Женщина да молчит в церкви

Толкования Священного Писания

Ст. 34-36 Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло

Обличив беспорядок, происходивший от языков и от пророчеств, и поставив законом, чтобы не было смятения, чтобы говорящие языками делали это порознь, а из пророчествующих один молчал бы, когда начнет другой, (апостол) переходит далее к беспорядку, производимому женщинами, пресекает неуместное их дерзновение, – и весьма благовременно. Если имеющим дарования не позволительно говорить без порядка и когда они захотят, хотя ими руководит Дух, то тем более (не позволительно) женщинам пустословить напрасно и без пользы. Потому он с великой властью удерживает их от пустословия, ссылается притом на закон, и таким образом заграждает уста их.

Здесь он не только увещевает и советует, но и повелевает с силой, приводя о том древний закон. А именно, сказав: «жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит». Где говорит об этом закон? «К мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт.3:16). Видишь ли мудрость Павла, как он привел такое свидетельство, которое повелевает им не только молчать, но и молчать со страхом, и притом с таким страхом, с каким надлежит безмолвствовать рабе? Потому и сам, после слов: «не позволено им говорить», не сказал: молчать, но употребил, вместо – молчать, более значащее выражение – «а быть в подчинении». Если же они должны быть таковы в отношении к мужьям, то тем более в отношении к учителям и отцам и общему собранию церкви. Но, скажешь, если они не могут ни говорить, ни спрашивать, то для чего им и присутствовать? Для того чтобы слушать, что следует, а о сомнительном узнавать дома у мужей. Потому он и продолжает: «если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих» (1Кор.14:35). Им, говорит, не позволительно в церкви не только самим говорить открыто, но и спрашивать о чем-нибудь. Если же не должно спрашивать, то тем более не позволительно говорить напрасно. Почему же он поставляет их в таком подчинении?

Потому, что жена есть существо слабейшее, непостоянное и легкомысленное. Потому он и поставляет им в учители мужей и доставляет пользу тем и другим: жен делает скромными, а мужей внимательными, так как они должны с совершенной точностью передавать женам то, что услышат. Далее, так как у них считалось честью говорить в собрании, он опять доказывает противное и говорит: «ибо неприлично жене говорить в церкви»; доказывает это сначала законом Божиим, а потом общечеловеческим суждением и обычаем, как поступил он и тогда, когда беседовал с ними о волосах: или, говорил он, «не сама ли природа учит вас» (1Кор.11:14)? И везде можно видеть такой его образ речи, – что он обличает не только божественным Писанием, но и общеизвестными обычаями. Кроме того, он заимствует обличения от согласия всех и от повсюдности заповедей, как делает и здесь: «разве от вас, – говорит, – вышло слово Божие? или до вас одних достигло?» (1Кор.14:36)? Здесь он выражает, что прочие церкви соблюдают тот же закон, и таким образом пресекает беспорядок указанием на нововведение, и делает слова свои более убедительными ссылкой на голос всех. Потому и в других местах он говорил: «послал к вам Тимофея, моего возлюбленного и верного в Господе сына, который напомнит вам о путях моих во Христе, как я учу везде во всякой церкви» (1Кор.4:17). И еще: «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1Кор.14:33). И здесь: «разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» Т.е., вы не первые и не вы одни верные, но (такова) вся вселенная. Тоже он сказал и в послании к Колоссянам, беседуя о благовествовании: «которое пребывает у вас, как и во всем мире» (Кол.1:6). Поступает он и иначе, для увещания слушателей, указывая иногда на что-нибудь, как на принадлежащее сначала им и сделавшееся известным у всех. Так в послании к Фессалоникийцам он говорит: «от вас пронеслось слово Господне не только в Македонии и Ахаии, но и во всяком месте прошла слава о вере вашей в Бога» (1Сол.1:8). Также к Римлянам: «вера ваша возвещается во всем мире» (Рим.1:8). И то и другое, и похвала от других и указание на согласие с другими в образе мыслей, может убеждать и ободрять. Потому и здесь он говорит: «разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» Вы, говорит, не можете сказать: мы были учителями других и нам не следует учиться у других, или: здесь только утвердилось учение веры и нам не следует подражать примеру других. Видишь ли, как много (доводов) он привел в их обличение? Привел закон, показал постыдность дела, представил в пример прочие церкви.

