Змей на кресте

символика змея в христианстве

Обзор — 46 средневековых иллюстраций показывают внутренний смысл христианства.
________________________________________________________________________________
Тертуллиан — один из наиболее выдающихся раннехристианских писателей и теологов
— он впервые выразил концепцию Троицы
— утверждал, что христиане называли Христа «Добрым Змием»
________________________________________________________________________________
Энциклопедия символики сильно подыгрывает моим катастрофическим версиям:
— прямо увязывая Змея-Христа с небесным огнем, т.e. огромной кометой на все небо.
— Однако христианские исследователи этой параллели стесняются и склонны увязывать Змея на кресте с Медным Змием Моисея
Вот он:

И Бог с ним, что это, на самом деле, не Змей, а Василиск, что видно по ушам. Неважно даже то, что точно под таким же Змеем-Василиском сражаются во имя победы Иисуса крестоносцы.

Главное то, что на деле Змей на шесте это символ античного целителя Асклепия. Символ исцеления. Именно в таком качестве изображены два распятия в церкви Bad Teinach на юго-западе Германии.
Слева на фреске Моисей, указующий на распятого Змия, исцеляющего тело, а справа — Иоанн Креститель, указующий на Иисуса, исцеляющего душу.

А теперь вспомним, как много сил положила средневековая монастырская медицина на изгнание бесов из тел одержимых. Это нормальная шаманская практика: хочешь исцелить тело, сначала исцели дух. Kак символы исцеления, Иисус и Змей (Василиск) не просто равноправны, а являются одним и тем же. Вспомните, чем занимается Иисус основное свое время: лечит прокаженных и кровоточащих, то есть, нормально совмещает свое духовное предназначение с функциями Моисеева Змея. Стоит подчеркнуть, что посох Асклепия старше христианства на семьсот лет, и не знать об этом символе, принимая его, как свой символ, первые христиане не могли.
Есть любопытная панорама Иерусалима, где Змей на кресте отражается в двух зеркалах, и, чтобы не было ошибки, Змей подписан инициалами Иисуса Христа Царя Иудейского. Вот фрагмент этой панорамы.
А вот она целиком.

ЧАША
Этот же змеиный мотив есть и на широко известной Гиппократовой чаше.

Он же почти точно повторен в чаше Иоанна Богослова.

Судя по ушам, это не змеи, а снова, как и целительном посохе Моисеевом, — Василиски, помесь петуха и змеи. Вот он же, но уже в виде змеи в храме Айя-София.
Вот общий вид чаши:
А вот снова Василиск в чаше Иоанна Богослова, и все это — символы христианства.

Защищаясь от ненужных вопросов, Церковь даже придумала историю о попытке отравить Иоанна Богослова, потому, дескать, он и держит в руках чашу с Василиском.
Но стоит вспомнить, что яд равен лекарству, а Змей это символ исцеления, и тождество чаши Гиппократа и чаши Иоанна Богослова становится естественным.
Стоит добавить, что Василиск означает «Маленький царь» (в старых текстах просто — Царь), и к Иисусу, царю Иудейскому это именование вполне подходит.
Bспомним панораму Иерусалима с Василиском на кресте…
Более того, есть русская икона XIX века, где Иисус также равен Змею и выполняет ровно ту же роль, что Василиск в чаше Иоанна и Змей в чаше Гиппократа — исцеляет. Это неупиваемая чаша.

