоциональное насилие» — ссоры или недостаточное материальное обеспечение. Если суд установит, что у ребёнка нет того, что есть у сверстников, то ювеналы попросту могут найти ему новую семью, которая будет обеспечивать все потребности.

Именно эти нормы проявляются наиболее сурово в американской ювенальной системе. Никто не мешает ребёнку «стучать» на родителей или даже шантажировать их тем, что если ему что-то не купят, то он позвонит в социальную службу. Откуда ребёнок о ней узнает? Законодательство предусмотрело образовательные программы в школах, где детям рассказывают о том, куда звонить, если «папа кричит или бьёт» или в семье дела плохи, как считает ребёнок.

В школах также есть обмудсмены по защите прав детей, собирающие доносы на родителей. Нередки и наряды сотрудников социальных служб, которые обязаны вмешаться, если дети разбушевались. При этом, даже если они избивают педагога, он не имеет права отвечать им силой, а обязан позвать полицейских.

В США известны случаи, когда детей забирали у родителей из-за того, что сочли семью «неблагополучной» — в холодильнике не было достаточного запаса продуктов, дома находилась сломанная мебель или давно не было уборки. Это уже повод для наблюдения за семьёй и даже изъятия ребёнка.

К чему это приводит?

В американском сегменте интернета есть много историй о том, каким совершенно вопиющим образом работают ювеналы. Например, если врач-педиатр увидит синяк у ребёнка и анонимно заявит об этом соцработникам, то те затаскают родителей по судам, будут мучить «потерпевшего» вопросами: «Как тебя били? Какие предметы использовали? Угрожали ли убить?», а увещевания матери или отца о случайном характере травмы не убедят ювеналов отстать от семьи, это будет возможно только после тщательной проверки.

Не стоит даже говорить о том, что будет, если ребёнок заявит сам (из вредности или недостаточного понимания), что на него подняли руку. Он рискует больше никогда не увидеть своих биологических родителей, которым будет запрещено даже приближаться к своему ребёнку, и от которых потребуют развода (от матери, если отец будет признан «агрессором», и наоборот).

В ряде случаев причиной изъятия детей становится отказ родителей от прививок или лечения ребёнка определёнными препаратами, предписанными антибиотиками или с помощью инъекций сильнодействующих препаратов. В Техасе, например, несколько лет назад у мамы забрали больную раком 12-летнюю дочь, так как родители отказывались от лучевой терапии.

Известны случаи, когда соцработники делали вывод о «недостаточной заботе» родителей о своих детях, когда те не отпускали их на уроки «сексуального просвещения» в школах, и видели в этом повод для изъятия из семьи. По Закону об усыновлении такие дети могут больше не увидеть своих родителей, а по Закону о размещении — попасть в однополую семью с «родителем 1» и «родителем 2». И то не сразу, а через детский дом, где нередко также можно столкнуться с насилием.

Фото: VH-studio / .com

В США известна история полицейского, 7-летний сын которого по совету соседей, уставших от шума, пожаловался ювеналам на ссоры родителей. Состоялся суд, ребёнка изъяли и поместили в приют. Затем его усыновили, а биологический отец так и не смог узнать адреса или имён приёмных родителей до тех пор, пока ему не сообщили о гибели ребёнка в ДТП, хотя перед этим он пытался использовать все свои связи, чтобы хотя бы издали посмотреть на сына.

В 2013 году американские соцработники изъяли пятимесячного сына у русской семьи Анны и Алексея Николаевых, живущих в Калифорнии. Поводом стал отказ родителей от услуг госпиталя без оформления выписки ребёнка из этого медучреждения. Врачи заявили о нарушении прав ребёнка, и его забрали. Вернуть сына Николаевым помогло только личное вмешательство занимавшего тогда пост уполномоченного по защите детей при президенте России Павла Астахова, тогда как сама система не предполагала обратного процесса в ситуации, когда факт «нарушения прав» таким нелепым образом был «доказан».

Ребёнок и родители — жертвы. Кому это выгодно?

Ещё в 2007 году в США вышел ошеломляющий доклад сенатора от штата Джорджия Нэнси Шеффер под названием «Коррупционный бизнес службы защиты детей». В нём законодатель писала о выстроенной коррупционной схеме в американской ювенальной системе. Система не только не помогает детям и не защищает их, а просто работает как «кормушка» для соцработников.