Гомилия 37 на 1-е послание к Коринфянам.

Читаем Апостол. 25 ноября. Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии

Аудио

Святой Церковью читается Первое послание к Тимофею. Глава 1, ст. 18–20; глава 2, ст. 8–15.

1:18. Преподаю тебе, сын мой Тимофей, сообразно с бывшими о тебе пророчествами, такое завещание, чтобы ты воинствовал согласно с ними, как добрый воин,

1:19. имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере;

1:20. таковы Именей и Александр, которых я предал сатане, чтобы они научились не богохульствовать.

2:8. Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения;

2:9. чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою,

2:10. но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.

2:11. Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью;

2:12. а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

2:13. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева;

2:14. и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление;

2:15. впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием.

(1 Тим. 1, 18 – 20; 2, 8 – 15 )

Напомню, что иногда отрывки, которые предлагает нам церковный календарь, читаются с разрывом. Мы видим, что пропущен фрагмент между стихами сегодняшнего отрывка. Первая и вторая части по смыслу никак не связаны, поэтому мы можем говорить о них как о двух разных смысловых отрывках.

Преподаю тебе, сын мой Тимофей, сообразно с бывшими о тебе пророчествами, такое завещание, чтобы ты воинствовал согласно с ними, как добрый воин, имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере; таковы Именей и Александр, которых я предал сатане, чтобы они научились не богохульствовать. Здесь идет речь о некоторых людях, которые потерпели кораблекрушение в вере , отвергнув добрую совесть и веру . Мы не знаем, кто они были, но апостол Павел за их кораблекрушение в вере предал их сатане, чтобы они не богохульствовали . То есть они произносили какую-то хулу на Бога, непочтительно относились к Нему, поэтому апостол Павел предал их сатане , что означает предание анафеме. Несколько бесед назад мы говорили, что анафема – это отлучение, выделение человека из религиозной среды, из Церкви или в Ветхом Завете из синагоги. Предать сатане – синонимичное выражение, которое означает «отделить человека от Церкви», то есть выделить из той области, где действует Дух Святой и потому сатана не может беспрепятственно действовать на человека. Когда человек отлучается от Церкви, предается анафеме, или предается сатане, это означает, что он живет вне Церкви, подвержен искушениям и воздействию сатаны в большей степени, так как не имеет церковной защиты.

В отрывке из второй главы, речь идет о том, как подобает молиться в собрании мужчинам и женщинам, а также вообще об отношениях мужчины и женщины. Этот отрывок, конечно, очень интересен и является дискуссионным, в особенности для современного человека, поскольку много говорится о том, какими все-таки должны быть отношения между мужчиной и женщиной. Должны ли это быть отношения в иерархии или равноправии, а если в иерархии, то «кто в доме главный»? Как бы там ни было, мы должны сказать, что во всех традиционных религиях – иудаизме, христианстве, исламе, индуизме – есть определенная иерархичность. Во главе жизни человека – Бог (называемый по-разному в той или иной религии); далее идет мужчина, который всеми своими силами устремляется к Богу, и для него ничто и никто кроме Бога не может быть главным; затем – женщина, которая все свои чаяния и силы отдает на служение своему мужчине, который служит Богу. Когда все звенья этой иерархии работают, тогда, согласно религиозным представлениям, все получается так, как и должно быть.