НЕУПИВАЕМАЯ ЧАША

Более того, в иконописи легко обнаружить, как именно Иисус попал в эту чашу.
Вот картина 1619 года, из которой следует, что младенец Иисус в чаше (он же Добрый Змий, он же Василиск) это вино причастия или настоящая кровь Иисуса, набранная Иосифом Аримафейским, и с тех пор, насколько мне понятна логика магии, постоянно разбавляемая в вине причастия.
Да, эта кровь сегодня разбавлена в миллиарды раз, но она все равно там есть.
Вот еще одна картина — 1786 года с Иосифом Аримафейским, набирающим кровь Христа в священную чашу (Святой Грааль). Очень важно, что здесь не распятие, а дерево, — все ранние предания об Иисусе говорят как раз о сухом древе, к которому Иисус был подвещен.
И здесь самое место увязать в одно целое:
— связь психоделических практик и исцеления;
— связь психоделиков и религиозных мистерий;
— раствор опия в вине, он же ладанум для причастия разного рода дикарей;
— специфическое состояние «я был в духе» Иоанна Богослова (с чашей),
— то, как дружно переходили вчерашние людоеды под сень Церкви Христовой;
— отчаянную драку монашеских орденов за все основные наркорайоны;
— сражение Церкви с еретиками-аптекарями;
— и унылую цитату о том, что ныне ладан уже не тот.
ЗМЕЙ И ЖЕНЩИНА
Василиск, он же Змей познания, он же Иисус имеет сильную связь с женщинами. Пишут даже, что Василиск может женщиной овладеть, и женщины этого не чураются.
Вот, кстати, Елизавета — королева английская
А вот обнаруженный реставраторами под слоем краски подчиненный ей Василиск.
И вот Василиск, подчиненный женщине (она на нем сидит, и в руках у нее поводок). Обратите внимание, у женщины в руках чаша.
А вот Святая Марта из Тараскона, и она тоже держит чашу и тоже держит чудовище (пишут, что это дракон Тараск) на поводке.
Василиск на поводке у дамы это вообще очень часто повторяющийся мотив.
Традиция отлично просматривается еще с античности. Это Диана.
Но главная, пожалуй, из них — Гермиона, она же Гармония, и ее супруг греческий царь Кадм, обратившийся в змея.
Женщина так страдала без ласки, что тоже стала змеей, и вернула семейную гармонию. Есть варианты, где они оба становятся Василисками.
Но самую интересную параллель мы видим в 1808 году. Пишут, что перед нами картина грехопадения Адама и Евы и пролетает над ними Сатана — в виде Змея. На деле, перед нами Василиск, а не змей, что видно по пернатой, как у индейского Кетцаль-Коатля голове, и этот Василиск не один, а с любимой супругой.
История Кадма и его жены Гармонии ясно перекликается с историей Адама и Евы, и это большой вопрос, когда в последний раз редактировали Ветхий Завет. Ясно, что позже 1808 года.
С другой стороны, имя Кадма означает «Bосток»:
— что роднит его с Люцифером, и
— он довольно долго тусовался с арабами,
— что позволяет предположить, что маковые настойки,
— столь популярные у целителей прошлого, включая христиан-госпитальеров
— державших «cок мака», для него не новость.
— Кадм превратился в дракона потому, что перед этим убил дракона.
— t.e. рыцарь (вариант — Святой Георгий), убивающий любимого дракона женщины,
— сам становится драконом. Круг жизни замкнулся.
Вот фрагмент весьма монументальной иконы:
— в центре св. Георгий убивает дракона,
— которого держит на поводке иудейская принцесса.
Эфиопы в Кибре Негаст пишут, что это сама царица Савская. Св. Георгий, уже ставший к тому времени монахом, навтыкал Змею вместе с двумя братанами-монахами. Змей успел таки плюнуть в царицу, отчего у нее и были потом проблемы с ногами. Православие эту часть легенды благоразумно утратило, но на иконе четыре последних буквы, означающие имя принцессы — Саба.
А теперь обратите внимание, что Василиск на этой иконе рогат. У него посреди лба один хорошо видный рог.
Это не исключение. Многие Василиски рогаты, точнее единороги. Вот св. Маргарет Антиохийская — со своим.
Видите голубка, слетающего к ней из уст Бога-Отца? Как хотите, но мы видим перед собой Непорочное зачатие Девы Марии, многократно отраженное в средневековых преданиях под названием «Мистическая охота на Единорога». Вот картинка.
Слева — архангел Гавриил, пришедший сообщить Марии, что она забеременела от Бога. У него 4 собаки, это монахи-доминиканцы, в буквальном переводе Псы Господни (Домини Канис). Единорог в поисках спасения прильнул к Богородице, и она нежно держит его за рог.
Важная деталь: Единорог — сам символ чистоты — обожает девственниц: как увидит, так сразу кидается ей на лоно (лоно это грудь, утроба, чрево, но, скорее, чрево).
Единорога поражают строго под ребра, как и Христа.
Итак, мы видим двух монстров (Единорог и Василиск), идентичных по массе параметров.
1. Оба имеют один рог во лбу
2. Оба обожают девственниц (Василиска девственница вынашивает под мышкой, отчего он ей предан как собака)
3. Обоих монстров убивает рыцарь ударом копья под ребро
4. Оба монстра — неотъемлемая часть Благовещения, по крайней мере, к св. Маргарет спускается именно голубь, именно из уст Бога-Отца и именно в момент гибели монстра. Забыл сказать важную деталь: в случае с Маргарет чрево Василиска также распадается
5. Оба монстра — цари. Единорог также правит зверями, как Василиск — змеями.
А ЗНАЧИТ:
1. Св. Марта и св. Маргарита — ранние, чисто народные варианты Богородицы.
2. Василиск это ранний, более примитивный вариант Единорога, и они оба — ранние варианты жертвенного Христа
3. Св. Георгий это ранний вариант архангела Гавриила.
4. Возможно, принесение в жертву Христа является залогом Непорочного зачатия все того же Христа, параллелей между зачатием и распятием хватает.
ЧУТОК БОЛЬШЕ О ЕДИНОРОГЕ
Вот русский вариант Единорога — зверь Индрик. Живет в Палестине на горе Фавор (Табор, это в Эфиопии) и убивает в реке Нил крокодила. Это отдельная тема.
А вот китайский вариант Единорога — Цилинь (в японском произношении Кирин).
Цилинь заведует деторождением. Мать Конфуция видела Цилиня как раз перед рождением ребенка.
Считается, что Цилинь является раз в 1000 лет, — специально, чтоб возвестить о рождении нового лидера народов.
Я уверен, что эту европейскую легенду адаптировали для китайцев иезуиты. По крайней мере, Цилиня впервые описал Конфуций, он же иезуит Маттео Ричи — Бодхисатва и Бог часов.
Более того, это — тоже Цилинь, хотя глаза видят классических Василисков.