«Родители с невысоким уровнем дохода часто становятся жертвами, когда у них забирают детей, потому что у них нет возможности нанимать адвокатов и бороться с системой. Быть бедным не означает, что вы не являетесь хорошим родителем, или что вы не любите своего ребёнка, или что ваш ребёнок должен быть изъят и помещён к незнакомцам», — пишет она.

Шеффер отмечает, что все родители способны совершать ошибки, и что ошибка не означает, что дети навсегда должны быть изъяты из своего родного дома, где ребёнок чаще всего по-настоящему находится в любви и безопасности. Кроме этого, ювенальная система превратилась в бизнес, посредством которого обогащаются врачи, адвокаты, юристы, сотрудники соцслужб, банки и многие другие интересанты.

«Социальные работники занимаются мошенничеством. Они подделывают улики и пытаются всеми силами ограничить родительские права, а обвинения против них игнорируются», — сказано в докладе.

Сенатор отметила, что системе выгодно лишать родителей прав на их детей, так как ювенальная юстиция в США — это бизнес по торговле детьми. За каждого усыновлённого ребёнка выплачивается бонус в размере 4 тыс. долларов, а за ребёнка с особыми «параметрами» — дополнительно 2 тыс. долларов. При этом финансирование продолжается до тех пор, пока ребёнок не изъят у родителей. Когда его переводят из одной приёмной семьи в другую, снова выделяются деньги. Большие бонусы выплачиваются и тогда, когда ребёнка помещают в психиатрическую лечебницу. Соцработникам поэтому выгодно изымать как можно больше детей, чтобы у клиентов — приёмных семей — был большой выбор.

Шеффер также заявила, что в большинстве известных ей случаев усыновления изъятых детей в приёмных семьях они подвергались сексуальному насилию, тогда как это было бы невозможно, если бы они остались дома с родными матерью и отцом. По самой общей статистике, в США ежегодно изымаются из семей сотни тысяч детей, которые сначала подвергаются насилию в детских домах, а затем сталкиваются с ним в приёмных семьях. Шеффер заметила, что глава департамента по усыновлению в её округе был ранее осуждён за растление детей.

«Органы опеки ставят развод родителей необходимым условием для того, чтобы они могли видеться с изъятым у них ребёнком. Большинство родителей разводятся, но продолжают жить вместе. Это антисемейная политика, но родители сделают всё, чтобы их дети были с ними», — заявляет сенатор.

Девочка в заточении

В связи с вопросом о ювенальной юстиции в США, попытками проанализировать эту систему и каким-либо образом транслировать нормы по защите детей в российское законодательство невозможно обойти стороной ситуацию, которая сегодня обсуждается едва ли не более активно, чем законопроект о «домашнем насилии».

Как стало известно в начале декабря, в Москве в перинатальном медицинском центре (ПМЦ) «Мать и дитя» живёт пятилетняя девочка, которая всю свою жизнь с момента рождения провела в этой клинике, куда её определили родители как «неизлечимо больную». Российские органы опеки, Следственный комитет, ряд чиновников и правозащитников бьют тревогу, так как врачи заявляют, что девочка полностью здорова. Родители попросту отказываются забирать ребёнка из медицинского центра, оплачивают её пребывание там, а также услуги нянь.

Психологи говорят, что за пять лет в психике ребёнка уже произошли серьёзные изменения, ведь кроме клиники в своей жизни девочка ничего не видела, она не общается со сверстниками, не знает, как выглядит море и большой город, как выглядит метро вживую, а не на картинках, а самым большим её путешествием была прогулка до ворот медицинского центра и обратно. Девочку лишь изредка навещали по отдельности родители и дедушка, встречи с ними длились недолго.

Камнем преткновения стала позиция матери, которая наотрез отказывается забирать девочку, а отец заявляет, что «не лезет в эти дела», и оплачивает пребывание ребёнка в клинике, которое обходится в сумму около 1 млн рублей в месяц.

Ситуация в данный момент накалена до предела — фактических оснований лишать мать и отца родительских прав нет, ведь они проявляют заботу о ребёнке. А норм о необходимости обеспечения полноты жизни для ребёнка в России не существует.