Мир идет вперед, появляются гуманистические ценности. Очень много времени и сил человечество потратило на то, чтобы прийти к идее равноправия разных людей, в частности по принципу пола. В некоторых случаях женщина главенствует, и даже говорится о том, что она должна главенствовать. Как к этому относиться – личный выбор каждого человека, но если мы обратимся к Писанию, то увидим вполне конкретные указания на этот счет.

Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения; чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию. Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии . Для современного человека, тем более для современной женщины, это звучит достаточно радикально. Тем не менее в общинах, в том числе в христианской, было не принято, чтобы женщины говорили вслух, то есть в присутствии всей общины они не имели возможности возносить общественную молитву или участвовать в каких-то разговорах, беседах. Об этом говорится и в Послании к Коринфянам.

Когда в общине какой-то человек, наделенный духовными дарами, способностью к проповеди, растолковывал Священное Писание, его слушали мужчины, принадлежащие к этой общине, и каждый из них понимал этот комментарий в меру своих сил, своей осознанности, образованности. Женщины могли все это слушать, но не могли задавать вопросов. Когда муж с женой возвращались домой (об этом и писал апостол Павел в Послании к Коринфянам), женщина могла просить каких-то разъяснений у своего мужа, и он в своей интерпретации рассказывал жене, как понял ту или иную истину. Тем самым, истина приходила женщине непосредственно от ее мужчины, и именно ее мужчина был для нее учителем, проводником к божественным духовным истинам. Прочная связь и иерархичность очень четко работали.

Сейчас говорят о том, что женщины могут быть не менее и даже более образованными, слушать проповедников наравне с мужчинами и даже дать им фору, научить своего мужчину чему-то. Это происходит не только потому, что женщины стали достаточно эмансипированными, но и потому что мужчины подчас вообще не интересуются никакими духовными реалиями, для многих из них это является чем-то ненужным. Посмотрим даже на тех, кто ходит в православные храмы, на какие-то беседы, собрания, учебу, епархиальные курсы – как правило, женщин там больше.

Это, конечно, проблема обоюдоострая. Если женщина учит и властвует над мужем, то вся иерархия рушится, и на глубоком мистическом, духовном уровне рушатся отношения. Получается, что мужчина уже не движется к Богу, а женщина делает это «через голову» мужчины. Их взаимосвязь устанавливается и может какое-то время продержать эти отношения, но все-таки в каком-то глубинном смысле такие отношения будут в некотором роде ущербными.

Другое дело – что греха таить, – современный человек, даже посещающий Церковь, часто вообще не думает о каком-то духовном восхождении, о том, что мужчина должен высшей ценностью полагать Бога, а женщина – слушать такого, движущегося к Богу, мужчину. Все это практически напрочь ушло из жизни людей, поскольку основная масса прихожан и в особенности «захожан» посещает церковь именно для того, чтобы решить какую-то свою проблему, подчас бытовую. Люди молятся Богу, когда в жизни что-то идет не так, но мало кто предполагает какой-то рост, динамику. Движутся к Богу в основном единицы, которые «увлеклись» духовностью, а «православные христиане», которые изредка посещают храм ради какой-то нужды, могут и пальцем у виска покрутить, сказать: «Не слишком ли ты погрузилась в духовность, не пора ли тебе полечиться?». Такое бывает, братья и сестры, но мы с вами призваны глубже, осознаннее, духовно понимать те или иные вещи, не идя на поводу у каких-то социальных принципов, в частности равноправия, которое стало так дорого для многих людей.

Напоминаю о необходимости для нас с вами ежедневно читать слово Божие, потому что в нем заключены великая отрада, утешение и наставление. Храни вас всех Господь!