Оба монстра — как Цилинь, так и Василиск, толком не едят и дышат огнем.
КОКАТРИС, ОН ЖЕ ПЕТУХ, ОН ЖЕ ПАВЛИН
Есть еще один монстр, тесно связанный с Иисусом и Василиском — Кокатрис, по сути, инвариант помеси петуха и Змеи. Скажем, вот это — Василиск.
А кокатрис больше похож на петуха. Он практически петух.
При этом Петух ненавидит похожего на него родственного Василиска, и эта ненависть обоснована.
Василиск, как мы помним, это Иисус, а Петух, он же Павлин, он же Мелек-Таус — это Сатана.
По крайней мере, так утверждали в прежние времена езиды.
Ныне словари утверждают прямо противоположное, но в 1864 году езиды считали Петуха противником Иисуса.
И подтверждение этому мы с легкостью находим непосредственно в священном писании.
Как мы хорошо помним, проблемы у Иисуса начались непосредственно после 3-го крика петуха.
3 события произошли синхронно: заорал петух, подошли солдаты, а Петр отрекся от Христа в 3-й и последний раз — как от нечистой силы.
Напомню, что 3-кратное отречение означает окончательное отречение: именно так, 3-кратно сказав «талак», мусульманин разводится с женой, а принимающий крещение отрекается от Нечистого.
То есть, первый Папа Римский отрекся от Христа навсегда.
Уверен, что тот факт, что именно после 3-го крика петуха вовсе не означает, что Иисус — зло.
Да, он Змий, да, он Василиск, но в народной традиции эти персонажи стали олицетворением зла исключительно благодаря пропаганде католической церкви.
У езидов олицетворением зла был Петух (Павлин), обрекший третьим криком Иисуса на распятие.
И вот что интересно, во второй половине XIX века, а во многих местах и сейчас на шпилях церквей — не крест, а Петух.
Церковь не скрывает: этот тот самый Петух, что прокричал 3 раза перед тем, как Иисуса повязали. Вот эти петухи.
И еще…
И еще…
И только на одной церкви, в Лондоне на шпиле Тот, кто должен там быть, — Василиск.
Есть сомнения? Можно проверить второстепенные детали.
Один из способов защиты от Василиска — показать ему зеркало. Василиск пугается и подыхает.
Вот св. Себастьян (распятый почти так же, как распинали «сына Уицилопочтли» ацтеки) показывает Василиску зеркало, и кого видит Василиск в отражении? Правильно, себя.
А вот 2 зеркала на панораме Иерусалима. Здесь Василиск прямо подписан инициалами Христа.
И вот Единорог, родной брат Василиска, и он тоже смотрит в зеркало.
Как хотите, но эти параллели не случайны. Так же как не случайны все остальные параллели, вплоть до совершения убийства Христа простым римским солдатом, ткнувшим копьем под ребро Спасителю.
Обычно эту фигуру выводят за рамки обсуждения. В 1864 году во всем виноват был Ирод, а Понтий Пилат был не при делах и в ключевых статьях даже не указывался.
Вот как писали о Пилате: «При нем был распят».
А солдатик, НЕПОСРЕДСТВЕННО посягнувший на жизнь Того Который, — в кустах. С чего бы это?
А с того, что св. Георгий, ткнувший Василиска под ребро (он же архангел Гавриил, ткнувший под ребро Единорога) был как раз ПРОСТЫМ РИМСКИМ СОЛДАТОМ.
Разбросанные по Писаниям фигуры склеиваются в одно непротиворечивое целое, и выходит так, что Христа убил святой Георгий.
Кто в этой ситуации Иисус в глазах современников?
— Комета, более всего похожая на Пернатого Змея?
— Надо понимать, что ее уходу радовалось все живое.
А как выглядела роль Иисуса в средневековье?
— На верхушках церквей с победным видом стоит Петух,
— а ненавидимого им Василиска в это же время вечно пытают на кресте
— в каждом храме, на каждом нательном распятии.
Лишь недавно, благодаря светским художникам, стал популярен образ Христа во всей славе,
а до того его подавали только в одном образе — проигравшего.
— Ни один дикарь, ни один крестьянин понять христианскую символику иначе не мог.
— Сам смысл того, что распятие Христа обернулось для всех людей Земли спасением,
— выглядит в этом контексте весьма красноречиво.
Симптоматично, что в 1960-х годах Римская католическая церковь перестала праздновать дни:
— собакоголового св. Христофора и
— драконо0убийцы св. Георгия.
— Обе фигуры абсолютно первостепенные,
— стоящие несопоставимо выше всех остальных деятелей христианства.
СВ. ВАСИЛИСК — ЕЩЕ ОДИН ВАРИАНТ ИИСУСА
Обстоятельства казни святого Василиска идентичны казни Христа. По одной из версий приговорены к распятию были трое. При попытке причинить вред Василиску земля содрогнулась, и все крепко напугались.
Но есть и другая версия, где распяты двое, а Василиску изменили меру наказания — отрубили голову. Эта история один в один повторяет историю распятия назвавшегося Богом мага Симона, — там тоже распинали троих, но одного пощадили через отрубление головы. Перед нами сильно перетасованные и беспорядочно отретушированные фрагменты одной и той же истории. НО Василиск здесь назван именно Василиском — Царем.
Ну, и напоследок еще одна любопытная вещь, связанная с женским вариантом Иисуса.
БЕЗГРЕШНАЯ ДЕВСТВЕННИЦА ИИСУС
Вспомним, что в Галлии (как минимум, обычно называют 2 района Европы) половина записей о крещении звучит так: «Во имя Отца и Дочери и Святого Духа». Собственно, вот она — Дочь.
Это святая Юлия. Обратите внимание, на голове у нее корона, а символ св. Юлии это веревка на кресте, и стоит вспомнить, что веревка является символом как змеи, так и рода-племени. Это очень важный символ.
И поскольку от этой святой не отбрыкаться, заметим, что
— Змей, обычно сопровождающий Дев и
— на 34 языках (вопреки здравому смыслу, то есть, были основательные редакции текстов), называемый Василиском,
— на латыни звучит как Регулус. Больше нигде, только в латыни.
— А в русском, белорусском, украинском, турецком, французском и креольском языках
— РЕГУЛЫ это менструация — сильнейший, самый сильный в народной магии ингридиент
— Итак, мы имеем некого монстра «регулуса», подконтрольного Деве,
— сильно интересующего Рыцарей и тесно связанного с зачатием.
Вот такая символика…
P.S Есть пара свидетельств о выпадении красных осадков (снег и дождь) непосредственно после прохода большой кометы:
— Наши предки вполне могли прийти к выводу, что в небесах кого-то зарезали или,
— по меньшей мере, дефлорировали.
— Отсюда до идеи зачатия Божьего Сына — рукой подать.
P.P.S. Василиск это смесь петуха и змеи, т.e. и то, и другое:
— змея — женский символ, а петух — мужской.
— В каком-то смысле, Иисус тоже компромиссная фигура: он мужчина, но он непорочен,
— что в прямом смысле свойственно исключительно девам
— Это похоже на гермафродита или кастрата.
— есть икона, где под крестом, где обычно изображают череп Адамов, лежит отрезанный фаллос.
— специалисты о ней хорошо осведомлены.
ВЫВОД 1: современное христианство это смесь народных верований фрейдистского толка.
ВЫВОД 2: Новый Завет создан позже средневековья,
— как и лаконичное, почти научное описание Благовещения,
— создано позже Благовещения, в виде мистической охоты на Единорога.
____________________________________________________________
Originally posted by chispa1707 at Проблемная символика христианства