В 2019 году было проведено несколько независимых экспертиз состояния здоровья девочки, и они не установили у неё наличия серьёзных заболеваний или отклонений. Позднее врачи медицинского центра, родители девочки, представители Следственного комитета и других органов провели совещание, которое окончилось скандалом: мать ребёнка кричала, что не будет забирать дочь, и обвинила власти во вмешательстве в частную жизнь семьи. Эта история уже вызвала большой ажиотаж, и на сегодняшний день точка в ней так и не поставлена. Известно, что мать девочки легла в одну из московских больниц, о её состоянии сведений нет. Отец перестал выходить на связь и подал судебный иск к медицинскому центру, а также по неизвестной причине — к матери ребёнка. Он требует компенсации истраченных средств.

По сведениям «Медузы», ребёнка готовы усыновить бабушка и дедушка с одной из сторон, однако мать девочки с ними поссорилась и не допускает их к ребёнку. Тем временем девочка продолжает жить в изоляции, врачи выражают опасения в связи с очевидными проблемами в будущей социальной адаптации ребёнка.

Накануне бывший старший помощник председателя Следственного комитета России, генерал-майор юстиции Игорь Комиссаров рассказал «Коммерсанту», что около года назад СК возбуждал уголовное дело о незаконном лишении свободы и неисполнении обязанностей в отношении несовершеннолетней (статьи 127 и 156 УК). Однако по невыясненным причинам оно было закрыто.

Ситуацию пытается решить президент фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, которая надеялась на положительный исход дела ещё в начале года, однако потом решила прибегнуть к помощи журналистов, чтобы дать делу огласку.

10 декабря департамент соцзащиты Москвы сообщил, что органы опеки будут через суд добиваться ограничения родительских прав отца и матери девочки. Чиновники отметили, что ПМЦ с весны 2019 года судится с родителями, добиваясь, чтобы они забрали девочку, суд встал на сторону врачей, но родители всё равно её не забрали.

Фото: Matt Benoit / .com

Таким образом, налицо ситуация, когда лишение родительских прав было бы благом для ребёнка. Кроме этого, можно сказать, что в то время, пока в тех же США есть бизнес на детях, и ювеналы разрушают нормальные семьи, в России представители органов опеки бездействуют как раз тогда, когда они очень нужны. Причина в том, что девочка живёт не только в «золотой клетке» — отдельной палате с полным обеспечением и двумя круглосуточными нянями. Девочка живёт в состоянии правового вакуума, который не подпускает к решению вопроса никого, включая её ближайших родственников, не согласных с решением матери.

В целом же очевидно, что России не нужны уродливые западные формы ювенальной юстиции, которая существует практически в буквальном смысле как бизнес «на костях» детей и их родителей. Однако интересы детей в ряде случаев по-настоящему нуждаются в защите, и нередко это для них вопрос жизни и смерти. По этой причине нашей стране нет смысла идти по проторённой Западом дороге, копировать органы, нормы и отдельные части этой системы. России необходимы дополнения в ряд законов наряду с Семейным кодексом для решения сложных ситуаций и недопущения злоупотребления правами ни детей, ни их родителей.

§ 2. Понятие, назначение, функции и принципы ювенальной юстиции

В настоящее время среди видных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних нет единого мнения о том, что же такое «ювенальная юстиция» и насколько она необходима в России.

Однако при всем разнообразии взглядов на ювенальную юстицию можно выделить две наиболее правильные, отражающие суть рассматриваемого явления точки зрения.

Один из крупнейших отечественных специалистов в данной области Э.Б. Мельникова относит к ювенальной юстиции преимущественно специализированные судебные органы. Эту точку зрения поддерживает ряд отечественных ученых.

Другие ученые предлагают включить в систему ювенальной юстиции значительно более широкий круг органов, а именно:

• комиссии по делам несовершеннолетних; Уполномоченного по правам ребенка; специализированные органы и учреждения, в чью компетенцию входит решать те или иные задачи, связанные с молодежной политикой, обеспечением прав несовершеннолетних, борьбой с подростковой преступностью;

• органы опеки и попечительства над несовершеннолетними;

• ювенальные органы следствия и дознания, комитеты по делам семьи и несовершеннолетних;

Обе указанные точки зрения на ювенальную юстицию не противоречат друг другу и в целом дополняют и развивают основные ее принципы и задачи.