Иерей Михаил Ромадов

Тема: Женщина в церкви да молчит

Сообщение от Андрей ZastanomЖены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. (1Кор.14:34-35) У женщин нет мыслей и чувств совести.
Понятнее. у них отсутствует совесть, которая есть в мужчинах.
Так как они детей рожают.
Если бы была в них совесть то ни кто бы из женщин не рожал детей.
Совести нет, нет и судьи в них, их поступков.
Если мужчина хочет объяснить то, что женщина сделала не так, то она его не поймёт

так как любой поступок для неё правильный, она не понимает, почему она виновна
вот почему в миру есть такая фраза — женщин нельзя бить.
Если некоторые мужчины бьют иногда женщин за какие то дела, стукнет, обругает
то такие думают , что у женщин есть совесть как и у них и она понимает за что её обругали или ударили
но это ошибка.
Она не поймёт так как от создания человека она без мыслей и чувств совести
у них отсутствует судья, чтобы кто винил их за нехорошие проступки.
Пример.
Родила женщина ребёнка инвалида и ребёнку по болезням сделали несколько операций
он весь изрезанный и пошевелил ручкой и она рядом стоит и улыбается и говорит — посмотрите он пошевелил ручкой.
Мужчина если бы мог рожать то от чувств вины совести получил бы инфаркт или инсульт или вообще с жизнью покончил от переживаний.
Вот почему у женщин совесть отсутствует, они должны родит и воспитывать детей, а с совестью — ни как.
Вот из за этого женщины и должны молчать в собраниях
так как они живут по чувствам и мыслям любви эрос в мире
и они никогда не поймут, что есть такое любовь Агапе.
Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих;
ибо неприлично жене говорить в церкви. (1Кор.14:34-35) Как написано, что, это Христа заповедь, женщинам молчать в собраниях.
А у кого есть ум Христов, чтобы понимать и видеть , что у женщин отсутствует совесть?
Женщина может врать и не краснеть и что бы она не сказала — всё «правда»
Если мужчина знает, что у них отсутствует совесть, разве он может допустить ей говорить в собрании христиан?

«Жена в церкви да молчит»