Библия Онлайн

Медный змей

Проходили годы, а народ израильский все скитался по пустыне, так как в наказание за неверие Бог не позволил ему войти в землю обетованную. Временами казалось, что евреи научились, наконец, во всем полагаться на Бога и полностью доверять Ему. Но потом они снова начинали роптать на Бога. Чаще всего они роптали из-за пищи.

— Зачем вывели вы нас из Египта в эту пустыню? — дерзко кричали люди Богу и Моисею. — Не для того ли, чтобы мы все умерли с голоду? Манна нам опротивела, а никакой другой пищи здесь нет.

До сих пор Бог был милостив к израильтянам и всегда давал им все необходимое. Теперь же Он решил преподать непокорным урок.

И вот однажды лагерь израильтян заполонили тысячи ядовитых змей. Змеи заползали в шатры и нещадно жалили людей. Лагерь усеяли тела погибших, а живые в ужасе смотрели на происходящее, не зная, что предпринять.

Люди в отчаянии бросились к Моисею.

— Мы теперь поняли, что очень согрешили, когда стали роптать на Бога, — говорили они. — Просим тебя, помолись Богу и попроси Его избавить нас от этих ужасных змей.

Моисей помолился Богу, и Бог ответил ему:

— Сделай из меди змея и выстави его посреди лагеря на высоком шесте, так чтобы всякий мог видеть его. Если человек, которого укусила змея, взглянет на этого медного змея, сразу же исцелится.

Моисей сделал медного змея, как сказал ему Бог, и поставил его посреди лагеря. Укушенные змеями люди смотрели на змея и исцелялись. Обещанное Богом в точности исполнилось. И, конечно же, люди исцелялись не потому, что у медного змея были какие-то волшебные свойства. Исцеляла их вера в Бога и готовность повиноваться Ему.

  • < Ослушание Моисея
  • Тайна медного змея: символ проклятия или оружие спасения?

    Одержимые идолослужением

    После выхода из египетского рабства религиозная жизнь иудеев еще находилась под влиянием языческих воззрений. Впоследствии Иисус Навин призывал своих соплеменников: «отвергните богов, которым служили отцы ваши за рекою и в Египте» (Нав. 24, 14).

    Наиболее ярким фактом, указывающим на идолопоклонническое сознание иудеев, является поклонение золотому тельцу (это было в тот момент, когда Моисей разговаривал с Богом на горе Синай). Несмотря на торжественное вступление в завет с Богом, израильтяне продолжали от Него отступать и даже жалеть о своем уходе из египетского рабства (во время прохождения по пустыне).

    Об этом повествует Книга Чисел: «И стал малодушествовать народ на пути, и говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть в пустыне, ибо нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища. И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из сынов Израилевых. И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтобы Он удалил от нас змеев» (Чис. 21, 4-7).

    Находясь в страхе смерти, иудеи волей-неволей были вынуждены принести покаяние. И Небесный Отец не замедлил с милосердным ответом: «И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Чис. 21, 8-9).

    Исцеление от смертоносного укуса было напрямую связано с действиями иудеев, которые желали спастись. Таким образом, вера в соединении со взглядом на змея доставляла самим смотревшим освобождение от смерти.

    «Это было тогда устроено с особой целью: потому что, одержимые земными интересами, и идолослужениями, и сатанинскими услаждениями, и всяким нечестием, взирая на медного змея, поднятого на верх шеста, они таким образом хотя бы отчасти как-то закидывали голову наверх и, подняв опущенную голову, взирали на поднятый вверх предмет, а с него опять же переводили свой взор на нечто более высокое (именно — на небо). И таким образом, взирая на более возвышенное, постепенно продвигались к еще более возвышенному сознанию: что есть Бог, Который выше всей твари»,

    — объясняет преподобный Макарий Великий.

    Почему для исцеления от ядовитых укусов был использован медный змей, а не какое-то другое изображение? По всей вероятности, это было вызвано низким духовным состоянием израильского народа, который на тот момент еще находился под влиянием языческих верований. Пребывая в египетском рабстве, иудеи видели, как египтяне поклонялись ползучим гадам, которых даже изображали на головах фараонов. Так возник культ урея — царского убора: он представлял собой закрепленное на лбу вертикальное изображение богини-кобры Уаджит (покровительницы власти).

    Об этом свидетельствуют археологические исследования: в 1919 году при раскопках в Саккаре был обнаружен урей фараона Сенусерта II, жившего еще в XIX веке до Рождества Христова (т.е. задолго до выхода иудеев из Египта).