Обобщая вышеизложенное, сформулируем понятие «ювенальная юстиция».

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ – это система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан, главным звеном которой является суд по делам несовершеннолетних, объединяющая вокруг данного суда разные службы правоохранительных органов, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также общественных правоохранительных органов.

Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных и наименее социально защищенных категорий населения, которая нуждается в обеспечении специальной повышенной правовой защиты.

Специфика преступности несовершеннолетних зависит от особенностей их социально-психологического развития: недостаточного уровня социализации, физической и психической незрелости, подверженности влиянию со стороны взрослых и неформальных лидеров среди подростков. По сравнению с взрослым несовершеннолетний обладает неполной дееспособностью, ограниченной свободой в передвижении, хранении и распоряжении своим имуществом.

Особенности несовершеннолетнего возраста, в свою очередь, обусловливают обязательное участие в осуществлении правосудия для несовершеннолетних специалистов в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, психиатрии и ряда других отраслей науки, а также особые требования к судьям, специализирующимся по делам несовершеннолетних, что является одним из принципиальных отличий ювенального суда от общеуголовного.

Важнейшей особенностью ювенального правосудия является то, что оно рассматривает ребенка не как объект репрессий, а как субъект реабилитации. В связи с этим ювенальная юстиция предусматривает особые меры по отношению к несовершеннолетнему, в том числе и прямо установленные законодательством, с тем чтобы судебное решение, будучи вынесенным в отношении ребенка, зачастую не понимающего смысла содеянного и самого судебного решения, не оказало бы негативного влияния на процесс социализации и тем самым не содействовало бы росту преступности.

Принцип нацеленности на социализацию несовершеннолетнего имеет особое значение и характерен именно для ювенальной юстиции, поскольку ребенок – это человек в стадии социализации и его личность представляет особую ценность для общества.

Перед государством стоит задача обеспечить совершенствование межведомственной координации органов и служб профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав, установление эффективных механизмов взаимодействия данных органов и служб с судами, рассматривающими дела о преступлениях, формирование системы правосудия в отношении несовершеннолетних, соответствующей общепризнанным принципам и нормам международного права.

Организацией Объединенных Наций принято четыре документа , непосредственно затрагивающих вопросы предупреждения детской преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и подготовки кадров для этого:

1) Конвенция о правах ребенка;

2) Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.;

3) Руководящие принципы для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятые в Эр-Рияде) 1990 г.;

4) Правила защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990 г.

В этих актах международного права сформулирована политика обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающая в себя в качестве структурных элементов :

• профилактические меры;

• социальную реинтеграцию;

• обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей;

• применение мер, альтернативных лишению свободы;

• осуществление ареста, задержания или лишения свободы ребенка лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени;

• отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

Одним из главных положений указанных актов является положение о том, что первоочередная задача в работе с несовершеннолетними предупреждение правонарушений. Причем это положение связывается не только с детьми-правонарушителями, но и с детьми в целом.

Исторически сложившееся ОСОБОЕ НАЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХвсегда определяло специфику ювенальной юстиции. Ювенальное правосудие изначально было ориентировано не на возмездие, а прежде всего – на обеспечение преимущества благополучия и интересов несовершеннолетнего, что всегда отличало ювенальную юстицию от общеуголовной.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Россией в августе 1990 г., во всех действиях государственных, частных учреждений, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов.

В Преамбуле к Конвенции подчеркивается, что дети имеют право на особую защиту и помощь, что семья как основная ячейка общества является естественной средой для роста и благополучия всех ее членов, и особенно детей, – ей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности по воспитанию детей, тем самым исключив из жизни ребенка правонарушения.

В Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правилах) устанавливаются рекомендуемый возраст уголовной ответственности, цели правосудия в отношении несовершеннолетних, их права, необходимость обеспечения конфиденциальности рассмотрения дел несовершеннолетних, регламентируется процедура расследования и судебного разбирательства дел подростков; вынесения судебного решения и выбора мер воздействия на них, а также определяются стандарты обращения с правонарушителями в исправительных учреждениях и вне них.