Знаменитые слова Апостола: «жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1 Кор. 14,34-35) уже имеют свою историю слышания и перетолкования.
Казалось бы все просто и понятно – и любой про-феминистский голос должен умолкнуть перед этим авторитетом.
Однако простор для дальнейшей герменевтической работы с этим текстом дает то пространство, в котором был создан сам этот текст. Пространство же, о котором идет речь – это пространство коммуникации между автором и первыми читателями.
Перетолкования слов апостола Павла возможны именно по той причине, что это слова именно Павла.
Апостол Павел -самый парадоксальный из раннехристианских авторов.
Именно этот апостол так говорил о принципе своей проповеди: «с иудеями я как иудей, с эллинами — как эллин». Это означает, что в его проповеди есть момент педагогического приспособления, нежелания по мелочам нарушать социальные нормы той среды, к которой он обращался.
Павел, например, учил, что ветхозаветное обрезание уже не имеет религиозного смысла . Но когда он своего ученика, грека Тимофея посылал на проповедь, он все же обрезал его – иначе круг проповеди Тимофея слишком сузился бы. Евреи не стали бы внимать проповеди необрезанного грека, толкующего их Писания…
Это означает, что в его проповеди есть момент педагогического приспособления, нежелания по мелочам нарушать социальные нормы той среды, к которой он обращался. В иной, изменившийся культурной среде нельзя повторять миссионерские приемы апостола Павла, но нужно следовать его примеру поиска таких приемов, облегчающих понимание людей разных традиций. Мы очевидным образом в чем-то не подражаем Павлу. Разве подвергаются сегодня обрезанию наши монахи, отправляемые на служение в нашу миссию в Иерусалим?
Так, может, и слова «апостола свободы» об ограничениях для женщин были уступкой внешним нравам, попыткой «не дать повода ищущим повода» (2 Кор.11,12)? Вы свободны, но «берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных» (1 Кор. 8,9).
Христианство и так начало свой путь как маргинальная секта: ее проповедовали презренные рабы и не менее презренные (в глазах имперских элит) евреи. Если бы апостольская проповедь шла через женские уста, то появился бы дополнительный и не-необходимый социально-психологический барьер на пути Церкви к Вселенскости.
«Апостольские постановления» (3 век) поясняли: «Когда женщина говорит о воплощении Господа Нашего и страдании Христа, язычники смеются и презирают Слово Учения. Итак, неприлично и нет нужды, чтобы женщины учили, и в особенности о Имени Христа и об искуплении Его страданием. Ибо не для того вы поставлены (constitutae), женщины, и в особенности вдовы, а чтобы молились и просили Господа Бога» (3,5 и 6,1).
Во всяком случае последующая история Церкви показала, что Церкви приходится считаться с теми социальными условностями, которые она сама одобрять не может, но учитывать должна.
Например, в Индии даже католикам пришлось строить разные храмы для христиан из разных каст и уже во всяком случае служить для них разные мессы, чтобы из одной чаши не причащать кшатриев и неприкасаемых. И в российских тюрьмах – та же проблема.
Так придавал ли сам апостол Павел своему совету о молчании жен характер ситуационно-педагогический, то есть преходящий, или же он видел в нем вечную норму церковной жизни? То, что апостол в обоснование своего совета ссылается на требования «приличия» и еврейского «закона», склоняет скорее к первому варианту.
Так память о личности сказавшего и о том, к кому обращался «апостол народов» сделала возможным перемену в восприятии его слов: от восприятия их как внутрицерковной нормы до отношения к ним как Боговдохновенной но все же временной педагогической уступки.
А вообще это очень интересный пример того, как меняется церковная жизнь.
Слова апостола Павла, запрещающие женщине возвышать глас свой в церковном собрании, понимались как внутрицерковная заповедь в течение девятнадцати столетий. Понимались настолько жестко, что женщины не могли даже петь в церковном хоре. Знаменитые Блоковские строки – «девушка пела в церковном хоре….» – это свидетельство об уже начавшихся переменах: к концу XIX века ситуация начала меняться. Женские голоса сменили мальчиков в церковных хорах. Поначалу – «де факто». Затем уже всерьез (кажется, Чесноков стал первым композитором, который стал писать специально для женских голосов в церковных хорах).
После революции, когда мужчины ушли из храмов, женщины стали исполнять прежде чисто мужские послушания церковных чтецов и даже алтарников.
Особняком стоит дата 1971 года. В этот год впервые в истории Церкви делегатами Поместного Собора стали женщины (даже на архидемократическом Соборе 1917-1918 годов женщин, в том числе и игумений, не было).
Участвовали женщины и в работе Поместного Собора 1990 года, избравшего Патриарха Алексия II: из 317 делегатов — 38 женщин, то есть почти 12 процентов. В 2009 году среди 711 делегатов Поместного Собора , избравшего патриарха Кирилла, было 76 женщин (из них – 45 монахинь)
В 90-е годы пришла пора религиозной свободы – и отнюдь не всё вернулось «на круги своя». Женщины стали проповедовать: писать статьи и книги, издавать и редактировать богословские журналы, вести уроки Закона Божия в церковных и светских школах, богословия в светских университетах (в XIX веке законоучитель это только батюшка) .