    Медный змей сохранялся в израильском народе до времени царя Езекии. Заметив склонность евреев к языческому обожествлению (под именем Нехуштан), Езекия приказал уничтожить змея (4 Цар. XVIII: 4).

    «Смерть погубила, смерть и спасла»

    О том, что медный змей был прообразом креста, указывал Сам Господь: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому» (Ин. 3, 14). Как медный змей был не подвластен ржавчине, так и Христос не был подвластен ржавчине греха и тления.

    Почему Спаситель не сказал прямо о своем распятии, а отослал слушателей к древнему прообразу? По толкованию святых отцов, Господь пророчески указал: ветхозаветные события находятся в неразрывной связи с новозаветными. Он пошел на временные страдания, чтобы даровать нам спасение в вечности.

    «Действительно, чтобы кто не сказал: как могут верующие в Распятого спастись, когда и Он Сам был одержим смертию? — вот Он приводит нас к древней истории. Если иудеи спасались от смерти, взирая на медное изображение змия, то, конечно, тем большее благодеяние могут получить верующие в Распятого»,

    — пишет святитель Иоанн Златоуст.

    Готовясь к крестным страданиям, Господь предсказал, что Ему надлежит быть не повешенным, а вознесенным. Он употребил такое выражение, которое и для слушателя могло быть более благоприятно и ближе всего подходило к прообразу.

    «Видишь ли причину креста и спасение, от него происшедшее? Видишь ли соответствие между прообразом и истиною? Там иудеи спасаются от смерти только временной, здесь верующие — от смерти вечной. Там повешенный змий исцеляет от укусов змей, здесь распятый Иисус врачует уязвления духовного змия. Там взирающий телесными очами получает уврачевание, здесь взирающий очами душевными освобождается от всех грехов. Там повешена медь, изображавшая подобие змия, здесь — тело Владыки, образованное Духом. Там змий кусал, змий и врачевал. Так и здесь: смерть погубила, смерть и спасла»,

    — продолжает Златоуст.

    Смерть Владыки была свободна от всякого греха, как медный змей — от яда. Как мужественный борец, подняв противника на воздух и бросив наземь, одерживает блистательную победу, так и Христос низложил силы тьмы. , в виду всей вселенной, и, уврачевавши уязвляемых в пустыне, быв повешен на кресте, освободил их от всех зверей.

    Как ветхозаветный иудей обращал свой взор на медного змея, так и новозаветный христианин призван взирать на спасительный крест. Жизнь, посвященная Господу, должна стать как бы мертвой для греха и распятой для мира. Верующий должен быть неподвижным ко греху, пригвоздив плоть страху. Гвоздем, удерживающим от греха, служит телесное воздержание.

    «Взирать же мы будем на Христа, если будем правильно разуметь таинство о Нем и твердо веровать: будучи Богом по естеству, Он соделался человеком. Но если Он и был в подобии зла (греха), тем не менее пребыл благим; потому что соделался подобен нам не для того, чтобы вместе с нами оказаться злым, но чтобы нас соделать добрыми, с помощью Святого Духа преводя ко всякого рода добродетели. Змий был повешен на знамени. Ибо Христос имел вознесен быть на Честной Крест, и об этом сам Он провозгласил иудеям, говоря: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я»,

    — объясняет святитель Кирилл Александрийский.

    По мысли святых отцов, человек освобождается от греха благодаря Принявшему на Себя подобие греха. Христос сошел к нам, пострадавшим от бесовских укусов. Поэтому мы, обращая свои взоры к Вознесенному на древо, отгоняем от себя страсти и рассеиваем силу сатанинского яда.

    Кто мысленно взирает на Христа, тот не испугается ядовитых животных. Ведь Сам Господь сказал нам: «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью» (Лк. 10, 19). Попирая свои страсти, мы попираем аспида, василиска и дракона. Потому что плотские удовольствия и нечестия справедливо сравниваются с гадами, которые пресмыкаются по земле.

    5 причин нелюбви к змеям, согласно Библии

    Справка редакции

    1. Змея как дьявол. От начала создания мира (Быт. 3, 1) Писание показывает дьявола под личиной змея. За искушение наших прородителей змей был проклят. Бог еще в раю положил вражду между падшим ангелом и семенем жены (эта духовная битва продолжается по сей день).

    Змей-искуситель отождествляется с сатаной, который на Божьем суде получит по заслугам вместе со своими слугами: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12, 9).

    2. Змеи как красивые и хитрые создания. Уничижительный характер носят не все библейские упоминания о змеях. С безопасного расстояния их изящные изгибы могут вызывать восхищение (Ис. 21, 1; Иер. 46, 22) или даже трепет (Иов. 26, 13). Змей изображается хитрым (Быт. 3, 1). Верующие должны обладать мудростью змеи, чтобы перехитрить своих противников и в то же время оставаться «простыми, как голуби» (Мф. 10, 16).

    5. Змеи как силы хаоса и коварства. Апостол Павел называет тех, которые проповедуют другого Иисуса, коварными змеями: их яд медленно, но сильно разлагает преданное служение Христу (2 Кор. 11, 3).

    Замыслы нечестивых людей подобны змеиным яйцам: они неизбежно порождают большие бедствия (Ис. 59, 5).

    Facebook Вконтакте Одноклассники LiveJournal Google+ Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)26

    Не будем славить змея

    Беги от греха, как от лица змея; ибо, если подойдешь к нему, он ужалит тебя.
    (Сир. 21: 2)

    В декабре весь мир готовится к празднованию Нового года. Празднование это объединяет людей самых разных взглядов – религиозных и не религиозных.

    Богоявление из церкви пророка Ильи в Бобошево (Болгария, XVII в.)