В Руководящих принципах ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятых в Эр-Рияде) указывается на необходимость специализации законодательства по делам несовершеннолетних в целях осуществления и защиты их прав и благополучия; максимального использования предупредительно-коррекционных программ для несовершеннолетних до совершения преступления; целесообразности учреждения поста омбудсмена (уполномоченного по правам человека) для несовершеннолетних, который контролировал бы осуществление рекомендаций международных документов по защите прав несовершеннолетних.

В данном документе подчеркивается значение для предупреждения детской преступности фактора психологического свойства. Так, в принципе 6 отмечается, что следует максимально избегать употребления таких терминов, как «ребенок с отклонениями», «преступник», «потенциальный преступник», поскольку это создает устойчивую предпосылку для нежелательного поведения подростка. Отсюда следует необходимость использования всех возможных форм и видов профессиональной подготовки и повышения квалификации работников, занимающихся проблемами охраны прав несовершеннолетних.

Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, основаны на положении, в соответствии с которым лишение свободы несовершеннолетнего должно применяться в качестве крайней меры воздействия и в течение минимального необходимого времени. Оно должно ограничиваться исключительными случаями для выполнения приговора суда после осуждения за наиболее опасные виды правонарушений и с должным учетом сопутствующих условий и обстоятельств.

Становление ювенальной юстиции в России вызывает необходимость пересмотра существующего ранее карательного подхода в отношении несовершеннолетних правонарушителей и определения функций правосудия в отношении них в соответствии с международными правовыми стандартами.

Рассмотрим ряд ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ.

1. Одной из важнейших функций ювенальной юстиции является предупредительная функция , которая предполагает выявление и устранение причин и условий, способствующих социальной дезаптации, безнадзорности, беспризорности и преступности среди несовершеннолетних.

2. Воспитательная функция ювенальной юстиции на всем историческом пути развития данного института являлась характерной чертой правосудия, осуществляемого в отношении несовершеннолетних. При создании специального правосудия по делам несовершеннолетних воспитательная функция ювенальной юстиции была выделена одной из первых, поскольку главной особенностью несовершеннолетнего возраста является незавершенность физического и нравственного развития, подверженность воздействию внешних факторов.

3. Восстановительная функция ювенальной юстиции имеет два аспекта: восстанавливающий (в отношении нарушенных прав и интересов ребенка) и реабилитирующий (в отношении несовершеннолетнего правонарушителя). В ходе развития ювенальной юстиции на первый план выступил именно реабилитирующий аспект данной функции, заключающийся в том, что деятельность ювенальной юстиции направлена в первую очередь на восстановление социального благополучия и нормального развития в достойных жизненных условиях ребенка, нарушившего закон. Поскольку единственной причиной преступности несовершеннолетних считалось негативное воздействие условий жизни и воспитания, то преступление не рассматривалось само по себе, а являлось знаком нарушенных процессов социализации.

В противовес данной теории возникла идея так называемого восстановительного правосудия, которое в первую очередь направлено на защиту общества от противоправного поведения подростка. Ответственность несовершеннолетних выражалась не в наказании, а в необходимости осознать свою вину и возместить причиненный вред. В настоящее время в ряде стран (Норвегия, Австрия, Германия, Канада, Италия, Новая Зеландия) необходимость ресоциализации несовершеннолетнего и одновременно привлечения его к уголовной ответственности выразилась в программах восстановительного правосудия, которое направлено на защиту общества от преступности среди несовершеннолетних.

4. Охранительная функция ювенальной юстиции обусловлена необходимостью особой охраны прав и поддержания интересов несовершеннолетних как наименее защищенной в правовом, социальном и моральном плане группы населения. Эта незащищенность проявляется в том, что несовершеннолетние в силу своего возраста и психологических особенностей не всегда способны самостоятельно защитить свои права.

Огромное значение для защиты прав и законных интересов детей имеет неукоснительное выполнение специализированными судами по делам несовершеннолетних, всеми органами и организациями, содействующими работе этих судов, специфических принципов ювенальной юстиции, заложенных в рассмотренных ранее международных правовых актах.