Исключения бывали и раньше: св. Николай Японский благословлял женские лекции и проповеди в Японии (см. Запись от 16 августа 1903 г.).
Карфагенскому собору 398 года приписывается постановление: «женщина, сколько бы они ни была ученой и святой, пусть не надеется наставлять мужей в собрании» . Но сегодня ученые женщины наставляют «в собраниях» христиан, в том числе чисто мужских (в семинариях).
(Цит. по: свящ А. Постернак. Служение женщин в древней церкви // Служение женщин в церкви. Исследования. М.. ПСТГУ, 2013, с. 419. https://azbyka.ru/zhenskoe-sluzhenie-v-rannej-hristianskoj-cerkvi-i-vi-vv
Он ссылается на некое SEA без расшифровки. За этим стоит Statuta Ecclesiae Antiqua. Обычно этот сборник церковных правил приписывался 4-му Карфагенскому Собору 398 года.
Аббат Charles Munier еще в 1960 году в книге «Les statuta ecclesiae antiqua. Édition, études critiques» показал, что на самом деле эта каноническая компилляция была исполнена столетием позже в галло-римской среде Геннадием Массилийским (Марсельским). До нашего времени этот сборник 102 правил, включавший в себя и апокрифы, не дошел; он известен по цитациям из него в более поздних текстах (Исидора Севильского и, позже, — «Декрета Грациана») . Реконструкция текста — PL 56, col. 879-889.
В изданиях канонов Русской Православной Церкви это правило отсутствует. Сам факт проведения «Четвертого Карфагенского собора 398 года» сегодня историками отрицается (). Так что этот текст говорит не о Карфагене четвертого столетия, а о вестготской Галлии пятого. Это замечание, скорее лично для о. Андрея, который несколько раз цитирует SEA как свидетельство именно о карфагенских порядках).
В Тихоновском Богословском институте даже литургику – науку о богослужении – преподает женщина (М. С. Красовицкая)! И там же уже прошло несколько успешных защит богословских диссертаций женщинами. Первым магистром богословия в России стала Н. Сухова, преподаватель того же института (университета).
В 2008 году впервые в истории на архиерейском соборе доклад делала женщина (глава юридической службы патриархи).
В этом месте своего послания апостол призывает коринфян не увлекаться мистическими экспериментами. С точки зрения апостола не следует поощрять в себе стремление к «глоссолалии», то есть говорению на «незнакомых языках». В общем – это текст, мягко, но ясно направленный против мистического экстремизма, подобного тому, что встречается у современных «пятидесятников» и «харизматов». «Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам незнающие или неверующие: то не скажут ли вам, что вы беснуетесь?» (1 Кор. 14,23). Затем апостол советует не говорить в собрании нескольким людям одновременно – «потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира» (33). И затем – «жены ваши в церквах да молчат» (34). И вывод: «все должно быть благопристойно и чинно» (40).
Мы видим, что совет о молчании жен прозвучал в послании к общине, чьи собрания проходили довольно бурно. Эта община была легка на расколы, на внутренние распри. Не умела она еще и отличать подлинно христианского учения от подделок. Прикоснувшись к чему-то необычайному, она легко впадала в надменность и гордость. Поэтому апостол в посланиях к коринфянам напоминал им, что путь любви выше, чем путь гностического «знания», дар любви важнее дара «языков», жизнь в любовном единении важнее школьных споров по поводу того, чей учитель «выше».
Теперь представим себе, какой была роль новообращенных (а иных тогда просто не было) женщин в жизни такой общины. Эмоциональные, легковерные, они восторженно восприняли весть о том, что вера в Евангелие освобождает их от тягот иудейского закона. Недавно безмолвные – они стремились утвердиться в своем новом качестве, торопясь оповестить всех окружающих о своих духовных переживаниях.
Сегодня мы видим, что в тех сектах, что возвещают непосредственные и регулярные «контакты с Духом», ведущую роль играют именно женщины. Елена Блаватская, Елена Рерих, Алиса Бейли, Елена Писарева, Мария Дэви Христос из «Белого Братства», Ольга Асауляк, Людмила Шапошникова, Наталья Бондарчук… В тех оккультно-гностических кружках, которые стояли на границе церковного христианства и язычества, также возвещались идеи и духовные опыты, быстрее пленявшие именно женское сознание. В Коринфе, где христиане еще не научились отличать гностические подделки от апостольской веры, голос женщин, видевших себя в роли «пророчиц», был слишком громок.
Не входя в обсуждение доброкачественноcти каждого из «голосов» и «пророчеств», апостол Павел призывает сдерживать этот энтузиазм. Его голос – голос трезвого пастыря среди внезапно опьяневших. Никому не вынося строгого и жесткого приговора (чтобы не спровоцировать ответного бунта), он призывает не прикипать сердцем к этим экзотическим состояниям. В таком – кричащем, многоголосом, мистически впечатлительном собрании – жена да молчит. Хочет говорить? — Пусть она это делает в спокойной, трезвой обстановке у себя дома.
Не против женщин текст апостола Павла. И не в защиту полового сегрегационизма. Это просто текст в защиту трезвости и рассудительности.
Слишком многое для женщин было запрещено в церковной истории и традиции. Запрет на священство – лишь один из них. Под запретом многие века был и вход в алтарь, диаконство, учительство, начальствование. Сегодня многие из этих табу ушли. А ведь они были в одном ряду с запретом на священство. Не уверен, что защита этого «последнего рубежа» будет успешной.