    Наверное, нет сейчас человека, который не знал бы, какой год подходит к концу и какой наступает. Спроси кого хочешь: христианина, еретика, сектанта, иудея, мусульманина, язычника, атеиста, сатаниста, – каждый скажет, что скоро наступит 2013 год.

    Но давайте задумаемся: от какого события весь мир ведет свою хронологию? От Рождества Иисуса Христа!

    Христос изменил мир, Своим воплощением соединив небо и землю. Соединив нетленную Божественную природу с природой человеческой, тленной и смертной после грехопадения, освятил ее и, будучи безгрешен, пострадал на кресте. Взяв на себя грех мира, омыл его честною Своею кровью и, сойдя во ад, разрушил его воскресением Своим, даровав всем нам надежду воскресения в Жизнь Вечную. И соединенный с человеческой природой Божеством Своим неслитно, нераздельно, неразлучно и неизменно, вознесся и воссел одесную Бога Отца. Послав от Отца Духа Святаго и освятив им Церковь Свою, продолжает Духом Святым, как реками воды живой, питать ее и всех входящих в нее – до скончания века.

    Христинам известно, что «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Флп. 2: 6–11).

    То есть приближается время, когда Христос, явившись во славе, будет судить вселенную. На Страшном суде все поклонятся Христу. Не только ангелы Божии и святые всех времен и народов, но и грешники, и бесы, и диавол. Кто-то с любовью, с благоговением, со страхом – а кто-то в ужасе падет в ноги Спасителю.

    И торжество, связанное с празднованием очередного года от Рождества Христова, не может не обрадовать всякого христианина, ведь весь мир волею или неволею, сознательно или неосознанно считает время от выдающегося события в истории – от воплощения Бога Слова и от Его непостижимого чудесного рождения от Пресвятой Девы.

    Но ныне сложившиеся традиции и обычаи этого празднования вызывают у нас великую скорбь и боль за тех, кто в нем участвует. В этом году иконой праздника пьянства и разврата стал змей.

    Приняв в райском саду образ змия, сатана до сих пор заигрывает с нами в этом образе. По Божественному приговору, питаясь прахом нечистот человеческих грехов и страстей во все дни жизни своей, пытается жалить нас в пяту (ср.: Быт. 3: 14–15). «Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44).

    Тот древний змей, который в раю соблазнил наших прародителей и всю историю человеческую пытался увлечь в погибель всех их потомков, стремится ныне хитростью похитить ту славу и честь, которой достоин один Бог, всемогущий Владыка вселенной, Творец времени и пространства. Этот змей учит людей создавать и тиражировать в огромном количестве иконы со своим изображением – с изображением того зверя, чей образ он некогда воспринял в раю.

    Плюшевые змеи в IKEA

    И самое печальное, что на этот обман прельстились и некоторые христиане, забывая, что нам дана «власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью» (Лк. 10: 19). Те, кто должен быть светом миру, сиять, как звезды, возвещая погибающему миру Царствие Божие, уготованное человеку прежде создания мира. Они, увлекаясь диавольским обольщением, вместе с остальным богоборческим миром воспевают хвалу змею. Чествуют его, печатают на открытках, украшают изображениями змей свои жилища, запускают их в небо, вешают фигурки змей на елки, наряжаются змеями…

    Они не задумываются над тем, что Господь Вседержитель, возродивший их к Жизни Вечной Своими страданиями и смертью, обладающий всей полнотой власти во вселенной, заботится о них, как пастырь добрый – о каждой своей овце, поддерживает их Своими пробитыми гвоздями руками… Он не позволит так просто идти в погибель тем, которых Он искупил Своею кровью, и будет наказывать их.

    Некогда на пути в Землю обетованную народ Израильский стал малодушествовать «и говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта, чтоб умереть в пустыне, ибо здесь нет ни хлеба, ни воды, и душе нашей опротивела эта негодная пища. И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из Израилевых. И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев. И помолился Моисей о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и , ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Числ. 21: 5–9).

    Египет – образ рабства греху. Народ Божий, скорбящий о Египте, – христиане, оборачивающиеся назад, к греховной жизни. В Египте был распространен культ поклонения змеям, и поэтому наказание от Бога приходит через змей. Ужаленные змеями – люди, пораженные грехами, приводящими к смерти души и тела. Медный змей – символ Христа, воспринявшего нашу смертную плоть и пострадавшего на кресте. «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству» (Евр. 2: 14–15).

    Это чудесное исцеление было прообразом того, как Спаситель уничтожил власть древнего змея-сатаны, поправ смертию смерть: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3: 14–15).

    Впоследствии Езекия, царь Иудейский, «отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан» (4 Цар. 18: 4), ибо идолопоклонство мерзко перед Богом.

    Как бы почитание змея не возродилось теперь в новом Израиле – у христиан! «Но боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе» (2 Кор. 11: 3).

    В Книге пророка Даниила описывается дракон, которого вавилоняне обожествляли, поклонялись ему и приносили жертвы. «Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его. И сказал царь Даниилу: не скажешь ли и об этом, что он медь? вот, он живой, и ест и пьет; ты не можешь сказать, что этот бог неживой; итак поклонись ему. Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой. Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе. Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся. И сказал Даниил: вот ваши святыни! Когда же Вавилоняне услышали о том, сильно вознегодовали и восстали против царя, и сказали: царь сделался Иудеем, Вила разрушил и убил дракона, и предал смерти жрецов» (Дан. 14: 23–28). Подобно этому дракону будет побежден диавол.

    Ныне «князь мира сего осужден» (Ин.16: 11) и, обреченный на погибель, находится в предсмертной агонии. «Итак веселитесь, небеса и обитающие на них! Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (Откр. 12: 12).