К ОСНОВНЫМ СПЕЦИФИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИотносятся следующие принципы:

1. Принцип преимущественно охранительной ориентации ювенальной юстиции.

Данный принцип имеет особенное значение, поскольку ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, которое ассоциируется с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, но не с преимущественной защитой несовершеннолетних преступников.

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах:

• прямой протекционизм (например, уменьшение только по факту несовершеннолетия на определенную часть размера наказания, указанного в УК РФ);

• преимущественное применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия;

• обеспечение обязательного участия защитника и законного представителя в рассмотрении дел несовершеннолетних. При этом для несовершеннолетнего в законодательстве необходимо предусмотреть возможность отказаться от адвоката, с которым не было достигнуто взаимопонимания, и пригласить другого адвоката. В законе должны быть также сформулированы «гарантии для несовершеннолетнего от потери им права на защиту его интересов» (конфликт с интересами законного представителя, неявка

законного представителя, отстранение законного представителя от участия в деле);

• дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет);

• проведение закрытых заседаний суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или преступных посягательств на них.

2. Принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции.

Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, направленных на изучение социальных условий жизни подростков, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности.

Как известно, привлечение неюридических специальных познаний имеет место в любом судебном разбирательстве (заключение экспертов, участие специалистов). В рамках же ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия. Рассматриваемый принцип ювенальной юстиции органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения их личности именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция.

3. Принцип максимальной индивидуализации судопроизводства.

Данный принцип означает, что в центре всего судопроизводства находится личность несовершеннолетнего, а также причины и условия его правонарушения. В связи с этим концепция ювенальной юстиции предусматривает неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних. Без надлежащего применения принципа индивидуализации судопроизводства невозможно максимально реализовать в ходе процесса возрастную специфику подростка, преимущественно охранительный режим для него, использование судом рекомендаций неюридических служб для вынесения адекватного решения в отношении несовершеннолетнего.

4. Принцип судебной специализации.

Принцип судебной специализации означает необходимость рассмотрения дел несовершеннолетних специальным компетентным органом власти (п. 4 Пекинских правил).

В соответствии с международными нормами к компетентным органам власти относятся:

1) автономные специализированные судебные органы (Англия, Франция); коллегии и составы суда, действующие как часть общих судов (Германия), семейные суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела с участием несовершеннолетних (Италия и Япония);

2) административные органы по делам несовершеннолетних, частично или полностью наделенные функциями суда, – комиссии, комитеты, советы (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в России, «семейные конференции» в Новой Зеландии и Австралии), которые либо полностью заменяют суд, либо функционируют наряду с ним как альтернативные органы.

Однако, несмотря на многообразие форм организации правосудия по делам несовершеннолетних в разных странах, все эти органы обязаны руководствоваться принципом судебной специализации, к основным аспектам которого относятся следующие:

1) производство по делам несовершеннолетних осуществляется специальным органом (ювенальным судом или иным альтернативным органом), в компетенцию которого входит исключительно рассмотрение дел несовершеннолетних;

2) подготовка всех работников ювенальной системы (судьи, адвокаты, прокуроры, полицейские, социальные работники) должна соответствовать следующим специальным требованиям, обеспечивающим профессиональный подход к делам несовершеннолетних:

• наличие жизненного опыта и практического опыта воспитательной работы;

• профессиональный опыт работы в ювенальной системе;

• специальное образование в области социологии, психологии, психиатрии, педагогики, криминологии;

• регулярное посещение курсов повышения квалификации;

• строгий конкурсный отбор.

В настоящее время международные органы уделяют значительное внимание соблюдению всеми государствами рекомендаций, изложенных в международных актах по вопросам защиты прав и законных интересов детей и подростков, а также основных принципов ювенальной юстиции, на основе которых строятся современные модели ювенального правосудия.

В Руководящих указаниях Генерального Секретаря ООН, изданных в сентябре 2008 г., подчеркивается, что цель подхода к правосудию в отношении детей состоит в том, чтобы дети, определяемые Конвенцией ООН о правах ребенка как все лица, не достигшие возраста 18 лет, получали лучшие услуги и были лучше защищены системами правосудия, в том числе секторами безопасности и социального обеспечения.