Позволительно ли сестрам учить в Церкви?

Ваши женщины да молчат в церкви, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у своих мужей; ибо неприлично женщине говорить в церкви. (1Кор. 14:34,35)
Невозможно на основании Библии сделать утверждение, что женщины во времена Апостолов во время богослужебных собраний сохраняли молчание. Почему?
Потому что даже апостол Павел говорит: “И всякая жена, молящаяся или пророчествующая…..”(1 Кор. 11:5).
А кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение” (1 Кор. 14:3).
Это значит провозглашать Божье послание, проповедовать, пророчествовать, предсказывать, излагать Божье послание ясно или вразумительно.
Почему же тогда, Павел в одиннадцатой главе своего послания говорит о жене пророчествующей, а в четырнадцатой повелевает ей молчать в церкви?
В чем же суть повеления апостола?
В церкви Коринфе было мало порядка и устройства. Там и вечеря Господня совершалась беспорядочно, там и богослужения превращались с возгласами на незнакомых языках и перебиванием друг друга. Павел осуждает такое положение вещей и своим посланием утверждает порядок, в том числе и в отношении болтливых женщин!
Еще один факт, того времени, что женщины все сидели на балконе отдельно от мужей в собрании. И представьте себе что жены во время богослужений перекрикивали друг друга с балкона, пытаясь докричатся до своих мужей: «Эй, Мойша, что там сказал пастор, а то я не услышала».. )
Поэтому Павел говорит, чтобы они дома учились у своих мужей. Дома все расскажет муж, чего не до слышала жена.. Ну а если дома у тебя муж неверующий, как и чему у него можно научиться? Понятно, что Павел устраняет этим повелением не известную для всех проблему беспорядка в церкви — болтливости, передергивания.
Женщина да учится в безмолвии, со всякой покорностью;
а не позволяю женщине учить, ни властвовать над мужчиной, но быть в безмолвии. (1Тим.2:11-14)
Вопрос достаточно ясен, здесь касается руководства и лидерства в семье….Когда жена учит мужа, властвует над ним, учит и говорит что правильно, а что нет, это беспорядок…в других местах Павел повелевает женам повиноваться своим мужьям во всем
(Еф. 5:24)..
Потому что, согласно толкованию Павла, (1Тим.2:11-14) впереди идет Адам, а потом — Ева. Таков был замысел Божий. И в этом состоит Божий порядок. Анархия не приводит ни к чему доброму.
Поэтому возвращаясь к вопросу , чтобы пророчествовать женщинам в собрании, говорить Божье послание, проповедовать, предсказывать, и излагать Божье послание ясно или вразумительно и всяким свидетельством, то было бы большой ошибкой запретить сестрам делать это на основании выдирание контекста из послание и повеления Павла: “Жены ваши в церкви да молчат”.
Читая контекст, становится понятным, что жены должны молчать, не нарушая церковного порядка и устройства, не должны пытаться взять власть в свои руки в церкви, им не позволено учить своих, тем более чужих мужей.
А что касается чтобы женщина была пророком и пророчествовала в собрании, говорила Божье послание, проповедовала, предсказывала, и излагала и учила из Божьего Слова, то что женщина получила как дар от Господа, то пусть рассказывает о Нем другим людям.