    Слово Божие многократно говорит о победе над змеем:

    Пс. 90: 13: «На аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона»;

    Ис. 27: 1: «В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское»;

    Пс. 73: 13: «Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде»;

    Откр. 12: 9: «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним».

    А ведь участь змея можем разделить и мы, если будем ему подражать. «Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?» (Мф. 23: 33).

    Так не много ли чести змеюке подколодной?

    Для христианина нет ничего плохого в том, чтобы отпраздновать наступление Нового года от Рождества Христова. Но прославлять в этот день надо не безликий календарный факт и тем более не присвоенный ему образ змея, то есть икону диавола, а нужно прославлять Владыку времени и пространства – вот Кто виновник торжества! А как прославлять? Как праздновать? Как можно прославить Того, Кто ни в чем не нуждается, Кто самодостаточен, Кто имеет полноту жизни в Себе?

    Прославить Его можно и порадовать Его можно своей верой, своей жизнью по вере, своей молитвой, и Он, как любящий Отец наш небесный, дарует нам в Новом году радость и мир.

    Но нелегко в этот день сосредоточиться на молитве. В пьяном угаре, размахивая надувными резиновыми змеями, за столом или под столом, прославляя змея в союзе с «зеленым змием», люди не только губят себя, но и стремятся вовлечь в это христиан.

    Вот описание пьянства, изреченное Духом Святым устами премудрого Соломона три тысячелетия назад: «У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты. “били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же”» (Притч. 23: 29–35). Не правда ли, картина до боли знакомая, особенно 1 января? Словно сочинение «Как я встретил Новый год». Тем более странно, что многие поступающие подобным образом полагают, что «как встретишь год, так и проведешь его».

    Как сбежать христианину из этого мира? Как не пойти на совет нечестивых? Как не стать на путь грешных? Как не сесть на седалище губителей? Как укоренить свою волю в законе Господнем, и в законе Его поучаться день и ночь во время этого пьяного безумия?

    Есть такая возможность! Приходите на Божественную литургию, которая в некоторых храмах будет служиться в полночь. Возблагодарите Бога, участвуя в Евхаристии (что в переводе с греческого означает «благодарение»). Помолитесь обо всех заблудших, пьянствующих в эту ночь. В ночь, когда работники медицины и сотрудники правоохранительных органов несут свое особое служение, спасая людей от травм, увечий, преступлений, возрастающих в этот день, мы, христиане, будем нести благое и легкое бремя молитвы, объединившись вокруг Чаши с Телом и Кровью Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа – истиной пищи и истинного пития.

    И пусть среди всеобщего похмельного синдрома и посленовогоднего уныния мы будем светом миру, призывая людей одуматься и в последние дни перед Рождеством Христовым подготовиться к этому действительно великому празднику!

    Змея и крест. Как появилась медицинская символика

    Всем известная пословица «По одёжке встречают» как нельзя больше применима к военным, священнослужителям и врачам. Их униформу не спутаешь ни между собой, ни с другими. Впрочем, последние в этом ряду имеют некоторые преимущества. Даже если врача лишить белого халата, а машину «скорой помощи» — спецсигналов и боевой раскраски, всё равно останется легко узнаваемая символика — красный крест.

    Ассоциация настолько тесная, что мы уже не отделяем одно от другого. Врач — это красный крест в белом поле. И наоборот. Кажется, что так было всегда и нет на земле более гуманного символа, чем этот.

    Некоторая доля правды в этом есть. Но только некоторая. Красный крест, появившись сравнительно недавно, в 1864 году, логично наследовал более древним символам, которыми обзавелось врачебное дело за несколько тысяч лет своего существования. И не просто наследовал, а являлся их продолжением и переосмыслением. В полном соответствии с такими тонкими и сложными дисциплинами, как геральдика, семиотика и семантика.

    Асклепий — бог медицины и врачевания. Фото: Commons.wikimedia.org/ Nina Aldin Thune

    Гады ползучие?

    Если взглянуть на более-менее известные медицинские символы, то в глаза бросится явная закономерность. Кадуцей, жезл Асклепия, чаша Гигиеи — всё это эмблемы древние, почтенные. Все они знакомы нам с детства — та же чаша Гигиеи висела на каждой советской аптеке. Два других точно так же узнаваемы за рубежом: Кадуцей — медицинская эмблема США, а жезл Асклепия вообще находится на флаге Всемирной организации здравоохранения. Так вот. В каждом случае главную роль в символе играет такая малоприятная рептилия, как змея. Которую, к слову, в старославянском языке, ничуть не смущаясь, называли не иначе как гада или гадина. С чего бы ей такая честь?

    Придётся погрузиться в пучины мифологии. И признать, что мы целиком и полностью находимся в пространстве мифов народа, которого не существует уже очень давно.

    В Древней Греции насчёт змеи мнение было неоднозначным, что, собственно, и показывает история одного из древнейших медицинских символов — жезла Асклепия. Сам Асклепий был смертным человеком, однако настолько преуспел в искусстве врачевания, что был принят в сонм богов и занял подобающее место на Олимпе. Но это произойдёт ещё нескоро. Пока что Асклепий, уже известный врач, идёт к критскому царю Миносу, чтобы вернуть к жизни его малолетнего сына Главка. Тот то ли играл в мяч, то ли гонялся за мышью — неважно. Важно, что свалился в чан с мёдом и вроде бы захлебнулся.

    Асклепий шёл, опираясь на посох. Внезапно посох обвила змея, по виду ядовитая. Дело кончилось бы плохо, но реакция у врача была боксёрская — змею удалось убить с первой попытки. И тут ему крупно повезло — следом явилась ещё одна змея, которая принесла во рту какую-то травку и с её помощью воскресила убитого сородича. Наблюдательность — великое дело. Асклепий смекнул, что травка полезная, и озаботился найти её и сделать запас. С помощью которого сумел воскресить и Главка, и многих других.

    Любопытнее всего, что у Асклепия была дочь Гигиея. Та унаследовала от отца не только профессиональные склонности, но и особое почитание змей. Классическое изображение этого персонажа — молодая женщина со змеёй в одной руке и жертвенной чашей в другой. Что именно происходит по сюжету, сказать нельзя. То ли Гигиея поит змею жертвенной кровью, то ли, наоборот, змея добровольно расстаётся со своим ядом, сцеживая его в чашу. В любом случае ясно, что змея уже во втором поколении мифологических врачей Древней Греции плотно завязана на медицину. Кстати, эта самая дочь Асклепия дала название целой медицинской отрасли — термин «гигиена» напрямую происходит от имени Гигиея.

    Обратим внимание: змея не просто «помогает» в лечении. Змея буквально указывает путь, как победить саму смерть и вернуть человека с того света. Причём делает это по доброй воле. По законам Тота. В Древнем Египте наказывали за антисанитарию Подробнее

    Египетский след

    В совсем примитивных архаических культах такого нет и быть не может. Там змея — однозначное зло, связанное с подземными богами, тьмой и ужасом. Дорасти до понимания змеи-целительницы нужно было либо самостоятельно, что очень долго, либо подсмотрев нечто подобное у более развитых народов. В те времена, когда складывались греческие мифы с участием змей, Асклепия и Гигиеи, таким народом для того региона были только египтяне.

    Вот у них действительно кроме жуткого змея Апопа, символизирующего мрак, жуть и хаос, была божественная кобра Уаджит, которая выкормила Гора — бога Солнца и Неба. И в том, что касается медицины, египтяне понимали куда больше, чем нахлынувшие неведомо откуда греки, которые тогда были сущими дикарями и варварами.

    То, что такие возвышенные эллины сильно отставали от египтян, зафиксировано самым солидным греческим авторитетом. Вот что сказал о ситуации Платон: «Мы, греки, в действительности просто дети по сравнению с этим народом, чьи традиции в десять раз древнее. Египет записывает и сохраняет навечно мудрость древних времён. Стены их храмов покрыты надписями, и у жрецов всегда перед глазами их божественное наследие… Поколения продолжают передавать последующим поколениям всё, что пришло с незапамятных времен, когда боги правили землёй».

    То, что змея как медицинский символ, очевидно, имеет египетское происхождение, косвенно подтверждает другая история, связанная на этот раз не с греками, а с древними евреями. В Библии змея, или змей, — безусловное зло, олицетворяющее всё самое скверное, что только можно придумать. Это антипод Бога — дьявол. Вспомните хотя бы историю грехопадения Адама и Евы — кто соблазнил нашу общую праматерь яблоком?

    Но внезапно, через несколько глав, ситуация в Библии меняется. Исход евреев из Египта. Ведёт свой народ Моисей. Ведёт, как известно, по пустыне. И очень долго — целых 40 лет. Народ начинает роптать. Что было дальше, можно найти в Книге Чисел русского синодального перевода Библии: «И говорил народ против Бога и против Моисея: зачем вывели вы нас из Египта? И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из сынов Израилевых. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив».

    Лечение красотой. Когда живописная картинка помогает? Подробнее

    Жизнь земная и жизнь вечная

    Загадочное «знамя» представляло собой длинный шест или жезл с кресто­образным навершием, обвитый медным змеем. А теперь желающие могут найти десять отличий жезла Асклепия от жезла Моисея. Поражает не только чисто внешнее сходство. Поражает и функциональность предмета — змея или её изображение призваны не просто исцелять, а возвращать из мёртвых. То есть способствовать воскрешению людей.

    Евреи, изначально примитивный народ кочевников‑скотоводов, действительно взяли очень многое от своего египетского соседа — одной из древнейших цивилизаций. В том числе и кое-какую символику, до которой самостоятельно просто не смог бы дойти. Забавно, что эта символика не была растеряна или кардинально переосмыслена. Более того, уже на рубеже нашей эры одна весьма известная фигура дала образу змеи новую жизнь. Вот что говорит Иисус Христос в Новом Завете, Евангелие от Иоанна: «И как Моисей вознёс змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную».

    Символ наделён новой силой. Между змеёй и Спасителем возникает прочная смысловая связь. Если первая воскрешала людей для жизни земной, то Спаситель обещает Воскресение для жизни вечной. Более того, Христос змею вообще не демонизирует, говоря апостолам: «Вот, Я посылаю вас как овец среди волков: итак, будьте мудры, как змии, и просты, как голуби».

    Точно таким же смысловым преобразованиям подвергается крест. Вот только что он был символом позора и ужаса — на крестах распинали самых мерзких убийц и разбойников, а смерть на нём была исключительно долгой и мучительной. Но после Христа крест становится символом уже не смерти, а воскрешения. Его упоминают и по существу, и всуе, как, например, царь Иван Грозный в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Вот что Крест Животворящий делает!» Оно, конечно, смешно, но смысл не меняется. Крест — животворящий. Воскрешающий.

    То, что именно красный крест и змея были избраны в качестве основных медицинских символов — не просто дань традиции. Эти эмблемы имеют чёткую смысловую нагрузку, своего рода посыл, побуждение к действию: «Смерть, подвинься, тебе здесь не место. Человек будет жить».